ФорумРегистрацияВходЧаВоПоиск

Поделиться | 
 

 Яви свой свет (фэнтези)

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  Следующий
АвторСообщение
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Сб 28 Июл 2012, 14:46

Спокойной ночи))) sleep
Вернуться к началу Перейти вниз
maniaka
Абсолютная Маньячка
Абсолютная Маньячка
avatar

Сообщения : 2051
Дата регистрации : 2010-10-24

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Сб 28 Июл 2012, 16:48

Лена. Спасибо за продолжение. Грустно не немного. Откровение Рунна опечалило. Жду что же теперь будет.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Сб 28 Июл 2012, 17:02

Большое спасибо, Маша! Smile
Мне очень приятно, что тебе интересно)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 07:43

Он почувствовал ее приближение всей своей душой – ни у кого больше не было такой сильной ауры, даже у Палнаса. От легкого, но рождающего трепет прикосновения этой дивной и такой сильной сущности все внутри дрожало и будто взывало к одному: «На колени!»
Перед ней и в самом деле падали на колени даже многие из Великих.
Но Сильфарин отчего-то знал, что не должен: не для чинха это. Он просто обернулся и низко поклонился. Абха тепло улыбнулась ему в ответ.
- Теперь ты стал настоящим воином, Идущий За Светом.
В чарующем голосе прозвучала грусть, как будто Абха сожалела, что на тринадцать лет заперла Сильфарина в Галь-та-Хуре,… но все же ни на миг не усомнилась в том, что поступила правильно.
Он не нашел, что ответить. С самого утра, с того времени, как приехали Великие вумианы, светлый чинх ходил молчаливый и задумчивый, чувствуя, как в груди нарастает страх – страх, что Поединок совсем близко, а плана никакого нет. И что же будет делать избранный Рунном воин, оказавшись лицом к лицу с врагом? Все они думают, что знают это наверняка – биться. Но нет! Они не знают. Даже сам Сильфарин еще не решил…
- Вас прибыло только семеро, - чтобы хоть что-то сказать, начал молодой человек. – Другие Великие остались в Андагаэне?
- Других Великих больше нет, друг мой, - вновь с грустью ответила Абха. – Остались только мы вшестером да Палнас. Остальные… - Она вздохнула, переводя взгляд на небо. – Остальные либо умерли, либо ушли в долину Меора, чтобы не вернуться. Когда-нибудь, возможно, очень скоро мы совсем покинем этот мир.
- И даже ты, Мудрейшая? – К удивлению в сердце Сильфарина примешался легкий страх.
- Даже я, юноша. Чем я лучше других своих собратьев?
Он опустил глаза.
- Сайибик говорила, что ты – лучшая.
Абха рассмеялась, и этот дивный, хрустальный смех успокоил его душу, пролившись чудесным целебным бальзамом.
- Но ведь сам ты так не считаешь, мальчик мой. Как и я. – Мудрейшая долго молчала, прежде чем продолжить. – Сайибик… Нам с тобой обоим будет очень ее не хватать, верно?
Не ответив, Сильфарин подошел к резной балюстраде крытой веранды и крепко стиснул руками сухое дерево.
Они находились в Балгуше, полностью отвоеванном у людей Эйнлиэта этим утром. Едва прибыв к месту будущего Поединка, Великие узнали от Палнаса о новой армии демона, и пятеро доблестных и благородных спутников Абхи – Ойтир, Игвейд с Телькхуром, Вархнар и Грельв – тут же собрав пришедших с ними воинов, отправились в город, чтобы очистить его от «нечисти». Люди Рагхана были поражены, узнав, что без малого сотня вумианов расправилась с безумными дикарями уже до полудня. Что касается Эйнлиэта, то он не показывался с тех пор, как проиграл вождю в состязании за Ноанхур.
- Они уничтожили войско демона так быстро и безжалостно, словно только и созданы для того, чтобы убивать, - заметил вдруг Сильфарин.
Абха накрыла его руку узкой белой ладонью.
- Пусть это не смущает тебя, мой друг, - ласково произнесла она. – Может быть, очень скоро ты узнаешь каждого из них ближе и поймешь, что в них жива память о Правде. Не смотри на кровь, что сверкает на их мечах. Смотри дальше и глубже, как смотришь в душу того, кого хочешь спасти. – Она посмотрела ему в глаза. – Ведь ты смог увидеть в Рагхане человека, которого полюбил, как брата, а не жестокого Кальхен-Туфа, каким его видят другие. Ты смог!
- А ты кого в нем видишь? – негромко спросил Сильфарин. – Ведь ты же говорила с ним сегодня…
- Я вижу жертву. – Абха отвернулась. – Жертву, которую необходимо принести ради нового мира, в котором люди станут такими, как мы. – Помолчав, она повторила: - Да, жертву. Не больше и не меньше. Знаешь, я не могу найти в себе жалости к нему. Но и ненависти этот несчастный не заслуживает…
- Сайибик говорила мне, что он должен умереть…
- И я говорю тебе то же самое, Сильфарин. Сайибик переживала за тебя, но желание помочь в одном оказалось сильнее жажды защитить от дьявола, и она ушла.
Чинх зажмурился.
- Да, Мудрейшая. Ты права: нам будет очень ее не хватать.
Внезапно Абха крепко сжала его пальцы, оторвав от балюстрады, и с решимостью и силой потянула молодого человека за собой. Еще не понимая, что происходит, но полностью доверяя Великой, Сильфарин подчинился.
- Пойдем на площадь, - только и сказала ему Абха. – Быстрее.
На единственной площади Балгуша оказалось пустынно, только бродил по кругу усталый часовой. Не обращая на него внимания, Великая подвела Сильфарина к центру, где возвышалась каменная фигура человека с киркой и факелом в руках. Здесь она резко остановилась и закрыла глаза, задрав голову к небу. И блаженно улыбнулась.
- Знаки… Я слышу Правду, и Она говорит мне, что с моей милой сестрой все хорошо… Рунн будет заботиться о ней, как о дочери.
Сильфарин нахмурился и отвел глаза, чувствуя себя лишним в разговоре Великой с ее госпожой. Но тут Абха взяла его лицо в свои теплые ладони и ласково дотронулась кончиками пальцев до полуопущенных век.
- Прислушайся, - почти прошептала она, а успокаивающие руки осторожно легли на виски, где стучала от напряжения кровь. – Прислушайся и постарайся расслабиться.
- Я не могу, - закрывая глаза, сказал Сильфарин. – Ни Сайибик, ни Палнасу не удалось научить меня…
Он не договорил: со всех сторон послышались еле различимые голоса, которые что-то нашептывали ему. Пораженный, он резко и широко распахнул глаза, изумленно глядя на Абху, но та лишь улыбнулась.
- Я помогу тебе. Ты просто слушай, Сильфарин. Просто слушай, прошу. Слушай…
Убаюканный этим нежным голосом, он закрыл глаза, медленно погружаясь в ласковое море, в котором каждая волна, журча, обращалась к нему, и пела, и плакала, и звала к себе. Сотни и тысячи Знаков обступили томящуюся в ожидании душу, и наконец нестройный их хор вылился в один голос.
Знакомый голос.
- Сильфарин!
Он замер от боли, скрутившей дрогнувшее сердце. Знаки зависли в пространстве звуков вокруг него и лишь раскачивались, как лодка на воде; Знаки вытягивали из него силы, нить за нитью – силы, которые нужны были им, чтобы звучать. Чувствуя смертельную усталость, чинх взглянул на Абху, но Мудрейшая отступила на несколько шагов назад и только повторила:
- Слушай.
А голос позвал громче:
- Сильфарин!
Он улыбнулся, больше всего на свете боясь расплакаться. Сил хватило только на то, чтобы вымолвить одно единственное слово:
- Учитель…
Сайибик тихо и ласково рассмеялась.
- Ученик… Выходит, Палнас рассказал тебе о моем назначении?
- Палнас? – удивился Сильфарин. – Нет, Величайший ничего не говорил мне, я… я сам решил, что ты достойна. Если не ты, то кто?
- Ах ты упрямец! – Снова засмеялась Великая. – Я ведь говорила тебе, что только Палнас имеет право.
Он промолчал и опустил голову еще ниже, чувствуя, как разрастается в душе черная дыра, как сердце разъедает ледяная, но жгучая тоска. Наставница… Она стала такой родной…
- Прости. Это из-за меня тебе пришлось пожертвовать своей волей.
- Не проси прощения, Сильфарин. Помни о том, что подарить людям Свет Рунна – твоя главная цель… и судьба.
- Но я даже не знаю, как…
- Молчи, мой дорогой. Молчи… и послушай меня. У Священного Источника я говорила с Рунном и узнала то, что мы с тобой хотели узнать, когда только-только покинули Галь-та-Хур. Когда ты еще не стремился в Балгуш к Рагхану… Я узнала, где спрятан Свет.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 07:43

Сильфарин замер, будучи не в состоянии поверить собственным ушам. Сильно и гулко ударив по грудине, сердце замерло тоже… А Сайибик продолжала:
- При создании народов Рунн вложил его в сангмайхи смертных. Помнишь, я говорила тебе, что любой сангмайх состоит из двух дополняющих друг друга половинок? Любовь и ненависть. Свет Рунна и Тьма Ганнуса, Сильфарин! Вот ответ, такой простой и очевидный… И мы, Великие, не смогли про-Читать об этом! – В голосе наставницы послышались слезы. – Ах, мальчик мой! Если ты искренне веришь в то, что Свет принесет благо и людям, и… тому, что останется от прежнего мира, смело иди вперед! Не жалей о жертвах, которые вынужден будешь принести, но, прошу тебя, помни о том, что за каждого освещенного человека платить будем мы, отмеченные родинками. О том, что тебе придется тысячи таких, как я, как Ругдур, как Тайша, превратить в… таких, как Альдер. В бесчувственные тени без сангмайхов. Я не молю тебя о пощаде, Сильфарин. Если так нужно тебе, не останавливайся ни перед чем! Не бойся: найдутся те, кто с радостью отдаст свою крупицу Света. И я буду одной из первых, мой друг. Через Знаки и голос Правды я отдам тебе свой сангмайх. Верь мне: я отдам. Отдам…
- Нет! Я… я не смогу его принять! Не от тебя, Учитель…
Ее голос задрожал.
- Мой глупый и добрый мальчик… Ты помнишь, что я говорила тебе когда-то давно? В суровой взрослой жизни слишком часто приходится причинять кому-то муки. Все равно. И с этим надо уметь жить.
Сильфарин перевел взгляд, полный боли и непонимания, на Абху, но Мудрейшая не смотрела на него и просто сидела на земле, проводя руками по камням.
- Нет, я… я должен найти другой путь, Учитель. Я найду! Мне бы только немного времени.
- Ты благородный юноша, мой Ученик. Но иного пути нет. Так сказал Рунн.
Он изо всех сил пытался успокоиться. Но не мог. И только процедил сквозь стиснутые зубы, со всей своей злостью на судьбу, которая не оставляет выбора, со всем своим обвинением Отцу Света:
- Что еще сказал мой… отчим?
Сайибик ответила не сразу.
- Он сказал, что у тебя осталось всего двенадцать зорь, Сильфарин. Вернее,… уже одиннадцать.
Светлый чинх даже ничего не почувствовал. Не мог уже. Лишь закрыл глаза, пытаясь убежать от режущего глаза солнца.
- Как мало… Может и к лучшему: быстрее покончим со всем этим безумием.
Дыхание земли легло ему на плечи. Как будто ее ладонь.
- Бедный мой Ученик, - прошептала Сайибик. – Я понимаю, что ты устал. Но должна сказать тебе еще одну важную вещь, открывшуюся мне здесь, в долине.
- Что ж, говори все, как есть. Не жалей меня, ничего не утаивай. Я хочу знать правду.
Великая долго молчала, никак не решаясь начать. И только слышно было ее взволнованное дыхание.
- Учитель, - не выдержал чинх.
- Сильфарин, тебе придется убить Рагхана.
Этими словами Великая опять оттолкнула его от себя. В сердце Сильфарина вновь вскипела горькая досада, смешанная с укором, и возродилось желание убежать от всех этих мудрецов и предсказателей, решающих все за него, от тех, кто говорит: «Убей!» - и ждут, что он покориться.
- Ну, почему, наставница? Почему даже ты так говоришь? До сих пор…
- Я знаю, что порой ты ненавидишь меня за мои слова, - спокойно сказала Сайибик. – Но не чувствую от этого боли, потому что понимаю, как больно делаю тебе. Мне только… немного обидно, что самым дорогим существом для избранника Рунна стал чинх самого дьявола.
- Тебе это всегда казалось неправильным, да? – Его разозлило то, что она не ответила сразу. – Ну, чего же ты молчишь? Скажи, что ты считала это не-Правдой! Ведь так?
- Сильфарин, ты должен понимать, что если законы страны составляет ее царь, законы для всего мира пишет небо. Золотыми чернилами, которые не смыть вовек.
- Я же сказал, что не убью Рагхана!
- Сперва выслушай меня до конца, прошу тебя. Даже если все будет так, как ты того желаешь, даже если Кальхен-Туф вспомнит о вашем единстве и поймет, что сам все еще любит тебя, как брата, если откажется убивать тебя и предаст, наконец, своего господина, ты все равно его не спасешь! Ты слышал меня? Ты не спасешь его, а обречешь на муки! Потому что, отступившись от Ганнуса, Рагхан шагнет в новый мир, где нет места тем, кого проклял Рунн.
- Он искупит свою вину перед твоим богом, Сайибик! Он обретет Свет…
- Вся его сущность – только мрак, я видела это в его глазах. Есть то, что не смыть с себя никакими клятвами, никакими подвигами, ничем. В мире Света Рагхану нет места, и он будет медленно, мучительно умирать в нем – и проклинать тебя за то, что не даровал легкую смерть. Так и есть, Сильфарин: две твои цели слишком противоречат друг другу. И ты все равно погубишь Рагхана, мой несчастный мальчик. Все равно. Так или иначе, но ты станешь его погибелью.
- Нет! Это неправда, Учитель! Неправда… Я не могу убить его, ведь он… он мне как брат. Или даже больше, чем просто брат.
Голос Сайибик опустился до шепота.
- Я знаю, Сильфарин. Знаю... Но тем, кто выше нас, нет до этого дела.
Он крепко сдавил руками виски, в которых бурлила кровь.
- Я не верю… Он не умрет, не умрет. Он будет счастлив! Рунн должен простить и принять его, слышишь? Ведь он – Отец Света, воплощение добра. Он верен своей Правде, а Она учит нас милосердию. Она…
Дышать стало совсем тяжело, и Сильфарин запнулся, не договорив.
- Все мы помним о Правде, мой милый друг, - вздохнула Сайибик. – Кто-то помнит больше, кто-то меньше… Но сколь бы ни были сильны наши воспоминания, они не могут изменить реальность. Правды больше нет, Сильфарин. Мы живем в мире, который Она покинула.
- Тогда надо изменить мир, чтобы Она вернулась! – воскликнул чинх.
- Она никогда не вернется туда, где живут отмеченные дланью Ганнуса. Такие, как Рагхан. – Сайибик долго молчала, но все-таки продолжила. – Смерть станет для него счастьем, Сильфарин. Он уйдет к своему господину и обретет покой. Он убежит от ненависти и боли, потому что ему больше не придется быть Кальхен-Туфом. Твой меч освободит его, мой благородный и храбрый герой. Твой меч его спасет…
Сильфарин с силой сжал рукоять Гилтарета, словно собирался раскрошить ее на куски, а лезвие затоптать в грязь. Через напряжение, сковавшее кисть, он пытался выпустить жар от пылающего в груди огня.
- Прости меня, наставница, я… сужу о слишком многом, хоть и не имею на это права.
- Это ты прости меня, мой Ученик. И прощай… Хотя нет! Я должна сказать тебе еще кое-что. Помнишь, как несколько дней подряд тебя мучили боли в груди? Я про-Читала Знаки, Сильфарин, и поняла, в чем причина. Это связано и с проклятием Рагхана. Незадолго до того, как вы оба родились…
Дальше чинх Рунна ничего не услышал: стоило ему только вспомнить о той давнишней боли, как она возродилась с новой силой. В ушах его зашумело, ноги как будто перебило двумя меткими стрелами, и молодой человек повалился на бок, тихо простонав. А когда приступ отпустил, сквозь гул, сдавливающий слух, можно было услышать только:
- Никогда не забывай: главное – помнить о Правде.
Сказав так, Сайибик замолчала. Знаки исчезли.
- Учитель… - Сильфарин заставил себя подняться на ноги. – Учитель!
Мудрейшая крепко стиснула его локоть.
- Это все, мальчик мой. – В глазах Абхи блестели слезы, но ни одна не скатилась по щеке. – Она больше не заговорит с нами… никогда.
Чинх опустил голову на грудь.
- Прощай. – Но тут же резко вскинулся и обернулся к Великой. – Ты слышала, что она сказала?
Но Абха лишь сокрушенно покачала головой.
- Мне жаль, Сильфарин. Но я не слышала ни одного ее слова… Она не захотела говорить со мной.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 07:44

