ФорумРегистрацияВходЧаВоПоиск

Поделиться | 
 

 Красавица Леночка и другие психопаты

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 11:44

Всем привет! Раньше писал только "по науке", так что, как говорится, не бейте ногами. Просто очень хотелось попробовать рассказать в художественной форме о чарующем и в то же время страшном мире специфических людей, живущих среди нас. Выкладываю самое начало, если кому-то будет интересно - продолжу.

**************************************************************************************************************

Жил-был человек по имени Джонни, во многом не похожий на других. Он был далеко не идеален, обладая непростым характером и многими странностями. Но у него также была широкая, открытая душа и очень доброе сердце. Несмотря на свой весьма уединённый образ жизни, Джонни любил людей и постоянно стремился помогать тем, кто в этом нуждается. С радостью делился он с другими своими знаниями, стремясь передать окружающим ощущение, что, несмотря на всё зло царящее вокруг, мир прекрасен и удивителен, надо лишь научиться видеть, понимать, ценить и беречь эту красоту. Осознавая, как трудно порой приходится людям, иногда безропотно раздавал нуждающимся то немногое, чем обладал сам.
Видимо, так уж устроен мир, что время от времени этот человек притягивал к себе тех, кто был едва ли не полной его противоположностью. Несмотря на неотразимое обаяние, эти люди лишены многих черт личности, делающих человека человеком в высоком смысле слова. Так, они ведут паразитический образ жизни, манипулируя другими, используя их и не считаясь с их интересами. Эти люди также не способны жалеть и сострадать, беспощадны, патологически лживы, безответственны, импульсивны, эгоцентричны и наделены манией величия. Кроме того, даже незначительные фрустрации провоцируют у них сильную агрессию по отношению к окружающим, в первую очередь близким.
Наблюдая, как Джонни взаимодействует с этими людьми, кто-то втайне жалел его. Другие же просто отмечали про себя, что наша жизнь это джунгли, по которым кто-то идёт как турист, а кто-то – как завтрак туриста.
И вот однажды Джонни встретил очень необычную девушку. Поначалу знакомство с милой блондинкой не вызывало у него никаких особых иллюзий: с виду вроде девушка как девушка. Однако чем дальше, тем больше обнаруживалось её отличие от других. Джонни привык к тому, что если разговор с девушкой не глохнет сразу, практически не начавшись, то всё равно он быстро приходит к чему-то наподобие вопроса о том, почему девушка должна встретиться именно с ним и в чём он видит свои преимущества перед его многочисленными конкурентами. Считая такую постановку вопроса убийственной для своего романтического видения отношений и не находя ответа, который бы понравился девушке, Джонни замолкал… до тех пор, пока примерно такой же разговор не повторялся… уже с другой женщиной.
Леночка же отвечала на его вопросы, рассказывала о себе, о своей жизни, задавала вопросы ему. А через какое-то время сама предложила встретиться. А ещё, за некоторое время до их первой встречи, она написала ему: знаешь, вот мы с тобой практически не знакомы, а мне уже хочется поделиться чем-то с тобой, рассказать кое-что личное. Как ты думаешь, стоит? И когда Джонни ответил утвердительно, Леночка рассказала ему о том, что её бросил мужчина, которого она любила. Говорила о том, как она не может «отпустить» того мужчину и постоянно названивает ему. И о том, что она чего только ни делала, чтобы его вернуть: слушала советы подруг, даже к гадалке ходила, но ничто ей не помогло.
При первой встрече Леночка просто очаровала нашего героя. Конечно, на улицах столичного города нетрудно встретить красивую девушку. Или, как минимум, правильно отштукатуренную, которая может сойти за красивую. Но чтобы она вот так сидела напротив, улыбалась тебе и говорила: да-да, я тебя внимательно слушаю...
Здесь следует оговориться, что девичья красота для Джонни заключалась не только и не столько в правильных чертах лица и стройности фигуры, но также в томящей надежде на то, что это именно тот человек, с чьим сердцем его сердце сможет биться в такт. Они откроют друг другу свои души, он возьмёт её за руку, и они пойдут вместе по жизненному пути, который отныне для них станет общим.
И это после того, как практически неизменно, за редкими исключениями, каждый раз, при первой встрече женщины давали ему понять: ты мне не нравишься. И либо сразу разворачивались и уходили, либо отбывали номер до конца, то словно не замечая его, то (что также случалось время от времени) вымещая на нём свои фрустрации по поводу ещё одной неудачной попытки встретить Очаровательного Принца или что-то ещё в этом роде.
Определённо, было в этой девушке что-то такое, что вскружило ему голову и породило в нём иллюзию, что, возможно, несмотря на грустный прошлый опыт у каждого из них, они со временем будут значить очень много друг для друга.
Однако при расставании Джонни не решился спросить у Леночки, может ли он надеяться увидеть её снова. И, не получив от неё весточки в течение нескольких дней, обречённо решил про себя: «ну естественно. Что и требовалось доказать». Однако на всякий случай написал ей по почте, на что она ему ответила: у тебя же есть мой номер мобильного телефона, так что ты всегда можешь мне написать или позвонить.
После этого они виделись где-то раз в полтора месяца, ходили в месте в кино или просто сидели в кафе. Время от времени Леночка также писала ему письма по электронной почте, в которых делилась своими переживаниями или спрашивала, как лучше поступить той или иной её знакомой или подруге в ситуации личного характера. Однако он понимал, что у неё своя жизнь: она никак не может забыть того мужчину, а также пытается найти ему адекватную замену. И, как бы трудно ни далось ему это решение, он настроился никогда больше ей не писать.
И вдруг, когда Джонни уже смирился с ситуацией, неожиданно, в свой день рождения он получил от Леночки смс-ку. Нет-нет, конечно же она не помнила про его день рождения, да он и не питал на сей счёт никаких иллюзий. А написала она примерно следующее: как ты? Мне нужно тебе кое-что рассказать. Пиши, звони, не пропадай. И когда он ей ответил, мол, да, пожалуйста, я жду твою историю, она написала: мне придётся очень многое рассказать тебе, фактически полжизни. Что-то тебе понравится, а что-то нет. Но мне действительно нужен твой совет. И не только...
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
avatar

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 12:12

Цитата :
Раньше писал только "по науке"
Вот это сразу видно))))
Ты психолог? Я когда-то очень интересовалась психологией!
Поэтому умные слова не пугают! Правда, было бы лучше
заменить их на более понятные для широкого круга читателей.
Например это звучное слово: "фрустрация" надо бы расшифровать)))
А в общем... мне ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ!
И я, конечно, буду ждать продолжения!
(В глубине души надеясь, что это всё не автобиографично)
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 12:56

Арахна пишет:
Вот это сразу видно))))
Юлия, спасибо за отклик! А по поводу видно...
"Я был еще сравнительно молодым врачом, когда на прием пришел мужчина, лет сорока. Постучавшись, он вначале приоткрыл дверь кабинета, затем, оглядевшись, тщательно её прикрыл. Пройдя мелкими шажками, присел на краешек стула. Лицо бледноватое, глаза тревожные. Демонстрируя свою «проницательность», сходу задаю вопрос: «И давно *это* у вас?». Реакция больного на «простенький» вопрос была мгновенной и бурной - лицо еще больше побледнело, на нем выражение ужаса, зрачки расширились. «Доктор! Неужели *это* всем так заметно?».
Что же касается текста в целом, то выложу по мере вычитывания, только не знаю какого размера должны быть куски, потому что я смотрю
тут люди по полстраницы выкладывают.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
avatar

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:06

)))) Всё-таки - профи? Отлично!
А выкладывать можно любым объемом.
Но твой кусочек - годится)))))
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
ChongLee
Грустная Радость
Грустная Радость
avatar

Сообщения : 1144
Дата регистрации : 2012-02-27
Откуда : Братск

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:15

Написано легко) хотя я дилетант в писательстве)
но мне понравилось) жду проду)
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
avatar

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:20

Дэн, ава у тебя убойная!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
ChongLee
Грустная Радость
Грустная Радость
avatar

Сообщения : 1144
Дата регистрации : 2012-02-27
Откуда : Братск

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:21

Ну, такой вот я )))
Вернуться к началу Перейти вниз
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
avatar

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:22

Кошмарный просто!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
ChongLee
Грустная Радость
Грустная Радость
avatar

Сообщения : 1144
Дата регистрации : 2012-02-27
Откуда : Братск

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 13:25

Ага, Безумный шут, психованный маньяк убийца))))
Вернуться к началу Перейти вниз
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 14:21