Тенкиун раздраженно выдыхал воздух, прогоняя вьющихся вокруг мух. В задумчивости наблюдая за тем, последние лучи заходящего светила играют на его шелковистой гриве, Сильфарин медленно водил рукой по короткой черной шерсти на мерно раздувающихся боках. Мощное и глубокое дыхание вороного его успокаивало… Но, увы, не могло отогнать невеселые и горькие мысли.
Так же, как нельзя было не чувствовать тяжести Гилтарета, что висел в ножнах на поясе. Как нельзя было забыть слов Сайибик, которые не переставая звучали в ушах, доходя до сердца, и переплетались с наставлениями Палнаса, с признанием Абхи: «Я вижу жертву». Сколько прошло дней с того вечера? Шесть? Боже, как же быстро летит время! Слишком быстро… Но образ Мудрейшей был таким ярким и живым в его сознании, что порой он на самом деле верил, что она здесь, перед ним, снова и снова повторяет истину, столь непростую для приятия. И ему хотелось ответить: «Да, госпожа. Я тоже вижу в нем жертву, но этой жертвой он добровольно сделал себя сам». И тогда на смену прекрасному лицу Великой приходил лик иной…
И Сильфарин крепко сжимал веки, тщетно надеясь убежать от мучившего его видения, но зная, что все равно увидит… Увидит эти глаза, такие черные – но уже не пустые. Увидит в них такую странную, непонятную для него радость быть чинхом и сражаться. И в который раз прочитает во взгляде: «Бейся, Сильфарин! Всей душой своей будь со мной, когда я буду умирать».
Он так и не смог до конца понять Рагхана. Или нет, все-таки понимал, но только где-то в глубине души – сердцем понимал. А как пытался найти этому объяснение, разъяснить самому себе, совсем ничего не выходило. Ему хотелось схватить вождя людей за плечи, хорошенько встряхнуть и прокричать в лицо: «Почему ты хочешь умереть?» Но Сильфарин знал: в этом нет смысла. Ведь Рагхан уже отвечал ему и теперь не скажет ничего нового, этот глупый упрямец… Просто темный чинх больше не желал быть Кальхен-Туфом и знал: зверь не хочет крови, зверь упился ею до тошноты, зверя всего лишь заставляли быть зверем… и вообще, никакого зверя в помине не было. Был только человек, который устал от ненависти, которой питался. В ней он нуждался так же остро, как иные нуждаются в любви, но в глубине души его притаился измученный болью юноша, еще помнящий двух мальчиков и взгляд, что соединил их навеки.
Ну, пожалуйста, не надо меня ненавидеть…
- Он ведь хочет, чтобы я любил его, как брата, - прошептал Сильфарин. – Тенкиун, я знаю, что он этого хочет! Но его жизнь – это ненависть, и поэтому он стремится убежать от этой жизни. От мира, в котором его считают Тираном, от Света, перед которым не хочет унижаться и молить о прощении. Он жаждет уйти. Просто... просто ему очень нужно, чтобы я проводил его... в последний путь.
Тенкиун моргнул, заглядывая в душу Сильфарина своими большими карими глазами,… а потом отвернулся, лишь махнув длинным хвостом. Эльт-Маккан вздохнул. «Ты злился на друзей за то, что они указывали тебе на твой путь, глупец, - сказал он себе. – Но, быть может, очень скоро придет время, когда ты будешь просить совета и никто не ответит тебе. Только небо равнодушно бросит: решай сам».
- Ты прав, Тенкиун. – Сильфарин по-дружески похлопал вороного по крупу. – Все в моих руках, потому что меня выбрали, и отступаться от этого я не имею права. Первым дал мне возможность выбора Альдер. Потом ушла Сайибик, а теперь вот и ты меня оставил. Вы все появлялись в моей судьбе один за другим – исчезать тоже будете так – по одному. И в конце концов все будет, как с самого начала… И правильно. Что вы можете сделать? Ведь Поединок – это когда есть только двое. Ты и твой противник.
Отступив на шаг от Тенкиуна, он выхватил меч из ножен и вгляделся в гладкое лезвие.
- Рагхан… Тебе, правда, так больно, брат? Ты, правда, не можешь больше? – Он тронул пальцем острие, и на коже проступила ярко-алая кровь. – Так, может быть… - Закрыв глаза, он медленно замахнулся куда-то в сторону, но тут же отдернул руку. – Нет! У тебя же есть Галлу, Рагхан! У тебя есть твое племя… Это ведь я один: таков мой путь. Таков был мой выбор, ты помнишь? Ты говоришь, что я тебя бросил… В чем-то ты прав. Надо было украсть тебя, пусть даже у целой стаи оборотней, и насильно увести за собой, прочь от Эйнлиэта. Надо было… Я ведь так хотел, чтобы ты боролся…
Глухо прорычав, Сильфарин вонзил Гилтарет в землю и судорожно, будто только что убил кого-то родного, глотнул воздуха. Ему показалось, что под ногами кто-то тихо и мучительно простонал.
- Но я в любом случае тебя уничтожу, - просипел Эльт-Маккан. – И в любом случае – не по своей воле. Я не вижу выхода. И не могу сражаться за твою душу, когда ты сам этого не хочешь. Ну, почему так? По-че-му?
Рука опять обхватила рукоять небесного меча, а в голове вдруг ясно прозвучал знакомый бархатный голос: «Оставляю его здесь, Эльт-Маккан. Я больше не притронусь к нему, но и тебя не заставлю. Просто буду верить, что ты сделаешь правильный выбор».
- Пожалуйста, Альдер, подскажи мне, что ты имел в виду, - закрывая глаза, прошептал Сильфарин. – Прошу: помоги…
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 07:44

Совсем близко прошуршали чьи-то крылья.
- Сильфарин?
Обернувшись, он попытался выдавить из себя вымученную улыбку, но так и не смог. Слишком тяжело было на душе, да и у Шагхары вид был какой-то подозрительный. И отчего-то стало тревожно.
- Ты в порядке? – спросил молодой человек. – У тебя… нездоровый вид.
- Да, я в полном порядке. – Свон низко опустил голову, руки повисли, как плети, белоснежные крылья касались земли. – Хотел с тобой поговорить.
В животе у Сильфарина свернулось в противный клубок что-то холодное и скользкое, как змея. Предчувствие не совсем приятного разговора…
- Так говори, брат. И в глаза смотри.
Шагхара поднял на друга взгляд и на выдохе быстро произнес:
- Так значит, то, что ты искал, спрятано в наших сангмайхах…
Сильфарин чуть не задохнулся от неожиданного удара.
- Откуда… ты обо всем узнал?
- Палнас рассказал, - спокойно отвечал свон.
В сердце чинха как будто что-то оборвалось.
- Но ведь я просил его никому не говорить! Как же он так… нарушил слово?
Шагхара быстро шагнул к другу и схватил за обе руки. Голубые глаза свона потемнели, зрачки в них расширились, лицо блестело от пота, словно юношу лихорадило.
- Сильфарин…
- Только ничего не говори! – Он не без труда вырвал свои руки и закрыл ими уши. – Не говори…
Но Шагхара лишь настойчиво отнял его ладони и еще крепче сжал их.
- Сильфарин, возьми его у меня.
Он уже был готов к этим словам. И даже не удивился – только побледнел, чувствуя, как прошибает его холодный пот, и отшатнулся.
- Нет. Ни за что.
- Но почему? Кто как не друг, выросший вместе с тобой, должен стать первым, кто пожертвует всего-то частью себя, чтобы тебе помочь?
- Я не хочу даже слышать об этом! Не смей продолжать!
Но Шагхара посмел.
- Не отвергай меня, Сильфарин. Не останавливайся ради какой-то жалости, не оглядывайся на меня, на нас… Иди к своей цели, если это нужно тебе, а мы, твои друзья, будем рады отдать тебе все, что потребуется, чтобы…
- Замолчи! – прервал его Эльт-Маккан.
- Но ведь судьба собрала нас всех здесь, чтобы мы пожертвовали последним, что имеем, ради тебя! Это удел всех простых воинов – умирать, чтобы облегчить дорогу избранному…
- Нет! – Сотрясаясь от негодования и страха, Сильфарин изо всех сил оттолкнул его от себя и понял, что вот-вот заплачет. – Нет. Ты же… ты же еще мальчик…
Шагхара медленно опустился на колени. Он дрожал и смотрел в землю.
- Может быть, тебе все-таки удастся спасти Рагхана…
Надо отвернуться… Чтобы никто не заметил набухших в уголках глаз слез. Чтобы никто не увидел его растерянности, его отчаяния, его ужаса. Он чувствовал себя заблудившимся в лесу сиротой. Неужели это Рунн выбрал для своего слуги столь тернистый путь сквозь мрак, залитый чистой, невинной кровью? Темную тропу, вдоль которой стоят бледные тени без душ. Как Альдер.
Надо отвернуться…
- Что происходит?
От голоса Нораха Сильфарин неожиданно ощутил подъем и с почти детской радостью бросился к старшему из свонов, невольно схватив того за руку.
- Ты вовремя, друг. Твой сын обезумел и хочет отдать мне свой сангмайх, чтобы…
Договорить он не смог. Ничего не сказав, Норах медленно перевел взгляд на Шагхару, и во взгляде его был ужас. Рука под пальцами Сильфарина дрогнула и замерла.
- Ты… ты хочешь отдать… - выдавил Норах, так и не закончив.
Шагхара спокойно смотрел в его глаза, гордо выпрямившись, однако на его щеках проступил едва заметный румянец. Затаив дыхание, Эльт-Маккан наблюдал за тем, как менялось выражение лица Нораха, как на нем отразилось сперва неприятие, а за ним – боль, как задрожали тонкие губы, как расширились ноздри то ли от негодования, то ли от попыток сдержать слезы. Он видел в глазах несчастного отца желание броситься к сыну, обнять, не дать в обиду, увести куда-нибудь далеко и спрятать за своими крыльями, как раньше, когда юноша был еще мальчиком.
Сильфарин видел… Видел, что душа Нораха беззвучно кричала: «Нет! Прошу тебя, опомнись, не жертвуй собой…»
По глазам прочитал.
Но все закончилось, и Норах ободряюще похлопал Шагхару по плечу.
- Молодец, сын. Племя Белого Пера будет гордиться тобой. – Он повернулся к Сильфарину. – Только я буду первым.
В глазах старшего свона на миг вспыхнуло удивление, когда Эльт-Маккан обеими руками ударил его в грудь.
- Никто не будет первым, вам ясно? – процедил Сильфарин сквозь зубы. – Я говорю вам обоим, что не собираюсь принимать такие жертвы!
Норах грустно улыбнулся.
- Не надо жалеть нас, малыш. Истинный герой должен уметь ставить на кон даже лучших друзей.
- В самом деле? – резко, не своим голосом спросил чинх. – А мне кажется, сын Племени Белого Пера, что истинный герой не должен мириться с судьбой и плыть по ее течению!
- Ты этим обратишь небо против себя, - с тоской произнес Норах.
- А оно с самого начала было против меня! Ты понимаешь, друг? Оно обманывало меня, тешило пустой надеждой, а я ему верил… И что теперь? Теперь выходит, что именем великого Рунна я должен уничтожать? Нет! Никогда. Уходите оба. – Он закрыл лицо руками. – Вы слышали меня? Уходите! Улетайте. Я не хочу вас видеть, не хочу, не хочу…
Рванув на себя Гилтарет, торчащий из земли, он быстро забросил его в ножны, вскочил на Тенкиуна и галопом помчался прочь из города.
Вернуться к началу Перейти вниз
maniaka
Абсолютная Маньячка
Абсолютная Маньячка
avatar

Сообщения : 2051
Дата регистрации : 2010-10-24

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 13:10

Да... Вот так поворот! Не представляю, как можно принять такие жертвы. Одна надежда, что в словах Сайибик скрыт иной путь для Сильфарина и людей. Спасибо, Лена.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 13:12

Не за что))) Это тебе спасибо, что читаешь и не забываешь про отзывы)))
Цитата :
Одна надежда, что в словах Сайибик скрыт иной путь для Сильфарина и людей
Так и есть)))
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 30 Июл 2012, 23:26

Ленусь, привет!
Я пока не читала, не до чтива. После поцелуя с асфальтом вообще ничего не делается, только лежится. Даже на форум забегается на 6 секунд. Я позже прочту.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 31 Июл 2012, 10:15

Наташа, приветствую))))
Мне приятно и так, что не забываете напоминать о себе)) privet
А что за поцелуй с асфальтом? Shocked
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 31 Июл 2012, 12:21

Цитата :
А что за поцелуй с асфальтом?
Да, шла домой, подвернулась нога и я просто упала фейсом об асфальт! Содрала пол лица. Но уже подсыхает и еще зубы побаливают. Ударилась сильно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 31 Июл 2012, 12:43

Ой, ну вы теперь осторожнее...
И поправляйтесь! privet
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 31 Июл 2012, 12:44

Спасибо. Стараюсь, лечусь. Хочу, чтобы быстрее все прошло.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:13

Боже! Какая безнадега!
Но мне тоже кажется, что есть иной путь, не жертвенный, что все должно быть несколько иное. "Мы пойдем другим путем", так говаривал товарищ Ленин, но вот здесь эти слова очень правильные.
Аффтор, ну неужели все так запущено? И нет иного выхода? Если нет, то ИЩИ!
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:16

Наташа, выход есть! privet
Все будет хорошо))) Very Happy
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:19

Глава 9

Прошло еще три зари, и день уже почти клонился к закату, когда вновь появился Эйнлиэт.
Он так внезапно распорол алеющее небо черной молнией, так быстро расплескал по нему расползающуюся паучьими лапами жуткую хмарь, что смог застать врасплох даже Великих. Его крылья заслонили светило, вместе с рассвирепевшим ветром пронесся над землей его хищный вой, полный ледяной злобы. И, сделав круг над Балгушем, уродливая тварь опустилась на крышу кузницы, сверкая красными глазами.
Ненависть… Она источалась в воздух, словно наполняя его ядом. Везде, где бы ни появлялся этот проклятый демон. Она двумя раскаленными углями горела на вытянутом черном лице, она струилась по дорогам, крышам и стенам домов кровью солнца… И она вспыхнула разрушительным, но дающим новые силы пламенем в сердце Сильфарина, едва чинх увидел это мерзкое существо – своего самого главного врага.
Рука непроизвольно легла на рукоять небесного меча. Рука сама по себе не знала правил Девяти Поединков…
Но, увы, их знал теперь Сильфарин.
И рука покорно опустилась, безвольно повиснув вдоль туловища.
Сдержанный холодной и твердой ладонью рассудка, пожар гнева в груди молодого чинха поутих, и вместе с ним как будто меньше стал и сам предмет жгучей ярости: огромное тело чудовища постепенно сжималось, и вот уже Эйнлиэт смог протиснуться в город, на узкую улицу между помрачневших домов. Сложив крылья, демон опустила на землю, окутав себя облаком черного дыма, а через пару мгновений на плечах его уже сидела человеческая голова.
Почти человеческая.
Сильфарин сильнее стиснул зубы, едва сдерживая рвущийся из груди рык.
- Спокойно, милый, - тихо шепнула ему стоящая рядом Тайша. – Не надо горячиться…
- Зачем ты явился, демон? – раздался над улицей требовательный голос Великого Вархнара. – Убирайся во мрак!
Губы Эйнлиэта искривились в презрительной усмешке, но в глазах все еще не угасало пламя разъедающей саму душу злости на весь мир.
- Кто это тявкает у меня под ногами? – холодно обронил он и оскалился. – Не тебе, вумиан, прогонять меня туда, где однажды окажетесь все вы! Жалкие смертные…
- Ты проиграл, Эйнлиэт, - спокойно обратился к нему Телькхур, встав плечом к плечу с другом Вархнаром. – Ты не стал чинхом Ганнуса, как хотел того, как возвращайся в мир, где тебе самое место.
Огромные руки демона сжались в кулаки, сверкнув изогнутыми когтями.
- Законы неба мне известны лучше, чем тебе! Хотя, быть может, ты все-таки помнишь, Великий Телькхур, что, когда бессмертного изгоняют с земли, он имеет право потребовать для себя последнюю битву. С любым воином! Чтобы заполучить шанс уйти с честью, забрав с собой душу смертного.
- С честью? – рассмеялся Вархнар. – Что для тебя значит честь?
Выгнувшись, Эйнлиэт издал оглушительное рычание, от звука которого каждый волосок на коже вставал дыбом, а кровь словно замерзала в скованных страхом жилах.
- Это мое неоспоримое право, смертный! И никто не посмеет перечить мне, не бросив вызов самому дьяволу!
Выйдя вперед, Великий Игвейд, самый отчаянный и искусный воин Андагаэна, оттолкнул брата и Вархнара, смело взглянув прямо в глаза Эйнлиэту.
- Пусть будет по-твоему, порождение преисподней! Я готов сразиться с тобой.
Демон расхохотался, являя взору замерших вокруг людей и вумианов огненную красную пасть, в которой двигался омерзительный змеиный язык.
- Да на что ты мне, глупец? Лучше помаши мечом перед Кальхен-Туфом: тебе только смертных и побеждать. Нет, мне нужен другой противник, равный мне… - Вдруг став серьезным, Эйнлиэт окинул рыскающим жадным взглядом всю улицу перед ним и крикнул: - Где же ты, Палнас Каллаонский? Может быть, выйдешь сюда, чтобы померяться силами со старым… другом?
На несколько мгновений весь Балгуш, казалось, затаил дыхание, ожидая отклика. Даже ветер, заблудившийся среди несложного лабиринта из стен каменных домов, притих, улегся на землю, свернувшись клубком у каждого порога, словно сторожевой пес. Теплая рука Тайши крепко сжимала запястье Сильфарина, как будто женщина боялась: ее дорогой мальчик вот-вот бросится вперед и сделает какую-нибудь глупость.
Да, тот, кого гашха назвал Сыном Пламени, в самом деле, много глупостей наделал. Но теперь понимал: довольно. И просто ждал. Ждал Поединка, ждал еще чего-то, чего сам не знал. Ждал Палнаса…
- Я принимаю твой вызов, Эйнлиэт, - раздался негромкий голос прямо у Сильфарина за спиной.
«Но будь я проклят, если ты не слышал его, демон, и не вздрогнул от прозвучавшей в нем силы», - с ненавистью подумал молодой человек, вдруг осознав, что еле заметно улыбается.
Палнас прошел мимо, даже не взглянув на него. Величественный и гордый, он опирался о длинный посох, заканчивающийся острой пикой, и костяшки стискивающих древко пальцев стали совсем белыми. В ответ на торжествующий клич врага владыка Каллаона выпрямился и сбросил с плеч свой длинный балахон. Взорам тех, кто стоял рядом, предстало хрупкое тело, казавшееся иссохшим телом дряхлого старца, согнутого годами и горьким опытом. Шелковая рубаха висела на нем мешком, темные штаны плотно облегали совсем тонкие и прямые, как жерди, ноги. На Палнаса, заметно дрожащего от слабости, страшно было даже просто смотреть: не дай то бог, упадет от одного лишь неосторожного взгляда.
С трудом поборов желание броситься к Величайшему и подставить ему плечо, Сильфарин перевел глаза на Абху. Губы Мудрейшей сильно вздрагивали, она с трудом сдерживала слезы, глядя на Палнаса с болью и состраданием. Он и впрямь выглядел теперь жалким и изможденным, но все равно блестящий от влаги взор Абхи будто говорил ему: «Давай же, друг мой. Будь прям и не отступай перед врагом. Покажи ему, на что способен истинный служитель Правды!»
Словно уловив душой послание Мудрейшей, Палнас еще сильнее, обеими руками, ухватился за свой боевой посох и, подняв его над головой, воскликнул сдавленно:
- Смелее же, демон! Наверное, ты вновь хочешь испытать на себе силу Великих!..
Он, наверное, хотел сказать что-то еще, прежде чем кинуться в бой, но тут силы телесные все-таки подвели его, и Великий захлебнулся мучительным, удушающим кашлем.
- Учитель! – Впервые назвав так своего нового наставника, Сильфарин подбежал к нему.
И вовремя: Палнас уже падал на землю, когда его подхватили руки чинха.
- Учитель… Как ты?
Величайший зажмурился и, тяжело дыша, замотал головой. Что он хотел сказать этим? Сильфарин понял, когда худая рука с неожиданной силой и твердостью принялась отталкивать его.
- Не надо. Я сам встану, отойди.
- Тебе нельзя биться с ним. – Эльт-Маккан и не думал отпускать наставника. – Ты еле стоишь на ногах!
- Снова сразиться с Эйнлиэтом и одержать верх, пусть и не уничтожив, - это для меня дело чести, юноша. – Палнас напряженно перевел частое и сбивчивое дыхание. – Дело чести и жизни. Я много успел сделать, Сильфарин. Что мне терять? О чем сожалеть?
«А как же я? – вдруг захотелось сказать Эльт-Маккану. – Ты оставляешь меня перед самым Поединком?» Но он быстро понял, что не должен говорить так, и осек себя. Нет-нет, прощаться с наставником еще рано…
Еще посмотрим, кто кого.
- Отпусти, Сильфарин. Меня ждет мой враг.
Молодой человек подчинился. Не мог не подчиниться. Выпрямившись и поудобнее перехватив посох, Палнас в последний раз обернулся к нему и немного криво улыбнулся.
- Я знаю, что ты сильный, мой юный друг. И каким бы ни был твой выбор, я желаю тебе только одного – победы.
- И я желаю тебе победить, Учитель, - хрипло произнес Сильфарин в ответ.
Ничего не сказав на это, Палнас шагнул вперед, к Эйнлиэту, который уже поджидал его, по-звериному скалясь и разминая мощные плечи. Впрочем, демон успел уменьшиться уже настолько, что стал не намного выше и шире обычного человека, а крылья его уже могли свободно развернуться между домами.
- Ну, смелее, смелее, Величайший, - подначивал противника Эйнлиэт. – Зачем нам примеряться друг к другу, когда мы так хорошо с тобой знакомы?
Сердце в груди Сильфарина билось неровно, и удары его неприятно отзывались в ушах. Он и сам не заметил, как резко вспотели его ладони, как тяжесть груза тревоги и внезапного одиночества навалилась на плечи, а колени мелко задрожали. Он сжал кулаки.
Успокойся, Сильфарин. Успокойся…
Тайша обняла его за плечи.
- Все будет хорошо, мой мальчик. Я уверена.
В знак благодарности он коротко кивнул ей и вновь взглянул на спину Палнаса. Эйнлиэт тем временем кружился на месте, крыльями разгоняя собравшихся вокруг людей и расчищая им место для боя. Впереди стоящие воины попятились, заслоняя спинами фигурку сгорбленного вумиана с боевым посохом. Те немногие женщины, которым хватило еще смелости не убежать куда-нибудь подальше отсюда, когда демон только появился, теперь встрепенулись и поспешили покинуть улицу, где вот-вот должна была разразиться грандиозная схватка. Мужчины встревоженно переглядывались и перешептывались между собой.
Осторожно высвободившись из ласковых рук Тайши, Сильфарин попытался найти себе место, откуда можно было бы наблюдать за Палнасом, но вскоре понял, что стоял слишком далеко, а людей, несмотря ни на что, оставалось слишком много: почти все они не могли отвести зачарованных взоров от сближающихся противников.
Боже, как же все мучительно медленно! И два бойца до сих пор почему-то не начинают…
А может, они никогда уже не начнут? Нет, глупо надеяться на то, что хоть один из них отступит.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:20

Вздохнув, Сильфарин предпринял последнюю попытку перебраться ближе к наставнику, но тут замер, слыша лишь свое собственное учащенное сердцебиение: взор его наткнулся на знакомое лицо.
- Альдер…
Кивнув ему, провидец набросил на голову капюшон и быстро направился в сторону от чинха.
- Альдер! Альдер, постой! – Молодой человек бросился к оборотню через толпу взволнованных и суетящихся людей. – Подожди меня, Альдер! Мне нужно поговорить…
Все было напрасно. Обернувшись и одарив Сильфарина одним лишь стеклянным взглядом своих мутных глаз, провидец скрылся из виду. Эльт-Маккан с досадой ударил кулаком правой руки по левой ладони и опустил плечи. Внимание его привлекла вспышка золотого света над улицей. Очагом ее был тот самый небольшой клочок земли, на котором схватились – все-таки схватились наконец-то – Эйнлиэт и Палнас, и Сильфарин понял, что, преследуя Альдера, только еще сильнее удалился от наставника.
- Болван! – Размахнувшись, он ударил себя по лбу. – Ты же должен быть там, в первых рядах!
Чтобы поддержать того, кто сделал тебя самостоятельным и сильным. Пусть даже сначала ты ненавидел его за жестокость и непонимание.
- Сильфарин…
Он вздрогнул от прикосновения холодных пальцев к его руке и резко обернулся. Перед ним стоял вумиан, ничуть не похожий на тех блестящих и гордых воинов, что пришли вместе с Великими. Этот был одет в грязные лохмотья, длинные темные волосы его были взлохмачены на макушке, худое лицо плотно обтянула сухая кожа, глаза были какими-то водянистыми и почти неживыми, словно застилала их озерная муть.
- Ты кто? – Сильфарин отчего-то не смог придумать иного приветствия.
Незнакомец поклонился ему до пояса и смиренно опустил взор.
- Мое имя Ильбирон, чинх Рунна. Я пришел издалека, чтобы помочь тебе.
- Из Андагаэна? – Молодой человек поднял брови. – Ты, поди, еще и Великим назовешься? Хотя Абха говорила…
- Нет-нет! – воскликнул Ильбирон. – Я, в самом деле, был когда-то Великим, но не из Андагаэна лежал мой путь сюда. Я пришел из долины Меора, которая отпустила меня, как только явилась Сайибик.
Сильфарин схватил его за худые плечи.
- Ты видел ее? С ней все хорошо?
- Да, друг мой. Дух ее силен и не сломится, я думаю, никогда.
- Долина Меора очень далеко от Балгуша. Как ты так быстро добрался? Верно, дорога твоя сюда заняла немногим больше полумесяца.
Ильбирон указал на небо.
- Я летел, чинх Рунна. Меня домчали сюда быстрые крылья хенгара.
- Ах, вот оно что…
- Я хотел спросить тебя, чинх, а правда ли, что ты не хочешь убивать назначенного тебе противника?
Слишком неожиданно прозвучал этот вопрос. Сбитый с толку Сильфарин даже не сразу нашел, что на это сказать, и только изумленно смотрел в глаза вумиана, почти не моргая.
- Вижу, что я угадал, - невозмутимо молвил Великий. – И на самом деле могу тебе помочь.
- Помочь? – Сильфарин встряхнулся и вышел из оцепенения. – Ты?
- Мне открылось многое, пока я жил у берегов Гаобра, юноша. В том числе и то, как снять проклятие Рунна с любого живого существа. Даже если это существо верно служит самому… Да ты побледнел, как полотно, друг мой!
Сильфарин похолодел – и тут же был брошен в объятия душащего жара. Но, превозмогая нахлынувшую на него слабость, он встряхнул непослушными руками и сжал кулаки. К лицу его, мигом ранее совсем белому, прилила кровь. Наконец-то! Впервые за долгое время кто-то показал ему путь, кто-то намекнул, что выход есть! Что еще можно что-то сделать, чтобы хоть немного изменить волю неба в свою пользу, а не сидеть сложа руки и ждать, когда свершится уже предрешенное.
Ведь почти три месяца, с той самой провалившейся попытки убить Эйнлиэта, Сильфарин просто ничего не делал. И только и слышал: ты должен его убить, у тебя нет иного выбора…
Но он знал, знал, что есть! И теперь вознагражден. Какой бы ни была цена, но он снимет проклятие с Рагхана, и тогда… пусть только попробует Кальхен-Туф отказаться от милости Рунна!
- Как это сделать? – беря себя в руки, спросил Сильфарин у Ильбирона.
- Не так далеко отсюда есть пещера, в которой когда-то давно появился на свет мальчик. Будущий вождь людей. Ведь это его ты хочешь спасти?
- И в этом ты прав, Идущий За Светом. Что бы там тебе ни говорили, а Правда никогда не хочет крови и смертей. Я видел Ее, и Она совершенна! Мы с тобой отправимся в путь сейчас же, и над тем местом, где родился Рагхан, я с твоей помощью совершу обряд, которому обучился у Нее. Правда очистит душу Рагхана, снимет с него дьявольское клеймо, и вождь будет свободен.
- Тогда идем, Великий. – Сильфарин расправил плечи. – Веди меня, и я не остановлюсь ни перед чем.
Уходя вслед за Ильбироном, молодой человек в последний раз оглянулся в ту сторону, где рычал Эйнлиэт и мелькали вспышки света.
Прости, Учитель. Не знаю, одобрил бы ты мой выбор, ведь до Поединка осталось так мало времени… Но так я решил. Прости, и пусть тебя оберегает Правда.