Как Джонни и предполагал, Леночка начала с краткого упоминания своего первого молодого человека, того самого, с которым они встречались четыре года, а потом расстались «с улыбками на лицах». Познакомились они в интернете. По словам Леночки, тот молодой человек ей сразу не очень понравился, и она не хотела с ним никаких отношений. Однако молодой человек за ней «красиво ухаживал», возил её по заграницам и прочее, в результате чего добился её благосклонности. Затем она рассказала, что со временем поняла что «у неё ничего нет к этому человеку», однако вроде как они привыкли друг к другу и никто не хотел до поры до времени разрывать отношения. Хотя в рассказе Леночки на первый взгляд не было ничего из ряда вон выходящего, некоторые вещи всё же серьёзно насторожили нашего героя. В частности, его насторожило в её рассказе относительное обилие критики в адрес того молодого человека.
- Леночка говорила, что когда они познакомились, он был «обычным дворовым мальчиком», только что закончившим институт и работавшим на непонятно какой работе, неинтересным в общении и не способным заинтересовать её своим разговором.
- Леночка говорила также о том, как её бесило, что его родители, особенно мама, были для него авторитетами. Также её раздражало то, что со временем он всё больше, тайком от неё (очевидно, она ему запрещала), стал общаться со своими друзьями.
Джонни довольно быстро, даже не прося её уточнять и рассказывать более подробно, сумел разгадать смысл такого её поведения: ей нужно было разорвать сеть социальной поддержки, в которую он был погружён (родители, друзья), с тем чтобы:
- с одной стороны, сделать его как можно более зависимым эмоционально от себя;
- с другой стороны, воспрепятствовать тому, чтобы они открыли ему, ослеплённому ею, глаза на их отношения.
Также, на основе рассказа Леночки про её первого молодого человека, у Джонни сформировалось неприятное впечатление о том, как Леночка раздувала свою якобы позитивную роль в жизни того парня. Она, в частности, ставила себе в заслугу то, что когда он стал встречаться с ней, он стал лучше одеваться, купил сначала одну машину, а потом другую, в целом стал значительно более представительным. По её словам, даже общаться с ним стало интереснее. (Ещё бы, он же стал более представительным,- цинично усмехался про себя Джонни.)
В качестве причин, поведших к её разочарованию в этом молодом человеке, она назвала как чисто бытовые причины (Леночка боялась его большой собаки. И не хотела также ездить с ним на его дачу, которая, по её словам, на самом деле представляла собой неблагоустроенный сарай.), так и рутинность их встреч, проходивших, по её словам, по неизменной схеме кино-кафе-дом.
«Собака меня не любила, поэтому я не очень часто могла приезжать к нему домой. Я была очень капризной. Он поначалу, как я уже сказала, первые год 2 или 2,5 года терпел молча. А потом пошли ссоры. И еще с каждым днем я все больше понимала, что не хочу за него замуж и не хочу от него детей. Не от этого человека. Но была сильная привычка, да и человек вроде бы был родной, неплохой. Но, видно, не судьба. Хотя сейчас скажу, что все мои придирки и капризы - это все ерунда. если бы я любила, то такого бы не было. Поэтому, наверное, и рассталась с ним легко, не было чувств. Я даже не заплакала, как будто все эти 4 года были как во сне. Никаких особых эмоций. Но он хороший, добрый и очень заслуживает счастья. Чего я очень ему желаю и надеюсь, что это у него сейчас есть.»
Джонни не мог не обратить внимание, что даже в своих капризах Леночка умудрилась обвинить того молодого человека. Мол, это всё потому, что я его не любила. Типа, сам виноват, что не сумел в ней пробудить чувства. Было совершенно очевидно, откуда взялась её «сильная привычка»: прежде чем окончательно расстаться с тем молодым человеком, ей нужно было сначала найти другого, который о ней «позаботится». Если бы она рассталась с ним до того, она автоматически потеряла бы все «подарки» и прочие материальные блага, которые она всё же умудрялась получать в ходе практически несуществующих отношений с ним. По её словам, хотя он неоднократно делал ей предложение, она сначала откладывала свадьбу под тем предлогом, что не хочет жить под одной крышей с его родителями, а затем поняла, что просто не хочет выходить замуж за этого человека, рожать от него детей и всё такое. Насчёт семьи и детей всё также было совершенно логично, ибо они нужны таким, как она, в качестве легальных инструментов контроля крупной добычи (мужчины), которую они просто не в состоянии полностью контролировать полностью своими силами.
Также Джонни был поражён тем, что Леночка поставила себе в заслугу даже то, что после расставания с ней тот молодой человек «быстро нашёл себе женщину». Более того, в её рассказе об этом слышались также нотки якобы заботы о том, чтобы он легко пережил расставание с ней. («У моего бывшего появилась женщина - чему я была безумно рада, что человек не страдает долго из-за меня.») На самом деле более вероятным представлялось следующее. Когда после нескольких месяцев отношений её послал её «бывший», она решила позвонить своему первому молодому человеку. С тем, чтобы не то что встречаться снова, а чтобы поплакаться, надавить на жалость, и под это дело попытаться снова получать от него материальную помощь в виде если не наличных денег, то подарков, шмоток и т.д. Однако тот молодой человек к тому времени либо действительно уже нашёл себе женщину, либо просто не хотел больше иметь дело с Леночкой, поняв, наконец, зачем он на самом деле ей был нужен всю дорогу.
А ещё, если бы не мрачное осознание того, насколько всё-таки гнилыми сплошь и рядом бывают отношения мужчины и женщины, Джонни бы рассмешила Леночкина пафосная формулировка о том, что её первый молодой человек «заслуживает счастья» и чтобы у него всё было хорошо. Здесь явно просматривалась какая-то нездоровая мания величия, вследствие которой она, словно языческий божок, решала, кто достоин счастья и благополучия, а кто нет.
Леночку познакомилась со своим бывшим в силу того обстоятельства, что в течение некоторого времени они работали в одной фирме. Эта компания, торговавшая по всей Москве пирожками, называлась «Великий Жрец» или что-то в этом роде. «Знаешь, это может показаться странным, ну или простым совпадением, но он заметил меня намного раньше, чем я его. Ты уже знаешь, что я познакомилась с ним на работе у нас. Так вот, возможно я тебе рассказывала это и раньше, я уже не помню. Он у нас работал не в первый раз. Т.е. он пришел однажды, проработал месяцев 8 и ушел, а потом через 2 года снова к нам пришел. Так вот я же там тоже уже работала, когда он работал в первый раз. Но тогда я на него даже внимания никакого не обратила. Да, я знала, что вот у нас он работает, и что? Дядька какой-то, блин, да ещё и с бородой. Как дед мороз долбанный! И что одно я запомнила – это я помню, как он от нас уходил, т.е. увольнялся. Он очень долго тогда "общался" с нашим директором. Учил жизни директора, что он, мол, не так строит свой бизнес, и что если так и дело и дальше пойдет, то все на хер развалится. Это он говорил человеку который бизнес этот держит уже не один десяток лет и который был старше его на сколько. Брр... Ну и дурак,- подумала я тогда, когда видела, как он прошел мимо меня и как-то странно посмотрел. Однако мне потом рассказали. Что уже тогда, то бишь несколько лет назад, он мной интересовался. Во как. Там его друг один работал у нас. Так вот, он у него еще и спрашивал про меня. Ну а тот ему и сказал, ты че совсем офонарел, сколько ей лет и сколько тебе? И у неё бойфренд, который возит её по заграницам, т .ч. тебе брат здесь ничего не светит. Но, как мне сказали, он на этом потом не успокоился, а узнавал, где я живу, с кем встречаюсь, как давно, как зовут и т.д. Но на этом узнавании все дело и затихло. Я тогда крепко стояла на ногах, и он не представлял для меня никакого интереса. До следующей встречи, через некоторое время». После такого Леночкиного рассказа Джонни не давала покоя мысль о серьёзной аномалии её эмоционального мира. Его поразили её слова о том, что тогда у неё было всё хорошо с первым молодым человеком, и потому её бывший не представлял для неё тогда угрозы. Это выглядело так, словно тот олицетворял некоего хищного зверя, охотившегося на неё и стремившегося сбить ей с ног («я тогда крепко стояла на ногах, и он не представлял для меня никакого интереса»). Джонни был просто шокирован такой формулировкой из уст той, которая говорила, что она по-прежнему любит этого человека и хочет быть с ним, несмотря ни на что. Кроме того, Джонни не мог не обратить внимания, как Леночка не раз нарочито подчёркивала, что её бывший первый обратил на неё внимание и увлёкся ею, словно это доставляло ей торжество от осознания того, что в какой-то момент она располагала властью в их взаимоотношениях. Кроме того, в её словах, в её рассуждениях явно просматривалась какая-то неувязка, выдающая, с одной стороны, её ложь, а с другой – какие-то серьёзные неполадки с её личностью, с её внутренним миром. В голове у Джонни промелькнула мысль о том, что от таких людей как она нужно держаться подальше, однако вскоре он также поймал себя на ощущении что Леночкина история, её поведение, она сама, вообще всё, что связано с ней, интриговали его всё больше и больше.
Леночка дальше рассказывала о том, как все четыре года в компании «Великий Жрец» ей было ужасно скучно на работе. В этом плане переезд офиса внёс некоторое оживление в рутинную жизнь организации. В период переезда у неё на работе появился новый сотрудник. Вначале Леночка не испытала особого восторга по поводу нового сотрудника: «старше меня, бородатый как грёбаный дед мороз».
Свой рассказ о том, как покорил её бывший, Леночка начала примерно так: «Однажды пришла я на работу, мне было как всегда скучно, и от нечего делать я стала строить глазки новому сотруднику. Потом, когда он вышел из комнаты, я вышла следом за ним, и он неожиданно мне сказал: «если бы у меня сейчас были чистые руки, я бы взял тебя на ручки». Так, это уже интересно,- подумала она. Мысленно хмыкнув на Леночкину «романтическую версию», Джонни, тем не менее, сумел сформулировать догадку относительно того, чем на самом деле её так очаровал этот мужчина. Когда он только пришёл к ним на работу и стал проявлять к ней недвусмысленные знаки внимания, она, имевшая как сотрудник отдела кадров доступ к личным делам сотрудников, посмотрела, где он живёт! «Скажи, у тебя есть мечта? А у меня есть. И она материальна». После чего Леночка принялась рассказывать, как она мечтает перебраться из однокомнатной квартирки на юго-западе Москвы, где она проживает со своей мамой, в уютную просторную квартиру где-нибудь в районе Чистых прудов. Так для Джонни прояснилась «цена вопроса» применительно к Леночкиным чувствам к тому мужчине.
Когда Джонни читал про Леночкины мечты относительно квартиры в центре, ему почему-то явственно вспоминалась одна история, которая происходила ещё до его знакомства с Леночкой, как раз тогда, когда она встречалась с бывшим. Джонни тогда на том самом сайте (у сайта было какое-то нерусское название: то ли meeting, то ли petting), где он впоследствии познакомился с Леночкой, переписывался с одной милой с виду девушкой. Так уж сложилось, что время от времени разные девушки делились с ним своими переживаниями, наблюдениями, мыслями. Хотя распространённой была точка зрения что девушка не будет так откровенничать с нормальным, полноценным мужчиной, а только с таким как Джонни, относительно которого она знала что он всегда ей будет только «другом», сам Джонни не видел в этом ничего зазорного. Напротив, где-то в глубине души он считал честью для себя, что девушки доверяют ему и старался быть внимательным слушателем. А если его просили, то и высказывал свои соображения. И вот однажды на том самом сайте девушка по имени Елена примерно возраста Леночки рассказала ей о том, что пропал её мужчина, возрастом примерно как Леночкин бывший. (Конечно, тогда это была точно не та Леночка и мужчина её точно не Леночкин бывший, но аналогия сама по себе была примечательной!) Джонни принялся её успокаивать: да ладно, что с ним случится, куда он денется и всё такое. Однако девушка не унималась: «Не надо меня успокаивать. Вы (она называла его на «Вы») ничего о нём не знаете. Он не совсем адекватный. Иногда даже ведёт себя как совсем не адекватный человек. Поэтому я переживаю, что возможно с ним что-то случилось.» Джонни был тронут тем, что есть, оказываются, такие милые девушки, у которых явно есть выбор, которые встречаются с неадекватными людьми. Однако она сама вдруг резко испортила ему настроение своим заявлением, которое выглядело как оправдание того, что она встречается с неадекватным человеком. Она вдруг начала говорить: «да, он неадекватный, но зато у него квартира на Пречистенке. Вот Вы, может, и замечательный человек, но Вы никогда не сможете купить квартиру в центре Москвы. Это совершенно другой мир, другое качество жизни, от которого Вас отделяет пропасть.» Конечно же, его бесило, когда кто-то ему говорил: «у тебя никогда не будет того-то». Поэтому он ничего больше не стал писать тогда той девушке. Тем более что вскоре она удалилась с сайта. «Небось нашёлся обратно её неадекватный»,- злобно-цинично подумал тогда Джонни.
Примерно в тот же период, т.е. осенью 2009, ему довелось столкнуться с ещё более тяжёлым случаем. На том же самом сайте (который назывался то ли meeting, то ли petting) он познакомился с девушкой по имени Катерина. Он не увидел в Катерине ничего особенного, но надо же было ему хоть с кем-то познакомиться, верно? Видимо, в силу её ординарности Катерине он не приглянулся, но зато она почему-то загорелась идеей познакомить его со своей подругой по имени Любовь. Для этого, по замыслу Катерины, ему нужно было зарегистрироваться в контакте и написать там этой Любови. Конечно, после того как он узнал немного о подруге, он уже был уверен заранее, что ничего хорошего из этой затеи не выйдет. Тем не менее, будучи значительную часть времени человеком уступчивым, он подумал, что проще ему зарегистрироваться в контакте, чем объяснять Катерине, что он не хочет идти на поводу заморочек её подруги. Дело в том, что Катерина не раз предупреждала его: ни за что, никогда, ни при каких обстоятельствах не упоминайте, что мы с Вами встретились на сайте знакомств. Она убеждена, что там сидят только ущербные люди. Когда, списавшись с Любовью в контакте, он всё е набрался решимости и позвонил, она произвела на него впечатление человека чудовищно одинокого, несмотря на бурную активность на её странице в контакте и за её пределами. Она принялась подробно рассказывать ему про свою работу где она занимается организацией праздников и мероприятий. По её словам, женщина эта убивает её своей неадекватностью. «И ведь живёт в приличном районе. Я понимаю, жила бы она в Чертаново…». На этом месте Джонни, который уже не мог спокойно слушать, перебил её: «и что здесь такого? Я вот родился и вырос в Чертаново». Видимо, не желая портить разговор, Любовь принялась пояснять что, конечно же, человек не волен выбирать, в каком районе ему родиться, равно как и в какой семье. Но что достойный человек всегда будет стремиться ввысь, будет активно работать день и ночь, добиваться того чтобы раз и навсегда выбраться из смрадного болота… «Смрадное болото – это твой мозг»,- подумал Джонни и поспешил завершить этот разговор, который нравился ему всё меньше и меньше. Он больше никогда не отвечал на звонки и смс Катерины, кипевшей сказать ему, как она, несмотря на первое впечатление, всё же считала его приличным человеком, и как он её подставил перед подругой. И хотя ему говорили, что сделать это практически невозможно, он спокойно и без сожалений удалился из контакта и одноклассников. Тем более что общаться ему там было не с кем и не о чем, ведь в отличие от этих людей ему было нечем похвастаться. По их меркам, он ничего стоящего в своей жизни не достиг и не добился… Самым же странным в истории с Катериной ему представлялось следующее. Как минимум пару раз, многие месяцы, а то и более года спустя после его ухода из контакта, он получал по электронной почте уведомление что Катерина хочет с ним подружиться. Перейдя по ссылке, он каждый раз убеждался, что это та самая Катерина. Видимо, она время от времени меняла свою страницу в контакте или заводила новые. Джонни мог понять, по крайней мере, теоретически, как это здорово, когда у тебя есть настоящие друзья, которые помогут в трудную минуту и всё такое. Но зачем этой Катерине нужно было присутствие на её странице в контакте его виртуального трупа, этого он так и не понял.
Если же говорить о месте жительства, то конечно же, ему очень нравились на фотках, которые показывала ему Леночка, аккуратные домики в районе Чистых прудов. Он понимал, как безобразно на их фоне смотрятся штампованные красно-белые бетонные фаллические символы, тычущие своим срамом в небо в любом спальном районе. Он вспоминал как однажды, когда он оказался в районе 10 вечера в районе платформы «Бирюлёво-Пассажирская» у него возникло ощущение, что эту местность населяют гопники и алкоголики. Тогда Джонни пережил момент озарения или инсайта, в котором ему открылась великая мудрость, заключённая в надписи на заборе: «если хочешь жить хреново – приезжай к нам, в Бирюлёво». Он также надолго запомнил как однажды, когда он ехал на лёгком метро по Южному Бутово, был поражён тем, что некоторые люди, живущие там, не видят в свои окна практически ничего, кроме чужих окон и стен.
Тем не менее, Джонни не считал, что в элитных районах более качественно живут более качественные люди. И дело даже не в том, что если, скажем, в Бирюлёво или Южном Бутово дадут в морду и отнимут мобильник, то в центре скорей сразу пристрелят как лишнего свидетеля. Для Джонни качество жизни измерялось не местом проживания, а тем смыслом и содержанием, которым человек наполнял свою жизнь.
Конечно же, Джонни понимал, что Леночку её бывший привлекал отнюдь не только территориальным расположением его жилплощади. Так, говоря языком физики, можно было сказать, что динамика её жизни и взаимоотношений с людьми описывалась принципом наименьшего действия. Соответственно, в процессе переезда их офиса, когда на ленивую Леночку свалилось непривычное и потому уж слишком некомфортное количество работы, и её бывший делал за неё значительную часть её работы, она поняла что он мужик деятельный и готовый о ней заботиться, т.е. опять-таки то, что ей нужно.
Другим немаловажным моментом, связанным с её бывшим было то, что ей было хорошо с ним в постели. По её словам, с первым молодым человеком ей не нравилось заниматься сексом, и она старалась делать это как можно реже. Этот же, по её словам, делал нечто такое, от чего она просто сходила с ума. Очевидно, Леночкин бывший, более искушённый в борьбе за женские сердца и прочие части женского организма, прекрасно понимал, что если он не постарается сделать женщине приятно, весьма вероятно, что эта женщина будет делать приятно другому мужчине.
Таким образом, её «бывший», по крайней мере, на тот момент, был для неё «то, что надо». И когда он, по её словам, говорил ей, что она будет хорошей мамой и женой и познакомил её со своими родителями, она была (опять-таки, с её слов) на седьмом небе от счастья. Она постоянно говорила ему, что любит его. Но была ли это подлинная любовь? Вот некоторые факты:
- Леночка рассказывала, что когда они только познакомились, её бывший был «тень, а не человек». Однако когда стал встречаться с ней, он стал похож на человека. «Вот видишь иногда человека- он как тень и ничего больше, тень и все. А потом бах – и уже не такой: через несколько встреч переоделся, переобулся, побрился, в конце концов, да и взгляд стал другой. Одним словом человек, а не тень». Джонни настораживала такая формулировка, т.к. он считал, что если действительно любишь человека, то, конечно, можно говорить о том, что какая-то одежда, стрижка или борода ему не идёт, однако говорить при этом что он «тень, а не человек», - это уже слишком.
- В ответ на первое же письмо с рассказом про её бывшего, Джонни спросил у Леночки, что за человек этот мужчина. Она ответила, что не ставила перед собой задачи это выяснить. А в ответ на недоумённый вопрос со стороны Джонни пояснила, что она сразу поняла, что ей нужен этот мужчина, и всё тут, а уж какой он там человек, её особо не интересовало.
- Однажды, уже впоследствии, несколько месяцев спустя после начала их переписки На тему Леночкиных отношений, Джонни стал настойчиво расспрашивать Леночку про её бывшего: «неужели он тебе никогда не рассказывал о себе?». Она вначале собиралась ответить отрицательно, но вдруг оживилась и стала говорить о том, как однажды бывший ей рассказывал, что у него было десять автомобилей, как он покупал сначала один, потом другой и т.д. Хотя наш герой получил не то, что рассчитывал услышать, такой ответ для него многое прояснял.
При таком раскладе было не удивительно, что, со слов Леночки, сам тот мужчина со временем в ответ на её признания в любви сначала стал ворчать что это «не та любовь», а потом и вовсе стал отвечать вопросом: «а ты уверена?» Леночка жаловалась, что в итоге её бывший заявил ей, что она любит не его, а свою потребность в нём.
Однако наиболее драматический поворот в отношениях Леночки и её бывшего был связан с другой женщиной, сыгравшей роковую роль в жизни этого мужчины. По словам Леночки, он любил ту женщину, которую также звали Елена, с юных лет, прожил с этой Еленой шесть лет, после чего она оставила его, уйдя к более состоятельному мужчине. Опять-таки, со слов Леночки, это было для него серьёзным потрясением. Однако он не сдался, не опустил руки, а решил во что бы то не стало вернуть ту Елену, которую он считал любовью всей своей жизни. Однако время шло, у него долго не было женщины (по крайней мере, по словам Леночки, он ей так говорил), а тут ему подвернулась Леночка. Когда они с Леночкой только познакомились, он рассказал ей в общих чертах про свою роковую женщину, не сообщая, однако, подробностей, и по его настоянию, тема эта между ними была запретной. «Перед тем, как разорвать свои отношения с моим первым молодым человеком, я сказала, что не хочу быть третьей между ним (бывшим) и его любовью, и что если к ней есть еще какие-то чувства, то не буду я ничего начинать. Мне было сказано, что все в прошлом. Что он понял: она его не любит. Что время идет, надо жить дальше. И он хочет жить дальше.
По словам Леночки, общая динамика её отношений с бывшим была такова, что первые 1-2 месяца он относился к ней хорошо, но потом стал обращаться с ней всё хуже и хуже. Впоследствии, в результате долгих расспросов со стороны Джонни она сказала что вероятно, развитие событий в неблагоприятную для неё сторону началось в полную силу в ноябре, когда её бывший ездил помогать той Елене по хозяйству. Однако Леночка, по её словам, не придала тогда его поездке особого значения.
Развязка в отношениях наступила в первые дни нового года. «Мы отмечали вместе + его друзья. 3-4 дня мы были на даче. На сам Новый год я заметила что-то странное. Он очень долго писал кому-то смс, минут двадцать, наверное, и не слышал никого и ничего что ему говорили, как будто он был не здесь. Я не стала лезть. Потом еще один бзик. На следующий день он мне сказал, что ему пару часов нужно побыть одному, и что бы я к нему не подходила. Я расстроилась, но ничего поделать не могла. Потом все нормально, через пару часов он сам ко мне подошел, и остаток праздников до 4 числа провели хорошо. Затем поехали домой. 5 января он исчез на 2 дня. Не брал телефон. Друзьям я не звонила. Потом появился и сказал, что был занят, что все в порядке. Я высказал свое фи: что за фигня исчезать куда-то неизвестно куда? На самом деле я очень перенервничала и за это время обзванивала больницы и морги. Я спросила, в чем дело и как мы будет дальше, т.к. это меня не устраивает. Он сказал, что ему нужно подумать 2 дня, а потом встретиться и поговорить».
Через два дня встретились. Он долго не мог начать разговор, а потом сказал банальное: я тебя не люблю (поверь, мне на этот факт на тот момент было так безразлично). Дальше хуже: я люблю другую (мои мысли: но и люби, блин; наверное, в душе я еще раньше понимала, что он любит её, любит, но старалась об этом не думать). Но потом меня добило: мы с ней встретились и решили быть вместе. Она сказала, что тогда примерно 4-5 лет назад сделала большую ошибку, что все это поняла и хочет быть со мной. Он раньше иногда говорил, что не сможет её простить. Я спросила, а как же то, что ты говорил, ведь она тебя бросила, ушла к другому мужчине. Он ответил: простить не смогу, но принять обратно - да. И снова: ты хорошая, я не хочу тебя терять, мы все равно будем на связи, но я люблю её и буду с ней. Она моя мечта. Что скрывать, каково мне было. Я плакала, да я и до сих пор плачу, он тоже иногда. Я часто раньше думала, насколько человек может притворяться, насколько врать и лгать, что бы так реагировать. Я видела, что в тот момент ему тоже было тяжело. Решалось многое в его жизни. На этом наши отношения, ну или наше общение, не закончилось. Хотя друзьям он всем официально объявил, что со мной расстался. Я не могла его отпустить. Реально не могла. А он не сжигал мосты. Я ему звонила - он брал трубку. Хотя сам уже никогда не звонил. Я просила его о встрече - он соглашался. Говорил, что сможет со мной встретиться несколько раз, пока я не найду себе кого-нибудь. Забегая вперед, так и не нашла. Я знала, что он был с ней. Я ничего не спрашивала. Хотя... Однажды ближе к концу января я спросила: а каково тебе встречаться сразу с двумя женщинами. Он сказал: «я думаю, что имею на это полное право». Он меня не любил. Я любила его, он любил её, но не доверял ей и боялся потерять и остаться один. Я знала, понимала, но не могла это закончить. Сама не могла. А он не делал этого. Мы еще тогда работали вместе. В один из дней я услышала следующее: его руководитель говорил, что ему нужно дать з/п раньше, т.к. его девушка беременна, и скоро у них свадьба. Без комментариев. Это был конец света. Хотя чего я ждала?! Я ему звонила – он не брал, несколько дней. Затем ответил, сказал, что свадьба скоро будет, но она не беременна, он сказал это специально. Затем мы снова встретились. Он сказал, что не может разрываться между двумя, что он с ней. На следующий день я попала в больницу. Нервный срыв отразился в первую очередь на желудке. Мне было все равно, я не хотела просыпаться утром, не ела ничего не пила. На 3 сутки пришла в себя, на 4ые он приехал ко мне туда, на 5ые меня выписали, еще в не очень хорошем состоянии. На тот момент была одна дома. Я позвонила, попросила приехать, просто так. Мне было страшно. Он сказал, что приедет – не приехал. Исчез на неделю. Приехал потом. Сказал: «ты думаешь, мне легко? Я должен выбрать между вами, и как мне быть, кого мне выбрать, я на этой неделе ни с кем не встречался».
После завершения основной части Леночкиного рассказа у Джонни сложилось следующая картина: расставшись с «дворовым мальчиком», который её уже не устраивал, и которым она уже фактически просто пользовалась, Леночка замахнулась на более крупную добычу. Однако как сама добыча, так и её соперница, очевидно, оказались сильнее её, и Леночка фактически осталась у разбитого корыта.
Какая же роль отводилась самому Джонни в этой истории? Было понятно, что в сложившихся обстоятельствах он был ей нужен лишь как что-то вроде бесплатной гадалки. Мужик с ней был достаточно долго, чтобы сделать для себя определённые выводы. Ясно, что его отношение к ней ухудшалось вовсе не потому, что у него снова забрезжила реальная перспектива восстановить отношения с той Еленой. Но чем же эта Леночка могла произвести на него сильно негативное впечатление? Из того, что бросалось ему в глаза в том немногом, что он знал о ней, это:
- Тотальная ложь. Было очевидно, что Леночка врала не только для того, чтобы манипулировать впечатлением, которое она производит на других людей, но иногда также просто, без серьёзного повода, словно ей нравился сам процесс. И хотя она уверяла Джонни что всегда была откровенна со своим бывшим, это утверждение, вероятно, тоже было неправдой (впоследствии Джонни узнал от неё же серьёзные подтверждения этому). Леночка даже умудрялась врать ему, рассказывая историю своих отношений с бывшим. В частности, скрыв и продолжая отрицать, когда он у неё явно спросил, например, что она встречалась со своим бывшим в июне, на её день рождения. Впоследствии он получил от неё же явное подтверждение этому. Неужели она не могла понять, что, как говорят пиндосы, «garbage in, garbage out», т.е. задав неверную входящую информацию, ты можешь рассчитывать получить заведомо неверный ответ?! Неужели, даже зная это, она всё равно не могла сдержаться и не соврать? (Джонни исходил из того, что если человек обращается к тебе за помощью и рассказывает свою историю, то объективно в его интересах быть с тобой искренним и говорить тебе правду и только правду.)
- С ложью, очевидно, был связан, однако полностью не сводился к ней ещё один зловещий признак, что с Леночкиной личностью что-то серьёзно не так. «На мой мобильный телефон периодически поступали смс-ки, о том, что я скоро женюсь, я её люблю и т.д. и т.п. с других номеров. Он говорил, что то не его рук дело». Это мог быть кто угодно, например, с бывшей работы – там было много доброжелателей. Джонни знал, что этот её рассказ не мог быть полностью выдумкой, т.к. знал, что примерно в то время, о котором шла речь, она меняла номер телефона (они уже тогда переписывались посредством смс, и она сообщала ему свой «временный» номер). Что же такого могла натворить эта очаровательная девушка, чтобы мотивировать стольких людей активно ей гадить? Конечно же, не зная подробностей ситуации на прежней её работе, трудно было сказать что-то определённое, однако представлялось весьма вероятным, что причиной такого отношения со стороны коллег было её паразитическое стремление посредством лжи и манипуляций повесить на других выполнять за неё ту или иную работу. Можно было предположить также, что она сеяла сплетни и плела интриги, сталкивая людей лбами и т.д.
- Как интуитивно, смутно чувствовал Джонни (он знал, что для того, чтобы по-настоящему разобраться в этом, ему нужно было общаться и наблюдать Леночку в реальной жизни, что в сложившейся ситуации представлялось проблематичным), самым негативным фактором была некая фундаментальная ущербность её эмоционального мира. А также неспособность чувствовать и сопереживать эмоциональные состояния других людей. Его сильно коробило, например, что жизнь её умирающей бабушки значила для неё меньше, чем встреча с любовником. «Ой, если бабушка, скажем, сегодня или завтра умрёт, то ей похороны придутся на мой день рождения. Не хотелось бы! » (Фактически это означало, что она не встретится со своим любовником, не получит от него подарки и всё такое.) Разумеется, размышления, приведённые в скобках, не были озвучены ею, однако в данной ситуации её мотивация была достаточно прозрачной. С другой стороны, ему было мучительно жалко Леночку, когда он читал её рассказы примерно такого плана:
«Конец апреля или начало мая... Знаешь, мне сейчас вспоминается наша с ним встреча, т .е. последний раз, когда я его видела. У нас на работе намечался корпоратив, это было в центре. Я знала об этом за недели 2 или 3. И вот как-то я до него дозвонилась! Точнее, он мне перезвонил, и я быстро впендюрила ему (извини за выражение) , что вот у нас будет корпоратив, он закончиться поздно ночью (это было правдой , он закончился в час ночи), и что если он может, то было бы отлично встретить меня. Он сказал, что ничего не обещает, но учтет это. Потом я позвонила за день. Он не брал. Потом <позвонила> вечером в тот же день, когда было это мероприятие. Он взял. Сказал, что скорее всего сможет заехать. Я в смс написала ему адрес, где все это было. Он приехал, как и сказал, забрал меня и отвез домой. Он выглядел совсем по-другому. Очень сильно изменился. Намного лучше, чем даже когда начал встречаться со мной. Минус лет 10 однозначно. Т.е. для нее, естественно, он преобразился намного больше, чем в свое время для меня, но я не про это. Знаешь, он так странно себя вел. Сейчас попробую объяснить. Минут 10 он смотрел на меня, не произнося буквально ни слова. Я не знаю, что он там искал в моих глазах и что увидел в них. Потом ожил. Говорил немного о чем-то, ну так, ни о чем серьезном. Отмечу несколько факторов, которые мне бросились в глаза. А может даже и один факт. Он держал меня за руку. А, поверь мне, это очень странно. После того, как мы официально перестали встречаться, и виделись уже так, я не знаю, как кто и как себя назвать... как любовники или как блин , ну не важно. Я обычно могла взять его за руку, а с его стороны не было никакой реакции, т.е. это было обычное состояние. Или так: я возьму его за руку, а он уберет руку, я возьму, а он уберет. А здесь всё было наоборот. Он держал меня за руку сам и не убирал, а наоборот, сжимал крепче. Прости за подробность, что я сейчас напишу. Но еще он меня целовал. Это тоже странно. Потому что когда мы встречались раньше, ну он не любил это делать. Обычно это мог быть секс и все. Без поцелуев, наверное, чисто механическое действие с его стороны. А здесь целовал. Это очень меня удивило на самом деле, но на этом мое удивление и закончилось, так как потом снова все повторилось, звонки без ответа и т.д., т.е. всё то, что есть сейчас. Вот».
Джонни понимал, что каковы бы ни были важнейшие причины того, что Леночкин бывший относился к ней всё хуже и хуже, эти причины были связаны в основном не с другой Еленой, а с самой Леночкой. Конечно, он по-прежнему был рад переспать с ней время от времени, если цена вопроса не была слишком высока (а с ним она не была слишком высока, потому что именно с ним сам процесс ей тоже нравился). Но наверняка он уже давно осознал, что она в любом случае не та женщина, с которой он хотел бы встретить старость и растить детей. И такое восприятие только усугублялось её назойливыми звонками, заставлявшими его время от времени добавлять её в чёрный список на телефоне. А когда она поймёт, наконец, что у того мужика нет и не предвидится на неё долгосрочных глобальных планов, то, чтобы сорвать на ком-то свои фрустрации, она, несомненно, обвинит Джонни как некомпетентную гадалку. А зачем ему это нужно? Ему нужно пытаться как-то устраивать свою личную жизнь, а не быть стати, а не быть статистом в Леночкиных разборках с её любовником. Какова здесь его возможная роль? Свечку подержать? Спасибо, не интересно. Примерно с такими мыслями в голове он писал Леночке письмо, которое он озаглавил как последнее и в котором он написал примерно следующее:
Джонни начал с того, что поблагодарил Леночку за то, что она доверила ему свою историю. Искренне признавшись ей, что она ему очень интересна, он, тем не менее, написал, что не видит смысла для неё в его дальнейших письмах, т.к. не видит возможности вернуть ей, словно по мановению волшебной палочки, интересующего её мужчину.
Однако, отправив Леночке это письмо, Джонни вдруг испытал щемящее чувство ужаса от того, что его общение с ней может прекратиться навсегда. Конечно же, она очень нравилась ему как девушка, однако дело здесь было не только и не столько в этом. Он знал, что мог найти на сайтах знакомств сотни, тысячи девушек, которые приглянулись бы ему чисто внешне. Да, подавляющее большинство из них не захотели бы даже встретиться с ним, однако это не было бы для него особой проблемой. Он знал, что в интернете ещё море таких девушек. Леночка же была особенной, а для него уникальной. Он не мог до конца понять, почему эта заведомо чужая и, вероятно, во многом чуждая его установкам женщина приобрела для него такое значение, но сейчас, отправив ей прощальное письмо, он чувствовал это особенно остро.
Джонни также остро чувствовал разительный контраст с очередной нормальной женщиной, с которой он виделся всего неделю назад и имени которой он уже не помнил. Да и зачем оно ему, если он её уж точно больше не увидит, да и не испытывает к тому ни малейшего желания.
На встречу эта женщина прибыла немного позже условленного времени, объяснив это тем, что ехала от своего дома, который в 10 мин пешком от места встречи, по Ленинградскому шоссе более получаса на автомобиле. Надо полагать, просто дойти пешком в тот погожий августовский день ей не позволила религия, т.е. статус. Впрочем, надо отдать должное этой, несомненно, порядочной женщине, зарабатывающей себе на жизнь своим трудом. Она не погнушалась предложить пойти в предприятие общественного питания с забавным животноводческим названием «бее-бее» или что-то
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 14:23

На встречу эта женщина прибыла немного позже условленного времени, объяснив это тем, что ехала от своего дома, который в 10 мин пешком от места встречи, по Ленинградскому шоссе более получаса на автомобиле. Надо полагать, просто дойти пешком в тот погожий августовский день ей не позволила религия, т.е. статус. Впрочем, надо отдать должное этой, несомненно, порядочной женщине, зарабатывающей себе на жизнь своим трудом. Она не погнушалась предложить пойти в предприятие общественного питания с забавным животноводческим названием «бее-бее» или что-то вроде этого. Однако на этом приятные воспоминания о встрече с той женщиной практически заканчивались. Как только они сели за стол, она достала здоровенную папку, которая смотрелась в чём-то как меню, а в чём-то как уголовное дело. В этой папке у неё содержались досье на каждого из мужчин в её жизни. С подробным перечислением где, когда и как познакомились, чем он её привлёк, какие у него были плюсы и какие недостатки. Затем указывалось, какие у них были разногласия, когда и почему расстались. Время от времени заглядывая в свою массивную папку, она рассказала о том, какими параметрами должен обладать успешный претендент на её руку и сердце. После того как Джонни рассказал вкратце о себе и ответил на интересовавшие её вопросы, она принялась рассказывать ему о том, чего ему не хватает для того, чтобы стать достойным человеком. Достойным её и вообще просто, по её понятиям, достойным. Если бы подобную историю ему рассказал бы кто-то со стороны, он бы, скорее всего, нашёл её просто забавной. Сейчас, однако, ему почему-то было не до смеха. Почему-то особенно неприятными показались ему её уничижительные комментарии относительно его внешности. Он молча ел, глядя на эту женщину, которая почему-то напоминала ему кобылицу. Даже больше, чем многим её напоминает известная телеведущая Ксения Лошак. И думал: какого чёрта? С телеведущей было в целом понятно: такая семья, такая среда и т.д. и т.п. Но женщина, сидевшая напротив, закончила в своё время факультет прикладной математики самолётостроительного института, работала программистом и, казалось бы, имела все шансы поумнеть. Впрочем, самолёты нынче строят так, что в безопасности не мог чувствовать себя даже президент Польши, который разбился за несколько месяцев до этого. Да и программисты нынче не те. Если в советское время рассчитывали траектории космолётов, используя мудрёные вычислительные методы, то сейчас деятельность в основном сводится к написанию скриптов, по сути, без алгоритма. В результате чего плодятся тупые сайты, продающие неизвестно что и гадящие по всему инету своей рекламой. Время сейчас такое, что тут поделаешь,- обречённо думал Джонни. С этой мыслью он выслушал прощальные извинения той женщины, и больше о ней особо не вспоминал.
Ответ Леночки на прощальное письмо Джонни был озаглавлен «не хочу» или что-то в этом роде. Она начала с того что поблагодарила его за внимание к её ситуации, за то время что он уделил ей. Признавая, что ей хочется всего и сразу, она писала о том, что понимает, что это не всегда так получается и что ей для начала хотелось бы разобраться в ситуации, в которой она оказалась и что в этом ей нужна помощь Джонни. В любом случае она очень не хотела бы прекращать общение с ним и, в частности, чтобы это письмо его было последним.
Минут через 15 после этого письма Леночка отправила ему ещё одно, озаглавленное «и снова не хочу». В нём, ухватившись за признание Джонни в том, что она очень интересна ему, она спрашивала: зачем прекращать общение с человеком, который тебе интересен? Почему нельзя отбросить какие-то правила, условности, и просто делать то, чего тебе хочется в данный момент?
Джонни не был уверен, что на Леночку как-то подействовал его пессимистичный прогноз относительно её перспектив с тем мужчиной, однако на следующей за его «прощальным» письмом неделе она снова зарегистрировалась на сайте знакомств. Джонни, который теперь почему-то чувствовал обострённый интерес и потребность в общении с Леночкой, был даже несколько опечален этой новостью. Он даже в какой-то момент подумал, что теперь инициированная ей дискуссия по поводу ситуации вокруг её бывшего мужика, заглохнет совсем. А с ней и все контакты между ними. Однако тут Леночка преподнесла ему новый сюрприз.
Неожиданно Джонни получил от неё письмо, озаглавленное «спаси меня» или что-то в этом роде. В этом письме Леночка поведала ему следующее:
- «Знаю, я поступила не очень хорошо, и я на самом деле не знаю, зачем я так поступила, но факт остается фактом и мне нужен твой совет. У меня была симка (пустая), и с нее я решила написать бывшему молодому человеку. Текст был примерно такой:"Вы мне очень понравились, хочу познакомиться с Вами поближе…" Ответ был примерно такой: «кто? откуда мой номер? кто дал и как зовут?» Я написала, что с моей стороны было бы неправильно выдавать человека, который дал мне номер. В ответ была тишина. Затем я написала, что сама очень рискую, что сейчас придет мой муж и мне нужно будет отключить этот номер, и если он хочет более тесного общения, то может писать сюда, я с радостью. В ответ на это мне был прислан адрес электронной почты с просьбой прислать ему фото. Как-то так. Что ты думаешь по этому поводу?
- Помнишь, я тебе писала про девочку-сплетницу? Так вот, у неё молодой человек – друг моего бывшего. Я, естественно, тоже его видела пару раз, но не более. Так вот, пару месяцев назад эта девочка была очень опечалена отсутствием у меня личной жизни. А у её молодого человека на работе оказался еще один одинокий друг. Так вот они решили меня с ним познакомить. Мол, типа, не пропадать же 2-м хорошим людям по отдельности. Мне эта идея не очень понравилась, но мне сказали, мол, типа, да ладно тебе, не понравитесь друг другу – просто будите знакомы. Мы списались с этим парнем в одноклассниках. Встретились. Я ему понравилась. Он предложил встретиться еще раз – встретились, созванивались каждый день по несколько раз и т.д. и т.п. А потом началось резкое непонимание друг друга. А точнее, мое, ну и его как следствие (хотя мне эта девочка сказала, что он рассчитывает на серьезные отношения со мной.) Но мы реально друг друга не понимали. Это меня бесило. Очень. Я же очень эмоциональная. Встретились мы 4 раза, и было решено больше не общаться. Естественно, между нами ничего не было. Так, сидели в кафе, болтали. Расстались не очень хорошо – можно сказать, поссорились. Я ей все сказала, что ничего не получилось и т.д. Вроде тему замяли. Так как он и молодой человек этой девочки работают вместе, то этот парень спрашивал про меня: Кто я? Чем занимаюсь? С кем встречаюсь и т.д. Вот ему было сказано, что, мол, я (т.е. тот мальчик ничего не знает точно, вроде я рассталась с кем-то около года назад.) Он не сказал, что я встречалась с его другом (т.е. со своим бывшим). Таким образом, никто ничего не знал. А этому мальчику я при встрече сказала, что рассталась с бывшим где-то в апреле. И, конечно же, не стала говорить, что его коллега по работе все прекрасно знал. Но предпочел деликатно промолчать. Вот. Но так как я с ним всего встретилась 4 раза, то никто из нас 4х не придал этому большого значения. Это, типа, всё. Да, кстати, тот парень, тоже моему бывшему не говорил, соответственно, что он хотел меня познакомить с его другом, а то как бы это выглядело. Что его друг, знакомит его бывшую девушку, совсем не зная её, с ещё одним другом. Вроде все. Но не все. Вчера эта девочка позвонила. Пригласила на свой день рождения. В начале октября. Сказала, что мне там быть обязательно и т.д. Я, конечно, согласилась. Всё-таки знакомая и может дать хоть какую-то информацию, если она у нее появится. Но через пару минут она мне выдает, что на дне рождения будет еще мой бывший. А ещё, что будет тот мальчик, с которым они меня знакомили. И что она со своим молодым человеком подумала и решила: так как они друг про друга ничего не знают, то выкручиваться нужно мне самой. И я должна решить, как. Вот такая фигня получается. Мне нужно решить, как себя вести, проиграть возможные варианты. А так как это будет день рождения, и если там все выпьют, развяжется язык, народу там будет не очень много и эти двое обязательно познакомятся, то получается как-то не очень хорошо. Как быть?»
Когда Джонни попросил Леночку рассказать поподробнее про парня, с которым её знакомили, она написала ему следующее:
«Значит, так. С виду очень приятный, интересный молодой человек (еврей, если это играет какую-то роль). Очень много интересов, которые занимают все свободное от работы время. Очень много друзей. Общительный. Быстро идет на контакт. Не эмоциональный. Продумывает решения и шаги. Старается произвести наиболее приятное впечатление. Ценит мнение своих друзей и своей семьи. Высоко оценивает свое материальное положение, хотя по факту его нет. Хвастается постоянно, ну лично со мной. Например, своим гардеробом. Мол, вот у меня костюмы по 2-3 тыс. долларов и т.д. Мне это не понравилось. Ищет свою девушку, долго ищет, много их было, но так и не нашел. Слишком завышенные требования. Находясь рядом с ним, чувствуешь себя не в своей тарелке. Каждый раз думаешь, что сказать. Неуютно, короче. Считает себя очень умным. Через неделю после нашего знакомства описал мой психологический портрет, из 50 пунктов, совпало лишь 5 примерно, точно не помню. Отношения развивает по шаблону. Нет спонтанности. Кино, кафе, цветы. Всегда говорил о том, что вот вне зависимости от отношений и ситуации нужно женщину всегда провожать до дома. Я рядом с ним чувствовала себя всегда очень странно. Чисто интуитивно это было, как будто ты находишься в окружении врагов, и каждый шаг может стать последним. А поссорились мы так. Встретились, пошли в кафе, а в выходные собирались ехать к его другу на дачу. Я очень просила увезти меня из Москвы. Сидим, разговариваем, все нормально. Он говорит, что в субботу поедем. Я говорю: хорошо. Он: я очень дорожу мнением свои друзей, и мне не безразлично, что они о тебе подумают. Так,- думаю я. Уже интереснее. Ладно. Он говорит, что нужно будет соблюдать определенные рамки поведения. Типа не пить, не курить, матом не ругаться, и вообще вести себя прилично. Мне это не понравилось. Я говорю: так мы едем отдыхать, или что? Может, мне еще дресс-код соблюсти? Он говорит: необязательно. Мне не понравились эти рамки. Я говорю: тогда я не поеду. Он говорит: хорошо. Звонит другу и говорит: мы не поедем. Я в шоке. Это была шутка. Я ему говорю: ты что, это шутка, я же так хотела поехать. Он: так не шутят. Я говорю: позвони и скажи, что поедем. Он: не буду. Мы вышли из кафе. Он говорит: я пошутил, я не звонил другу, едем. Я говорю: я не люблю такие шутки. Дошли до метро. Я ему: метро налево, мне направо. Он говорит: если я сейчас уйду в метро, то мы больше не встретимся. Я развернулась и ушла. Иду домой одна. Темно, страшно (это я относительно провожать). Слышу – за мной шаги. Звоню ему. Думаю, блин, может вернется, а то страшно. Он раз сбросил, другой. Я пишу: у меня проблемы, помоги. Шаги ближе. Голос из за спины: девушка, дайте телефон позвонить. Поворачивается лицом, смотрит в глаза. Не знаю, что он там увидел. Говорит: ладно, вижу у вас и так проблем куча, не буду отбирать телефон. Я дошла домой – от него пришла смс. Проблема во мне, а не у тебя. А у тебя их точно больше не будет – мы не будем общаться. Это все.»
В ответ на просьбу рассказать как можно подробнее про парня той "девочки" и про неё саму, Леночка поведала следующее.
«Это пара. Они живут вместе 2 года гражданским браком. Собираются вскоре пожениться. Любят друг друга. Её парень – один из лучших друзей моего бывшего. Так я с ними и познакомилась. Вместе ездили отдыхать на дачу к бывшему. Что <можно сказать> о мальчике: веселый, добрый, увлекается фото. Лёгок на подъём. Осторожен в словах и выражениях. Познакомился с моим бывшим на работе. Вместе работали какое-то время, потом продолжили общаться. Год жил в штатах. Проходил курсы НЛП. О нем все. Девочка: милая, веселая, много чего рассказывает. С виду кажется такой глупышкой. На самом деле – нет. Примерно моя ровесница. Переживает горе других людей. До поры до времени. Пока ей это не надоест. Любит давать советы. Уверена, что много знает в жизни. О бывшем всегда говорила хорошо. То, что я тебе писала, мол, хочет семью, детей и т.д. После знакомства мы с ней не особо общались. Потом после расставания с молодым человеком встретились, обсудили. Потом еще раз встретились. Общий язык нашли. Если есть еще вопросы о них – спроси. Мне пока более в голову ничего не приходит.»
Джонни сразу понял, что историю с гопником, смотревшим ей в глаза, Леночка придумала. Это было сделано с тем, чтобы хоть как-то очернить парня, который, очевидно, сделал для себя не очень лестные выводы относительно неё, и не пожелал с ней больше общаться. Но главное, по его ощущениям, заключалось даже не в этом. Оно состояло в том, что Леночка, рассказывая про события, которые, видимо, имели место в действительности, старалась подать эту историю так, чтобы произвести нужное впечатление.
На самом деле совершенно очевидно, что вначале она очень активно заинтересовалась тем парнем. В противном случае они бы не созванивались по несколько раз в день, а Леночка нашла бы способ держать его во втором эшелоне на тот случай, если ей понадобится им как-то воспользоваться, как она поступила в своё время с Джонни, и, очевидно, со многими другими. Видимо, вначале ей удалось очаровать того парня, и он стал смотреть на неё уже как на свою девушку. Он хвастался перед ней дороговизной своих нарядов, что, вероятно, было для неё хорошим признаком того, что теперь осталось только его организовать продемонстрировать ей свою состоятельность и щедрость значительными тратами на неё. И разводить его на деньги, разводить…
Но всё оказалось не так просто. Пожалуй, основной фактор, который стоял на пути у Леночки в деле окучивания этого мальчика, состоял в следующем. В противоположность самому Джонни с его практически полной социальной изоляцией, для которого единственной альтернативой было «Леночка или никто», у этого мальчика был выбор. Кроме того, у него было много друзей, которые если что могли его образумить и удержать от неверных шагов, даже если бы он сильно увлёкся Леночкой. Имея выбор, он мог устанавливать некоторые базовые правила поведения, выполнения которых он ожидал от потенциальной партнёрши.
Однако Леночка категорически не хотела лезть в позолоченную клетку (именно позолоченную – на золотую у мальчика пока не было средств и было неизвестно, будут ли) элементарных социальных норм: не злоупотреблять алкоголем, не ругаться матом и т.д. И дело было не только или не столько в том, что она не хотела постоянно сдерживать импульсивное стремление выпить или выругаться. Ведь если она могла долгое время не ругаться в разговорах с Джонни, что ей мешало сдерживаться в разговорах с мальчиком, который как добыча представлял для неё значительно более высокую ценность? Всё дело было в балансе власти: в случае с Джонни это был её выбор; в случае с мальчиком это было бы её подчинение его правилам.
Джонни также обратил внимание на следующий момент. Когда он поинтересовался у Леночки, в чём же такая проблема, если её бывший и тот парень познакомятся, она сказала примерно следующее. Мол, а вдруг бывший хочет, чтобы она несмотря ни на что хранила ему верность? Такая постановка вопроса не только вызвала у него некий скептицизм относительно того что у неё с тем мальчиком «ничего не было», но и очень удивила Джонни. Если ты так любишь человека, то зачем врать ему что хранила ему верность, если это на самом деле не так,- недоумевал Джонни.
Также его тогда, по-видимому, впервые, поразила её неспособность чувствовать мир эмоций другого человека. Это было отчётливо видно в её рассказе про «девочку»: «Переживает горе других людей. До поры до времени. Пока ей это не надоест.» Такая формулировка сразу же насторожила Джонни. Ведь если человек действительно переживает горе другого в своём сердце, это не может быть предметом его выбора и уж точно не может быть занятием, которое может надоесть.
Кроме того, Джонни отметил для себя что «девочка» «любит давать советы» и «уверена, что много знает в жизни», а её парень проходил курсы НЛП. Конечно же, он прекрасно понимал, что НЛП представляет собой не что иное, как претенциозное шарлатанство. И что советы, щедро раздаваемые девочкой, сходны как по своей ценности, так и моральному уровню с рекомендациями профессиональных содержанок, публикуемыми в мусорных женских журналах. Однако было ясно, что троицу парень девочки – девочка – Леночка помимо темы бывшего Леночкиного мужчины связывало также стремление манипулировать человеческими душами ради собственной выгоды.
Тогда Джонни совершил серьёзную ошибку, которую впоследствии не мог себе простить. Уже тогда он интуитивно чувствовал и был уверен в этом практически на 100%, что у них с Леночкой никогда не будет общих знакомых. А потому она может нарисовать практически любую картину своей жизни, своих взаимоотношений с другими людьми, сколь угодно лживую. А у него без помощи других людей, в отсутствии даже косвенных путей получить сведения о них не будет возможности верифицировать сообщаемые ею сведения. В результате по мере надобности она сможет скармливать ему самое абсурдное враньё, а он должен будет либо проглатывать его, либо возражать, опираясь лишь на свои ощущения и понимание ситуации, рискуя тем самым быть обвинённым в огульном недоверии (он знал, что рано или поздно она применит к нему такой инструмент манипуляции).
Шанс, который он так глупо и безнадёжно упустил, открылся перед ним 2 сентября – он запомнил эту дату на всю жизнь как новую веху в общении с Леночкой. В тот день ей на работе завели «аську». Леночка же, прослушав базовый инструктаж от коллег, естественно, ринулась общаться со своими знакомыми, не заморачиваясь разбираться с кучей настроек программы. В результате оказался доступным на некоторое время первоначальный список её контактов. Как и следовало ожидать, в этом списке была её незаменимая подруга Вероника, а также некая Юля, которую Джонни без труда идентифицировал как «девочку» из Леночкиных рассказов. Был там ещё мужик по имени Владимир, однако Джонни почему-то так и не удосужился посмотреть его профиль, решив (вероятно, ошибочно) что это просто кто-то с её работы, а потому не представляет особого интереса. Увы, вскоре кто-то, вероятно, её надоумил, и она безвозвратно убрала список своих контактов из общего доступа, тем самым фактически лишив Джонни навсегда хоть какого-то независимого источника сведений о её окружении.
Казалось бы, одного того, что Джонни уже знал о Леночке, было более чем достаточно, чтобы сделать весьма негативные выводы о ней как о человеке и прекратить с ней всякие контакты. Но парадоксальность ситуации заключалась в том, что эмоционально Джонни испытывал противоположное чувство. Ему постоянно очень хотелось её просто увидеть, побыть рядом с ней, просто поговорить. Он мучительно искал и не мог найти объяснения этому. Конечно, первое что приходило на ум, это что она ему очень нравилась чисто внешне. Но на любом сайте знакомств было много очень привлекательных женщин. Однако, посмотрев анкету такой женщины и прочитав, что ей нужно от мужчины, он мог начать заочно испытывать к ней моральное отвращение, неприязнь. Даже если он находил её очень даже ничего внешне, представив себе её душевные качества, он без особого сожаления переходил к следующей анкете. С Леночкой же всё было совсем иначе. Ситуация достигла особого драматизма в сознании Джонни после их встречи. Однажды в конце сентября ему всё же удалось уговорить Леночку встретиться, и она согласилась сходить с ним в кино. Перед тем, как в кинозале выключили свет, он услышал от неё историю, которая его просто добила. Леночка рассказала ему, как она рассыпала мелочь в столовой и, по словам работницы столовой, это означало, что она скоро выйдет замуж. Казалось бы, Джонни должен был порадоваться за неё, что она найдёт, наконец, своё счастье и всё такое. Однако вместо этого он вдруг испытал щемящий дискомфорт, тревогу, чувство страха перед тем, что он никогда уже не увидит её, не услышит её голос. С одной стороны, ему очень хотелось разобраться в ситуации и помочь этой девушке решить её личные проблемы. С другой стороны, он почему-то чувствовал, что когда она в итоге выйдет замуж за того мужика, ему будет очень не хватать её. Он чувствовал, как его всё больше тянет к ней. Хотя, казалось бы, чем больше он о ней узнавал, тем больше она должна была его отталкивать. Была в ней какая-то загадка, в чём-то интригующая, а в чём-то зловещая. С этими мыслями он даже не мог толком сосредоточиться на фильме, который они смотрели вместе. А через день-другой, внутренне сильно стыдясь, что вынужден говорить такое чужой, по сути, женщине, он не удержался и написал ей письмо, в котором чуть ли не признавался ей в любви. Не скрываясь, он говорил о том, что он чувствует, что она особенная, что почему-то она стала для него много значить, и что ему её будет очень не хватать, когда она в итоге выйдет замуж. В ответ Леночка поблагодарила его и поспешила заверить, что «не за кого же».
Теперь он ясно видел, что она тяжело душевно больной человек, одержимый каким-то моральным безумием. Однако он не знал даже что это за болезнь такая и уж тем более не знал, как можно эффективно ей помочь. Хуже того, он не знал даже где ему найти силы сделать реальные шаги к решению проблемы. Джонни чувствовал, что над этим надо было много работать. Начать с того, чтобы работать над собой. Ему с детства очень не нравилось это выражение «работать над собой». Но он также понимал, что в данной ситуации это очень важная составляющая. И ему нужны знания. Много. Серьёзные знания в этой области. Над этим также нужно основательно поработать.
Пока Джонни пытался разобраться со своими чувствами к Леночке, у той происходили бурные события. Она встретилась и переспала со своим бывшим. Джонни был поражён тем, что когда он поинтересовался, о чём же они говорили, она ответила что особо ни о чём. Только как-то странно обмолвилась о том, что «понятно, зачем встречались». Также, ему стало немного не по себе, когда Леночка заявила ему относительно своего бывшего: «твоя теория о том, что у него с той женщиной всё не так уж хорошо, неверна. Думаю, ему просто захотелось секса. Другого. Не с ней».
Потом через какое-то время она рассказала ему о том, что у неё проблемы со здоровьем и что ей нужно ложиться в больницу на операцию. Джонни подумал: наверное, что-то связанное с женскими болезнями, т.к. иначе она бы сказала что именно. Теперь её незапланированная встреча с её любовником представлялась ему уже в несколько ином свете, фактически как акт проституции с целью получить от него деньги на лечение. Когда Джонни осторожно высказал предположение, не была ли их встреча как-то связана с её направлением в больницу, та сначала заявила что надо, мол, ловить каждую встречу, потому что другой уже может не быть и неизвестно что будет с ней после операции. Однако потом добавила, что она встретилась бы с ним в любом случае. Впоследствии, однако, интерпретация Джонни получила косвенное подтверждение. Словно аргументируя то, чем её так привлекает её бывший, она указала, что он всегда приходит на помощь когда ей плохо, когда ей трудно, имея в виду, очевидно, деньги на лечение. Мол, примерно в то же время ухаживал за мной один крендель, с которым меня познакомили люди с работы, а как я сказала ему, что ложусь в больницу, он сразу исчез. И хотя она этого не сказала явно, Джонни интерпретировал это так, что тот новый ухажёр отказался оплатить её лечение. Таким образом, выяснялось, что Леночка не только пыталась вернуть своего бывшего, сидела на сайте знакомств, но ещё и, как оказалось, якшалась с мужиком, которого ей сватали на работе. И это только из того, что ему было известно. А кто мог поручиться, что на этом её круг тесных личных контактов с мужиками был исчерпан?! Ай да Леночка!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 14:24