На полпути до границы города, однако, их задержали.
Странно и немного смешно смотрелись эти трое, стоя бок о бок друг с другом и глядя на чинха. Полноватый сатир, невысокая и нежная девушка да лохматый желтокожий кхайх.
Улдис, Галлу и Калче.
- Что случилось? – удивился Сильфарин. – Вы что тут делаете?
- Ждем тебя, - ответил, отчего-то хмурясь, гашха.
Галлу выступила немного вперед, неотрывно глядя в лицо Сильфарина.
- Я искала тебя среди твоих друзей, но Норах и Шагхара сказали, что ты не разговариваешь с ними уже три дня, а вот Улдис согласился меня отвести. С Калче мы встретились случайно…
- Зачем ты меня искала?
- Хочу поговорить, - осень серьезно сказала девушка.
Сильфарин усмехнулся.
- Да, понимаю. Насчет Рагхана, да? Что я могу тебе сказать? Да, я жалок, Галлу! Я ничего не сделал, чтобы помочь ему, я только давал обещания, которые не могу теперь выполнить, я…
- Никто тебя не призывает к ответу, Сильфарин! – твердо и гордо перебила его Галлу. – И я вовсе не считаю тебя жалким, потому что понимаю: ты сделал все, что мог.
Стыдясь своего внезапного срыва, он стал смотреть в сторону.
- Тогда чего ты хочешь от меня?
К его удивлению, Галлу подошла ближе и взяла его за руку. Тихий голос ее задрожал.
- Рагхан сказал мне сегодня утром, что мечтает принять смерть от твоего меча.
- Я знаю. – Сильфарин устало встретил ее взгляд. – Знаю, давно знаю… А что ему сказала ты?
- А что я могла сказать? – В глазах Галлу заблестели слезы. – Если он умрет, я умру тоже.
Сильфарин оглянулся на Ильбирона, который скромно стоял поодаль, пристально посмотрел на кхайха и погрустневшего Улдиса, а потом очень крепко сжал пальцы собеседницы и чуть наклонился к ней.
- Я не буду биться с Рагханом, - шепотом пообещал он.
- Но он хочет этого, - с болью сказала Галлу, опуская лицо и закрывая глаза. – Больше всего в жизни хочет, не думая о тех, кто его…
Закончить фразу бедняжка не смогла, но в этом и не было необходимости. Странно, но смятение и растерянность этой хрупкой, но сильной девушки придало Сильфарину уверенности, решимости и смелости. Чинх выпрямился.
- Он не заставит меня биться с ним. Ни за что не заставит.
Она подняла глаза, слабо улыбнулась и неожиданно крепко обняла Сильфарина за шею. И заплакала. Совсем растрогавшись, молодой человек похлопал ее по спине.
- Ну-ну, не надо так… Он не умрет. – Светлый чинх и сам не был до конца уверен в своих словах, но разве мог он сказать иначе? – Он не умрет. Мы ему не позволим. Да, сестренка?
- Но что мы можем сделать? – прошептала Галлу, не размыкая рук.
- Мы? Великий Ильбирон и я отправимся… в то место, где можно снять с Рагхана проклятие Рунна.
По ее продолжительному молчанию было ясно: она с трудом уже верит в такую возможность. Но все-таки Галлу твердо сказала:
- Я должна идти с вами. Ради него. Я имею право.
- Нет. Это довольно далеко, мы, наверное, сможем вернуться только через сутки, а Рагхан… Он же ждет Поединка, Галлу, который назначен уже на послезавтра. И поэтому весь завтрашний день ты должна быть рядом с ним. Поддержи его, как можешь, только не говори о нашем разговоре.
- Хорошо. – Отпустив Сильфарина, Галлу поцеловала его в щеку и отступила. – Удачи тебе.
Он криво усмехнулся.
- Да, удача теперь никому из нас не помешает.
Сильфарин взглянул на темнеющее небо: близилась ночь, а значит, и заря. Одиннадцатая из двенадцати.
- Давай поспешим, Идущий За Светом, - напомнил о себе Ильбирон. – Идти далеко, а мы должны успеть за день.
Рукой поторапливая Сильфарина, Великий прошел мимо него, Галлу и Улдиса с шаманом.
- Не по душе мне то, что затеял этот вумиан, - буркнул кхайх. – Ох, не по душе…
- А мне по душе! – пытаясь взбодрить, скорее, самого себя, сказал чинх. – Улдис, старина, проследи, чтобы Галлу спокойно дошла до дома, а то этот демон… рук у него точно больше двух, тем более Великие не всех дикарей убили: часть их где-то скрывается. Договорились, друг? А я пошел…
- Сильфарин, не надо, - очень серьезно удержал его за руку сатир.
- Надо, Улдис. Я знаю, что обязательно надо.
- Твой друг прав, Эльт-Маккан, - прохрипел Калче. – Не ходи.
Отвернувшись и не ответив шаману, светлый чинх решительно отправился следом за ушедшим в пыль Ильбироном.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:20

Все вокруг словно твердило путникам о приближении Поединка. Земля стонала ветрами и зловеще шептала что-то голосом весенних трав, небо скупо плакало дождем, и исполинские, тяжелые тучи надвигались на степь, словно желая раздавить ее и все живое, что было в ней. Звезд не было видно, и лишь крохотный обломок тусклой луны выглядывал из-за кромки назревающей грозы. Казалось, весь мир сжимает, стягивает в одну точку – в то самое место, где состоится встреча двух избранных – и двух их легендарных мечей.
Наверное, потому Ильбирон так торопился: опасался, что еще немного, и неведомая никому сила поставит на пути вумиана и человека непреодолимую стену, которая начнет наползать на них и оттеснит обратно к Балгушу. И в самом деле, с юго-востока, куда и шли они, океанский ветер гнал им навстречу густой и влажный туман.
Всю ночь Великий и Сильфарин шли вперед, почти не останавливаясь. И с наступлением зари – той самой, предпоследней зари – ничто не изменилось. Ильбирон оказался просто неутомимым, а молодому чинху, который уже еле передвигал ногами, оставалось только удивляться: что же такого случилось с этим Великим, что за сила была ему дарована, если он смог вернуть себе жизнь после долины Меора и при этом не стать столь же немощным, как Палнас?
- Нам осталось совсем немного, Идущий За Светом, - ободряюще сказал вумиан где-то в полдень. – Давай же, поспеши! Ради Правды.
И действительно, еще один, последний рывок, и вскоре оба уже оказались перед широкой дырой между могучих корней кривого старого дерева. Проход этот, чернеющий на фоне зеленой травы, походил больше на нору какого-то крупного зверя, нежели на вход в пещеру. Но, как оказалось, узкий тоннель вел в низ, под землю, где и обнаружился просторный грот с низким сводом. Здесь было темно и зябко, отовсюду торчали корни, пахло затхлостью, на мягкой земле, в грязи, валялись чьи-то пожелтевшие кости.
Неприятное место…
Но Сильфарину, несмотря на это, было здесь как-то тепло и спокойно. Вот оно – место, где родился Рагхан… Светлый чинх чувствовал в себе такое необъяснимое умиление, будто это он сам впервые сделал вдох именно в этой темной пещерке. Ему даже казалось, что он уже был здесь когда-то, очень давно…
И почему он всегда так тянулся к вождю людей? С того самого дня, как познакомился с ним в плену у Хакриса, как они впервые заговорили друг с другом…
- Да, вот теперь мы на месте, - удовлетворенно произнес Ильбирон. – Пройди дальше и встань у той стены.
Сильфарин подчинился, и тогда Великий достал откуда-то из-под своих рваных лохмотьев короткий кинжал и осторожно потрогал пальцем лезвие, проверяя, острое ли.
- Мне нужно будет взять немного твоей крови, - пояснил он, подходя к молодому человеку. – Совсем немного. Дай-ка мне руку.
И снова Сильфарин покорно выполнил все, что было велено. Ильбирон осторожно сделал неглубокий надрез у него на внутренней стороне запястья и собрал на огрубевшие пальцы теплые алые капли. Потом как-то странно улыбнулся,… но очень быстро вновь стал серьезным и опять полез чистой рукой к себе за пазуху. На этот раз он ловко выудил оттуда желтоватый листок неизвестного Сильфарину растения.
- Это чтоб кровь не шла.
- Да что уж там, Великий, - отмахнулся чинх. – Это ж царапина, давай лучше к делу.
- Нет-нет, надо все-таки приложить.
Лист оказался шершавым и даже мохнатым, будто гусеница. От прикосновения его к коже свежую ранку сильно защипало.
- Ну, вот и все. – Ильбирон снова заулыбался, низко опустив голову. – Вот и все, мой глупый мальчик. Всё…
И, резко вскинув голову, он вдруг залился безумным смехом. Еще не понимая всего, но принимая главное – его подставили – Сильфарин в недоумении наблюдал за тем, как быстро менялись черты смеющегося лица. И прежде всего исчезла с подбородка бордовая родинка. Потом стерлись две золотые полосы с висков и щек, опустилась линия волос, расширились скулы, изменился разрез глаз, а кожа приобрела желтый оттенок.
Перед Сильфарином стоял теперь кхайх! Молодой кхайх, которому нельзя было дать больше тридцати. И не простой – гашха. Определенно, гашха – это было ясно по тому, как по-особенному горели его узкие черные глаза-щелки.
Как у слепого Калче.
- Наивный мальчишка! – смеялся шаман. – Великий Ильбирон давно сошел с ума и теперь в сопровождении троих хенгаров направляется в Каллаон. То, что видел ты, - всего лишь иллюзия, созданная человеком-коршуном.
Сильфарин похолодел, услышав последние его слова.
- Как ты сказал?
- Да, мой друг, ты не ослышался, - раздался из-за спины кхайха знакомый ледяной голос. – Это все я, твой давнишний враг. Я устроил для тебя эту ловушку.
Он выступил из темноты, и забелело перед Сильфарином уродливое серое лицо. Только какое-то размытое… Не сразу чинх понял, что теперь все вокруг плывет у него перед глазами.
- Эйнлиэт, - с ненавистью и презрением выплюнули его губы.
- Да, мальчик мой. А ты не догадался раньше?
- Говори, что с Палнасом! – Сильфарин рванулся вперед, но ноги его подкосились, и он упал вперед лицом. Внезапно к горлу подступила тошнота, стало трудно дышать. – Говори…
- Мы друг друга изрядно потрепали, - усмехнулся Эйнлиэт, пнув чинха ногой. – Хороший получился бой, но меня не волновал его исход. Неужели ты не понял? Я устроил все это представление с защитой своей воображаемой чести только ради того, чтобы отвлечь Палнаса. Иначе этот нудный старик почуял бы обман и запретил бы тебе срываться с места, а так…
И демон захохотал, а кхайх, завывая по-волчьи, вторил ему.
- Можешь не переживать за своего последнего наставника, Идущий За Светом. Он выжил и оставил тебя, думаю, теперь уже навсегда. Ушел куда-то, исчез, испарился. Я так и не понял, что это с ним приключилось.
- Нет! – закричал Сильфарин и тут же чуть не задохнулся: до того сильно и болезненно перехватило горло. – Нет, он не мог опять исчезнуть просто так…
- Сдается мне, мой хороший, что Палнас предоставил тебе выбор. Ведь ты этого так хотел, верно? Ты опять остаешься один, совсем-совсем один… Ай-ай-ай, Сильфарин, это так неразумно! Против меня нельзя быть одному, я слишком силен.
Молодой человек попытался встать, но налившееся свинцом тело не желало слушать своего хозяина. С глухим стоном он вновь рухнул в грязь, вызвав новый взрыв смеха со стороны Эйнлиэта и кхайха.
- Должен тебе признаться, что не все, что ты слышал, было обманом, - успокоившись, сообщил демон. – Мой воспитанник, мой упрямый волчонок на самом деле родился в этой дыре, где его проклятая мамаша пряталась от охотников. И здесь я нашел его, пронзительно визжащего, рядом с ее мерзким трупом… Я создал то, чем стал Рагхан! Я не дал ему умереть, как тысячам других человеческих детенышей.
- Теперь он стал другим, - выдавил из себя Сильфарин и тут же скорчился от боли, в клочья рвущей горло и грудь.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:21