В последнем письме перед отправкой в больницу она написала: пока я буду в больнице, ты мне пиши. Когда я вернусь, мне будет приятно почитать твои письма. Джонни ответил: хорошо. Однако тут же подумал: а не слишком ли это? Что бы оно ни чувствовал по отношению к ней, писать безответные письма женщине, которая спит с другим мужиком и строит на него вполне определённые планы. Да к тому же ещё не теряет времени и пока она не получила того мужика обратно шляется с другими «ухажёрами», с которыми она знакомится в инете и где только можно. Нет, пожалуй, надо больше себя уважать. А раз уж он проявил малодушие и ответил ей «хорошо», теперь остался только вариант, как раз соответствующий его темпераменты в плане его дурной привычки откладывать всё до последнего. Когда она, по его разумению, уже должна была быть в больнице, он написал ей смс чтобы поинтересоваться как она там. На его удивление, она быстро ответила, сказав, что её уже прооперировали, но что больше она ничего написать не может. Он ответил: хорошо, тогда напиши когда будешь в состоянии. Однако больше с её стороны никаких смс не последовало, Джонни не знал уже, что и думать, однако написать ещё одну смс почему-то постеснялся. Разумеется, по почте он ей ничего пока не писал.
Неприятная развязка в его тревожных мыслях на тему «что же случилось с Леночкой» наступила, когда однажды он вдруг увидел её онлайн в аське. Естественно, она начала с того, как ей не нравится, когда люди не выполняют свои обещания, что таким людям нельзя доверять и тогда. И хотя Джонни в ответ что-то сконфуженно мямлил о том, как она не ответила на его смс, Леночка говорила, что за такое поведение надо его казнить. И Джонни снова чувствовал себя ужасно неловко, что он не держит свои обещания, что опять вынужден оправдываться перед ней, хотя внутри он был уверен, что она слишком много берёт на себя и т.д. Она же абсолютно хладнокровно писала ему, мол, чего ты стеснялся? Номер знаешь – мог бы позвонить. Так что сам, мол, виноват, и виноват ты и только ты. Ты предатель и тебя надо казнить.
Закончив распекать Джонни, она начала крыть медперсонал, не стесняясь особо в выражениях. Мол, к ней там относились не очень, а под конец её там вообще возненавидели. И что врачиха, которая ей там это делала и вообще ею занималась такая сука. Мол, у меня там до сих пор болит и даже держится субфебрильная температура (хотя Леночка даже назвала точные цифры – 37,4, Джонни допускал, что она могла приврать насчёт повышенной температуры просто для нагнетания пафоса), меня выкинули из больницы, и вот теперь я вся никакая должна сидеть на работе.
Однако, несмотря на драматизм Леночкиного рассказа, у Джонни почему-то сложилось впечатление, что она получила вполне адекватную по качеству медицинскую услугу. По крайней мере, насколько на это была способна продажная медицина за ту сумму, что отслюнявил её любовник. Скорее, просто в силу её расстройства личности она плохо переносила негативные моменты в своей жизни, и тогда накопившееся в ней зло прорывалось, словно душевный гнойник. Потом, она почему-то рассчитывала, что с ней будут обращаться как с принцессой. Медработники же, вероятно смотрели на это так что она просто капризная и избалованная, и, вероятно, даже получали своего рода удовольствие, ставя её на место.
Через пару дней после возвращения из больницы Леночка снова вывесила свою анкету на сайте знакомств. Только на этот раз вместо традиционной для неё цели знакомства «регулярный секс» было написано «начнём с общения». Видимо, бедной девушке неслабо расковыряли причинное место, раз теперь в течение некоторого времени она вынуждена просто общаться,- цинично заключил Джонни. Ему очень хотелось понять, почему он так негативно настроен по отношению к ней даже тогда, когда, казалось бы, надо было её пожалеть? Задумавшись над этим вопросом, Джонни осознал, что ответ заключался в его неприятии её отношения к людям. Очевидно, подавляющее большинство тех, с кем она знакомилась на сайте или ещё где-то и чьи сугубо материальные ухаживания она не только принимала, но и активно поощряла, в принципе не интересовали её как мужчины, как долгосрочные партнёры по отношениям. Фактически, если называть вещи своими именами, она просто разводила их и использовала. И при этом ещё сетовала на то, что тех, кого она встречала после своего бывшего, она и мужчинами-то назвать не может. Мол, она им, конечно, нравилась, но если она не хотела или капризничала (здесь имелись в виду в первую очередь её капризы, имеющие чисто материальное выражение), так они сразу исчезали. Но вот что примечательно: если бы нашёлся такой наивный «благородный рыцарь», который не жалел бы средств ей на подарки, при этом не настаивая чтобы она с ним спала, она бы просто начала его презирать как лоха последнего, и уж тем более точно вообще не воспринимала бы его как мужчину. В результате, по всей вероятности, единственно реальные отношения для неё теперь будут состоять в том, что более-менее обеспеченные мужчины будут использовать её за умеренную плату в качестве секс куклы. А наигравшись, без сожаления выкидывать на свалку истории.
И когда Джонни посмотрел на Леночкины личные перспективы с такой стороны, ему стало очень жалко её. Даже несмотря на всё её патологическое враньё, манипуляции, паразитизм во взаимоотношениях с людьми. Ему очень сильно хотелось уберечь её от тотальной жизненной катастрофы, желательно, правда, не принося себя в жертву.
Нужно было объяснить Леночке, что её проблемы в личной жизни суть следствие её поведения, её отношения к людям. Но как это сделать? Ведь очевидно, что он не мог её «учить жить» прямым текстом, да и не считал себя вправе это делать. Джонни решил поступить хитрее и рассказать ей о том, как складывается жизнь другой женщины, с которой он недавно познакомился и с которой уже прекратил общаться. Он очень хотел, чтобы Леночка извлекла пользу из этого рассказа, сделав для себя выводы, основываясь на этой истории.
Собственно истории он предпослал два эпиграфа.
<Аня,> Вам бы мужика найти хорошего. Хотя, судя по Вашей жизненной позиции, Вам это сделать будет очень нелегко!" (из разговора "железной женщины" Ани с коллегой-мужчиной)
- Все мужчины – сволочи. Что бы они ни врали, им от женщины в основном нужно только одно, ты сам понимаешь что.
- В таком случае могу тебя порадовать исключением из этого правила: лично мне *этого* от тебя не нужно!
- Ах, ну да, ты же у нас такая неординарная личность, что тебе всё равно ни одна нормальная женщина "не даёт". Поэтому ты делаешь вид, что так низко не опускаешься! Вместо этого, ты выбираешь себе несчастную жертву, у которой проблем побольше, и изощрённо е**шь ей мозг!
После эпиграфов Джонни перешёл в изложении самой истории про Настю.
«С виду, Настя была самой обыкновенной женщиной. Тем не менее, она ставила перед собой весьма непростую задачу: найти себе самого лучшего мужчину. Нет, речь здесь совсем не о том, что когда любишь человека, то считаешь его самым лучшим. И пусть другие говорят: "любовь зла...". Настя была уверена, что одни мужчины лучше других, и что у неё должен быть самый лучший, другой её не устроит.
Какие же мужчины реально сватались к Насте? Мне удалось получить сведения на эту тему от самой Насти при следующих обстоятельствах: однажды, практически в самом начале недолгого знакомства с Настей, даже не всерьёз, а как бы заигрывая, меня угораздило признаться ей в том, что я "не такой, как все", необычный человек. И тут Настю как понесло! "Только не надо мне рассказывать, какая ты неординарная личность. Уже был тут один..." Заинтриговала, чего скрывать: а вдруг редкий брат по разуму?! Какое там... Оказалось, мальчик работает каким-то торговым представителем и гордился перед ней, какую он собрал клиентскую базу или что-то в этом роде. На мой вопрос, где здесь начинается его неординарность, она ответила, что не знает, т.к. не стала с ним встречаться, поскольку уже из разговора по телефону с ним было всё ясно. Поскольку на тот момент было ещё преждевременно завершать общение с Настей, тему пришлось сменить, отметив для себя лишь, что бедный торговый мальчик просто не придумал лучшего способа убедить Настю в том, что он "самый лучший мужчина", вот и облажался малость.
Чем же Настя собиралась привлечь и удержать вожделенного "самого лучшего" мужчину? Кроме внешней "вывески", конечно, потому что "самого лучшего" мужчину одной вывеской трудно удивить, тем более что у него есть большой выбор в этом плане. Очевидно, такой мужчина, вероятно, захочет, чтобы рядом с ним была самая лучшая женщина. Почему бы и нет? Ведь он же этого достоин! Кстати, интересно отметить, что Настя почему-то предполагала, что меня в основном интересуют достаточно образованные женщины. Или просто хотела похвастаться, какая она умная. Так или иначе, она принялась рассказывать о том, в каких институтах, университетах и академиях благородных девиц она кончала. Впрочем, она не учла не только того, что для меня формальное образование отнюдь не главная вещь в человеке, но и что реальный уровень образования человека всё равно мне виден практически сразу.
Интересно отметить также, что изначально она не удостаивала собеседника даже знания своего имени. Поэтому когда она мне дала свой номер, мне показался естественным вопрос: "как к тебе обращаться?" На что она ответила: вот позвонишь, тогда узнаешь! Что делать, пришлось звонить без имени, хотя её имя я на тот момент уже узнал другим способом.
Следующим важным моментом был тест на одиночество, одной из важных сторон которого был замер длительности её разговора с человеком, с которым ей, по существу, не о чем говорить. Когда я закончил разговор, телефон показывал 57 минут 02 секунды, и если бы не Кореш, это время могло бы быть значительно дольше!
У Насти был очень просвещённый подход к кино. "Я смотрю те фильмы, которые получили Оскаров" и всё такое. Решил, что её должен заинтересовать фильм, который на imdb.com держит третье место среди фильмов всех времён и народов, уступая только "Крёстному отцу" и "Побегу из Шоушенка". Приехал на край света, в Киргизию. Несмотря на почти час до сеанса, что-то мне подсказывало, что билетов на желанные места уже нет, поэтому звоню Насте, чтобы узнать её предпочтения на тот случай, если не будет билетов строго по центру. Она сказала: "чтобы хорошо было видно!" Понятно, что я не мог её расспрашивать, плохое ли у неё зрение или что, а просто вместо 7-го ряда сбоку выбрал 2-й ряд по центру (другие варианты парных билетов были ещё хуже). Перезваниваю: Настя, я взял нам билеты. Её реплика: "ой, а я ещё не начинала собираться" вызвало у меня неприятные ощущения. В 17.29 (начала сеанса в 17.30) Настя влетает в кинотеатр в полной боевой раскраске. Что мне всегда было трудно понять во многих женщинах, так это перед кем она собиралась красоваться в тёмном кинотеатре, от которого ей пешком 2 минуты до дома. Она же знала, что не будет там с мужчинами знакомиться! (Надеюсь, по крайней мере, меня-то она не рассматривала как мужчину!) Как и следовало ожидать, фильм длительностью 2 часа 28 минут ей не понравился. Ей, видишь ли, было слишком громко и слишком зрелищно. Никаких надежд на обсуждение с ней фильма как такового я не питал изначально. Постояли немного, она покурила, потом ещё постояли, она ещё раз покурила, и ещё... Что важно отметить, несколько раз просила подругу, которая ей названивала, перезвонить ей через несколько минут, словно никак не могла меня покинуть. Потом, когда осознала, что уже нельзя просить подругу ещё раз перезвонить, разошлись. То есть она разошлась, я разъехался... Нет, думаю, я, конечно, в одно рыло в кино не хожу, но пусть в следующий раз Настя со своим женихом смотрит!
Когда на следующей неделе я позвонил Насте в четверг, она первым делом гордо сказала, что "вот, ты не звонил", и у неё уже другие планы на выходные, хотя я её пока никуда не звал. Что примечательно, так это что в следующий наш разговор в понедельник или вторник Настя жалобным голосом стала мне рассказывать, что все эти выходные просидела одна, скучно и всё такое. (Здесь могу себя похвалить, не опустился до иронии.) Правда, на той же неделе (как оказалось, последней неделе моего общения с ней) я также узнал, что у Насти, как и многих других девушек, любимый манер телефонного разговора состоит иногда в "сбрасывании" даже в разумное время и когда ничто вроде не мешает поговорить. (Некоторые открыто утверждали... мне, не другим... что им кажется, что их так больше ценят, но я лично не уверен.) Правда, потом, словно опомнившись, писала смс-ку: "Не могу говорить, звякни завтра". Может, и правда иногда не могла, но в основном вряд ли.
Теперь о том, как всё закончилось. После нескольких сбросов в то время, когда она просила ей перезвонить, решил не звонить больше - какой смысл лишний раз доставлять неудобства своими звонками человеку, которому от тебя ничего не нужно, даже поговорить? Потом вдруг как-то в первом часу ночи приходит смс-ка: "не спишь?" Не знаю, что на меня нашло, но почему-то сразу набрал её номер с мыслью поговорить так, чтобы больше вообще смс от неё не приходили ни в какое время. У меня с этим просто: рассказал что-нибудь интересное о себе, причём правду, даже сочинять ничего не надо. Смотришь - а девушки уже и след простыл! Хотя если, паче чаяния, человек всё ещё со мной, несмотря ни на что, то этот человек для меня уже бесценен! Правда, если честно, этой я даже был рад, т.к. вроде человек про меня ещё помнит. Сначала я признался ей, что не пью. В смысле, не употребляю алкоголь. Вообще. И рассказал ей, что последний раз пил на новый 2001-й год, потому что не нашёл куда деть около 40 миллилитров шампанского, которые мне по ошибке налил коллега, кроме как вылить в себя. Как и следовало ожидать, сказанное весьма опечалило, если не сказать разозлило, Настю. "Вот представляешь, мы с тобой пошли куда-то, я там выпила и захмелела, и язык у меня развязался, и веду я себя соответственно, а ты сидишь трезвый и всё это видишь! Это неправильно, совсем неправильно!"
Но я на этом не успокоился, и решил дальше развить тему. Да, я не пью и не курю, но это не значит, что у меня нет дурных привычек. Например, мои компьютеры... И тут вдруг Настю словно прорвало! Она начала рассказывать, что у неё был молодой человек - программист или что-то в этом роде. И как этот программист сутками обнимался со своим компьютером, забывая про неё. "Что если у тебя отношения с человеком, то так нельзя! А иначе, какой смысл?.." Конечно, на тот момент я уже догадывался, почему её молодой человек в итоге выбрал компьютер, но озвучить не мог. Впрочем, я отметил следующее: на что уж я сам запущенный случай, на самом деле нет ничего интереснее живого человека, общения с ним, умения его понять. А компьютеры нужны для того, чтобы решать важные интеллектуальные задачи. И давай рассказывать ей, какую изобретательность мне порой приходилось применять, чтобы решать нужные задачи.
Например, когда, у меня дома был интернет – провайдер "авокадо", о котором мне теперь трудно вспомнить что-то хорошее, я для скачивания больших объёмов информации использовал удалённое управление своим рабочим компьютером. И всё было бы замечательно, если бы по вечерам, когда я, естественно, был дома, за моим рабочим компьютером не повадился сидеть модный мальчик Лёня. Этот Лёня всегда безупречно одевался и вообще был бы всех отношениях безупречным мальчиком, но когда я его первый раз увидел, у меня сразу почему-то возникла мысль, что что-то здесь не так, совсем не так просто. А когда Лёня начал приходить по вечерам, когда никого не было, и поэтому вроде как никто не мог его видеть, и сидеть за моим рабочим компьютером, я быстро понял, что именно было не так. Не то, что мне было какое-то дело до Лёни, выходящее за рамки простого любопытства, просто я не мог ничего даже удалённо делать на этом компьютере, пока за ним сидел Лёня, и мышка была у него в руках. Но в один прекрасный день мне что-то надо было срочно сделать, а Лёня всё никак не унимался. С одной стороны, он всё писал в аську своей девушке: "Ой, зайчик, я тебя так люблю, так люблю. Но у меня столько дел, столько дел, мне надо и то сделать, и это!" Параллельно с этим (он-то был уверен, что его никто не видит!) Лёня сидел на сайте знакомств гомиков (!), и я лучше не буду рассказывать, что он там писал во всех деталях то одному мальчику, то другому о том, как он представляет их встречу... То есть мне-то до этого дела не было, но приходилось смотреть на это всё, потому что никак не мог дождаться, когда он мне отдаст курсор! И тут я не выдержал, улучил момент, когда Лёня расслабился, видимо, в романтических мечтаниях, и нажал на крестик в правом верхнем углу окна браузера с мальчиками Лёни. Только вместо ожидаемого результата у Лёни, видимо, наступила какая-то нервная реакция типа непроизвольного нажатия кнопки Reset на компьютере, в результате чего вообще у меня вообще всё пропало. Меня это почему-то разозлило. Ах, ты так,- думаю. И пока Лёня, видимо, побежал к двери комнаты смотреть, кто бы мог над ним так приколоться, на перезагрузившемся к тому времени компьютере я открыл блокнот и написал 72-м шрифтом, красными буквами: "Лёня, тебе не стыдно, что ты (мне удалось быстро сменить цвет шрифта и написать следующее слово голубыми буквами) ПИДОР?" Бедный Лёня! Представляю, каково ему было видеть такую надпись на экране! Надеюсь, я поступил с ним не слишком жестоко!.. Потому что "жестоко" это было бы, например, написать его девице в аську что-то вроде: "Ты знаешь, Зайчик, я должен тебе кое в чём признаться..." Вот это была бы жесть! Она-то, как скромная (в меру, как положено) девушка из приличной семьи, где такое даже не обсуждают, конечно, ни о чём не догадывалась!.. Больше у меня не было ни Лёни тогда за моим компьютером, ни Насти сейчас в моём телефоне...»
Отправив Леночке это письмо, Джонни испытал дискомфорт от осознания изобилия цинизма и негативности, которыми был переполнен его рассказ. Ему, однако, стало ещё больше не по себе, когда он прочитал ответ Леночки: «Жесть! Хотя, вот знаешь, читаешь это, особенно про Настю, и что-то в себе угадываешь, или в своих знакомых девушках. М-да. Однако». Когда же Джонни поинтересовался у Леночки, что ей показалось наиболее близким в рассказе о Насте, ответ был примерно следующим:
Да то, что ты писал про сбрасывания.  Что говорить, многие из нас это любят делать. Но, смотря с кем. Просто понимаешь, с одним человеком это может прокатить, ну, например, если он такой же импульсивный, как и ты и т.д., а с другим может и нет. Ты сбросишь трубку, ну типа обиделась, на что-то что он сказал, а он подумает: ну и дура полная попалась, и пошлёт туда, откуда пришла. Меня также от этого качества отучил бывший <молодой человек>. Я один раз так сбросила, а он молчит и не перезванивает. День молчит, второй. Ну я не выдержала, звоню. Говорю: что за фигня? А он мне: я взял трубку только потому, что ты младше и можешь многое не понимать еще. Но это последний раз. Больше так не делай – неврастенички мне не нужны. А был один мальчик (просто знакомый), ну там я могла оторваться. Мы говорим. Мне что-то не нравится – я раз и сбрасываю. Он перезванивает – я не беру, он снова перезванивает и т.д. А закончилось наше с ним общение на том, что в один прекрасный солнечный день я сбросила, а он больше не перезвонил вообще никогда. Ну и я не стала, просто мне тоже это не особо нужно было. Вот
От этого краткого ответа (в котором, кстати, она открыто признавалась в собственной импульсивности), к тому же напичканного явно неуместными здесь смайликами, на Джонни неожиданно повеяло ледяным холодом Леночкиной бессердечности. Для него, такое её поведение отчётливо указывало на отсутствие у неё эмпатии, т.е. способности чувствовать чужую боль, представить себя «в шкуре» другого человека, которому ты эту самую боль причиняешь. Наверняка бедный мальчик был влюблён в неё, или, по крайней мере, она ему очень нравилась, раз он позволял ей над собой так издеваться. Иначе бы он просто не стал терпеть такое унижение и сразу послал её туда, откуда она пришла в мир, когда родилась.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 14:25

(продолжение следует)
Прошу прощения, смайлики стали квадратиками и подстрочные примечания пропали.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:29

Также обращало на себя внимание нежелание Леночки брать на себя персональную ответственность за своё поведение, когда она говорила: «многие из нас это любят делать». Так было не только в этом конкретном случае. Нечто подобное он от неё слышал не раз и не два.
Принимая во внимание всё только что перечисленное, Джонни сам недоумевал, как он мог так наивно надеяться, что Леночка, прочитав его рассказ, будет учиться на чужих ошибках? Ведь его опыт общения с ней всё больше убеждал, что она не способна учиться даже на собственных ошибках.
Однажды Леночка рассказала, что ещё тогда, когда они встречались, её бывший прислал ей ночью смс, в которой спрашивал, что за человек ещё прописан в её квартире помимо Леночкиной мамы и её самой. По её словам, она ответила, что сама не знает. Когда Джонни начал недоумевать, зачем её бывший наводил справки о том, кто прописан в её квартире, Леночка пояснила что «может, он думал что я какая-то шлюшка приезжая». Джонни, конечно же, промолчал, однако счёл такое объяснение достаточно странным. В самом деле, если сопоставить Леночкины рассказы, получалось, что её бывший говорил ей, что она станет хорошей матерью и женой, что он её не любит, но обязательно полюбит (что само по себе, надо сказать, показалось Джонни очень странным). Но при всём при этом получалось, он подозревал её, что возможно она просто шлюшка приезжая, которая хочет развести его на жилплощадь. Последнее подкреплялось рассказами Леночки о том, какой он подозрительный и мстительный. В частности, она упоминала, что он ей рассказывал о том, как ещё в юности он не поделил девушку с другим парнем и чтобы избавиться от соперника, донёс на него в военное ведомство, и того забрали в армию. Потом она добавила, что он реально ей постоянно угрожал, словно опасаясь чего-то, вероятно, её измен. По её рассказу, в котором она много темнила, ясно чувствовалось, что она скрывает что-то явно неблаговидное о себе. Потому что иначе совершенно непонятно зачем совершенно нормальный, вменяемый мужик постоянно угрожал расправой женщине, которая то и дело признавалась ему в любви.
Однажды он показал ей в своём телефоне фотографии женщины, которую он любил. То есть он не сказал Леночке, чьи это фотографии, но она сама догадалась. Леночка прокомментировала это так: «она очень красивая. Я увидела её и поняла, что у меня нет практически никаких шансов». Тогда же Леночка увидела у него в телефоне свои собственные фотографии, практически все в обнажённом виде. По словам Леночки, её это очень сильно задело. Как она это сформулировала: «получается, что эта для него нормальный человек, а я просто дырка, которой он пользуется». Джонни сначала хотел сказать что, наверное, тот мужчина просто воспринимает каждую в соответствии с той ролью, которую она играет в его жизни, однако в итоге деликатно промолчал.
Во второй половине ноября Джонни самому довелось испытать на себе самое сильное средство в Леночкином арсенале манипуляций. Он практически с самого начала не мог не обратить внимания на некоторые, как он вначале наивно полагал, милые, особенности её стиля общения. Ещё практически в самом начале их переписки она стала называть его Джоник. Причём, когда она назвала его так первый раз, она кокетливо добавила: я надеюсь, ты не возражаешь? Начиная со второй их встречи, бывало, что при встрече она обнимала его, на прощание говорила, что была рада его видеть, а иногда даже целовала в щёчку. Такие проявления нежности или чего-то в этом роде были для него восхитительным контрастом в сравнении с его практически неизменно неудачными встречами с другими женщинами из интернета. Те сначала при встрече с ним морщились и что-то цедили сквозь зубы, потом отстранялись, словно избегали его, а на прощание бурчали что-то вроде «пока», и обеим сторонам было ясно, что они больше никогда не увидятся. Да и не очень-то и хотелось,- почти искренне успокаивал себя после таких встреч Джонни. С Леночкой же всё было иначе едва ли не с самого начала. В ноябре же Леночка преподнесла ему в этом отношении совершенно удивительные сюрпризы.
Вначале после долгих колебаний он поделился с ней тем, что приезжая Аня собирается к нему переехать. На что Леночка вдруг совершенно неожиданно стала настаивать, чтобы он взял её третьей жить вместе с ними. Хотя Джонни вполне расценил её просьбу как ещё большую шутку, нежели намерение Ани, внутренне он не мог не признаться себе, что шутка ему очень даже понравилась.
Однако следующая шутка Леночки произвела на него ещё несравненно более сильное воздействие. Довольно неожиданно она заявила ему: «ты знаешь, я тут подумала... Мне кажется, я в итоге выйду замуж за тебя. Если, конечно, я тебя раньше не доконаю и ты от меня не сбежишь». Интересно, как она может меня доконать,- недоумевал Джонни. Капризами? Недовольством? Впрочем, так или иначе, он не воспринял эти её слова относительно замужества всерьёз, а потому не стал долго гадать, что же она имела в виду.
Но, пожалуй, самый эффективный приём манипуляции был применён Леночкой к нему следующим образом. Однажды, когда он не выходил на связь с ней где-то в течение полутора дней, в основном по не зависящим от него обстоятельствам, она начала разговор с ним с недовольства: ты меня бросил. Джонни возразил, мол, как же я тебя бросил, когда вот он я, тут, не расстраивайся. Тогда Леночка сказала: я не буду расстраиваться, если ты пообещаешь, что не бросишь меня. Джонни попытался отнекиваться, ссылаясь на то, что абсурдно говорить относительно бросишь – не бросишь с женщиной, которая сватается к другому мужику. Однако Леночка не унималась: «Какой же ты!.. Обещай – и всё тут, а то ты меня ужасно расстраиваешь!» Джонни тогда попробовал схитрить, сказав: ладно, пока я тебе буду нужен... Леночка же поспешила его заверить: ты мне всегда будешь нужен. Так что скажи, что никогда не бросишь меня. Наконец, Джонни сдался и заверил её, что если он действительно будет ей нужен, то он её не оставит. – Это ты пообещал? – Да. На этом Леночка вроде как успокоилась. Или сделала вид что успокоилась. Конечно же, по аське Джонни не мог видеть её эмоции или скорее отсутствие таковых на другом конце провода. И, тем не менее, у него почему-то складывалось нехорошее ощущение, что она на самом деле не беспокоилась, ну разве что как актриса, играющая заданную роль.
Тем временем история с бывшим Леночкиным мужиком набирала новые обороты. В один прекрасный день Джонни был просто шокирован просьбой Леночки. Она хотела, чтобы он сочинил за неё письмо её бывшему. В этом письме она собиралась рассказать своему бывшему как она его любит. Джонни же почему-то чувствовал, что независимо от того сколько актов физической близости ещё будет между Леночкой и её бывшим, в чисто человеческом плане между ними непреодолимая преграда, которую не сломать уже никакими любовными письмами. Да и сам факт, что она попыталась, по сути, делегировать ему сочинение своего любовного письма красноречиво свидетельствовало о том, что она ставила форму впереди искреннего чувства, которое у неё если и было сильным, то крайне поверхностным. По словам Леночки, бывшему письмо понравилось, однако поскольку никакого реального прогресса в итоге достигнуто не было, тему быстро замяли.
Вскоре Леночка в очередной раз стала наседать ему на мозг: «милый, ну я так больше не могу, ну напиши, что мне делать с моим бывшим». Тогда Джонни не выдержал и ответил ей что-то вроде: «Послушай, вы были вместе какое-то время. Наверное, оно оказалось достаточным, чтобы человек сделал для себя какие-то выводы, принял решение, которое он считает обдуманным и разумным. И он не собирается его менять, если, конечно, ты не применишь какой-нибудь действительно хитрый приём манипуляции, который заставит его вести себя иначе». Неожиданно Леночка словно загорелась идеей с манипуляциями. Джонни же, уже понимая к тому моменту, что наговорил ей лишнего, попытался дать задний ход. Он принялся объяснять, что нельзя научиться плавать, водя руками на берегу. Что ей придётся не раз отрабатывать свои манипуляции на других, ни в чём не повинных людях, которым предстоит стать жертвами только потому, что она хочет получить назад своего. На что Леночка резко ответила, что это уже будут проблемы ни в чём не повинных людей, которые её совершенно не волнуют. Потом, словно опомнившись, что ей надо это как-то объяснить, она добавила, что вот с ней очень плохо поступили (она имела в виду, конечно же, своего бывшего), и потому она считает себя вправе не считаться ни с кем. Но, мол, если ты не хочешь мне помогать, то не помогай.
Хотя на этом их неприятный виртуальный разговор, по сути, был исчерпан, он оставил на душе у Джонни очень неприятный осадок. Уж как-то слишком болезненно выпукло он показал ему два ключевых момента относительно Леночки.
Первый из них состоял в том, что она показала себя совершенно не способной учиться даже на собственном негативном опыте. Джонни понимал, что это органически связано с её неспособностью принимать на себя ответственность за свои собственные неприятности. Так, в истории с её бывшим, по её версии был сплошь и рядом виноват сам бывший. Так, вернувшись однажды после встречи со своим бывшим, которая не принесла ей ожидаемых результатов, она написала с чуть ли не религиозным пафосом: «Я поняла, что ненавижу его. Пусть небеса обрушатся на него за то, что он так со мной поступает». А коль скоро, по её версии, именно её бывший виноват в том, как он к ней относится, то получается, что она не может извлечь никаких уроков из этой ситуации. Ибо она здесь бедная овечка, которую обидели.
Второй же момент заключался в том, что моральный уровень развития Леночки можно было охарактеризовать словосочетанием «инструментальный гедонизм». В самом деле, она никоим образом не стремилась ни к внутреннему развитию, ни к тому, чтобы нести людям добро. Её главным ориентиром в жизни было получение удовольствий, чего бы это ни стоило окружающим. Которые, очевидно, были для неё лишь подручными орудиями на пути к удовольствию.
Джонни тогда даже не раз ловил себя на мысли, что как это она при таком раскладе до сих пор не стреляет у него деньги под тем или иным благовидным предлогом. Но именно тогда он начал одна за другой совершать роковые в этом отношении ошибки. Пожалуй, первый ляп в этом направлении он сделал при следующих обстоятельствах. Как-то ещё в начале декабря она сказала ему, что ей нужен телефон. На что он ответил: ну давай я тебе на Новый год подарю новый мобильник. Его очень удивило тогда то, что она написала ему: «Я тут вчера подумала, что может мне не телефон лучше. Smile Короче, я пока не знаю, как узнаю я тебе, конечно, напишу. Но я думаю, что это не совсем правильно, т.е. если ты мне сделаешь подарок на НГ то и мне надо тебя поздравить, а равнозначный подарок по цене того же мобильного телефона я вряд ли смогу осилить, даже половину, кризис у меня. Ну да неважно, вот и я буду чувствовать себя неудобно. Как-то так вот. Так может, не стоит?» Лишь продолжительное время спустя, когда ему открылась чудовищная правда о Леночке, смог он по достоинству оценить, сколь тонкой и эффективной манипуляцией было такое её деликатное заявление. И, разумеется, оно сработало. Джонни ответил ей, что это не проблема, что ему для неё не жалко. И что самое удивительное и в то же время существенное для понимания эффективности её манипуляции, ответил совершенно искренне. Потому что внутренне он рассуждал так: сколько времени, сколько усилий потратил он на попытки помочь ей разобраться в ситуации вокруг её любовника. А результатом было пока только то, что она была для него всё большей загадкой. Конечно же, Джонни понимал, что с ней что-то серьёзно не так, совсем не так. Но что именно? На этот вопрос он пока не мог ответить даже самому себе. А на фоне таких глобальных проблем, какое значение могли иметь две, пять, десять тысяч, которые он потратит на покупку ей новогоднего подарка. Тем более что речь идёт о человеке, для которого эти подарки – одна из немногих радостей жизни. И не вина её, наверное, что она такая ограниченная, а скорее беда. Ведь чем дальше, тем больше он чувствовал, что при всём омерзении, которое могли вызвать отдельные моменты в её поведении, она, судя по всему, была серьёзно психически больным человеком.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:30

Наверное, это сострадание и желание помочь, в сочетании с огромной симпатией к человеку, которая, как и он, была ненормальной, определили то, что он чувствовал всё большую привязанность к Леночке, не представляя уже своей жизни без неё, хотя она была всё время на расстоянии, т.к. они практически не виделись. Джонни был настолько увлечён ею, её жизнью, таинственными и в чём-то даже зловеще-загадочными особенностями её характера, что не мог даже сосредоточиться на полноценном общении с людьми, которые, казалось бы, должны быть ему куда ближе. Особенно отчётливо это проявилось в ситуации с Мариной.
Познакомившись с Мариной на сайте знакомств «кобра», Джонни практически сразу почувствовал, что она необычный человек. Однако, опираясь на свой прошлый опыт, вначале не испытывал особых иллюзий по поводу знакомства с ней. И хотя уже буквально с первых своих сообщений она поразила исходившим от неё ощущением нестандартности, которое подкреплялось, в частности, её рассказом о том, как она красила у себя дома потолок в жёлтый цвет. Однако, несмотря на это их общение на сайте продолжительное время носило характер обмена малозначительными репликами. Но вот однажды, ещё на сайте, они разговорились. Нашли общие точки. Поняли друг про друга, что они не такие как большинство. Марина написала, что хочет, чтобы Джонни был её другом. Обменялись телефонами. Джонни ей позвонил. Джонни было приятно слышать в своём телефоне бодрый голос жизнерадостного, оптимистичного, увлечённого человека. Она с энтузиазмом рассказывала ему (по профессии она журналистка) о своих встречах с телеведущими, главными редакторами газет и т.д. О том, что она поняла для себя из этих встреч, о том, что многие люди в жизни совсем не такие, какими они представляются обывателям, видящим их исключительно по ту сторону экрана, а также о многом другом. По ходу разговора всё больше раскрывалось, какой она удивительный собеседник: не только весьма эрудированный, но и умеющий внимательно слушать и тонко чувствовать другого человека. Выяснилось, что им нравятся одни и те же авторы, в частности, Трумэн Капоте и Джером Д. Сэлинджер. Марина рекомендовала ему почитать «Фрэнни и Зуи». И хотя аудио-книжку с этим произведением он не нашёл, в ночь после разговора с Мариной он мог оторваться от видео, найденного в интернете, где женщина потрясающе увлечённо рассказывала студентам об этом произведении. Эх, если бы меня так в своё время учили литературе в школе,- внутренне сокрушался тогда Джонни.
В свою очередь, Джонни был рад поделиться с Мариной своими знаниями. Так, однажды он узнал от неё, что она, так же как и он, была вегетарианцем. И что у неё даже на этой почве развилась железодефицитная анемия, настолько значительная, что она даже падала в обморок. Джонни принялся объяснять ей, как вегетарианцу лучше питаться, какие продукты включать в свой рацион, дабы избежать столь негативных последствий для здоровья.
В свою очередь, Марина очень благородно вела себя с ним, что для него представляло разительный контраст с поведением многих других женщин, с которыми он пытался знакомиться и знакомился в инете и у которых, как удачно выразилась Марина, «вместо сердца был кассовый аппарат». Где-то после третьего продолжительного телефонного разговора она любезно предложила ему так щедро подкармливать сотового оператора и позвонить ей на домашний номер. И хотя он по-прежнему продолжал звонить ей на мобильник, столь благородный жест со стороны Марины был приятен ему сам по себе.
Наконец, они договорились встретиться. И хотя по прибытии на место встречи выяснилось, что экспозиции, которую они собирались посмотреть, нет, тогда они просто решили пройтись по политехническому музею. Джонни почувствовал, что он словно на волшебный миг оказался в своей любимой стране – СССР. Они ходили с Мариной по залам музея, словно старые друзья, внимательно рассматривая и увлечённо обсуждая экспонаты. Говоря о том, какое замечательное было время, когда и жизнь была другой, и люди были другие…
Прощаясь с Мариной после того как они вышли из музея, Джонни знал, что больше никогда не увидит её. Для неё, с её обширной сетью социальных контактов, плюс минус один знакомый – это «отряд не заметил потери бойца». Так что совесть его была спокойна в том плане, что ей не будет его не хватать. Конечно же, Джонни во многих отношениях восхищался Мариной, которая была для него в некотором роде товарищем по партии. Но мысли его тогда были практически полностью заняты потрясающей загадкой, без которой он уже не мог представить свою жизнь. Даже когда он был в музее с Мариной, Джонни незримо ощущал присутствие Леночки. Она писала ему смс о том, что в тот день было опасно находиться в центре Москвы, т.к. ожидаются массовые беспорядки. Однако Джонни знал, что на самом деле следовало ожидать именно такой реакции Леночки на то, что он не переписывался с ней по аське в рабочее для нормальных людей время, а поехал в центр. Он ей так и сказал, а она знала, что в музей, как и в прочие культурные заведения, он не ходит один. Чего Джонни тогда ещё до конца не понимал, так это зачем женщине, спящей с другим мужиком и строящей на того мужика якобы матримониальные планы, вздумалось контролировать с кем Джонни ходит в музей.
Тем временем Леночка активно нагнетала драматизм в своей личной истории с бывшим. Бывший, по её словам, не соизволил даже пригласить её на свой рождения. Который он собирался шикарно отметить со своей девушкой в подмосковном доме отдыха. Леночка тогда шокировала Джонни заявлением относительно бывшего: «Неужели я у него так много прошу, просто заняться со мной сексом?!» Однако Джонни прекрасно понимал, что если бы всё упиралось именно в ЭТО, её бывший, наверное, не побрезговал бы с ней переспать, и не раз. Очевидно, хотя сам процесс ей и нравился с её бывшим, здесь всё было отнюдь не так просто, как она пыталась это представить.
Так, она всё время жаловалась, что тот никак не соберётся поехать с ней за люстрой, которую она себе выбрала и которая ей была очень нужна. Джонни сначала удивлялся, зачем она так настаивает, чтобы бывший привёз и повесил ей эту люстру. Ведь за небольшие деньги это могут сделать и службы от торгующей организации. Однако вскоре сообразил, что бывший, по замыслу Леночки, должен был не только привезти и установить эту люстру, он должен был также её купить! Даром, что ли, она с ним спала! Тем более что у неё самой, с её импульсивной тратой небольшой зарплаты, постоянно был, как она выразилась, «кризис». И уж тем более она не могла позволить себе купить эту люстру без помощи мужчины, который о ней «позаботится».
Джонни же смотрел на это так, что, прося дорогие подарки, она сама же дополнительно портит себе долгосрочную перспективу с этим человеком. Поэтому он пытался её образумить, намекая ей, мол, ты сначала мужика себе верни, а потом он уже купит тебе люстру, две люстры... Да всё, что попросишь, то и купит. В разумных пределах, конечно.
Тогда же, в декабре, Леночка зачем-то решила добавить ещё один штрих к истории с сексом:
«А еще, мне тут одна мысль пришла в голову... Может, это подскажет тебе, как помочь мне избавиться от такой тяги к нему. Я ему доверяю. Я ему безгранично доверяю полностью. И это доверие появилось у меня к нему практически сразу. Я на каком-то уровне чувствую, что он не причинит мне вреда. Нет, не в моральном плане, а в физическом, когда мы рядом. Знаешь, я по жизни всегда контролировала ситуацию когда находилась рядом с мужчиной, особенно с незнакомым. Я знаю, что за себя отвечала только я, и в случае чего, мне никто бы не помог. А здесь не так. Здесь изначально я чувствовала, что я ему могу доверять, что он отвечает за свои действия, что он всегда вовремя остановится. Знаешь, я это не просто так всё пишу. У меня есть небольшой, ну или большой, фетиш, назовем это так. Мне нравится, когда меня душат. Руками сжимают горло. Я даже не могу сказать, что именно мне нравится в этом процессе, да все, наверное. Мой предыдущий молодой человек боялся это сделать. Он боялся причинить мне боль, да и вообще задушить меня. А этот нет. И причем он как-то сразу это понял, что мне нравится. И мне не нужно никогда было его контролировать. Я знала, что он никогда не сделает ничего лишнего. Не выйдет за рамки. Как-то вот так. Спасай меня, короче».
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:31

Джонни не очень-то верил в историю с фетишем, допуская, что она может оказаться лишь очередным звеном лжи в цепи манипуляций. Тем не менее, он не мог не признаться себе, что история показалась ему весьма занимательной, хотя и в чём-то довольно мрачной.
Примечательно, что однажды, со слов Леночки, её бывший заявил: «секс – не главное в жизни!» Мол, живут же люди полной, насыщенной жизнью даже в пожилом возрасте и без этого. «Однако при том трахать меня он не отказывался»,- цинично комментировала его высказывания Леночка.
Таким образом, хотя Леночке и нравился сам процесс с её бывшим, очевидно, она также старалась по максимуму использовать его сексуальный драйв. Она пыталась развести его на различные покупки, приведение в порядок её квартиры и т.д. Джонни прекрасно понимал, что Леночка лукавит, когда ноет, что бывший не хочет с ней встретиться. На самом деле, если бы всё упиралось только в желание её бывшего заниматься с ней сексом без особых обязательств, то последний с удовольствием встречался бы с ней достаточно часто и регулярно.
Теперь Джонни представлял себе ситуацию следующим образом. В отсутствие душевной, человеческой близости у Леночкиного бывшего с ней, последнего привлекал в ней практически только секс. Однако с учётом обилия её материальных и прочих капризов, Леночкин бывший всё больше склонялся к тому что это того не стоит. С этой точки зрения было очевидно, что для того, чтобы удержать своего бывшего хотя бы в роли любовника с материальной поддержкой, ей надо было повысить ценность секса как разменной монеты.
И тогда у Джонни возникла очень необычная идея в этом направлении. Однако реализация этой идеи упиралась в одну принципиальную сложность. Джонни прекрасно понимал, что доверием пользуются те рассказчики, у которых есть не только обширные познания, но и практический опыт, особенно в тех вопросах, где, как и в данной деликатной сфере, теория без практики особой ценности не представляет.
С приходом в нашу жизнь такой замечательной вещи как интернет, у него не было особых проблем с теорией. Теперь ему не надо было считать мелочь в книжном магазине, а потом робко мямлить, запинаясь, что-то вроде: «девушка, покажите, мне, пожалуйста, вон ту книжку про ЭТО». Благодаря всемирной паутине, у него появилась возможность не только читать про ЭТО в уединённой тиши своей комнаты, но и смотреть видео, предаваясь сладострастным фантазиям. Однако при всём при этом у него никогда не было физической близости с реальной, не воображаемой, женщиной. И никогда не будет,- он знал это наверняка. Однако, как показывал опыт тех, кому в отличие от него в итоге посчастливилось найти себе женщину, одной теории было недостаточно. Сколько бы они ни читали и ни смотрели до того, при первой встрече многие из них мучительно и беспомощно пытались сообразить, что, куда и КАК?
Хорошо понимая это, Джонни сочинил и после недолгих моральных колебаний рассказал Леночке историю о девушке из своего воображаемого прошлого:
«...в один прекрасный день мне позвонила “девушка с красивым мужским именем Саша” (её выражение). Она сказала, что мой телефон ей дала её знакомая, с которой мне (впрочем, вполне предсказуемо – у меня практически никогда ничего не ладилось с женщинами!) не удалось поладить. Саша просила меня рассказать что-то про компьютеры, потом звонила ещё раз, мол, она что-то не поняла и просила объяснить ещё раз. Я практически сразу заподозрил, что здесь что-то не просто так, а ещё через пару звонков она подтвердила мои подозрения вопросом о том, почему я не спрашиваю её номер и не предлагаю встретиться. На что получила ответ, что она же у меня интересуется про компьютерную технику, так с чего это вдруг я должен предлагать ей встретиться и зачем? Здесь Сашу осенило, что человек с такими взглядами на взаимоотношения с женщинами может быть именно тем, что ей нужно. Она стала говорить мне, что я ей интересен, что она всегда хотела подружиться с таким человеком, который сможет её выслушать и понять. Потом принялась рассказывать про своего мальчика Серёжу, с которым она, по её словам, не разорвала отношения, но взяла бессрочный отпуск до тех пор, пока он не исправиться. Выяснилось, что основное место Серёжиной работы было в каком-то химическом институте, а ещё он подрабатывал программистом на какую-то контору типа $1. Серёжа был тихим, скромным мальчиком. До знакомства с Сашей за 26 лет его жизни весь “опыт” его отношений с женщинами сводился к тому, что ещё в студенческие годы к нему заглянула однокурсница и попросила научить её работать в MS Excel. Саша ещё в разговоре со мной прикалывалась, что, видимо, девушка хотела, чтобы Серёжа показал ей именно свой XL, XXL, или XXXL, а не Билла Гейтса.
Но время шло, на горизонте никого не было, и Серёжа был вынужден вылезти в интернет в поисках невесты, где он, после некоторого количества девушек, неизменно посылавших его, и встретил Сашу. Саша же сочла целесообразным, чтобы Серёжа уже точно никуда не делся, через небольшое время после знакомства применить к нему запрещённый приём. В чём же состоял этот приём? А в том, что, как я сказал однажды, когда рассказывал на уроке литературы про роман Льва Толстого “Воскресение”, он её э-э-э... Соблазнил,- подсказала мне тогда учительница литературы. “О великий, могучий, правдивый и свободный русский язык!” И как же хреново, когда в разговоре о таких жизненных вещах вместо нужного слова на ум приходит только э-э-э... Тогда, предсказуемо, весь класс ржёт над твоим косноязычием в плане родной речи!.. Как бы там ни было, но Саша Серёжу э-э-э, т.е. соблазнила, и Серёже это безумно понравилось, и он, во что бы то ни стало, захотел непременно это повторить, на что Саша ему хладнокровно заметила, мол, не так скоро. Что она хотела бы видеть рядом более представительного и заботливого мальчика, и что она очень надеется на его способность сделать правильные шаги в нужном (ей) направлении, т.к. иначе до конца его дней вместо этого праздника жизни у него будет только его собственная ладошка. И бедный Серёжа просто лез из кожи вон, чтобы Саше во всём угодить... пока у Саши не появилась могущественная соперница в лице корпорации InterGame. Эта, по состоянию на момент написания этих строк, уже давно обанкротившаяся компания (видимо, она делала слишком глубокие для вкусов нормального человека продукты), выпустила игру, с которой и сам я никак не мог слезть в своё время. Когда Саша приезжала к нему, несмотря на все её ласки, Серёжа продолжал практически неподвижно сидеть, вперившись в экран: “пожалуйста, сейчас, я ещё немножко доиграю...”
Всё это в итоге привело Сашу ко мне на курсы “молодой сучки”, дабы она могла научиться разбираться в людях. Кроме того, ей нужно было оттачивать свои “запрещённые приёмы”, и я не стану писать, на ком она решила проводить свои опыты, хотя из контекста это и так станет понятно. Чтобы удостовериться, что ей удалось выбрать подходящего субъекта, она решила проконсультироваться со своей подругой – младшей сестрой той девушки, у которой она узнала мой номер телефона. В ответ на прямой вопрос, как она считает, был ли у меня раньше кто-нибудь, Сашина подруга проворно ответила: “ты что?! кому такой нужен?! У него единственные девушки – это его компьютеры!!!” Окрылённая таким ответом и уверенная в том, что она на правильном пути, Саша решила на всякий случай поинтересоваться у меня. Я не хотел ей врать, но и обламывать её тоже, поэтому ответил уклончиво, что пока не готов это обсуждать. Хотя она демонстративно надула губки: “ну не хочешь – не говори”, было хорошо заметно, что мой ответ ей безумно понравился, т.к. для неё он означал, что я ещё более запущенный случай, чем Серёжа: тот хотя бы не постеснялся ей сознаться! Реализовать свой замысел она решила, когда её родители уехали на дачу. Я не мог сдержать любопытство, то ли она замышляет, что я думал, поэтому в полпервого ночи выехал в её направлении. Не забыв, однако, надеть такую курточку, которая практически гарантировала мне, что “ничего не будет”. Помнится, когда я покупал эту курточку, продавщица сказала мне, что в таком наряде “все Ваши девушки будут Ваши”. Учитывая, что по состоянию на момент покупки курточки девушки у меня не было и не предвиделось, её слова оказались пророческими... Как бы там ни было, в ту ночь всё закончилось тем, что после некоторой возни я был вышвырнут Сашей из её дома в пять часов утра. Мол, скоро родители вернутся. Помнится, потом в тот день она была жутко перепугана, что я ей не дам другого шанса, но очень обрадовалась, что я её не послал совсем, а днём даже ответил в аське. Правда, без особого энтузиазма. Так как я, как минимум, просто не выспался!
Следующая неудачная попытка была совершена ею, когда она приехала ко мне с бутылкой шампанского. Расчёт был на то, что если я немного выпью, это подтолкнёт меня к действиям в нужном направлении. Однако расчёт не оправдался, т.к. пить я наотрез отказался. Максимум, что я согласился сделать, – это открыть бутылку, хотя раньше, будучи заядлым трезвенником, этим никогда не занимался. Саша начала говорить: “ну ты же мужчина!” На что я хладнокровно ответил, что я на самом деле Оно и общего с мужчиной у меня только то, что я могу писать стоя.
На самом деле, удивительно, как просто и непринуждённо можно общаться с женщиной, к которой не испытываешь особых чувств! Самое интересное, сказанное вовсе не означает, что у неё сложится ужасное мнение. Напротив, Саша была приятно поражена, что, в отличие от многих, строящих из себя “настоящих мужчин”, по крайней мере, я не скрываю своей настоящей природы. В общем, в тот вечер, провожая Сашу, я фактически тащил её на себе, т.к. она выпила ту бутылку в одно лицо, быстро и практически не закусывая, в результате чего её прилично “развезло”.
Не стану рассказывать о том, что началось потом, тем более в деталях, скажу лишь вкратце (не хотелось бы здесь рассказывать во всех подробностях!) на чём это было основано и к чему в итоге привело.
Моя догадка, даже, не побоюсь этого слова, гипотеза состояла в том, что Саше иногда чисто интуитивно удавалось очень удачно использовать определённые группы мышц. Разумеется, здесь не обошлось без природных данных, знаешь, как есть люди, которые умеют шевелить ушами... Только здесь речь идёт о мышцах не на голове, а совсем в другом месте. Идея состояла в том, что если она бы научилась использовать эти приёмы осмысленно, то она могла бы любого мужика, с которым у неё была бы близость, поставить на колени, т.к. она становилась бы для него источником совершенно потрясающих, незабываемых, ни с чем не сравнимых ощущений.
Оглядываясь назад, если бы я верил в судьбу, мне следовало бы поблагодарить её за то, что Саша не очень-то меня слушала и не очень-то стремилась к знаниям. По большому счёту, она в основном использовала меня лишь в качестве обратной связи: как тебе это? А вот так?
Знаешь, практически всю свою сознательную жизнь я гордился тем, что в отличие от многих мужиков, я думаю головой, той, что у меня на плечах. Но вот пример из жизни: 11 сентября 2001 года. Конечно, я не испытываю особых симпатий к американским властям или к общественно-политическому строю Пиндостана. Но у меня там было много друзей. Обычно я не смотрю ящик, но в тот день я включил ТВ, чтобы посмотреть, что там показывают... Но стоило приехать Саше, как мне уже было трудно сосредоточенно смотреть в телевизор...
А ещё время от времени, когда у неё было не очень хорошее настроение, она говорила мне: “я догадываюсь, для чего я тебе в основном нужна”. И, положа руку на сердце, мне было непросто ей возразить.
Также я стал всё больше ловить себя на мысли, что мне стало трудно давать искренние советы по вопросам типа “выходить ли сейчас замуж за Серёжу, или подождать?”, т.к., например, её замужество означало бы, что мы с ней уже не сможем встречаться так, как это происходило на тот момент...
Я прекрасно понимал, что мои “игры разума” зашли уже слишком далеко, трансформировавшись в совершенно другие игры, и мне пора спасаться бегством, пока она не начала с моей же подачи совсем управлять мною, как марионеткой.
Досталось и другому мужскому населению! Тайком от меня, Саша решила опробовать отработанные приёмы на своём бывшем (до Серёжи), которого я прозвал “кролик”. Саша рассказывала, что этот парень был чем-то похож на кролика. Видимо, зубами... или ушами. Мне трудно судить, я его не видел. Для меня он был кроликом потому, что Саша решила на нём поэкспериментировать. Причём не спросившись у меня! Я узнал об этом лишь тогда, когда позвонила до смерти перепуганная Саша и рассказала о том, что теперь её повсюду преследует обезумевший кролик. Оказывается, она отыскала некогда брошенного кролика и рассказала ему про Серёжу. Потом добавила, что решила воспитывать Серёжу воздержанием, и что поэтому трудно ей без мужика. Ну а кролик с ней всегда не против! В результате, кролик был теперь готов душу дьяволу продать, лишь бы *это* повторилось.
После успешных “клинических испытаний” на кролике, Саша принялась всерьёз Серёжей, отбившимся было от рук. Бедный мальчик стоял на коленях, плакал навзрыд и просил её великодушно простить засранца за все случаи, когда он был не прав и что он сделает всё от него зависящее, чтобы такое непослушание с его стороны больше никогда не повторилось.
И лишь однажды, выпив лишнего по поводу какого-то праздника, Серёжа посмел высказаться откровенно. Разговор, с Сашиных слов, был примерно таков (как ты понимаешь, сам я по понятным причинам при этом не мог присутствовать):
- Знаешь, Саша, последнее время...
Когда мы снова стали с тобой встречаться...
Ты стала делать какие-то вещи...
Эти ощущения...
Ты знаешь, они просто сводят меня с ума...
И я теперь без ума от тебя, ты это знаешь, но...
У меня, конечно, нет опыта, но я понимаю, что это не просто так...
Ты научилась этому за последнее время... этот Джонни... я думаю, он твой инструктор!
(Саша прислоняет ладонь к его лбу, словно пытаясь определить, нет ли у него жара.)
- Серёжа, мальчик мой, нет ли у тебя температуры? Потому что я вижу: ты бредишь! Джонни – это вообще Оно!
- Ага, только если я вас увижу вдвоём, я тебя убью на почве ревности, а из твоего долбанного наставника сделаю настоящее Оно!
- Серёжа, у тебя есть какие-то вопросы к Джонни, ты можешь увидеться с ним и поговорить наедине. Только я тебе советую не забыть захватить с собой пару рулонов туалетной бумаги. Знаешь ли, на тот случай, если с тобой в процессе вашего выяснения отношений приключится неприятная неожиданность! Ладно, я поехала учиться...
Саша типа училась в вечернем институте. Иногда она говорила предкам и Серёже, что едет на занятия, а сама ехала... ко мне. Саша говорила, что приезжая ко мне, она получает значительно больше нужных ей знаний, чем в институте. Обвивая руки вокруг моей шеи, она улыбалась, смотрела на меня заговорщическим взглядом, и спрашивала: ну что, моё любимое Оно, мы сегодня будем учиться? На что следовал ответ: Ага! Учиться, учиться и ещё раз учиться!..»
К огромному удивлению Джонни, вначале Леночка загорелась идеей. Она сказала, что собирается с ним «тренироваться», начав с минета. Конечно же, Джонни не поверил в серьёзность её намерений и прекрасно понимал, что с ним лично у неё ничего такого не будет, но идея ему понравилась, что греха таить!
Для начала же он посоветовал ей, как девушке явно неспортивной, тренировать мышцы тазового дна, прислав ей на почту комплекс упражнений с картинками. Со свойственной ей импульсивностью, Леночка вначале активно взялась делать упражнения, «тренировать п****», как она это называла, однако ей это очень быстро надоело. Её импульсивность и неспособность серьёзно посвящать себя тем или иным занятиям не раз удивляли Джонни в тот период.
Так, 25 декабря они встретились. Сначала пошли в книжный магазин, где Леночка покупала книжку с забавным названием «дневной дятел» или что-то в этом роде. Хотя Джонни испытывал некоторое любопытство, почему дятел и почему дневной, куда больше его тревожил подзаголовок что-то вроде «как «подсадить» другого человека на себя и как избавиться от любовной зависимости».
Такой подход со стороны Леночки красноречиво свидетельствовал о том, что она уже рассматривает свои взаимоотношения с бывшим как своего рода поединок. Где, очевидно, все средства хороши и где главный результат состоит не в том, чтобы люди делали друг друга счастливыми, а чтобы проигравший был эмоционально зависим от победителя.
Джонни знал, что к огромному его сожалению, видятся они с Леночкой редко и он не знал когда будет следующая встреча, поэтому ещё по пути в Дом книги сделал робкую попытку вручить Леночке свой скромный подарок – подарочную карточку номиналом в десять тысяч рублей одной крупной московской торговой сети. Леночка сначала отказалась, ссылаясь на то, что подарки делают после праздника и что она ему пока подарок не купила. Однако по дороге из магазина она вдруг словно спохватилась и сказала: ты знаешь, я подумала... давай твой подарок. При этом она стала ссылаться на то, что хочет попасть на предновогодние распродажи и т.д. и т.п. Джонни, однако же, понял, что она на самом деле просто не в состоянии потерпеть. И это очень многое говорит о её характере.
Другое их занятие в тот день показало ещё одну сторону её личности, органично связанную с импульсивностью. А именно, неспособность, нежелание и неумение сколько-нибудь последовательно заниматься вещами, к которым она вначале проявила активный интерес. Леночка позвала Джонни в тот день играть с ней в настольный теннис. Мол, неделю назад она делала это с «девочкой» (которую, как Джонни уже догадывался, зовут Юля), и теперь она с большим энтузиазмом строила планы, как они с Джонни будут туда ходить играть. Однако, как и предполагал Джонни, одним тем разом интерес к игре с ним в настольный теннис фактически был исчерпан.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:31