- Что, уже чувствуешь действие яда? – насмехался демон. – Это была идея Айогу – и, между прочим, очень ценная идея. Все-таки мне повезло, что шаман так хорошо разбирается в травах. Теперь ты долго еще не сможешь подняться, а потом несколько дней будешь слабым и вялым.
- Зачем ты все это делаешь, Эйнлиэт?
- Зачем? О, не бойся: убивать тебя я не собираюсь, ведь не будет же верный слуга Ганнуса нарушать правила Поединков, подставляя под удар своего господина? Нет, все будет по правилам, друг мой. Но ты не будешь чинхом.
Сильфарин попытался рассмеяться, но вышел только хриплый кашель.
- Я уже чинх. Рунн выбрал меня.
- Но я, самый древний и могущественный из демонов, не желаю с этим мириться, ты слышишь? – взорвался Эйнлиэт. – Я пытался устранить Рагхана, чтобы встать на его место, но жалкий волчонок оказался сообразительным и последовал за мной в обитель господина, а потому у меня не было уже преимущества, и какой-то вождь людей опередил меня, завладев Скорпионьим Жалом! Но ты… ты глупее и наивнее Рагхана. Поэтому я решил устранить тебя. Если твой Рунн выберет другого чинха, то и Ганнус, вернее всего, решение изменит. Ты понимаешь? Отравленный и обессиленный ты будешь лежать здесь, а я отправлюсь обратно в Балгуш: Айогу посторожит тебя. Осталась, если ты еще не забыл, всего одна заря… Настанет день Второго Поединка, пробьет назначенный час, но светлый чинх не явится на поле боя, и его не найдут нигде в Балгуше, нигде поблизости! И тогда вокруг начнется паника: что делать? Как избежать гнева властелина Пустоты, которого зовут Некто Без Имени? И Рунн, испуганный, как кролик, скажет: кто здесь достойнейший из воинов Света? Кто заменит моего пропавшего трусливого чинха? Жаль, конечно, что Палнас исчез. Но… не важно. И Великая Абха возьмется за рукоять небесного меча Гилтарета, чтобы отстоять честь своего бога. И спросят тогда у Ганнуса: а достоин ли избранный тобою воин, достоин ли великий вождь Рагхан биться с мудрейшей из живущих на земле? Нет, конечно, не достоин! Ведь он рядом с нею лишь жалкий щенок! И тогда Ганнус выберет для себя другого чинха. Выберет меня! Слышишь ты? Меня! И я стану первым среди его приближенных навсегда!
Расхохотавшись, Эйнлиэт взмахнул рукой, и Гилтарет с едва слышным шелестом выскользнул из ножен на поясе Сильфарина. Еще одно движение, и меч медленно поплыл прямо к протянутой вперед руке демона с открытой ладонью, а лежащий на земле человек только и мог, что наблюдать за этим – и все. Разве что еще надеяться: сила Рунна и для демона окажется губительной.
Но злая надежда Сильфарина рассыпалась в прах, когда пальцы Эйнлиэта сомкнулись на рукояти,… и ничего не случилось. Видя отчаяние на его лице, слуга дьявола расхохотался снова.
- Ты ждал, что я умру, мой мальчик? О, нет… Проклятия Рунна не страшны для демона тьмы. Прощай, Идущий За Светом. – Он отвернулся и направился к выходу, лишь бросил напоследок через плечо: – Пойду, отнесу Мудрейшей подарок.
И Эйнлиэт скрылся в тумане, а Сильфарин совсем ничего не смог с этим поделать: сил не осталось совсем.
Никогда в жизни он не презирал самого себя так люто.
- Когда Поединок пройдет, глупец, - злобно скалясь, начал Айогу, - я наконец-то перережу тебе горло и выпью твою кровь. Всю, до последней капли.
И кхайх уселся неподалеку от Сильфарина, любуясь своим кинжалом. А пленник его лишь оскалился в ответ, из последних сил. Он даже не смог сказать шаману то, что хотел: а я бы с радостью выпил твою. Он просто лежал, чувствуя, как вздрагивает земля в предвкушении какого-то грандиозного свершения. Или это ему только казалось?
Нет, нужно что-то предпринять, что-то придумать. Ведь это он, Сильфарин, должен быть чинхом и биться за Рунна! Наверное, впервые он на самом деле всей душой хотел выйти на Поединок. Абха, конечно, достойнейшая из оставшихся воинов Света, но…
Перед внутренним взором поплыли кругами воспоминания. Он опять был одиннадцатилетним мальчиком и сидел за столом в таверне Талавира…
«Кто такая эта Абха?»
«Великая, конечно же. Не самая могущественная, правда… По силе ей пока не сравниться с Палнасом и даже до братьев Телькхура и Игвейда очень далеко…»
Нет, она не справится с Эйнлиэтом, а демон только на это и рассчитывает.
Надо, надо что-то предпринять. Да только что?
Хоть что-нибудь! Надо!
Надо…
И темнота навалилась на него, укрывая своим тяжелым покровом, и ладони мрака сдавили раскалывающуюся голову, и Сильфарин потерял сознание.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:21

Отвыкшее от длительных переходов сердце бешено подпрыгивало во впалой груди, но старые амулеты его племени грели душу, придавали сил и веры. Выпуская в сущий мир сотни и тысячи стрел энергии, Калче широким шагом шел туда, откуда слышался ему знакомый запах младшего брата. И проклинал свои незрячие глаза: эх, если бы они видели, не пришлось бы шаману тратить столько сил на погоню!
- Дурак, дурак, - корил он себя. – Как же сразу не почуял его? Как не понял, что это обман? Ведь я гашха, а он… он мой брат, и я должен был догадаться… Это все колдовство демона, это оно сбило меня с толку. Но разве это оправдание? Глупый, глупый шаман!
Да, этот Великий Ильбирон не понравился Калче с самого начала, но чтобы он оказался заколдованным Айогу?! А ведь до недавних пор шаманы-гашха не верили в возможность телесного перевоплощения. На это способны только самые могущественные духи – и самые темные. Позволить подобной твари коснуться своего лица… Нет, это ужасно, неправильно! И даже Айогу, каким бы ни был он отчаянным и жестоким, не мог поступить так! Не мог… По крайней мере, Калче до последнего так думал. И только когда чары Эйнлиэта отступили, понял: мог. Мог и поступил.
Гашха чувствовал, что солнце перевалило через зенит и теперь медленно, но неумолимо клонилось к западу. Выходит, надо еще прибавить шагу. Может быть, даже побежать,… но нет. Мало сил, а они пригодятся. Страшно и больно думать об этом, но от правды разве уйдешь? Пригодятся силы. И нож тоже пригодится – тот самый, что спрятан среди шкур и перьев.
Какое-то движение сверху, над самой головой. Оно тревожит Калче, и он настораживается, прислушиваясь и принюхиваясь, но не замедляя шага. Странно, но он не ощущает ровным счетом ничего, кроме неба, но ведь что-то должно было двигаться! А то слишком уж жутко и неправильно выходит… Наверное, это все-таки демон – существо безжалостное, бесчувственное и бессмертное. Вот Калче души и не почувствовал. Нет у Эйнлиэта никакой души! Дыра вместо нее, черная-черная, в которую плеваться хочется.
И в дыру эту затянуло колдовским смерчем его мать и братца…
Голос Айогу донесся до чуткого слуха Калче вместе с порывом сухого степного ветрила, и преследователь усмехнулся: младший из сыновей гашха Таале никогда не отличался излишней осторожностью, в отличие от среднего. Теперь он, кажется, затянул унылую и жуткую песню смерти – кхайхи обычно поют ее перед тем, как хоронить умерших. Страх расползся по нутру и коже Калче подобно холодным и скользким червям: неужели убили? Но нет, они не могли. Даже Айогу уже известно, что смерть чинха повлечет за собой ужасные последствия, которые коснутся всего мира… Он не посмеет, да и демон не позволит.
Нет, Сильфарин жив. Но только пока, и у шамана осталось меньше одного дня на то, чтобы спасти этого глупого мальчишку. Глупого и доброго. Увы, такое бывает слишком часто… Ему бы хоть каплю суровости и жесткости, ему бы немного волчьей решимости… И быть может, не боялся бы светлый чинх крепче ухватиться за подаренный ему меч, не бросился бы вот так, не подумав, прямо в ловушку врага. А ведь все ради одного человека…
- Волк бы убил того, кто носит в себе заразу, и стая сочла бы это благим поступком, - пробурчал себе под нос Калче. – Но ты не волк. И не жертва. Ты какой-то неправильный хищник, Эльт-Маккан. Неправильный и упрямый!
Калче повел широкими ноздрями, принюхиваясь, и снова послал вперед волну энергии. Здесь. Он нашел их.
Нащупав руками края чернеющей перед ним норы, кхайх осторожно пролез внутрь и начал спускаться. Голос Айогу звучал теперь совсем близко, как будто до него оставалось каких-то несколько шагов…
И пение оборвалось.
Колотящееся сердце шамана громко ухнуло: дошел. И еще одна отпущенная на волю волна дотронулась уже до твердых черт знакомого лица, провела по лбу и скулам, будто пальцами. И внутренним зрением своим Калче увидел, наконец, своего младшего брата: с легким удивлением и глубоким презрением Айогу смотрел прямо ему в глаза.
- Ты пришел разделить со мной радость победы? – скривившись, поинтересовался младший гашха и громко хмыкнул. – Не надейся: я не прощу тебя, предатель!
Калче не ответил: его слепые глаза искали Сильфарина и нашли. Молодой чинх лежал на животе, щекой прижимаясь к мягкой земле, и глаза его были плотно закрыты. Дыхание… Гашха попытался уловить его дыхание и с облегчением выпустил из груди казавшийся раскаленным воздух: оно есть, он дышит, он еще жив.
- Так значит, ты собираешься спасти его? – перехватив взгляд Калче, спросил Айогу. – Да, дураком ты всегда был, братец, но я не думал, что настолько. Зачем тебе этот юнец? Что он для тебя? Извечной Матери он помочь не сможет.
- Я просто обещал, что буду ему другом.
- И что, ты им стал? Не смеши меня! У тебя не было друзей с тех пор, как ты убил Талтаня.
Калче сжал кулаки. Да, он виноват в смерти старшего брата, но разве он хотел этого? Разве не страдал еще сильнее Айогу, разве заслужил эти обвиняющие слова? Ты. Убил.
- Ты же знаешь, что гашха не может, не должен оставаться равнодушным: он всегда выбирает чью-то сторону, - едва справляясь с дрожью в голосе, сказал Калче. – Вот и я выбрал. И остаюсь ей верным. Этот юноша не заслуживает ни смерти, ни позора, ни страданий, а значит, гашха должен ему помочь.
- Ты выбрал не ту сторону, брат. Эйнлиэт намного сильнее светлого чинха, и он сделает так, как я хочу, в награду за то, что я послужил ему. Он сделает мерзких полукровок волками, брат! Ты слышишь? Слышишь, как это звучит? Он навсегда сделает оборотней настоящими слугами Матери! Он сделает, он… - Айогу на миг замер, будто прислушиваясь, а потом губы его искривила торжествующая улыбка. – Он уже сделал. Как и обещал. Ты чувствуешь?
Калче напрягся. Его голову будто сдавило ледяными клешнями, а в кожу по всему телу впивались тонкие и острые шипы. Потянуло могильным холодом, черная пустота закопошилась в груди… И внезапно страшный вой израненного волка пронзил слух, словно кроша кость черепа.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 08:22

- Им не справиться с силой, меняющей их, и теперь они все станут волками, Калче! – сквозь дикий смех прокричал Айогу. – Все они отправятся в леса севера и запада, чтобы служить Матери! Разве ты не хотел этого, брат?
Придя в себя, Калче покачал головой и отступил на шаг назад, стараясь незаметно вытащить из своего одеяния нож.
- Ты связался с демоном, Айогу. Это приведет к беде…
- К беде? Нет, брат! Теперь, когда цель Матери достигнута, я счастлив, как любой истинный гашха! А ты… Ты жалкий пес, поджавший хвост!
Он с отвращением сплюнул под ноги Калче, но в этот же миг старший брат с ножом кинулся на младшего. Айогу опомнился быстро и ударил в ответ – в самое сердце метил. Но слепой шаман с поразительной ловкостью увернулся от ножа, не получив и царапины. С яростным рыком противник снова бросился на него, сверкая налитыми кровью глазами, но острие его кинжала рассекло лишь несколько нитей на амулетах. На землю посыпались белые, черные и красные камешки…
- Предатель! – в гневе прокричал Айогу, замахиваясь в третий раз.
Но Калче молниеносным выпадом свободной руки схватил его за запястье, сжав так сильно, что затрещали кости. Младший из братьев глухо простонал и попытался высвободиться, рванув руку на себя, но нож Калче быстро и легко вошел в его впалый живот.
- Я же говорил тебе, братец: не стоит перечить старшим.
В негромких словах этих прозвучала лишь горечь.
Схватившись руками за рукоять ножа, Айогу захрипел и медленно опустился на колени. Калче с трудом перевел дух: все его существо наполнилось едким и приторным запахом крови, и запах этот мгновенно вытеснил из разгоряченной груди гнев и звериную ярость. На смену им пришел страх. И отчаяние.
- Брат…
Он опустился на колени рядом с Айогу и поддержал его, когда тот, жадно глотая воздух, начал заваливаться на бок. Окровавленными ладонями Калче обхватил взмокшую голову умирающего и крепко зажмурился, дрожа от ужаса.
- Братишка… Прости меня, Айогу. Я… Извечная Мать, что же я натворил?..
- За что, Калче? Скажи: за что?
По вискам Айогу градом катился пот, по подбородку – кровь. Они смешивались с солеными слезами, которые неудержимо катились из невидящих глаз и срывались вниз…
- Мы ничего не решаем сами, Айогу. В этом проклятом мире богов мы ничего, ничего не можем решать. Я должен спасти светлого чинха, ты понимаешь? Я просто должен.
- Почему? – еле слышно шепнул умирающий.
Калче заботливо убрал с его лица черные волосы.
- Потому что он – Эльт-Маккан, брат. Тот, о ком предсказывал отец, помнишь? У него есть огонь, и он может спасти мир от страшной силы, которую вскормил дьявол.
- Значит, ты печешься об этом несправедливом мире, так? – с укором и сожалением, но уже без ненависти выдавил Айогу.
- Мне важна судьба мира, в котором живет наше племя, брат.
- Наше племя… Наше… - Отталкивая от себя руки Калче, он закашлял кровью и закрыл глаза. – Мама, я смог! Я дошел до нашей цели, мама. Ты ведь гордишься мной, да?
Последний вздох, последний хрип… И гашха умер.
Калче осторожно уложил его тело на землю, выгнулся, запрокинув голову, и тихо заскулил, утирая грязными и липкими от крови руками крупные слезы, бегущие по шершавым щекам.
- Я убил своего брата. Обоих своих братьев. Я… Я убил.
Но он быстро взял себя в руки, едва до ушей его донесся слабый и сиплый голос:
- Гашха… гашха…
Слепой шаман наощупь нашел отяжелевшее тело светлого чинха и положил ладони тому на лицо, делясь энергией.
- Тише. Пожалей себя.
- Альдер… Калче, Альдер! – открыв глаза, упрямо продолжил Сильфарин. – Я слышал, что сказал твой брат, и… Знаю, что ничем не помог твоему делу, но прошу тебя, ради земли, по которой ходишь, во имя мудрого Мальдриса, помоги Альдеру! Он не должен стать волком. Он не может…
- Я попытаюсь, Эльт-Маккан, - пообещал гашха. – Я сделаю все, что смогу. Но сначала… вставай и держись за меня. Надо возвращаться как можно скорее. Ведь ты не забыл, что завтра утром… Поединок?
- Поединок… - эхом отозвался Сильфарин. – Поединок…
И простонал так мучительно, так тоскливо, что у шамана в груди что-то сжалось в холодный комочек.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:08

Ага. События стремительно развиваются. Демон, похоже, бьется в агонии, не зная, как добиться расположения Ганнуса. Но, по-видимому, это просто попытки перед окончательным падением. Все его околдованные приспешники будут освобождены. Надеюсь, Сильфарин вспомнит то, что заглушила боль в сердце.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:11

Цитата :
Надеюсь, Сильфарин вспомнит то, что заглушила боль в сердце.
Хм... Как точно сказано)))
Ему и в самом деле придется вспомнить нечто очень важное.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:13

Цитата :
Ему и в самом деле придется вспомнить нечто очень важное.
Тем более, что сам Демон, не ведая того, навел на мысль о снятии проклятия. Собственно, Демон в некотором рое помог Сильфарину.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:25

Ну, на самом деле проклятие может снять только сам Рунн...
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:35

Цитата :
на самом деле проклятие может снять только сам Рунн...
Ага... scratch
Значит, Рунна за зебры и пустить на амбразуру, нечего прохлаждаться без дела! А то совсем страх и совесть потерял, лодырь несчастный! avtomat
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Ср 01 Авг 2012, 09:48

Вот-вот, именно! hohot
В самую точку)))
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 15:09

Глава 10
Сто раз убей

Старший позвал его так внезапно и отчаянно, что Альдер невольно содрогнулся, и в глубине его опустевшей души лениво шевельнулись остатки страха.
«Цаграт?»
«Беги, братец! – В голосе слышались ужас и мучительная натуга. – Спасайся скорее, пока… это не коснулось и Младших тоже! Я не знаю, как, но спасайся!»
«От чего? – не понимал Альдер. – От чего, Цаграт, ответь! Цаграт!»
Но сколько бы он не звал своего Старшего, тот не отзывался. И только по-волчьи взвыл на прощание. Альдера бросило в жар. Вой? Теперь, когда еще даже солнце не зашло? Почему? Как? Капли холодного пота проступили на лбу, в голове что-то отрывисто пульсировало, а перед глазами поплыли сизые разводы. Пытаясь справиться с внезапным головокружением, провидец протянул руку и нащупал справа от себя неровную стену сарая. Там, за кладкой из толстых бревен, копошились его собратья, взволнованные чем-то…
Чем? С ними тоже говорили их Старшие?
Сотрясаясь от мелкой и частой дрожи, Альдер прислонился к стене спиной и закрыл глаза, в последний раз, уже ни во что не веря, позвав Цаграта, одними губами. Ответом была тишина – и еще свист ветра, что завихрялся столбом, ползя по хлипкой низкой крыше…
Боль пришла внезапно. Острая и обжигающе-ледяная, как наконечник отравленной стрелы, она без спроса, по-хозяйски вошла в его грудь и, сжав сердце, разбежалась ручейками крови по телу. Внутри все забурлило, вспенилось, а высохшая от солнца и ветра кожа, раздувшись, начала покрываться глубокими и длинными трещинами. В ужасе Альдер смотрел, как сквозь них пробивается короткая серая щетина, как укорачиваются на руках пальцы…
Боль сковала все его тело. Она усыпала раскаленными углями мозг, она расплавила сознание и разум, она заполонила собою все и сама стала всем. Бороться с такой болью казалось невозможным, безумным… И оставалось лишь мириться с ней, принимая и впуская еще глубже в себя…
Альдер упал на колени и медленно опустился на живот, положив щеку на короткую и жесткую траву. Он дышал так тяжело и часто, что уже почти ничего не видел – только густую серую пелену и красные огоньки, мелькающие в ней. Он изо всех сил цеплялся за память, за останец души, за себя…
Просто за самого себя.
- Главное – помнить о Правде, - прошептал он, не чувствуя уже ни языка, ни губ, ни гортани.
Эти слова всегда помогали.
Но теперь… Почему же теперь не помогли? Неужели Она бросила своего верного служителя, когда он так сильно в Ней нуждался?
Зажмурившись, Альдер впился в свое лицо пальцами…
Нет. Уже когтями.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 15:09

Вечер был удивительно красив. И в то же время настолько ужасен, что весь город погрузился в тишину, которую лишь изредка нарушали испуганные всхлипывания женщин и детей.
- Луны еще не было, а они уже превращаются в волков. Против своей воли.
Люсмия подошла ближе к Галлу: та напряженно всматривалась в сумрак пустой улицы, прислонившись к дверному косяку. Вздохнув, княжна приобняла девушку и вдруг без сил опустила подбородок на ее хрупкое плечико.
- Прошу тебя, Люсмия: не падай духом. Все будет… хорошо.
- Я не могу больше, - едва слышно шепнула княжна. – Я так надеялась, так ждала, что все изменится, но теперь… не могу. Они сходят с ума, теряют разум, убегают в степи. И Альдер… Он тоже.
Она резко отстранилась и отвернулась, чтобы скрыть от Галлу свои слезы. Ей не хотелось жить, и, наверное, она и не жила уже. Тот, кто был ее жизнью, превратился в зверя…
Ласковые руки Галлу погладили Люсмию по волосам, обняли за талию. Княжна закрыла глаза, еле сдерживая мучительный стон, рвущийся из груди, где томительно сжималось сердце.
- Дай мне уйти.
Но объятия стали только еще крепче.
- Нет. Я боюсь, что ты сделаешь какую-нибудь глупость.
- Глупость? – Не оборачиваясь, с горечью переспросила Люсмия. – Девочка моя, я ведь больше чем на десять лет тебя старше…
- Это сейчас не важно. Я не ребенок, Люсмия, и вижу, что в таком состоянии ты способна… причинить себе вред.
- А ты бы хотела жить дальше, если бы подобное случилось с Рагханом?
Княжна почувствовала, как сильно вздрогнула Галлу, как разомкнула руки и отступила. Нет, конечно, она не хотела бы. Разве хоть одна из тех, что по-настоящему любят, ответила бы «да»? Разве есть хоть что-нибудь страшнее такой потери? Нет. Об этом даже просто думать страшно. И Люсмии вдруг стало стыдно за свои слова, стыдно и горько.
- Прости, милая, - с трудом выдавила она. – Я не должна была так говорить. Завтра Поединок, и ты так переживаешь за Рагхана, а я…
- Я все понимаю, Люсмия. Тебе больно, я знаю, и мне… так жаль. Мне кажется, если бы я оказалась на твоем месте, то сама сошла бы с ума от горя. Но ведь ты такая сильная… намного сильнее меня.
Княжна приблизилась к ней с теплой улыбкой, протянула руку, погладила по лицу, заглянула в немного испуганные глаза.
- Это не так, моя хорошая.
Перехватив руку княжны, Галлу поцеловала обветренную ладонь и опустила веки.
- Так, - возразила она упрямо.
- Нет. Ты не слабее меня.
Взгляд резко распахнувшихся глаз вспыхнул огнем и опалил сердце Люсмии стальной верой.
- Тогда мы обе сильные, - сквозь зубы проговорила Галлу. – И мы будем бороться за свое счастье! Правда?
Люсмия улыбнулась. По груди медленно разливалось спасительное тепло.
- Спасибо тебе, Галлу. Знаешь, за что? Твоя вера так сильна, что ее хватало и мне, с того дня, как мы встретились. И когда умерла моя жажда отомстить, я сама жила, потому что ты не дала мне сгинуть.
Она выпрямилась, вытерла влажные щеки и крепко стиснула зубы. Улыбаясь, Галлу обняла ее, и на некоторое время обе застыли так, прислушиваясь к неясным звукам вечера. Тишина, сплетаясь с теплой нежностью, рождала спокойствие, которое горело в душе крохотным очагом. Но один миг – и все рассеялось, исчезло: дикий и протяжный вой затушил подрагивающее пламя, и опять наступил холод.
Люсмия вздрогнула и напряглась. Нет, она не должна позволять хоть чему-то сломить ее, испугать. И пусть прежнего Альдера больше нет, она не будет вспоминать об этом: в ее памяти навсегда останется жить молодой крихтайн, переодевшийся слугой – юноша с таким странным, затуманенным взглядом… Этот образ будет с ней до самой смерти, и ничто не сможет его отобрать.
Твердо решив это для себя, Люсмия посмотрела в глаза Галлу… и вдруг испугалась: лицо девушки было бледным, почти белым, во взгляде застыла мутная пелена. Чуть покачнувшись в осторожных объятиях княжны, она приложила руки к вискам.
- Что такое, девочка моя?
- Ничего… Просто вдруг закружилась голова. – Галлу слабо улыбнулась. – Все уже прошло, правда.
- Принеси-ка из дома чашу с водой, горящую свечку и что-нибудь острое.
- Зачем?
- Доверься мне: я ведь вылечила твою рану зимой.
Кивнув, Галлу исчезла в доме, но очень быстро вернулась – в одной руке глиняная миска, в другой – зажженная свеча. Присев перед Люсмией, она поставила их на тихо скрипнувшие доски старого крыльца и вытащила из-за пояса нож.
- Возьми его. И делай все, что посчитаешь нужным.
Люсмия опустилась на колени напротив Галлу и приняла нож. Острие его едва заметно задрожало в ее руках. Как огонек, танцующий над сгорающим фитилем, как темная, играющая бликами поверхность воды…
- Дай мне руку, Галлу. Мне просто нужно уколоть твой палец.
Девушка подчинилась. Легкое и быстрое движение – и на бледной нежной коже выступила круглая капелька крови. Люсмия слегка надавила на палец, поднесла к нему свечу, и капля упала в плавящийся воск. Фитиль стал красным, пламя вспыхнуло ярче, но тут же вновь побледнело. По тоненькому телу свечи побежали вязкие слезы цвета меда.
- Теперь возьми ее в руки, - шепнула княжна. – И наклони.
С этими словами она пододвинула к Галлу чашку и замерла. Только бы не черная роза, только бы не она… Это будет означать лишь одно – скорую смерть. Переплетя дрожащие пальцы, княжна в волнении и ожидании приложила их к губам, молясь про себя.
Только бы не черная роза…
Галлу исполнила все, как было ей велено. Золотистые капли, слабо мерцающие в полумраке, упали в воду, нарисовав на ней желтые разводы. На дне чаши завихрилась муть… И княжна затаила дыхание: сейчас она узнает, либо это какой-то недуг, и все очень плохо, либо…
На поверхности воды распустилась маленькая белая лилия с семью лепестками, и Люсмия вдруг почувствовала себя такой легкой, такой счастливой, словно это она сама находилась на месте Галлу. Пытаясь справиться с частым сердцебиением, княжна подняла глаза.
- Милая моя, добрая моя девочка… Как же это прекрасно!
Еще ни о чем не догадываясь и только пожимая плечами, Галлу улыбнулась.
- Что такое, Люсмия? Что это значит?
Княжна подалась вперед и нежно поцеловала девушку в лоб.
- В тебе бьется новая жизнь, дорогая, - шепнула она. – В тебе живет дитя, только ему всего семь дней. Такая кроха…
Галлу подняла на Люсмию изумленный взгляд.
- Дитя? – как будто не веря, переспросила она.
И тут же, не дожидаясь отклика, закрыла лицо руками и заплакала. Поверила, осознала. Княжна заботливо поглаживала ее по плечам, чувствуя, что еще немного – и сама не выдержит.
- Спасибо, - не отнимая ладоней, сдавленно выговорила Галлу. – Спасибо тебе, милая. Я… У меня нет слов.
- И не надо ничего говорить. Побереги самые прекрасные слова для Рагхана.
Резко успокоившись, Галлу испуганно встретила взгляд княжны и замотала головой.
- Нет. Я не смогу ему сказать…
- Но ты должна! Кто знает, может быть, тогда ему не захочется просто так умирать.
- И что это изменит? Он итак собрался драться, Люсмия! А вот Сильфарин – нет.
- Не понимаю… Сильфарин не желает убивать Рагхана, но сам Рагхан хочет умереть и вместе с тем сражаться… И что из этого выйдет?
- Я не знаю, Люсмия. Все будет зависеть только от них двоих. Правда, Сильфарин обещал мне, что снимет проклятие с Рагхана, но уже почти ночь, а его до сих пор нет в городе!
Княжна устало закрыла глаза.
- Сильфарин… Этот упрямец погубит всех нас, пытаясь противостоять богам.
- Ты осуждаешь его за это?
К своему собственному удивлению Люсмия ответила:
- Нет. Я восхищена. Но мне страшно.
Она поднялась и сошла с крыльца. Подул легкий, ласковый ветер. Тепло ушедшего дня вобрали в себя горящие окна невысоких и уютных каменных домов. За ними готовились к ночи счастливые, пусть даже напуганные волками и завтрашним Поединком семьи. Матери укладывали спать своих любимых детишек, мужья подбадривали встревоженных жен, старики собирались у очагов, чтобы вспомнить о былом или рассказать внучатам старую сказку… Что будет с ними, если боги прогневаются на землю? Неужели этой красоте суждено померкнуть?
Эти люди… Чем они отличались от рельмов, среди которых выросла Люсмия? Разве только тем, что поклонялись другому великому духу, который решил с их помощью завоевать весь мир. Возможно, когда-нибудь те дети, что играют теперь за теплыми стенами, станут погибелью для всего западного Амариса. Великий, молодой, несокрушимый народ людей… Как остановить эту силу, не уничтожив ее? Только у жестоко тирана, такого, как Хакрис, поднялась бы рука полностью стереть человечество с лица земли. Но у него не хватит сил теперь.
Колириан и Хакрис – они даже не явились сюда, чтобы взглянуть на Поединок.
- Что же будет с вами, несчастные люди? – непроизвольно шептала княжна. – И что будет со старым миром, который был мне родным? Сможем ли мы существовать вместе?
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 15:09