В тот же самый день Леночка продемонстрировала ему ещё одну неприглядную сторону своего характера. После получасовой игры в теннис она, видите ли, не пожелала идти одну остановку до метро, чтобы проехать несколько остановок до дома, а сказала, что поедет на такси. Понятно, за чей счёт. «Я надеюсь, ты не возражаешь?» Поездка обошлась ему примерно во столько же, во сколько обошлась ей книжка про дятла, про которую она всю дорогу сокрушалась, что потратила аж 350 рублей. Эти деньги, по понятной причине, она не могла стрельнуть у своего бывшего. И тогда ещё не находила возможным для себя взять у Джонни.
В те же предновогодние дни Леночка продемонстрировала ему ещё один из своих приёмов манипуляции. Он состоял в том, чтобы доказать, что жизненные трудности Джонни на самом деле ерунда по сравнению с теми, с которыми приходится сталкиваться ей. А потому ему стоит перестать жаловаться на жизнь, а больше помогать Леночке. Поэтому однажды, когда Джонни, как и подобает уважающему себя невротику, стал слегка драматизировать свои повседневные бытовые неурядицы, Леночка заявила, что если он ещё раз назовёт такие мелочи неприятностями, то она ему отрежет, оторвёт или откусит то, чем он собирался её «тренировать». После чего написала ему примерно такое письмо:
«Для начала небольшое отступление. Потом по тексту письма ты поймёшь, к чему оно. Так вот не знаю уж, конечно, плюс мне это или минус... Не знаю, не мне судить, но я очень люблю писать там всякие эротические смс. Конечно же, раньше я писала их только своему бывшему, но с недавних пор <когда они узнали о моей писанине > я пишу еще нескольким знакомым – подругам, назовем их так. Причем эти смс могут носить разный смысл, от нежной какой-то эротики, до открытой похабщины – кому как больше нравиться, конечно, в зависимости от того что люди хотят прочитать и кому отправить. Ну что я могу сказать... мой бывший получает их от меня постоянно. В принципе, никакого одобрения я от него на них не получала, но и ничего против этого он не говорил, так что пишу.
Ну а теперь письмо. Вот ты пишешь – неприятности. Да ладно тебе! Вот у меня даже не неприятности, а проблемки, хотя они очень-очень меня бесят. Ну слушай, а точнее читай – начинаю грузить Smile
1) Меня бесит наш новый начальник отдела. Весь отдел собирается разбегаться. После НГ нужно будет искать новую работу, да и з/п вечно ни на что не хватает!!!! Дальше, я сегодня пополнила ряды катающихся на льду. И падающих в том числе.
2) мне завтра тащиться хрен знает куда - сдавать какую-то отчетность, аж Варшавка 125 или 6, не важно
3) меня тошнит уже 3-й день!!! И проблемы с кишечником. И еще голова болит. Знаешь, если бы я с кем-то занималась сексом, то я смело бы могла подумать, что я беременна. Но так как я ни с кем уже не спала более 3 месяцев, то что-то я сомневаюсь в этом. Да и возникают ли проблемы с кишечником у беременных, или может ли это быть разновидностью токсикоза? Не знаю. Беременной я пока не была, и это хорошо.
4) Просто блеск и шик! Это называется: "ты дура или полная идиотка". Ну, неважно. Так вот, вчера же меня, как всегда, продинамили на счет встречи. Я позвонила-позвонила, ну и на этом подумала пойду спать, но перед сном решила написать свою очередную пошлую смс-ку (см. выше) написала и благополучно уснула. Снились мне какие-то кошмары, поэтому где-то в 03:40 я проснулась и решила посмотреть на телефон. И тут оба – мне смс-ка от бывшего. Я читаю: "спасибо, но это сделать уже не получится никогда" (ну там было что-то типа «хочу с тобой оказаться в постели»). Ты прикинь мою, реакцию, а? Я села на диван и начала реветь. Как это никогда?! Я же прошу не что-то такое, а сексом заняться. И почему никогда? Значит, все-таки женится? А, караул, да как же я буду?! А потом сразу мысль, что никак я не буду, пожалуй. Тут мне стало тяжело дышать, сердце закололо. И знаешь, так, нижняя часть головы очень, ну очень сильно начала болеть. В этот момент я подумала, что если сейчас же не приду в себя, то в итоге заработаю себе какой-нибудь приступ, блин. С этой мыслью улеглась обратно, при этом написав смс: "прости, что ночью, но почему это не получится? И вообще, когда ты со мной в этот магазин поедешь? Ответь, пожалуйста?" Ответа, конечно же, не было, но всю ночь оставшуюся я не спала. А наутро я взяла в руки телефон, чтобы ещё раз прочитать эту злосчастную смс. И знаешь, что там было написано?! "Спасибо, но сегодня это сделать не получится"! Прикинь? Т.е. ночью я проснулась, неправильно прочитала смс, написала полную хрень полчетвертого утра (про магазин и про то, почему это сейчас не получиться сделать - да уж, переспать в 03:30, действительно...) Вот такие дела, прикинь, так лохануться? Потом, подумав, я пришла к выводу, что сам виноват. Что не хрена меня было все выходные мурыжить! А то можно было бы еще не такое написать, блин! Вот я и ни на грамм не почувствовала себя виноватой что разбудила человека ночью и что там (в моей смс) была полная хрень. И знаешь, до сих пор не чувствую <себя виноватой>. И пришла к выводу, что еще чуть-чуть, и он меня доконает. Точнее, я сама свихнусь. Поэтому с ним либо нужно завязывать полностью, вообще вплоть до того, что бы мне ничего не знать даже через его знакомых. А уж тем более, если он решит когда-нибудь пожениться <с другой женщиной>, т.к. это точно будет мой последний день (если я об этом буду знать, конечно), или что мне нужно начать по-другому его воспринимать. Вот такие дела. И вот такие проблемки».
Из этого, равно как и других подобных рассказов было совершенно ясно, что Леночка на самом деле не столько страдает от неразделённой любви, сколько весьма артистично разыгрывает перед ним этот спектакль, наполняя его всё большим драматизмом.
А 31 декабря Леночка решила разыграть для Джонни по аське с неожиданным продолжением по телефону спектакль на тему «скользящих и падающих». Начала она с того что у неё в этот день, видимо, как следствие падения несколько дней назад, стал болеть копчик. Она повторяла про это много раз, писала, что не может терпеть и т.д. Джонни давно заметил, что она была совершенно не способна переносить какие-то негативные вещи в своей жизни, и в частности и в особенности боль. Он представлял, каково с ней пришлось персоналу в больнице, когда она там лежала. Соответственно, ничего удивительного не было в том, как к ней там стали в итоге относиться. Конечно же, по своему ещё детскому опыту пребывания в больницах, он знал, что сам был в этом плане далеко не идеален. Но если с ним самим – скорбным невротиком – было более-менее ясно, то с ней-то что не так? Увы, как ни стыдно ему было в этом себе признаваться, вопрос этот пока оставался для него мучительной загадкой. Джонни очень хотел надеяться, что скоро они смогут видеться чаще. Несомненно, наблюдение Леночкиного поведения в реальной жизни должно было прояснить ситуацию.
Разумеется, Леночка не преминула воспользоваться реальной или больше воображаемой болью в заднице с тем, чтобы улизнуть в предпраздничный день с работы. Её отпустили. Джонни попросил её самостоятельно ничего не предпринимать и позвонить ему по возвращении домой. Чтобы он был в курсе, как у неё дела, прошла ли её пятая точка и помочь ей советом если что. Однако ни через два, ни через три часа от Леночки не было никаких вестей. Наконец, часов через пять-шесть после своего досрочного ухода с работы Леночка позвонила ему и принялась рассказывать несколько наигранным, фальшиво-плачущим тоном, как она по дороге с работы купила какую-то мазь и что мама ей всегда говорила «мажь побольше». Дальше, весьма артистично всхлипывая, Леночка стала плакаться ему о том, как сильно ей стало щипать, как она не находила себе места от боли и что у неё теперь красная жопа, словно у макаки.
Поскольку Джонни не знал, верить ему в эту историю или нет, он также не знал жалеть ему Леночку или нет, хотя на чисто эмоциональном уровне выбора у него, пожалуй, не было, потому что ему было очень жалко её если не из-за боли в заднице, то из-за её несусветной глупости.
Так или иначе, у него складывалось впечатление что она словно постоянно играла с ним в игру, в которой она в чём-то врала ему, а в чём-то, наверное, нет. И он, не имея возможности проверить или узнать наверняка, был постоянно озадачен её неразрешимыми загадками.
Казалось бы, в противоположность этому, манипуляция его чувствами, которую Леночка применила к нему за день до этого, 30 декабря, загадкой для него не была. Он уже более-менее понимал, как это работает. Но даже несмотря на такое знание, он вынужден был признать: манипуляция эта всё же работает, действуя на каком-то эмоциональном уровне, неподконтрольном его логике. Началось с того, что в тот день Джонни в очередной раз осознал, как мало значат для Леночки его соображения по поводу её ситуации, а также её самой. Остро почувствовав в очередной раз, насколько глупа и унизительна при таком раскладе его роль, он не выдержал и написал ей об этом. Джонни заявлял, что не видит смысла больше вмешиваться в чужую жизнь, для которой его мнение ничего не значит. А потому он прекрасно понимает, что ему давно пора оставить её наедине с её бывшим.
Однако такое заявление, как он и предполагал, не могло не спровоцировать наигранный приступ ярости со стороны Леночки. Она написала ему, что в такие моменты ей хочется тяпнуть его чем-нибудь тяжёлым по голове и привязать к батарее, дабы от неё не сбежал. Мол, поступить таким образом ей мешает только осознание того, что второй потери она просто не переживёт. Примечательно, что Джонни был больше всего поражён даже не тем, насколько легко она говорила о готовности лишить его жизни, ударив тяжёлым предметом по больному месту. Значительно больше его впечатляло то, как легко и эффектно она манипулирует его чувствами, заявляя, что его потеря (если она его убьёт) будет для неё сравнима по значимости с потерей бывшего. А последнего, согласно её драматическим заявлениям, она так сильно любит.
В канун нового 2011 года в странной реплике Леночки неожиданно открылась важная черта её личности, хотя подлинную значимость этой её особенности Джонни осознал лишь значительно позже. Когда Джонни обмолвился о предстоящих более чем 10-дневных каникулах для большинства работающих, Леночка довольно парадоксально не проявила по этому поводу особого восторга. Она заявила, что ей будет скучно сидеть всё это время дома, и что лучше бы она работала в эти дни. Так Джонни узнал про Леночкину склонность к скуке, а также повышенную потребность в стимуляции со стороны окружающей обстановки дабы развеять эту самую скуку. Хотя на тот момент Джонни не был ещё готов интерпретировать эти обстоятельства как симптом патологии Леночкиной личности, а скорее смотрел на них как на сочетание избалованности, лени и неспособности содержательно себя занять.
Видимо, скука в те дни была у Леночки столь сильной, что 1 января она заявила Джонни о своём намерении приехать к нему в гости 3 числа. Казалось бы, у Джонни от этого известия должны были быть «полные штаны счастья» и в некотором роде это было так. Однако он прекрасно понимал также, какой объём работы ему предстоит для того, чтобы предстоящий визит Леночки имел хоть какие-то шансы не стать тотальным разочарованием для обоих. Дело в том, что две комнаты (в третьей, изолированной, жила его мама) его квартиры были по большей части завалены компьютерным хламом.
Хотя ему удалось расчистить в обеих комнатах дорожки, по которым можно было комфортно ходить, не спотыкаясь о железки, ближе к 7 утра 3 января, после бессонной ночи, проведённой в разборе завалов, Джонни понял, что потерпел неудачу. В отчаянии он написал Леночке смс о том, что их встреча, назначенная на тот день, отменяется, и попытался объяснить причину. Совершенно неожиданно, Леночка устроила ему самый настоящий спектакль. Она начала с того, что высказала ему, что он разбудил её своей смс. Джонни в это не очень-то верил, однако доказать свою правоту в сложившихся обстоятельствах не мог. И к прочим источникам его дискомфорта добавилось ещё и острое чувство стыда перед бедной Леночкой. Она, по её словам, так сильно переживала свою ситуацию с бывшим, что плохо спала ночью, только ближе к утру нормально заснула, и тут Джонни будит её своей смс. После примерно получала скандального выяснения отношений, когда они попеременно не отвечали и сбрасывали звонки друг друга, Леночка со всхлипываниями в голосе принялась говорить ему, что едет в гости к нему, а не к его обстановке. Джонни чувствовал себя просто ужасно не только и не столько из-за бессонной ночи, сколько потому что Леночка плачет по его вине. Хотя он не мог также не отметить для себя, что плачет она как-то ненатурально, словно актриса, играющая в любительском спектакле.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:32

В итоге, где-то около полудня не выспавшийся Джонни встретил Леночку у своей станции метро. Он начал с того, что отчитался перед ней о положенных на её телефон пятистах рублях, в порядке компенсации за его плохое поведение утром (она его об этом попросила). Как он и предполагал, все примерно 15 минут, что они топали до его дома, она сетовала на то, в какой «жопе мира» он живёт. Когда же они, наконец, пришли к нему домой, прошли в комнату и сели на диван, Леночка заявила ему что диван ужасный, обои тоже, кругом груды железа, короче, «надеюсь, ты сам понимаешь, что не одна женщина жить здесь с тобой не будет». Джонни промямлил в ответ что-то вроде «не надо про всех женщин, говори только за себя». Однако внутренне, с горечью был вынужден с ней согласиться. Добило же его в тот день то, что Леночка отказалась пить коньяк, который ей не понравился. Ещё за день до их предполагаемой встречи Джонни поинтересовался у неё, чем её угощать, когда она приедет. На что Леночка ответила, чтобы он купил коньяк, а также чем запивать и закусывать. Тогда непьющий Джонни стал допытываться, какой коньяк. Леночка вначале отвечала уклончиво, мол, поинтересуйся у них там, в магазине, какой у них хороший коньяк. Когда же Джонни для уверенности попросил её назвать конкретную марку, она назвала какой-то крутой бренд, звучавший что-то вроде «Хрен неси». Однако придя в магазин и увидев цену на «Хрен неси», Джонни после долгих колебаний решил, что пусть ей её любовник за такие деньги коньяк покупает. И купил отечественный коньяк, который был на порядок дешевле и назывался Пятизвёздочный или что-то в этом роде. Там, кстати, был ещё и Трёхзвёздочный. Теперь же, придя к нему, Леночка безапелляционно заявила, что не пьёт «Пятизвёздочный» коньяк. Дескать, она потом не хочет долго обниматься с «белым другом» в туалете. Мол, я же тебе чётко сказала, какой коньяк мне нужен. А когда Джонни попытался в своё оправдание пробубнить что-то о цене, Леночка строго констатировала: «Так ты ещё и жмот, оказывается!». Поняв, что делать ей здесь больше нечего, она попросила его проводить её обратно до метро. Таким образом, несмотря на все его старания, их встреча была для Джонни полной катастрофой. Его негативное восприятие ситуации усугублялось тем, что Леночка в тот день выглядела особенно неотразимо. Надо полагать, так ею и было задумано, и значительную часть времени после их напряжённых утренних разговоров она занималась своей внешностью.
При расставании в метро она сказала ему: «извини за плохое настроение». Всю дорогу домой рассерженный Джонни только и думал о том, что пусть теперь её любовник покупает ей правильный коньяк. А сам он будет до победного конца сидеть на сайтах знакомств, пока не встретит женщину, которая примет его таким, какой он есть. И для этой женщины он сам, как уникальный и неповторимый человек, будет важнее, чем марка коньяка.
Однако уже на следующий день, презирая себя за это, Джонни снова набирал на своём мобильнике номер Леночки. Но Леночка не брала. Он звонил и звонил, но в ответ слышались лишь гудки, вскоре сменявшиеся металлическим голосом, рассказывающим ему про отсутствие абонента. Наверное, обнимается там со своим ё*****, сука,- обиженно думал Джонни.
На следующий день, чтобы хоть немного отвлечься от мыслей о Леночке и своей унизительной роли во всей этой истории, Джонни фотографировал лёд и снежные шапки на ветках, образовывавшие узоры невиданной красоты. Однако в процессе своей фотосессии он почему-то неожиданно почувствовал сильный прилив жалости по отношению к Леночке. Ведь она в силу своей эмоциональной скудости не способна замечать и по достоинству ценить простую красоту, которая повсюду вокруг нас и являет себя в таких простых вещах, как яркое зарево заката или сказочный иней на ветках морозным январским утром.
Однако от жалости к душевнобольному человеку и заочного сострадания к нему до осмысленного и конструктивного общения с ним – дистанция огромного размера. Джонни остро почувствовал это, когда Леночка сама позвонила ему на следующий день.
Как бы неприятно ни было ему признаваться в этом, так уж сложилось, что Леночка во многих отношениях доминировала в разговорах с ним. Складывалось впечатление, что у неё изумительные, несоизмеримо более развитые навыки общения, и потому если она этого хотела, их разговор лился ровным, естественным потоком. А если нет... Разговор 6го числа начался с того, что Леночка поделилась тем, что её бывший, дескать, соизволил с ней поговорить. С её слов, теперь бывший открыто отрицал, что она его любит. И утверждал, что она любит на самом деле не его, а своё чувство к нему. По сути дела, это было политически корректной констатацией того факта, что получить его в своё распоряжение было для неё куда важнее, чем он сам.
Зато Леночка знала, на ком она может безнаказанно сорвать свой негатив по поводу облома с бывшим. Джонни уже давно был в курсе её практически полной неспособности переносить фрустрации. Даже после незначительного разочарования с её языка начинал обильно сочиться яд злобы, которым она была готова травить каждого из тех, кто по тем или иным причинам не мог ей ответить. Свою садистскую психическую атаку против Джонни она построила таким образом. Как только он пытался начать ей что-то рассказывать, она заявляла, что это она уже слышала. Или что это ей неинтересно. Или ещё как-то давила на корню его попытки о чём-то с ней поговорить. В результате не готовый к такому повороту разговора Джонни терялся и начинал что-то бессвязно бормотать, обильно разбавляя вынужденную скудость содержательных слов морем всяческих «ну», «вот», «так сказать» и т.д. На что Леночка призывала его не говорить лишних слов и вообще следить за речью. Однако в сложившейся ситуации такая критика повергала его просто в ступор, из которого Леночка якобы пыталась его вывести замечаниями: «не молчи», «говори уже что-нибудь, раз позвонил» и т.д. В каждой из таких ситуаций, повторявшихся несколько раз 6-8 января, Джонни оказывался всё более подавленным и растерянным. Потом он неизменно делал робкие попытки завершить мучительный для него разговор, однако прежде чем разрешить ему это сделать, Леночка неоднократно останавливала его словами: «Ты куда? Не уходи, поговори со мной». Складывалось уверенное впечатление, что Леночке нравилось терзать его таким образом.
В ночь на 9 января Джонни спал плохо, мучительно пытаясь придумать, как ему следующий раз строить разговор с Леночкой. Не в силах больше терпеть, он был настроен идти на открытую конфронтацию с ней. Поэтому когда Леночка позвонила ближе к вечеру, Джонни уже собрался заявить ей что-то вроде: «если хочешь, разговаривай со своим бывшим в таком тоне. И посмотрим, куда он тебя пошлёт. Ах, да, кажется, уже послал». И он, набрав её номер, уже собрался ей сказать приготовленные заранее нелицеприятные фразы, но Леночка совершенно неожиданно для него сменила в тот день свою тактику. Она начала с рассказа о том, как она встретилась с Юлей («девочкой»). И девочка поведала ей о том, что её (т.е. Леночкин) бывший в скором времени собирается жениться на той самой женщине, которую так любил, и ради воссоединения с которой оставил Леночку. Затем, словно стараясь чем-то помочь Леночке, Юля выдала ей целый список сайтов знакомств, на которых Леночка должна была вывесить свою анкету. При упоминании сайтов знакомств, Джонни просто похолодел внутри. Ведь если она там себе кого-нибудь найдёт, то всякие контакты между ними прекратятся, и ему придётся про неё забыть. И от этой мысли ему было просто не по себе. Однако тут же он подумал о том, что, какой бы она ни была, нужно смотреть на это не со своей колокольни, а чтобы ей было хорошо, чтобы она была счастлива. И если ему не удаётся найти с ней нормальный человеческий контакт – да и как может быть нормальный контакт у двух ненормальных людей – может, ей удастся найти такой контакт с кем-то ещё. Однако тотчас же ему вспомнилось о том если даже её бывший, любовь к которому она так настойчиво декларировала, не верит в её чувство, не доверял ей, угрожал, предлагал найти себе кого-нибудь моложе и т.д., что уж говорить о других, которые будут менее желанны для неё? Нет, здесь всё отнюдь не так просто! И он уж точно не хотел быть для неё тыловой базой, которая будет поддерживать его всякий раз, когда очередной хахаль, почуяв, что с ней что-то явно неладно, будет её посылать. Все эти мысли неслись бешеной чередой в голове у Джонни, пока Леночка говорила ему, что не хочет размещаться ни на каком сайте знакомств.
Не успел он порадоваться этому разумному её решению, как Леночка просто ошарашила его своим вопросом: когда мы с тобой поедем тебе новый диван покупать? Джонни недоумевал: положим, он сам понимает, что ему нужен новый диван. Но неужели Леночка поднимет свою задницу, чтобы ехать с ним за диваном, на котором она сама не собирается спать? Что вообще такое с ней сейчас творится? Что всё это значит? Он мучительно думал об этом и не находил ответов.
Ситуация начала немного проясняться через пару дней в аське, когда Леночка уже вышла на работу после новогодних каникул. Она неожиданно начала назойливо жаловаться, что у неё болит «живот внизу». На основании её словесного описания Джонни пришёл к выводу, что это «не пищеварительный тракт, а другое».
Потом Леночка вдруг резко сменила курс и призналась ему, что она ему соврала. Однако, когда Джонни начал допытываться, в чём она соврала, она принялась ему писать, что не может об этом говорить, что пусть лучше она будет плохо спать и её будет мучить совесть, чем она ему скажет. А в ответ на настойчивые расспросы со стороны Джонни Леночка заявила, что если она ему скажет, то это его обидит. И даже если он не покажет виду, что это его обидело, то всё равно будет обижен внутри. А она не хочет его обижать, потому что он хороший.
Наконец, после неоднократных уверений со стороны Джонни, что он обидится ещё больше, если она ему не скажет, Леночка поставила вопрос таким образом: «хорошо, я тебе скажу. Но пообещай мне, что ты меня простишь». Манипулятивный характер такой постановки вопроса был совершенно очевиден. Джонни должен был либо фактически одобрить, или, по крайней мере, признать правомерность её неблаговидного поведения, либо остаться в неведении, что для него в данной ситуации было практически невыносимо. Леночка понимала это и пользовалась.
Впоследствии, когда ему в значительной открылось понимание структуры Леночкиной личности, Джонни осознал, что для того чтобы не быть униженным в такой ситуации, ему следовало бы занять жёсткую позицию. Мол, не хочешь – не говори. Но он не мог тогда этого сделать в силу душевной мягкости, доброты и в чём-то нетерпеливости, на которые Леночка, как и многие другие манипуляторы, мужчины и женщины, смотрела, как на слабость, и безжалостно использовала.
Получив соответствующие уверения со стороны Джонни, Леночка призналась в том, о чём он фактически уже догадывался, однако без её участия не имел возможности никак подтвердить или опровергнуть. «4 числа ко мне приезжал бывший. Мы трахались». Затем она поведала ему, что с тех пор у неё болит внизу живота. По её словам, вскоре после того как она спала со своим бывшим, у неё примерно на 4 дня раньше срока начались месячные, которые протекали как-то странно. И теперь она опасается того, что может быть беременна. Потом она добавила, что тогда ещё не знала, что её бывший собирается жениться, и, видимо решил напоследок хорошо провести время с ней. «Теперь я чувствую себя не просто как дырка для него, но ещё и дырка с проблемами»,- заключила Леночка.
Джонни написал ей, что если она опасается насчёт возможной беременности – пусть сдаст анализ на HCG, который покажет наверняка, беременна она на самом деле или нет. Однако Леночка хотела немедленно получить от него ответ на вопрос, что ей делать, если выяснится, что она всё же беременна: делать аборт или оставлять ребёнка? Джонни вначале робко попытался заявить ей, чтобы она решала этот вопрос с тем мужиком, от которого она понесла. Это представлялось ему разумным и справедливым, учитывая тот факт, что сам Джонни не имел, да и не мог иметь никакого отношения к процессу зачатия. Однако Леночка на это заявила ему, что это не тот ответ, на который она надеялась, и даже в смс чувствовался тон человека, обиженного до глубины души.
Теперь Джонни хорошо понимал, почему Леночка проявила столь активную заинтересованность в том, чтобы он купил себе новый диван. Было ясно, что её мама не то чтобы выставит её из дома, но заниматься её ребёнком особо не станет. Потому что даже будучи закалённой процессом воспитания и выращивания такой дочери, она может не найти в себе моральных и физических сил заниматься ещё и тем существом, которое из этой самой дочери вылезет. Тем более, каково им придётся втроём в однокомнатной квартире!
Таким образом, Леночка предлагала Джонни, у которого не было и не могло быть собственных детей по причине отсутствия женщины, уникальный шанс заняться воспитанием личности «с нуля», а также прочими родительскими хлопотами. Сама же Леночка могла организовать всё таким образом, чтобы лишь время от времени под настроение играть со своим ребёнком, как куклой. С другой стороны, в случае появления этого ребёнка на свет перед ней открывались потрясающие перспективы манипулирования её бывшим. В самом деле, этот мужчина средних лет, всегда стремившийся иметь семью и детей, не мог быть уверен, что долгие годы безответно любимая им женщина, на которой он собирался в итоге жениться, рано или поздно родит ему наследников. А здесь он знал бы, что где-то есть маленькая частичка его самого, благополучие которой зависит от того, насколько хорошо он позаботится о её матери.
Для Джонни же ситуация оборачивалась таким образом, что если он отказывался принимать участие в этом проекте и поселить беременную Леночку у себя, то фактически на него ложился груз ответственности за убийство ребёнка в утробе матери. «Ведь ты же понимаешь, что я не смогу поднять ребёнка одна, без помощи мужчины». Бывший же, с её слов, говорил о том, что, «будучи женат на другой женщине, я не смогу стать хорошим отцом твоему ребёнку».
Таким образом, он оказывался перед очень непростой дилеммой. Разрешить её помогло ему следующее обстоятельство. Леночка, которая на уроках биологии в школе (из которой её, кстати, как потом выяснилось, в итоге выгнали), видимо, больше интересовалась манипулированием мальчиками, нежели фактическими знаниями, не понимала одной просто вещи. А именно, что если после злополучного полового акта у неё действительно были полноценные месячные, то вряд ли она могла быть беременна. Ведь чудес на свете не бывает! Если, конечно же, она ему не соврала. А если соврала, то пусть пеняет на себя!
Под влиянием этих соображений, Джонни принял решение, о котором сообщил Леночке. Хотя оно, по сути, представляло именно тот ответ, на который она надеялась, она неожиданно повела себя так, словно не верила в это. «Да ладно тебе! Кто пустит к себе женщину с ребёнком от другого мужика?.. Ты уверен, что потом не выгонишь меня? Не скажешь, чтобы я уходила? Ведь куда я тогда пойду?»
В ответ Джонни поспешил заверить её, что не выгонит. Однако он в свою очередь выразил надежду, что она не станет использовать свою беременность как инструмент в своих играх с бывшим. Леночка, однако, сразу же поспешила его заверить, что «если когда-либо я приду к тебе с животом от другого мужика, и ты меня пустишь, то никаких продолжений с ним у меня уже не будет, я тебе могу обещать». Она мотивировала это тем, что беременной женщине уже не до секса. Естественно, Джонни было очень неприятно, что она поселится у него, если вообще поселится, лишь тогда, когда ей станет не до секса. Однако больше всего, пожалуй, его поразило следующее. Леночка неоднократно повторяла, словно заклинание, что хочет быть уверенной в том, что он ни при каких обстоятельствах её не выставит. Такая постановка вопроса невольно наводило на мысль, что она не сможет не создать ему такие неблагоприятные обстоятельства. Но каким образом?
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:33

Джонни давно уже заметил, что даже незначительные негативные моменты в её жизни провоцируют её на проявление агрессии. Беременность же, как напряжённое физиологическое состояние организма, должна была стать обильным источником таких негативных моментов. Соответственно, ей нужно было бы постоянно разряжаться, направляя агрессию на подходящую жертву. Очевидно, развернуть свою агрессию против бывшего она не могла. Так как в случае чего он просто заносил её в чёрный список на своём телефоне. Таким образом, фактически Леночка при этом наказывала только саму себя. Зато Джонни в этом плане замечательно подходил на роль жертвы. Он сразу тушевался, извинялся, начинал оправдываться. Одним словом, чувствовал себя некомфортно. И Леночка использовала это обстоятельство по полной программе, дабы разряжать на нём свои фрустрации.
Показательно, что когда Джонни в те дни спросил у Леночки «когда же я снова тебя увижу?», она ответила ему: «Ничего, вот подожди, я перееду к тебе – ещё успею глаза тебе намозолить!»
Свой характер Леночка пару раз проявила, когда они встретились 15 января, чтобы ехать за диваном. В тот день они встретились у Леночкиной станции метро с тем, чтобы ехать на автобусе в очень популярный народе магазин скандинавской мебели «ИКЕА», где можно за сравнительно небольшие деньги приобрести комфортную и довольно качественную мебель. Однако когда они встретились, Леночка неожиданно заявила, что у них тут рядом с метро есть магазин «краски диванов» или что-то в этом роде, и предложила зайти туда, т.к. ей лень ехать в ИКЕЮ. Джонни вначале хотел возразить, однако потом подумал что он, скорее всего, умрёт лёжа на этом диване, а потому не стоит ради такого редкого, можно сказать, уникального события в его оставшейся жизни ещё куда-то ехать, дабы сэкономить 2-3 тысячи рублей. Тем более что ожидание автобуса и долгий выбор подходящего дивана в огромном магазине имели все шансы разозлить Леночку, которая опять-таки обратила бы свою агрессию против него.
Зайдя в магазин «Краски диванов», Леночка подошла к первому попавшемуся дивану, легла на спину, широко расставив ноги, и принялась прыгать. Джонни почему-то нашёл это действо весьма эротичным. Оно напоминало ему сцену из забавного порнофильма, разве что без второго участника акта, и ему нравились те ощущения, которые он испытывал, когда мысленно представлял себя этим самым вторым участником. Однако тут Джонни вдруг вспомнил высказанную Леночкой пару дней назад идею о том, что им сейчас надо трахаться как кроликам, чтобы спровоцировать у неё выкидыш. Видимо, она боялась оперативного вмешательства по поводу прерывания беременности и хотела, чтобы её проблема устранилась сама собой. При этой мысли ему почему-то стало нестерпимо морально тошно, он утвердительно промычал в ответ на вопрос Леночки о покупке именно этого дивана, сообщил свой адрес продавцу, расплатился и вышел из магазина.
Поскольку диван им удалось купить значительно быстрее, чем они рассчитывали, было решено в тот же день поехать за обоями. Однако в пути пришлось несколько минут подождать троллейбуса. И вдруг Леночку как понесло... Хотя на улице была оттепель, а она была одета в пуховик, в котором ездила на работу в значительно более морозную погоду, она стала повторять, что ей холодно. Что она по вине Джонни непременно простудится, заболеет, ей не будут платить больничный, и что он ей будет компенсировать потерянную зарплату. Она распалялась всё больше, ругаясь матом через каждое слово и обвиняя Джонни во всём, чём только можно. Однако получив со стороны Джонни уверения в том, что он даст ей денег, если ей действительно не оплатят больничный, она практически мгновенно успокоилась и словно забыла о том, как только что, по её же словам, ей было невыносимо холодно. Джонни же цинично думал про себя, что Леночка согрелась психической атакой против него.
После покупки выбранных Леночкой обоев, Джонни неожиданно осознал, какую ошибку он совершил. Распаковав внешнюю упаковку и потянув носом воздух, вдруг понял, что не сможет жить в комнате, обклеенной этими обоями из китайского ПВХ с ХЗ какими присадками. А потому на следующий день поехал с товарищем в большой магазин Би-Би, где был огромный выбор обоев, среди которых были в том числе и бумажные. Естественно, Леночка была очень недовольна. «Называется: послушай женщину и поступи по-своему. И зачем же тогда я, как дура, таскалась с тобой в магазин, покупали тебе обои. Выкинул 5 тысяч! Богатый? Лишние деньги у тебя? Поделись со мной, мне на жизнь не хватает!»
На следующий день, в понедельник 17 января, Леночка произвела на него впечатление тем, как можно эффективно повлиять на человека небрежно, вскользь оброненной фразой. Когда Джонни обмолвился о том, что хотел бы сменить набивший оскомину статус в аське «Здесь могла быть Ваша реклама» на что-нибудь более осмысленное, Леночка ответила, не задумываясь: «Напиши, что любишь меня». Таким образом, написав это наполовину в шутку, он, с одной стороны, должен был впоследствии отвечать за свои слова. С другой – он тем самым как бы говорил всем наиболее хорошо знакомым девушкам (они были у него среди контактов в аське) что он занят Леночкой. Независимо от того, нужен он ей на самом деле или нет.
А ещё через пару дней Леночка рассказала ему историю, которая его просто поразила. Поразила больше, чем всё, что он когда-либо узнал от неё за весь период их знакомства.
Джонни и раньше ничего особо от Леночки не скрывал. Но в тот день Джонни особенно с ней разоткровенничался. Он рассказал ей про то, как когда-то в юности ему очень нравилась девушка по имени Оля. Как они с Олей дружили. (Однако самой Оле нравились мужчины с лучшим, скажем так, материальным положением и социальным статусом, и у неё был выбор.) О том, как впоследствии Оля рисковала попасть в неприятную ситуацию, и он пытался ей помочь, предупредить, уберечь её, однако она его не послушала, и чем это всё закончилось. Когда Джонни закончил свой рассказ, Леночка вдруг сказала ему: «Я очень рада, что тогда с тобой познакомилась. Спасибо тебе». Джонни был очень удивлён таким приливом нежности... или он не знал даже, как это назвать, у Леночки, от которой обычно, словно от снежной королевы, веяло каким-то чарующим эмоциональным холодом. Потом они ещё немного переписывались о чисто бытовых моментах типа покупки дивана. И вдруг неожиданно Леночка написала: «Знаешь, я недавно... Ну как сказать недавно... Полгода назад обидела очень одного человека. Был мужчина, который за мной ухаживал. Недолго, он знал что у нас ничего не будет, что мне нужен не он тогда был, но все же... Я тогда ему сильно грубила, хамила и т.д. Я, конечно, понимаю, что мне тогда тоже было плохо, но это меня не оправдывает». В ответ на вопрос Джонни, зачем она постоянно хамила тому мужчине, Леночка пояснила, что «он наседал тогда слишком сильно. Часто звонил. Мне не нравилось ничего и все бесило...». Таким образом, с одной стороны, рассказ Леночки довольно выпукло демонстрировал весьма неприятную сторону её характера. Несмотря на то, что ей нужен её бывший и больше никто, Леночка, тем не менее, познакомилась на сайте с этим мужчиной. И хотя мужчина ей явно не нравился, даже раздражал, она принимала его ухаживания. Таким образом, фактически используя человека, чтобы на нём паразитировать, она выражала ему свою «благодарность» тем, что хамила ему. При этом, очевидно, ей удалось добиться, чтобы мужчина тот сильно влюбился в неё. Потому что иначе как объяснить то, что он терпел такое обращение. Конечно, в конце концов, потеряв надежду на взаимность или просто сколько-нибудь человеческое обращение к себе, он просто прекратил с ней контакты. Однако «на новый год я его поздравила... Он ответил не сразу, а через несколько дней. Потом мы с ним немного переписывались, и все на этом. Сейчас раз в неделю смс: «Привет. Как дела?» А потом он мне прислал: «Спасибо за то, что поняла, что мне нужно: простое человеческое общение с тобой, и больше ничего...» Вероятно, Леночка исследовала вопрос, не соскучился ли по ней тот влюблённый молодой человек в достаточной степени, чтобы снова щедро оплачивать возможность «простого человеческого общения» с ней. Однако больше всего Джонни поразили в этой истории два момента:
- Леночке понадобились полгода и неприятные жизненные обстоятельства, чтобы понять, что она могла тогда сделать больно этому человеку. От этого у Джонни почему-то возникло сильное впечатление, что Леночка морально слепа, неспособна воспринимать боль и иные эмоциональные состояния другого человека. Что единственное доступное ей видение таких вещей носит отстранённый, чисто интеллектуальный характер. Однако настоящий смысл этого открылся ему лишь спустя полгода, придя к нему вместе с фундаментальным пониманием Леночкиной личности.
- Самой интригующей, пожалуй, загадкой для него стало то, зачем Леночка вообще рассказала ему про этого мужчину. Ведь она постоянно работала над тем, чтобы производить как можно более благоприятное впечатление на людей. В частности, на тех, кого она систематически пытается использовать. Так зачем же тогда она решилась рассказать ему столь явно компрометирующий её материал? Этот вопрос на протяжении продолжительного времени оставался для Джонни загадкой, для которой он искал и не находил решения. И даже когда чуть более полугода спустя он, наконец, начал понимать про Леночку самое главное, этот вопрос по-прежнему оставался неразрешённым. Только спустя полтора года ему удалось найти потрясающую разгадку, проливавшую свет на антисоциальное поведение многих людей. Тогда же ему стало ясно, почему Леночка, которой по большому счёту наплевать на благополучие других людей, сказала ему тогда про того мужчину: «И сразу стало так легко относительно него, просто потому что он на меня не обижается уже. Вот так».
Через пару дней, в воскресенье 23 числа, договорились встретиться у ст. м. «Профсоюзная», чтобы идти играть в настольный теннис. Из-за плохой дороги на Нахимовском проспекте Джонни угораздило прийти на 3-5 минут позже оговоренного времени, за что Леночка спустила на него целую свору собак. Джонни понимал, что чем больше он извиняется и оправдывается, тем больше Леночка на него наезжает, но не чувствовать себя виноватым и не оправдываться не мог. А ещё он понимал, насколько невыносимыми должны быть для Леночки эти несколько минут ожидания. Конечно же, он тогда ещё про неё не знал главного, однако интуитивно уже понимал, что коль скоро ей постоянно скучно, то эти несколько минут ей просто нечем занять свою голову. Просто в тот период он всё ещё наивно связывал это не с серьёзной патологией личности, а скорее с тем, что она блондинка, как в прямом, так и в переносном смысле слова. К огромному разочарованию Джонни, Леночка вскоре ещё раз обнаружила свою склонность к скуке, откровенно заявив после 20 минут игры, что ей надоело. Конечно, Джонни был вначале жутко раздосадован и вначале подумал: конечно! Не ты же платишь! Однако немного придержав нахлынувший внутри него поток негативных эмоций, он подумал, что надо отдать Леночке должное. Она не стала в этот раз врать, что у неё что-то болит или она устала, что она могла бы вполне успешно перед ним разыграть, учитывая её постоянные жалобы на здоровье в последние две недели. Тронутый этим обстоятельством, он накормил её в кафе и безропотно дал пару тысяч на карманные расходы.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:34

Однако по приезде домой его ждал новый неприятный сюрприз. Леночка позвонила ему и пожаловалась... что скучает по бывшему. Джонни, конечно же, понял, что она скучала по бывшему и утром, но сказала только сейчас. Ведь если бы она сделала это раньше, это огорчило бы Джонни, и ему было бы неприятно давать ей деньги, когда внутри у него была бы циничная мысль: «у своего бывшего возьми. Тебе же он нужен, правильно?» Но самое неприятное для Джонни состояло даже не в том, что Леночка, не гнушаясь стрелять деньги у него, словно он её парень, продолжала думать о своём бывшем. Он вдруг остро почувствовал, что Леночка совершенно не способна делать конструктивные выводы из своего же собственного негативного опыта и учиться на собственных ошибках. А потому, если он собирался и дальше общаться с ней, ему нужно было готовиться к тому, что она так и будет раз за разом вляпываться в глубокое дерьмо со своими любовниками, этим или кем-то ещё, а потом снова и снова возвращаться к своему другу Джонни плакаться и просить денег. Негативно накрученный такими мыслями, Джонни настроился высказать Леночке всё, что он думает по этому поводу. Словно стремясь ей отомстить за свою обиду, он в этот раз заявил ей прямо, без обиняков: «Это не любовь. И твой бывший уже даже сам это понял. На что же ты тогда рассчитываешь?» Естественно, Леночка принялась с пафосом (который, правда, Джонни почему-то нашёл несколько наигранным) говорить ему о том, как она любит своего бывшего. На что Джонни выразил заранее продуманное недоумение относительно того, почему тогда она ничего практически не знает о своём любимом, даже не интересуется что он за человек. «Неужели ты никогда не интересовалась? И он никогда тебе не рассказывал о себе?» В ответ Леночка уже собиралась было снова включить заезженную пластинку, что ей абсолютно нет дела до того, что за человек её бывший. Что ей не интересно это выяснять. Что она просто давно поняла, что это её человек, что он ей нужен, и всё тут, и что она теперь не успокоится, пока не получит его обратно. Но вдруг, словно припомнив что-то, Леночка резко сменила курс. Она ответила, что вспомнила, как бывший ей как-то рассказывал, что у него было десять автомобилей, и какие, рассказывал ей, как покупал каждый из них и т.д. Джонни открыл было рот, чтобы пояснить, что это не совсем тот рассказ, или даже скорее совсем не тот, что он ожидал услышать, однако неожиданно замолк. Он осознал, что сказанное Леночкой фактически содержит исчерпывающий ответ на вопрос в том смысле, что дальше с ней говорить об этом уже не актуально. И что теперь он значительно лучше понимал, почему Леночкин бывший, с её слов, последнее время отвечал на её признания в любви вопросом: а ты уверена?
Они говорили по телефону почти два часа. Всё это время Джонни объяснял Леночке свою позицию. Наверное, под влиянием того, как Леночка описывала свои страдания, он почему-то уже не думал, что она совершенно не способна любить. У неё просто другая любовь. Любовь собственническая, эгоцентрическая и даже независимо от этих двух пунктов какая-то эмоционально ущербная. С другой же стороны, сам он не очень хотел играть в этой истории отведённую ему унизительную и глупую роль. И потому говорил ей: «Хочешь бороться за него? Продолжай! Борись! Только имей в виду, что когда он снова тебе не будет отвечать, а у тебя что-то будет болеть, ещё какие-то проблемы, меня рядом уже не будет! С меня хватит!»
К его огромному удивлению, она уже почти не пыталась спорить, а в основном задавала вопросы. А на следующий день стала просить его сочинить от письмо её бывшему. В этот раз Джонни нашёл очень показательным, что когда он написал от её имени «я буду ждать тебя всегда», та холодно пояснила, что «ну нет, всегда это слишком».
Потом Леночка сменила тему разговора, точнее, переписки в аське, и такую смену темы Джонни нашёл очень показательной. Леночка спросила у него, есть ли у него мечта. «А у меня есть. И она материальна». После чего принялась рассказывать, как она хочет жить в центре, где-нибудь на Пречистенке. После чего они вместе помечтали о том, чтобы Джонни купил там квартиру, и они вместе там жили. Прикинули, что это может случиться что-нибудь через два года. Однако ближе к вечеру у Джонни словно наступило отрезвление. Он подсчитал свои скудные финансы, после чего позвонил Леночке и сообщил ей чтобы она не обольщалась насчёт покупки им квартиры в центре даже через два года. Это вызвало у Леночки приступ ярости. Джонни чувствовал себя при этом просто ужасно, словно человек, отнявший у капризного ребёнка сказку. Пожалуй, единственным положительным эффектом обсуждения с Леночкой квартирного вопроса стало то, что пока будучи не в силах разгадать загадку её личности, он стал более уверенно понимать её мотивы. В частности, ему стало ясно, что вместе с надеждой заполучить обратно её бывшего, от неё уходила мечта об уютной квартире в центре, и теперь ей нужен был другой потенциальный источник реализации её мечты.
А пока такой источник был в поиске, её постоянно скучающая натура решила развлечь себя покраской волос. Леночка рассказала, что зашла в центре в парикмахерский салон, названный в честь французского импрессиониста, где ей сказали, что это стоит десять тысяч. А у неё, мол, зарплата всего двадцать две тысячи. И что же делать. Джонни понял тонкий намёк и сразу спросил прямо: ты хочешь, чтобы я тебе дал денег покрасить волосы? Ты уверена, что это стоит целых десять тысяч? Леночка, очевидно, готовая к такому вопросу принялась ему расписывать, что на неё волосы нужно аж четыре тюбика с краской, дабы покрасить разными оттенками разные участки и т.д. Потом она добавила, что можно им в обычной парикмахерской за четыре тысячи, но это может получиться так, как в апреле прошлого года. (Тогда она написала ему смс о том, как она ходила краситься, и что из этого вышло: корни одного цвета, основная масса волос другого, кончики третьего.) Потом ещё она рассказывала ему о том, как начинала реветь каждый раз, когда видела себя такой в зеркале. Наконец, Леночка уточнила, что окрашивание волос стоит на самом деле не десять тысяч, а восемь девятьсот. «Но ты же не будешь жмотничать и дашь мне ещё тысячу на текущие расходы, верно? А если ты мне не доверяешь или тебе для меня жалко денег, то можешь вообще ничего не давать»,- прибавила Леночка. Джонни решил, что не хочет, чтобы Леночка опять ревела, а потому он даст ей денег. Но главное – он даст ей возможность почувствовать, что есть люди, которые помогут всегда. Люди, которые не спросят: а что я получу взамен? И потому он поможет Леночке в её стремлении больше не быть блондинкой.
Где-то в глубине души он прекрасно понимал, что по большому счёту всё, для чего он ей теперь нужен – это чтобы развести его на деньги. И кто знает, сколько раз она ещё будет с ним так поступать. Наверное, до тех пор, пока он сам не найдёт в себе силы решительно раз и навсегда положить этому предел. Но тогда – и он это также прекрасно понимал – он больше никогда – никогда её не увидит. Но он также прекрасно понимал и то, что сейчас он не может не дать ей шанс не только стать брюнеткой, но и почувствовать доброе, душевное отношение к себе. Даже если оно заключалось в том, что он потакал ей капризу, если она считала его таким важным для себя, словно видела в нём словно начало какой-то новой жизни. И что значили эти десять тысяч? Ведь он отдал гораздо больше гастарбайтерше за поклейку обоев. А она, кстати, как он с горечью заметил, получала гораздо больше него!
Когда Джонни через пару дней после отдачи денег на покраску волос встретился с Леночкой в ресторане, он таил надежду что, не будучи теперь блондинкой, она не будет уже казаться ему такой привлекательной как девушка, а потому ему будет с ней проще. Однако этому не суждено было оправдаться. Он снова почувствовал, как его снова тянет к ней какой-то необъяснимой силой. Как ему хочется быть рядом с ней каждую минуту его жизни. А за неимением такой возможности он хочет использовать каждую возможность, чтобы снова увидеть её, услышать её голос. Казалось бы, это было очень странно: ведь их миры были совершенно разными. Однако её мир представлял для него пусть временами зловещую, но всё равно чарующую загадку, которую он хотел разгадать, во что бы то ни стало.
А ещё, в те дни Леночка применила к нему запрещённый приём. Ни с того, ни с сего она стала ласково называть его «Муся». «Просто мне так захотелось тебя назвать»,- пояснила она. Казалось бы, он должен был бы счесть такое обращение просто глупостью. И тем не менее он был им тронут до глубины души.
Ещё через неделю, в воскресенье 6 февраля, Леночка приехала к нему домой посмотреть, как поклеили обои. Казалось бы, ничего особенного: где-то в течении получаса Леночка просто лежала у него на выбранном ею же, недавно купленном диване, и они просто держались за руки всё это время, не отпуская друг друга. Но Джонни это очень понравилось. Как понравилось ему и то, что Леночка не стала сильно ругаться по поводу того, как поклеены эти бумажные обои и как вообще они выглядят. Словно пытаясь успокоить саму себя, она заметила: «ведь это же только на пару лет? А потом мы с тобой вместе переедем жить в центр, да?».
А на следующий день, словно вдохновлённый воскресным визитом Леночки, Джонни пошёл оформлять загранпаспорт. Толчком к тому для него послужило заявление Леночки о том, что она хочет, чтобы они вместе слетали куда-нибудь за границу в тёплые края. А Джонни был так воодушевлён её предложением, что начал морально готовиться прятать свою аэрофобию куда подальше. И начал заниматься документами. Однако в первый же день его ждало разочарование. Оказалось, что ему предстоит менять общегражданский паспорт, в который по пути в Крым ему поставили штамп украинские пограничники. Увы, как он сам с горечью сознавал, немного придя в себя, реакция Леночки на возникшую ситуацию была куда более достойной. Столкнувшись с таким обломом, Джонни сразу запаниковал и написал Леночке смс: мне отказались давать паспорт. Леночка тут же начала звонить ему. Он был в метро и не отвечал. Леночка стала слать рассерженные смс-ки: «Муся, ответь на звонок, можно и в метро говорить, не буди во мне зверя!» Когда Джонни пришёл домой, в почтовом ящике его ждало письмо от Леночки, где были хладнокровно изложены возможные причины отказа в выдаче загранпаспорта, такие как уголовное преследование с подпиской о невыезде, непосредственное отношение к государственной тайне и т.д. Ни один из этих вариантов явно не был его случаем. Хотя, казалось бы, Джонни всё это знал и без неё, прочитав её письмо, он успокоился, хотя ему и стало стыдно, что он так запаниковал и стал сразу ей писать сообщение в драматическом стиле.
Продолжение паспортной истории на следующий день было, пожалуй, ещё более показательным. Сфотографировавшись и отсидев первую половину дня в очереди у паспортного стола ОФМС, Джонни благополучно сдал документы на общегражданский паспорт и пошёл домой. Однако стоило ему вернуться домой, как Леночка позвала его срочно занимать очередь на подачу документов в её паспортном столе в Коньково. Мол, чтобы она могла приехать туда после работы и сдать документы. Некоторое время препирались о том, успеет ли Джонни поесть дома перед выходом. Он был очень голоден после хождения по инстанциям и сидения в очередях. Леночка же опасалась, что они тогда не успеют. Джонни поел и поехал занимать очередь. Прибыв на место, Джонни сразу же испытал нехорошее предчувствие, что они не достоятся. Оно оправдалось. Леночка, которая после приезда с работы тщетно просидела с ним час в очереди, была настолько злой и расстроенной, что даже не хотела с ним разговаривать. Даже несмотря на тот факт, что она-то отсидела час, а он ради неё приехал и отсидел почти четыре. Однако уже по пути к дому Джонни получил от Леночки смс: «Ладно, всё равно тебе спасибо что приехал и сидел». С одной стороны, Джонни, конечно же, был тронут тем, что Леночка хоть немного одумалась. С другой стороны, его не покидало ощущение, что она не чувствует какой-то душевной признательности, что ли, человеку, который ради неё был готов сидеть полдня в очереди. Она лишь знает некие социальные правила, согласно которым она должна поблагодарить человека, поступившего таким образом.
Леночка знала, несомненно, и другие правила, используя их для собственной выгоды и удобства. Так, она догадывалась, что теперь, когда она стреляла и планировала дальше стрелять у Джонни ощутимые средства, ей не нужно перед ним афишировать те игры, которые она по-прежнему продолжала со своим бывшим. И на помощь в этом сокрытии ей, как всегда, приходила ложь.
Так, она рассказала Джонни следующее: «Знаешь, я тут кое-что нашла, точнее мне это переслали и попросили мнения, своё я написала и отправила, а вот теперь прошу у тебя. Текст письма ниже. Очень интересно, что ты об этом думаешь». Далее шло что-то вроде письма, в котором было написано следующее:
«Ты правильно делаешь, что не хочешь больше встречаться со мной. Зачем разбивать семью и нарушать отлаженную жизнь? ...я не очень хорошо веду хозяйство и не могу так хорошо ухаживать за тобой, как твоя жена. А хорошие интимные отношения не самое главное в жизни. Без этого можно обойтись. А помощницу в делах ты сможешь себе найти.
Пишу это не для того, чтобы ты вернулся, а для того, чтобы поблагодарить за счастье, которое ты мне дал, и попросить прощения, что не смогла ответить тем же. Теперь я понимаю, как тебе было тяжело со мной. Теперь я понимаю, что ты меня не любил, а просто жалел. Не любить — и так хорошо относиться! Большое тебе спасибо.
Говорят, что время лечит, хотя пока мне в это трудно поверить. Но ты обо мне не волнуйся. Я постараюсь успокоиться и жить счастливой жизнью, если, конечно, это возможно.
Но одна просьба у меня к тебе есть. Скажи мне, какие качества мне необходимо приобрести, а от каких избавиться для того, чтобы понравиться такому мужчине, как ты, и удержать его. Я понимаю, что такого, как ты, уже не встречу, но если попадется хоть немного похожий на тебя, я уже не упущу своего шанса. Желаю тебе счастья».
Джонни моментально идентифицировал, что это письмо она выдрала из книжки, написанной гуру поп-психологии и содержащей массу рецептов для профессиональных любовниц и содержанок. Очевидно, она собиралась, теперь уже без творческой помощи со стороны Джонни, снова писать письмо своему бывшему, но на сей счёт передрав его из книжки. Джонни посчитал эту затею настолько глупой, что ему даже стало немного жаль Леночку. Но сформулировать ей свои соображения он не мог, т.к. это потребовало бы с её стороны признания в своей лжи, что было нереально.
Однажды Леночка просто его шокировала – настолько глупой и в то же время мрачной показалась ему её затея. Он уже привык к постоянным жалобам Леночки на то, что она никак не может забыть своего бывшего. Она говорила ему, что хочет попробовать какие-нибудь наркотические средства или гипноз, чтобы у неё полностью стёрлась память о бывшем. А один раз она сказала, что в минуты отчаяния даже хотела под машину броситься. Но не убить себя, а чтобы у неё в результате сотрясения мозга наступила ретроградная амнезия и она вообще не помнила, что тот мужчина был в её жизни. По её словам, единственное, что её удерживало от такого шага – это страх повредить себе лицо. Джонни был просто в шоке! Конечно же, он прекрасно понимал, что реально она не пошла бы на это. И всё же, даже сама её мысль об этом до глубины души потрясла его своей глупостью и безрассудством. В самом деле, если бы она действительно решилась реализовать нечто подобное, скорее всего она бы либо погибла мгновенно, либо стала инвалидом, превратив остаток жизни в кошмар не только для себя, но и для своей многострадальной мамы. Ему всё это напоминало истории про блондинок, которым лицо важнее мозга, только почему-то было не смешно.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:35

Джонни расстроился, когда Леночка заявила ему, что в выходные они не увидятся. Мол, ты же понимаешь, что я не обязана встречаться с тобой каждую неделю. Однако делать было нечего, и в субботу он ездил покупать новый стол, а в воскресенье поехал по делам на Коломенскую. Обычно, считая себя человеком с научным стилем познания, он не верил в случайные совпадения и маловероятные события. Тем не менее, по дороге туда ему позвонила Даша, живущая примерно в тех краях, и плачущим голосом стала рассказывать, как она напоила свой ноутбук чаем. Джонни сказал что перезвонит как выйдет на поверхность, и как только закончил свои дела с поставщиком на Коломенской, сразу же набрал её номер, сказал что поможет и отправился к Даше. По пути ему позвонила Леночка и спросила, чем он занят. Не настроенный врать и скрывать правду в подобных ситуациях Джонни сказал правду: он едет помогать Даше. Как он и ожидал, Леночке это явно не понравилось, хотя, казалось бы, она должна была прекрасно понимать что Джонни не будет тратить на Дашу деньги, а потому его визит никак не затронет Леночкины интересы. А её заявление, что она ревнует, показалось ему ничем иным, как наглой попыткой им манипулировать.
Следующая неделя порадовала его непривычными, томящими ощущениями. Всё началось с того, что Леночка начала ему капризничать по аське: «Муся, ну я хочу...» В результате их переписка быстро свелась к тому, что Джонни стал ей писать, как он её раздевает и что следовало за этим. Он ещё обратил внимание, что Леночке, по её словам, нравится, когда с неё срывают одежду, а не медленно стаскивают. Затем вечером они ещё раз повторили словесный интим, но на сей раз уже по телефону. Джонни понравилась сама идея, однако потом он всё же набрался смелости спросить у Леночки, когда же в реальной жизни. На что та ответила, что ей самой уже не терпится начать с ним «тренироваться», однако ей, мол, нужно время, чтобы на это решиться. В пятницу вечером они пошли в кино. Началась их встреча, правда, с негативного момента, в очередной раз убедившего Джонни, что Леночке не угодишь. Или, по крайней мере, для этого надо действовать как-то иначе, более жёстко и решительно, нежели это делает он. Джонни сказал, что для того чтобы успеть прийти в кино к назначенному Леночкой времени, ему нужно выходить из дома. Но Леночка не отпускала его из аськи, снова затеяв виртуальное раздевание и т.д. А учитывая, что вечер пятницы зимой – время особенных пробок, Джонни опоздал минут на 20, чем сильно разозлил Леночку. Правда, на его удивление, она быстро оттаяла и сказала, что простит его, т.к. на фильм они всё равно успевают.
На протяжении всего фильма мужик – главный герой пытался выбраться из расщелины между двумя скалами, в которой он застрял. Кульминация наступила в самом конце картины, когда Джонни обратил внимание на то, что представлялось ему очень показательным и говорящим очень многое о Леночке, хотя всей глубины и значения этого феномена он пока и не понимал. Герой фильма, наконец, высвободился и тем спас себе жизнь, однако для этого ему пришлось отрезать себе руку. Невротик Джонни не мог смотреть в кино такие сцены, а потому вынужден был отвернуться, внимательно следя за тем, как воспринимала кошмарную сцену Леночка. Она же совершенно хладнокровно, без особых эмоций, наблюдала за процессом отрезания человеком своей руки так, словно кто-то рубил засохшую ветку. Глядя на всё это, Леночка не только не поморщилась, но и вообще не выразила на своём лице никаких особых чувств по этому поводу.
И если бы Джонни тогда дал себе труд задуматься и осмыслить этот факт, возможно, он понял бы нечто очень важное относительно Леночки, то, чему было суждено прийти к нему значительно позже. Однако во время того сеанса, даже несмотря на отсутствие особого интереса к фильму, ему было трудно сосредоточиться на каких-либо содержательных мыслях. Дело в том, что Леночка не случайно выбрала им места в середине последнего ряда, который кассирша кинотеатра почему-то называла диваном. На протяжении большей части фильма она сжимала его руку у себя между ногами. И пока герой фильма пытался вылезти из каменной западни, Джонни, прижимая ладошку к внутренней стороне Леночкиного бедра, предавался мечтам о том, как бы ему влезть... Нет, не рукой... Он пытался гнать от себя эти мысли. Однако они снова и снова накатывались на него сладострастными волнами. Наконец, он прекратил с ними бороться, отдавая своё сознание во власть страстных грёз.
Через день, в воскресенье, они снова пошли в кино, на сей раз по Леночкиной инициативе. Она сказала, что очень хочет показать ему фильм «Чёрный Лебедь» про двух балерин, хотя уже и смотрела его с Веркой. На этот раз во время сеанса они просто держались за руки, и Джонни мог лучше сосредоточиться на том, что происходило на экране. Однако когда под занавес фильма трагически и кроваво погибала героиня, Джонни не мог не посматривать неоднократно украдкой на Леночку. По её хладнокровному взгляду в этот раз он отчётливо понял, что она не сопереживает героине. Либо очень тщательно это скрывает, стараясь не показаться слишком сентиментальной, однако Джонни просто не верил в реальность последнего варианта.
21 февраля Леночка произвела на него впечатление своей ложью. Утром она написала ему в аську: Муся, я такая идиотка у тебя!» И рассказала следующее: «Мне ночью пришла смс-ка. Точнее, ммс: пройдите по ссылке. Ну я утром и прошла. 10 долларов на счету списали на какой-то сибирский банк! И теперь у меня на телефоне 50 центов». Разумеется, Джонни понял, что всё это было её враньё и развод по отношению к нему, но почему банк должен быть сибирским он так и не понял. Видимо, просто это ей так в голову пришло. Так или иначе, он прекрасно понял её тонкий намёк, что надо ей денег на телефон положить. Вот только не понимал он, почему этот намёк должен был быть таким тонким и содержать в себе столько вранья, если она могла просто его попросить положить ей денег на телефон.
22 февраля выдалось особенно трогательным днём. Началось всё ещё утром, когда, Леночка, только придя на работу, сразу же прислала ему вопрос: Муся, где фока тапок? Ему в ней нравилось даже то, что она постоянно пропускала буквы в своих письмах. Конечно, он уже давно привык к орфографическим ошибкам, но постоянный пропуск букв он считал особым, Леночкиным почерком, который он почему-то полюбил. За несколько дней до этого Леночка поинтересовалась, купил ли он халатик и тапочки. И когда Джонни ответил утвердительно, Леночка ответила: ой, какой ты молодец, Мусечка!
Следующим нежным моментом Джонни почему-то счёл то, что Леночка днём написала ему в аську о том, что у них временно все куда-то ушли. Мол, то ли пьют где-то, отмечая мужской праздник, то ли что-то ещё, и оставили её наедине с уборщицей, в результате чего Леночка не могла выйти в туалет по небольшой нужде. «Я в туалет хочу пипец!!! Я лопну ща!!!» Муся понимал, что Леночка это пишет ему по той простой причине, что она пьяная, но всё равно такая откровенность была ему приятна как некий, пусть весьма иллюзорный, символ чисто человеческой близости, доверительности между ними. Наконец, Леночка вышла из аськи, а Джонни вышел в магазин за продуктами. Когда он пришёл в магазин, раздался её звонок. Леночка сказала: готовься. Мы тут пьём вовсю, а меня пьяную мама домой не пустит, поэтому я приеду к тебе ночевать. Радостный Джонни помчался домой, где попытался как мог прибраться, а потом ему позвонила Леночка, и он пошёл к метро её встречать. Подойдя к нему, Леночка его обняла, и так они вместе пошли к нему домой.
По дороге они зашли в магазин, и она попросила его купить ей еды на вечер и на утро. Учитывая, что Леночка была пьяная, Джонни старался не спорить с ней по поводу выбора продуктов. Единственное, в чём он не сдержался, так это что выбранный ею хлеб содержал кучу ядохимикатов: улучшители, ароматизаторы и т.д. На что Леночка ответила, что этот хлеб уже нарезан. Мол, не будет же она сама резать хлеб! В результате, Джонни не мог не сделать для себя некоторые выводы. И подумал о том, что живи она одна, без мамы, она угробила бы себе здоровье одной такой едой. В этом ему виделся какой-то странный парадокс, нелогичность и непоследовательность с её стороны: с одной стороны, она хотела, чтобы вокруг неё прыгали, делая за неё всё то, что она не могла или не хотела делать сама. А с другой – она фактически не берегла самое ценное что у неё есть – собственное здоровье и свою жизнь. Парадокс этот на самом деле разрешался очень просто. Кроме еды, секса и шоппинга у неё не было особых радостей в жизни, не было сколько-нибудь содержательных интересов, наполнявших её жизнь смыслом. Но что касается секса, даже она понимала, что при всём том удовольствии, что она могла получать от самого процесса, ни один из мужчин, с которым она хотела и могла этим заниматься, её по-настоящему не любил. И что бы они ей ни говорили, каждый из них не видел в ней не полноценную женщину, а всего лишь дырку для сексуального самоудовлетворения. Конечно, Джонни был уверен, что они не понимали, что именно с ней не так. В самом деле, если уж он сам этого не понимал!.. Но им было достаточно понимать, что у неё помимо лениво-паразитической беспомощности есть какой-то чудовищный эмоциональный дефект, по причине которого лучше не стоит с ней связываться, чтобы создавать семью, растить детей и т.д. В результате Леночкины отношения с мужчинами, по сути, носили характер торга между их похотью и её алчностью.
С этими мыслями Джонни втащил пьяную Леночку домой, где после укладывания еды в холодильник они сразу завалились спать. Естественно, в тот вечер, как и в любой другой, между ними ничего не было – они ограничились лишь лёгким петтингом – однако ему всё равно было очень приятно ощущать рядом тепло её тела.
Утром Джонни узнал, зачем Леночка сочиняла своё враньё про сибирский банк. Она поздравляла целую армию мужиков в своём телефоне методом массовой рассылки смс. Он тут же цинично вспомнил по себя о том, как она врала ему, что у неё практически нет никаких знакомых – мужчин. Однако решил не нагнетать обстановку и лишь шутливо заметил ей, что она почему-то его не поздравила. В ответ на что Леночка, как всегда, нашлась что сказать: «зато я здесь, с тобой». Потянулась за своей сумочкой, открыла её и протянула ему свой подарок – маленькую собачку и кружку с изображением собаки. После чего пояснила, что лицо Джонни напоминает ей собачью морду. Как ни странно, Джонни на это не обиделся, а счёл такое сравнение даже в чём-то милым и трогательным. Да и подарок ему понравился, который с тех пор всегда стоял около его кровати, напоминая ему о Леночке.
Покушав немного, Леночка поехала домой, оставив Джонни большую часть еды. Когда они созвонились вечером и спросил что делать с едой, она не задумываясь ответила: выкинь. Хотя Джонни и был огорчён таким заявлением, он понимал, что его следовало ожидать. Если она не дорожит людьми, то как она может поступить с результатами чужого труда, купленного на чужие деньги? Однако самого Джонни с детства приучили считать иначе, и он решил во что бы то ни стоило доесть Леночкины ядохимикаты. А чтобы минимизировать вред здоровью, запил это всё огромным количеством сначала сока, а потом кефира. После чего позвонил Леночке и сказал, что ему стало жалко выбрасывать еду, а потому он решил её доесть. Но потом «промыл желудок». На что удивлённая Леночка сказала: вот идиот! После чего поинтересовалась у него процедурой промывания желудка: ты блевал, Муся? На что Муся, естественно, ответил отрицательно.
Как выяснилось впоследствии, эти две недели между мужским и женским праздниками были самым лучшим периодом за всё время его общения с Леночкой. Она постоянно писала ему смс-ки: Мусенечка, я всегда жду твоего звоночка. Джонни звонил ей по вечерам, а днём они переписывались по аське. Единственное, что его расстраивало, так это что Леночка постоянно хотела организовать его взломать почту своего бывшего. Говорила, что теперь ненавидит этого человека и хочет ему отомстить. Что она с удовольствием, допустим, сожгла бы его машину, однако за неимением такой возможности она хочет пока ограничиться какой-нибудь почтовой пакостью. Джонни не хотел ей ничего говорить про этические моменты, поэтому сказал откровенно, что он этим не занимался, что эту всю кухню с получением доступа к чужой почте надо долго осваивать и неизвестно какой будет результат, а у него сейчас другие задачи и т.д. Леночка наседала какое-то время. И пробовала даже льстить. Мол, Мусечка, ты же у нас компьютерный гений. Тогда Джонни решил схитрить и заявил ей, что на освоение ремесла уйдёт слишком много времени, а ему нужно зарабатывать деньги на их поездку в Италию.
Как они и договаривались заранее, вечером 5 марта снова приехала ночевать пьяная Леночка. В этот раз Джонни маленько не рассчитал время, которое понадобится ей в нетрезвом состоянии на то, чтобы добраться до его станции метро, а потому Леночка, выйдя из метро и не увидев Джонни, сама пошла в сторону его дома. При этом они ещё и умудрились разминуться. Как выяснилось, это было связано с тем, что Джонни, смотревший всю дорогу в основном себе под ноги, прошагал мимо девушки с сигаретой, одетой как Леночка, подумав, что это не может быть она, т.к. он знал, что Леночка не курит. Как выяснилось, он ошибался. Вернувшись к тому месту, где стояла она, Джонни увидел что она курила. Это было уже слишком. Он сделал ей замечание что она, постоянно жалующаяся на то, что у неё и тут болит, и там болит, совершенно себя не бережёт. Леночка, однако, как всегда нашла способ отговориться, выкрутиться. Он сказала что она курит только когда выпьет. Когда же Джонни ей сказал, что и выпивает она последнее время достаточно часто, Леночка заявила, что всё равно никакого здоровья нет у неё уже давно, а потому, мол, хуже ей уже не будет.
В магазин они уже не стали заходить, а просто уже дома заказали пиццу. В ожидании пиццы Леночка рассказывала ему о себе такие вещи, которые он при других обстоятельствах и не рассчитывал услышать. Рассказывала про поездки в деревню в юности. А также чем они там занимались. Рассказывала неприличные истории про свою работу, относительно которых Джонни сомневался, что ему следует в это верить. Например, о том как её коллега делает минет их начальнику. О том, как она сама играет с тем же начальником в игру «угадай-ка». Игра начинается с того что Леночка просит начальника угадать, какого цвета на ней нижнее бельё. И независимо от его ответа заявляет, что он не угадал и предлагает попробовать ещё. Наконец, после нескольких попыток она, по её словам, заявляет ему что на ней и вовсе нет нижнего белья, вызывая у начальника навязчивое желание собственноручно это проверить. Такой поворот разговора, конечно же, уже совсем не радовал Джонни, однако он не стал делать замечание, а лишь смущённо промямлил что-то вроде: да, интересный у вас там дресс-код!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:35

Не обошлось без вранья и на этот раз. Словно расстроенный способностью Леночки работать лишь тем, что она скрывает под отсутствующим нижним бельём, её начальник поинтересовался почему она не получила нормальное образование. На что Леночка, по её словам, ответила, что её мама инвалид, фактически не работает, а потому Леночке пришлось с ранних лет идти зарабатывать на двоих. Слыша это, Джонни не мог про себя не посочувствовать её маме, которая помимо своей работы вынуждена ещё фактически тащить на себе по жизни вот такую дочку.
После того как они с удовольствием съели пиццу, которую Леночка запила пивом, доставленным вместе с пиццей, ей вдруг захотелось похмелиться, и она вспомнила про «дешёвый коньяк, ну помнишь, что ты мне предлагал после Нового года?» На что Джонни честно ответил, что коньяк тот уже давно выпит с удовольствием и благодарностью его товарищем. Джонни тогда про себя подумал: может, оно и к лучшему. Потому что «догнавшаяся» пивом Леночка уже была в таком состоянии, что стала говорить вслух вещи, которые ни за что не сказала бы при других обстоятельствах. Так, она некоторое время сидела и размышляла вслух: «мыть или не мыть». Потом, наконец, они улеглись. Однако тут же Леночка стала требовать горшок, потому что, видите ли, до туалета ей идти лень, а описаться она тоже не хотела.
Наконец, после её возвращения из туалета, Джонни немного погладил её через почему-то оказавшееся на ней нижнее бельё в том месте, которое она в итоге решила в ту ночь «не мыть». После чего они дружно заснули в обнимку.
Утром они ещё немного повалялись на кровати, и он целовал её в губы. На что она говорила ему: Муся, ты целуешься как хомячок. Потом Джонни отдал Леночке заказанный ею подарок – пятнадцать тысяч рублей наличными, и поехал провожать её до полпути к ней домой.
По дороге она зачем-то рассказала ему что скажет маме что это ей дали премию. Мол, если бы она созналась, что эти деньги ей подарил Джонни, для мамы это было бы со стороны Леночки «неправильно». В смысле, принимать такие подарки.
8 марта они встретились и пошли в кино. Когда Джонни подарил ей букет роз, Леночка поцеловала его в губы. Однако потом сказала, мол, зачем ещё деньги на цветы было тратить? А Джонни... хотя и понимал прекрасно, что она привыкла охапками выбрасывать в помойку цветы, подаренные разными молодыми людьми, всё равно хотел сделать для неё что-то приятное.
В субботу они пошли в ресторан. Основным впечатлением от этой встречи для Джонни стала чудовищная пропасть между их взглядами на людей, на жизнь и взаимоотношения, открывшаяся перед ним в процессе этого разговора. Джонни то и дело ловил себя на мысли, что если бы он случайно услышал как другая, незнакомая ему женщина высказывает такие взгляды, он бы тут же её возненавидел. Так, она говорила ему о том, что ей интересен Ближний Восток. Но не Израиль. Потому что в Израиле, мол, мужчины слишком умные, всё время читают книжки и не заботятся о женщинах. Ей больше нравятся арабские страны, где много золота. Тогда Джонни спросил у неё, как она относится к тому, что женщина в таких странах может быть бесправна, являясь фактически собственностью мужа, у которого помимо неё ещё куча других женщин. На что Леночка ответила, что наличие других женщин её не смущает, коль скоро хорошо обеспечивают её. Последнее явление, естественно, очень насторожило Джонни. Ведь оно фактически указывало на отсутствие у неё интереса к близкому душевному контакту с человеком противоположного пола, которому суждено сыграть особенную роль в её жизни. А ещё, Джонни добавил тогда с горьким цинизмом, что «если у кого-то 2 женщины или больше, это означает, что у кого-то ещё нет ни одной». На что Леночка холодно ответила, мол, это уже личная проблема того, у кого нет женщины. Казалось бы, после таких слов Джонни должен был её возненавидеть. Однако при этом Леночка вела себя по отношению к нему в том разговоре весьма корректно. Так, когда зашла речь о девушках, и он рассказал о своём очень скромном опыте с ними, Леночка ответила ему что ей в этом плане даже стыдно про себя ему рассказывать. И хотя Джонни прекрасно понимал что Леночкин стыд – явление исключительно напускное, за которым не стоит никакого реального внутреннего чувства с ей стороны, ему было очень приятно что она по крайней мере не начинает его по этому поводу унижать, как поступили бы после аналогичного признания многие женщины. Потом Леночка заказала себе ещё мартини, сказав, словно извиняясь, что если у него не хватит денег, то она добавит, потому что у неё ещё немного осталось от его «подарка». Джонни был приятно поражён такой предупредительностью со стороны Леночки и поспешил заверить, что денег ему хватит и на мартини.
На следующий день вечером позвонила Леночка и практически сразу заявила о том, что она хочет. Но тут же добавила, правда, что ей лень ехать. Мол, если бы мне было так не в лом, что я бы сейчас приехала к тебе, и мы бы с тобой... Джонни так обалдел, что слегка приоткрыл рот и начал беспорядочно моргать глазами. Хорошо Леночка меня сейчас не видит, а то бы точно перехотела, даже если действительно хочет, а не врёт и не пытается манипулировать как обычно,- подумал он. В его голове сразу забегали мысли: а вдруг можно всё-таки попытаться её вытащить из дома, притащить к себе и затащить в кровать? Но как? Если он примется её упрашивать, то это будет с его стороны проявление слабости. Этим он только вызовет её презрение. И если у неё в результате будет к нему какое желание, то только вытереть об него ноги. Нет, надо сформулировать это так что пусть она приедет сюда не потому что я попросил, а чтобы сделать себе приятное. И только он собрался поговорить с Леночкой об этом, как взгляд его упал на стол из ИКЕИ, который у него за целый месяц руки так и не дошли собрать до конца. А ведь соврал Леночке, что стол уже готов! И если она приедет сюда, увидит, разозлится. И так ничего и не будет у них, кроме её злости! Но почему, почему, он не умеет врать так, как она?! А главное – выкручиваться, когда откроется неизбежная ложь. С этими неприятными мыслями Джонни вынужден был вынужден в очередной раз смириться с тем, что они с Леночкой опять обнимались и раздевались только по телефону. Зато теперь, кажется, он уяснил для себя, что имели в виду девки из интернета, когда говорили про «вирт». Вот что в нём за удовольствие? Особенно если сравнивать с подлинным контактом между живыми людьми... Этого он почему-то никак не мог прочувствовать. Возможно, у него просто не хватало фантазии...
Драматический разлад между ними начался на следующей неделе во вторник. Джонни чувствовал какое-то напряжение, связанное с тем, что ему в скором времени нужно собрать достаточно денег для поездки в