- Люсмия…
В голосе Галлу прозвучала тревога, и княжна резко обернулась.
- Да, милая?
- Посмотри… туда.
На конце улицы, там, куда указывала Галлу, маячили две призрачные тени. Высокие и как будто бесплотные, они раскачивались на ветру и, казалось, парили на землей. Нет-нет, откуда бы они взялись такие? Это все туман, это он просто сбил Люсмию с толку, стелясь по мостовой…
На всякий случай княжна поднялась на крыльцо и, подняв нож, встала подле Галлу. Та быстро шепнула:
- Ты знаешь, кто это может быть?
- Нет, - покачала головой Люсмия, крепче сжимая рукоять кинжала. – Но ты не бойся.
- Я и не боюсь. Но все-таки… нам лучше зайти в дом. Ни к чему навлекать на себя беду.
Содрогнувшись от внезапно пробившего ее холода, княжна стряхнула с себя оцепенение и кивнула.
- Да, идем.
Но они не успели. Две темные фигуры мгновенно выросли прямо перед ними, загораживая вход в дом. Когда же Люсмия занесла руку с кинжалом, раздался сухой и холодный смех.
- Это ни к чему, рельм. Не надо идти против воли Владыки Пустоты.
- Кто вы такие? – громко и твердо, насколько могла, спросила княжна.
- Мы его слуги, рельм. Мы пришли за жертвой.
С ужасом и гневом Люсмия осознала, что второй из незнакомцев указывал длинной худой рукой на Галлу. Скрипучий голос его повторил:
- Да, мы пришли за жертвой.
- Нет! – Обняв подругу, Люсмия выставила вперед нож. – Вы не заберете ее!
- Заберем. И отведем к первому жрецу Владыки Пустоты. К служителю того, кого смертные называют Некто Без Имени.
Лезвие кинжала растаяло. В руках у Люсмии осталась лишь бесполезная теперь рукоять, и она в отчаянии отшвырнула ее в сторону.
- Зачем ему эта жертва?
- Чтобы вступить в права жреца, ему нужно пролить кровь, которую потребовал Владыка. Наш господин выбрал ее. – Первый из призраков тоже указал на Галлу. – Он сказал, что хочет женской крови – крови той, которая верит и всем сердцем любит, невзирая на то, что душа любимого не ей принадлежит.
- Ваш господин так же безжалостен, как сам дьявол, - с презрением ответила на это Люсмия. – А тот, кто хочет стать его жрецом, - просто низкий трус.
- Этот смертный ни за что не стал бы убивать беспомощную девушку, - спокойно сказал призрак. – Но у него не было другого выхода. Может быть, он сумеет оправдаться перед вами, если захочет. Ты, - он когтистым пальцем указал на Люсмию, - пойдешь с нами, если не желаешь отпускать свою подругу. Или умрешь. Выбирай.
Люсмия гордо выпрямилась. В сердце ее назревала холодная решимость, и загорелся свет. Она увидела выход…
- Я пойду с вами.
- Вот и прекрасно. Вперед.
И два служителя Некто Без Имени повели их обеих по извилистой улице, в сторону океана. Люсмия почти не сводила взгляда с испуганного лица Галлу, вытирала слезы, улыбалась и твердила про себя:
«Я спасу тебя, моя милая… Ценой своей жизни – но спасу. В конце твоего пути ещё горит огонек надежды – так иди же к нему. А у меня – ничего, только темнота и холод. Мне не на что надеяться больше… Не во что верить. Не во что – кроме того, что я теперь должна умереть вместо тебя. Да и зачем мне жить? Зачем? Ведь я всё потеряла, а ты так многое обрела. Нельзя, чтобы ты лишилась этого тоже. Береги своё счастье. Ради самой себя, ради Рагхана, ради прекрасной жизни, которую носишь в себе… И ради меня – тоже. Береги. Ради моей жертвы береги…»
Идти оказалось недалеко. Ночь только-только вступила в свои права над землей, а четверо путников уже остановились возле высокой прибрежной скалы, в которой зиял узкий проход. Изнутри доносилось далекое эхо чьих-то шагов…
- Это он, да? – шепотом спросила Галлу.
- Да. Здесь мы останемся втроем. А ты пойдешь к нему.
Опустив голову, обреченная на смерть жертва покорно кивнула и развернулась к входу, но Люсмия крепко схватила ее за локоть и резко оттолкнула от скалы.
- Ты никуда не пойдешь, ясно? Пойду я.
Пораженная Галлу даже ничего не успела ответить: один из призраков молниеносно кинулся на княжну и прибил ее спиной к холодному камню.
- Ты смеешь перечить воле Владыки, жалкая смертная? – с ядовитой яростью прошипел он.
- Я тоже люблю, - задыхаясь, выговорила Люсмия. – Тоже… Того, чья душа находится во власти Вардвана. Дайте мне стать жертвой вашего господина. Я так хочу, а она… она носит ребенка.
Призрак долго не отвечал. Но хватку ослабил.
- Прошу вас, - едва слышно выдохнула княжна.
- Нет, Люсмия, ты не должна…
Она взглянула в глаза Галлу, заполненные слезами.
- Должна.
Призраки переглянулись, словно безмолвно советуясь друг с другом.
- Хорошо, рельм. Иди.
Люсмия поклонилась, и один из них обхватил Галлу за плечи, оттесняя назад.
- Не надо, пожалуйста…
- Прощай, Галлу. Будь очень-очень счастлива.
И княжна вошла в узкий тоннель, освещенный магическим огнем, источника которого она не могла видеть. Мерно зазвучали ее шаги, и кто-то там, впереди, замер, поджидая свою жертву. Едва ли он желал остаться незамеченным: зачем ему? Он ждал, не смея шелохнуться, потому что… Потому что не хотел убивать. И Люсмия чувствовала это в его напряженном дыхании, которое не слышала – но ощущала, как свое.
Проход закончился. Как однажды заканчивается все – даже жизнь. Люсмия очутилась в просторном зале, освещенном десятками факелов. Она стояла прямо на большом плоском камне, приготовленном вместо алтаря, и напротив нее замер мужчина в широком черном одеянии. Подняв отчего-то дрожащие руки, он резким движением скинул с головы капюшон…
И она не выдержала – отвернулась, закрывая лицо руками и корчась от боли, равной которой не испытывала никогда.
- Нет! Лучше бы ты стал волком…
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 15:10

Тайша остановилась у двери и перевела дыхание. Ее ладонь, что сжимала спрятанный в складках платья нож, взмокла от волнения и напряжения. Бешеное биение сердца разрывало грудь, причиняя невыносимую муку. Но она сможет.
Она должна.
Ведь у нее осталась всего одна, последняя ночь, чтобы что-то предпринять, чтобы все исправить… Плевать на богов. Плевать на этого Некто Без Имени, которого боятся Великие… Она – мать. Или уже сестра…
Не важно.
Ничего уже не важно. После того, как этим вечером она случайно услышала слова Удно: «Мы на всякий случай будем готовы пустить его в дело, мой вождь».
Тогда она спряталась за угол ближайшего дома, осторожно, чтобы не быть замеченной, выглянула, сощурилась, пытаясь лучше разглядеть две фигуры сквозь колышущиеся ветви невысокого терновника, и увидела.
Удно и стоящего к нему чуть боком Рагхана. Они говорили о каком-то ковчеге с дьявольским огнем, который люди строили почти полгода, о том, что Сильфарин наверняка что-то задумал… Вождь людей был мрачен и в то же время как будто растерян. «Если бы ты знал, как мне противно от одной только мысли о ковчеге, Удно, - говорил он. – Это подло. Но если Сильфарин откажется биться со мной, у меня не будет иного выхода. Поэтому больше всего на свете я боюсь его отказа».
Эти слова вождя и теперь не давали Тайше покоя. Злость в ее груди мешалась с жалостью и от этого становилась лишь еще мучительнее. Нет, Рагхан не заслуживал смерти. До сих пор она помнила, как дрожал его голос, когда он назвал Сильфарина братом, какая боль шевелилась в пустых глазах. А как он рассказывал ей о людях, о Галлу… Каким мягким и красивым сделала его лицо глубокая нежность к ним! Не таким, как обычно.
Тайша помнила и то, как вождь задыхался, когда отнимал жизни. Как будто сам умирал.
- Бедный мальчик, - шепнула она, не отрывая взгляда от двери. – Прости меня. Но я слишком сильно люблю своего названного сына и не могу рисковать его жизнью.
И она решительно, но осторожно вошла в дом: дверь, как всегда, оказалась не заперта.
Плевать на богов. На все плевать.
Если умрет ее Сильфарин – ее свет, ее жизнь – так пусть умирает весь мир!


Ночной Балгуш принял выбившихся из сил путников в свои мягкие объятия из тишины и льющегося из окон теплого света.
- Ты успел, Эльт-Маккан! – Калче ободряюще похлопал Сильфарина по плечу. – Ты успел и теперь должен хорошенько отдохнуть.
- Это мы успели, Калче. Мы, понимаешь? Спасибо тебе, друг. Я никогда не забуду того, что ты сделал.
Но шаман уныло понурил голову и тяжело вздохнул.
- Нет, Эльт-Маккан. Я не успел. Они стали волками, и хоть я всегда хотел этого, теперь мне отчего-то горько.
- Все? – Сильфарин похолодел от ужаса, но тут же в душе его словно вновь вспыхнуло пламя. – Нет! Не может быть, гашха! По крайней мере, один из них… Нет, ты слышишь меня! Альдер не стал волком, я чувствую, я знаю. Не даром же я учился у Великой. Где-то здесь еще витает след его души, в которой нет сангмайха… Совсем слабый след. – Он отстранился от Калче и сжал кулаки. – Теперь я и сам могу идти. Мне бы только найти Абху.
- Пойдем. Я все-таки доведу тебя.
Искать долго им не пришлось: Мудрейшая сама спешила им навстречу. Гилтарет поблескивал в ее протянутых вперед руках, сверкали потемневшие от волнения глаза, неслышно шевелились губы.
- Сильфарин! Слава небесам, с тобой все в порядке! Небесный меч невероятным образом оказался в воздухе прямо передо мной, я не знала, что подумать, а Знаки упорно молчали! Ты… хорошо себя чувствуешь?
На лице Абхи читалось беспокойство.
- Да, благодарю тебя. – Сильфарин принял из рук Великой свой меч. – Просто устал немного: идти пришлось долго.
- Ты должен был сперва посоветоваться…
- Я знаю, Мудрейшая! Прошу, не продолжай. Я итак корю себя за глупости, которые в последнее время натворил.
Абха, к его удивлению, тут же послушалась. Как выяснилось, она просто слишком торопилась сообщить ему нечто важное.
- Сильфарин, этой ночью родится тот, кого будут звать защитником земли.
- Кем-кем?
- Защитником земли, - повторила Мудрейшая. – Жрец Владыки Пустоты. Настоящее имя его ты знаешь.
Нахмурившись, молодой человек отрицательно покачал головой. Абха со вздохом опустила глаза.
- Альдер.


В комнате было тихо, тусклый свет луны лился через окно на дощатый пол и стены. Глубоко вдохнув, Тайша занесла над спящим человеком нож. Шершавая рукоять его грела ладонь, будто призывая: «Давай же! Покрепче сожми меня – и ударь! Ударь…»
И тускло поблескивающее в лунном свете голубое лезвие вторило этому голоску.
Дай, дай мне упиться горячей кровью!
«Сейчас, сейчас, - твердила себе Тайша. – Вот только соберусь духом – и убью. Но сначала… еще раз взгляну на лицо того, кого Сильфарин называл братом».
Крепко зажмурившись, она поборола в себе дрожь и вновь широко раскрыла глаза. Ее взгляд упал на скрытое сумраком лицо Рагхана…
Тайше еле удалось сдержать рвущийся из груди крик. На низкой кровати лежал вовсе не вождь людей! Лицо… лицо спящего не принадлежало жестокому и несчастному Кальхен-Туфу. Оно было совсем другим – таким знакомым, таким любимым, что сердце женщины сжалось от радости, от счастья, в которое трудно было поверить. Так трудно… Но ведь глаза… Они прежде никогда не обманывали Тайшу. Ну, или почти никогда.
Это был он! Он! Выходит, он не умер тогда, почти четверть века назад…
Взор застилали слезы. Заткнув кинжал за пояс, Тайша опустилась на колени рядом с ложем, всматриваясь в каждую черточку, протянула руку, чтобы ласково погладить пальцами обветренное лицо, но…
Нет! Как только она дотронулась до его кожи, видение исчезло. Перед ней снова лежал вождь людей. Темный чинх Ганнуса. Противник и враг Сильфарина.
Рагхан.
Слезы двумя тонкими ручейками заструились по щекам Тайши. Она порывисто встала, еле удерживаясь, чтобы не зарыдать в голос. Нет, убить его она не сможет. Теперь уже никогда.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 15:10

Альдер смотрел в глубокие карие глаза и не мог отвести взгляда.
- Так значит, ты решила пожертвовать собой ради Галлу, - наконец глухо вымолвил он.
- Да, - резко и сухо ответила княжна. – И не жалею даже теперь.
- Люсмия, я…
- Не надо ничего говорить. Я понимаю, что в сердце твоем нет больше места для сострадания, ведь и души у тебя почти не осталось.
Он отвернулся, проведя руками по лицу, где еще остались следы от когтей. Не хотелось оправдываться перед будущей жертвой, не хотелось просить о понимании и прощении, унижаться… Ради чего? Но от мысли, что она до конца будет считать его жестокосердным злодеем, который просто пытался спасти свою шкуру, становилось дурно. И что-то больно сжималось в груди.
Но что? Господи, что, если там ничего уже не было, кроме Пустоты, которой он собрался верно служить? Альдер не мог найти ответа… и похолодел.
- Почему ты не стал волком, как все? – вдруг спросила его княжна.
Провидец вскинулся и опять посмотрел ей в глаза.
- Я стал, - начал он. – Но сквозь безумие, которое охватило мое сознание, пробился голос Владыки Пустоты, голос Некто Без Имени. Он вернул мне мой разум, пролив на опустевшую душу дивный свет, и я понял, что не все еще потеряно, что я могу побороться за себя. И тогда Его голос стал четче и громче. И Он сказал мне: «Я освобожу тебя от проклятия, и ты никогда больше не станешь волком. Но только если станешь моим жрецом и выполнишь то, что я велю тебе». Я спросил его: «Зачем тебе нужен жрец на земле, если ты покинул Вселенную и оставил ее на попечение Рунна и Ганнуса?» Он ответил, что жрец служит началу веры, а вера укрепляет силы духа, что стоит во главе ее. Тогда я согласился, пообещав, что сделаю все, что будет нужно. В то же мгновение сила, которая неумолимо превращала меня в зверя, отступила, и я снова стал обыкновенным рельмом, Люсмия. Таким, как ты. Почти. И я спросил у своего нового господина: «Что я должен совершить?» И тогда он велел мне принести ему первую жертву – убить женщину, которая… Ты теперь и сама все знаешь, иначе бы не пришла сюда вместо Галлу.
- И ты согласился? – едва слышно спросила княжна. – Я думала, что ты…
Ей не хватило слов, а Альдер, пользуясь этим, продолжил.
- Я был в ужасе от Его слов и отказался. Решил: буду волком и забуду обо всем. И навсегда уйду от грязи и несправедливости мира тех существ, что зовут себя разумными. Некто разгневался, и я снова, только уже медленнее начал обращение. Так медленно, словно Он испытывал меня, ждал, что я передумаю. Я же не собирался изменять решение. Поверь, Люсмия: я не собирался. Но явилась… Она. Правда. Второй раз в жизни я говорил с Ней. Именно с Ней самой, а не со Знаками. И Она сказала мне: «Ты нужен земле, провидец. Ты нужен ей как ее защитник. Став жрецом Некто Без Имени, ты будешь хранить сущий мир от Пустоты, воздавая молитвы ее властелину. Если ты теперь не согласишься на Его условия, Вселенная падет: Ничто проглотит ее и станет всем». – Альдер подошел ближе к Люсмии, но не осмелился дотронуться до нее. – И я согласился. Потому что понял: если я стану жрецом Пустоты, то смогу помочь Сильфарину и Рагхану. И даже если Некто разгневается на мир и захочет уничтожить его, я всегда смогу принять удар на себя, чтобы сохранить Айриндаэн. – Он вздохнул, крепко зажмурившись, пытаясь не дрожать. Ну, хотя бы не так сильно, не так заметно… - Правда тоже иногда требует жертв, Люсмия, теперь я понял. И еще Она… не позволяет своим служителям любить земных женщин сильнее Ее самой.
- Выходит, я теперь должна умереть, чтобы ты в любой момент мог попросить Некто о милосердии? Для всего мира?
- Да, - открывая глаза, прохрипел Альдер. – Вернее, жребий пал на Галлу, и ты не должна была…
- Должна! – перебила Люсмия. – Ты думаешь, почему? Да просто потому, что Рагхан любит ее, а ты меня – нет. – По ее лицу опять, опять покатились слезы. – Я надеялась, что смогу возродить в тебе хотя бы тень умерших чувств, но… это было слишком самонадеянно. И судьба сильнее всех клятв.
- Ты… ты и мне подарила надежду на то, что ко мне вернется… то, что отнял Вардван.
Взгляд ее стал холодным, бровь изогнулась почти презрительно.
- Это что, такое утешение, да?
Альдер не ответил: ему опять стало больно – и страшно. Откуда это взялось? И почему именно сейчас? Сейчас, когда даже Правда, которая есть любовь, говорит ему: «Убей!»
Правда… Теперь провидец осуждал даже Ее, свою прекрасную госпожу, которой не имел права и не хотел противиться. Да и была ли Она настолько прекрасна? Не показала ли теперь иное свое лицо?
«Альдер! Альдер!»
Он задрожал от внезапно возникшего желания упасть на колени. Нет, только не сейчас. Он не поклонится Ей. Пусть даже голос Ее дрожит, пусть даже Она просит прощения…
«Альдер, пойми меня, прошу. Ведь я никогда, никогда еще не просила крови. Ни у кого, ни для чего. Мне самой страшно, друг мой. Но у меня, как и у тебя, нет выхода, потому что.. да, я сильнее Рунна. Но Некто сильнее всех».
«Я понимаю тебя, госпожа моя. Я не прощу, но подчинюсь. Ты ведь тоже, как и наши боги, - бессмертная. То, что случится сейчас, для тебя – ничто. Так радуйся же! Я слуга твой и останусь тебе верен. А теперь оставь меня».
Сделав короткий, но глубокий вдох, он перехватил в руке кривой нож. Вот бы рядом был Великий Палнас… Он бы помог перенести этот кошмар.
Учитель, ты знал, всегда знал, что убил меня, отправив в Ханмар. И ты смирился с этим…
Но мог ли ты предположить, что однажды мне придется принести ту же жертву, которую принес ты? Убить… ее. Ту, кого любил когда-то и кого в глубине оставшейся еще души надеялся полюбить вновь. Убить ее просто потому, что я, как и ты, - служитель Правды.
Путь к добру залит кровью и завален трупами…
Провидец поднял глаза на Люсмию и увидел, как она содрогнулась: наверное, в тот миг он был действительно страшен. Но она справилась с собой, выстояла. Самая храбрая, самая сильная, самая красивая женщина на свете…
- Прости меня, - выдавил он.
Она тепло улыбнулась.
- Простить? За что? – Голос стал, как прежде, мягким и ласковым. – Разве могу я хоть в чем-то винить того, кто в сто крат несчастнее меня?
- Не нужно так говорить, слышишь? Ты просто скажи: простишь? Да или нет?
- Конечно, да.
Голова провидца опустилась еще ниже.
- А вот я – нет. Я себя никогда не прощу.
Учитель, я знаю, что ты бы смог это сделать. И выдержал бы, не умер, только сильнее стала бы твоя старая боль. Ты – вумиан, ты платишь Правде молодостью, но мне, всего лишь рельму, платить нечем. У меня есть только жизнь. Или нет, спираль с множеством витков. И я умру, Учитель. Я умру, но, будь проклята моя жизнь, восстану вновь для новой ступени…
Альдер быстро шагнул вперед.
И ударил.
Она даже не вскрикнула, только глаза остановились от боли, но тут же снова стали живыми. Настолько живыми, что он успел поверить: не будет никакой смерти. Успел – перед тем, как ужасающий по силе своей взрыв внутри, в самом сердце, не заставил провидца пошатнуться и уронить нож.
Он вернулся. Его сангмайх…
И слезы брызнули у жреца из глаз… вместе с горячей кровью из раны жертвы. Кровь эта хлынула прямо на руки провидца, и он содрогнулся от боли, горечи и жгучей ненависти к самому себе, ко всему миру…
- Люсмия…
Её бледное лицо было совсем близко, губы умиротворенно улыбались, а в глубоких и таких красивых глазах светилась теплая нежность. А с ней – любовь, которая потушила разрушительное пламя в сердце несчастного убийцы. Она стала его любовью тоже.
Альдеру показалось, что в тот момент ему снова было семнадцать, что за считанные мгновения до смерти эта прекрасная и отважная молодая женщина отдала ему свою душу, всю, без остатка… И они соединились. Наконец-то соединились после шестнадцати лет мучительного ожидания!
Да, как же долго они оба ждали этого… Ждали, чтобы стать единым – всего на один миг. Только один,… но уместивший в себя все, что имело значение. Только один – но затмевающий целую жизнь.
Окровавленные пальцы провидца коснулись побледневшей щеки княжны. И с трудом, через сдавливающие грудь рыдания, он снова назвал имя:
- Люсмия…
- Альдер, - все еще улыбаясь, едва слышно шепнула она.
В последний раз.


От усталости и слабости, вызванной ядом, Сильфарин шатался и рукой опирался о стену. Добравшись до кровати, он без сил рухнул на перину и схватился за голову. Тайша присела рядом с ним, положив руку на подрагивающее плечо.
- Тебе надо отдохнуть.
- Я не смогу. Не хочу… Вот бы завтра никогда не наступило…
- Милый мой, прошу тебя! Умоляю… Ведь завтра бой, а ты… так слаб!
Она не могла без слез смотреть на его бледное лицо, на то, как тяжело и напряженно вздымалась его грудь. Встав, Тайша сделала круг по тесной комнате, тихо всхлипнула, затушила свечи на столе. И вернулась к Сильфарину.
В темноте молодой человек поймал ее взгляд, и его названная мать поневоле зажмурилась.
Какие глаза… Ну и что, что карие, а не голубые. Все равно – его. Его глаза.
Инзала.
- Мой братец…
- Тайша… Не плачь, моя хорошая. Не надо плакать, потому что… - Он запнулся, не находя нужных слов. – Потому что мне так будет тяжелее.
Она широко улыбнулась, вытирая слезы.
- Хорошо, Сильфарин. Ты… ложись и поспи, ведь уже так поздно…
- Нет, расскажи мне историю про Фаониэля и Яндгу.
От перехватившей дыхание судороги Тайша спустилась на пол и через силу втянула воздух ртом. Мальчик, маленький мальчик… Совсем такой же, каким был и двадцать лет назад. Упрямый и добрый.
- Но ведь ты слышал эту легенду так много раз, что, наверное, успел уже выучить наизусть.
- Да, я знаю, - вздохнул Сильфарин. – И почти выучил. Но она – моя любимая. И я хочу услышать ее именно от тебя, как раньше. Пожалуйста, расскажи…
Тайша через силу улыбнулась, вспоминая давно ушедшие дни и вечера. Когда-то пятилетний мальчик прыгал на кровати и умолял ее: «Ну, пожалуйста…» А она отвечала: «Завтра, милый, хорошо?»
Уставшие плакать глаза закрылись. Теперь Тайша уже не могла сказать «завтра».
Поэтому она просто устроилась поудобнее на краю кровати, взяла Сильфарина за руку и начала:
- Когда-то в прекрасном городе Норагане жил юноша по имени Фаониэль…


Чья-то узкая ладонь легла провидцу на плечо, и он крепко стиснул холодные вздрогнувшие пальцы. Плечи его задрожали, мокрое от слез и горящее от боли лицо спряталось в мягких волосах Люсмии.
- Ты плачешь, Альдер? – тихо спросила Галлу. – Ты снова жив?
Он сразу понял, что она имела в виду.
- Да, я жив. Я убил ее вместе с собой прежним. Я убил себя, хоть и до того был мертвым. А она… она подарила мне новую жизнь.
Боль, пронзившая сердце, впустила в него уже почти позабытое трепетное чувство, которое чудодейственным нектаром разливалось по груди, проникая в саму душу. И незримый сосуд ее наполнялся горячим сангмайхом…
Да, в который раз уже умерев, он снова был жив.
Вернуться к началу Перейти вниз
Наина
Верховный Ангел
Верховный Ангел
avatar

Сообщения : 14532
Дата регистрации : 2010-10-28
Откуда : Город над вольной Невой

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 16:43


Лена, привет!
Ого, сколько нового материала накопила за время отсутствия.
Обязательно прочитаю, но чуть позже, У меня сегодня целый день инета не было, только что появился, надо кое что сделать Smile
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 17:07

Нина, приятного вечера!))) privet
Здорово, я буду терпеливо ждать отзывов. Правда, это было написано еще до того, как я уехала. Smile
Вернуться к началу Перейти вниз
Наина
Верховный Ангел
Верховный Ангел
avatar

Сообщения : 14532
Дата регистрации : 2010-10-28
Откуда : Город над вольной Невой

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вс 02 Сен 2012, 17:11

Привет, привет!Й
Дума, что тебе не долго отзывов ждать, ведь многие девочки читают тебя.

Цитата :
Правда, это было написано еще до того, как я уехала.
Smile
Но выставила та ты только сейчас, значит что то еще корректировала Smile

Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 03 Сен 2012, 07:25

Ленусик! Привет!
Спасибо за проду! love you Так жалко Люсмию И Алдера! Я до последнего надеялась, что жертва ограничится только кровопусканием, таким чисто символическим, а тут настоящее убийство! affraid Может, Люсимю все же оживят? А? Аффтор, в твоих силах это сделать.
Я так рада за Галлу! Жду, кто же родится. urra

Цитата :
От усталости и слабости, вызванной ядом, Сильфарин шатался и рукой опирался о стену.
А вот интересно, оправится Сильфарин от отравления? scratch
Спасибо.
А что там дальше?
Вернуться к началу Перейти вниз
maniaka
Абсолютная Маньячка
Абсолютная Маньячка
avatar

Сообщения : 2051
Дата регистрации : 2010-10-24

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Пн 03 Сен 2012, 11:28

Начала читать еще вчера, но только сегодня удалось выкроить время, чтобы закончить.
Цитата :
Да, как же долго они оба ждали этого… Ждали, чтобы стать единым – всего на один миг. Только один,… но уместивший в себя все, что имело значение. Только один – но затмевающий целую жизнь.
Всплакнула. Sad Как же их жалко. Теперь Альдер всегда будет мучится.

Лена, спасибо за новые главы. Жду продолжения.
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 04 Сен 2012, 10:18

Девочки, большое спасибо за отзывы!))) Мне так приятно, что вы продолжаете читать и переживать)))) Сейчас выложу продолжение)
Вернуться к началу Перейти вниз
Лилуай
Сестра Белого Волка
Сестра Белого Волка
avatar

Сообщения : 1126
Дата регистрации : 2012-04-06
Откуда : Томск

СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   Вт 04 Сен 2012, 10:20

Глава 11
Когда замирает небо…

Рагхан медленно, с наслаждением закрыл глаза и сделал глубокий вдох.
- Этот день пришёл, мой господин, - шепнул он. – Этот день пришёл…
Над восточной кромкой Амариса поднималась заря.
Он смотрел на свой Балгуш и не узнавал его. Нет, дело было не в том, что город сильно пострадал и помрачнел после того самого первого нападения на него Эйнлиэта и армии предателей-дикарей, не в том, что теперь на улицах порой можно было увидеть вумиана, свона или игхалла... Просто вождю казалось, что изменились сами люди. Вместе с ним.
Теперь они молча выходили из своих домов и присоединялись к целому шествию, что направлялось из города на север. Поединок решено было провести на открытой равнине, между Балгушем и скалой Меррук, и теперь, казалось, все восточное побережье материка ожило и потекло туда. Люди шли и по той самой улице, где построен был дом вождя; их преданные глаза все искали встречи с глазами Рагхана. А он стоял на крыльце и взглядом искал Галлу.
Ведь она должна быть здесь, среди них. Она обещала, что будет смотреть на его битву и ни за что не отвернется, даже если он будет истекать кровью. Она обещала, что до конца будет с ним…
Но сколько бы Рагхан ни искал, Галлу не было. И оставалось только надеяться, что она пошла к месту Поединка другим путем.
Но вождь обязательно еще раз увидит ее перед тем, как умереть – или навсегда стать настоящим Кальхен-Туфом. Который не сможет больше любить. Никого.
Он выхватил из ножен Ноанхур и поднял его над головой, словно приветствуя идущих по улице людей. Народ его – живой, единый, сильный – радостно взревел, но в радости той звенела и тоска. Наверное, они тоже почувствовали: что-то не так. В самом этом знаменательном и проклятом утре что-то было не так…
Луч солнца сверкнул на лезвии меча.
Поднималась заря. Двенадцатая.


Только открыв глаза, Сильфарин подскочил как ужаленный и тут же схватился за голову: она раскалывалась так, словно он ударился ею обо что-то очень твердое и тяжелое. Все тело до сих пор временами вздрагивало от слабости, вызванной ядом Айогу. Не сразу светлый чинх пришел в себя, не сразу понял, что Тайша все еще сидит на краю его постели и не сводит с воспитанника грустного, стеклянного взгляда. Под нижними веками женщины пролегли темные круги: не спала всю ночь, бедняжка. Это точно.
- Доброе утро. – Он улыбнулся.
Ответом ему был лишь тихий вздох. Ничего не говоря, Тайша наблюдала за тем, как он собирался на бой, но когда Сильфарин уже опоясывался мечом, внезапно встала, схватила его за локоть и шепотом попросила:
- Не ходи.
Он посмотрел на нее так, словно впервые увидел.
- Что значит – не ходи?
- Не ходи на Поединок, дорогой, прошу тебя. Я так боюсь…
Его теплая и широкая улыбка говорила лишь об одном: Сильфарин не верил в то, что она говорит это всерьез. Молодой человек мягко высвободился из рук Тайши и направился к выходу из комнаты.
- Нет! Послушай меня…
У дверей Сильфарин резко обернулся.
- Я не могу не явиться на Поединок, которого ждали так многие.
- И ты… уже все решил?
- Да.
Тайша вытерла слезы.
- Рагхан убьет тебя.
Сильфарин горько улыбнулся.
- Если он готов меня убить,… значит, я так и не смог изменить его; значит, мне незачем больше бороться. И жить тоже незачем… Не смотри на меня так. Идем.
Едва оба они вышли из дома, как на Сильфарина налетели Великие. Без Абхи: Мудрейшая стояла поодаль, отвернувшись от своих сородичей и чинха. Немного рассеянно и даже сонно молодой человек оглядел всех пятерых и сокрушенно опустил голову.
- А Палнас так и не вернулся, да?
- Он долго теперь не вернется, Идущий За Светом, - вполголоса ответил Игвейд. –Но ты не сожалей ни о чем.
- Не буду, Великий. – Сильфарин наклонил перед ним голову. – Величайший ведь никогда ничего не делает просто так. И раз Палнас ушел, значит, и впрямь – теперь мой черед решать.
Обеспокоенно переглянувшись с братом, Телькхур шагнул вперед и крепко сжал плечи чинха.
- В последний раз прошу тебя, Сильфарин: опомнись! В каждом из Девяти Поединков один из избранных воинов обязательно умирает, и если ты не будешь биться…
- Сколько раз вы уже говорили мне об этом? – с раздражением перебил Великого молодой человек. – И ты, и твой брат, и все вы, мудрецы Андагаэна. Хватит! Я прекрасно слышал вас, но повторяю: я всё решил. Ведь чинх может решать? Или я не прав, Великий Телькхур?

Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Яви свой свет (фэнтези)   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Яви свой свет (фэнтези)
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 5 из 7На страницу : Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: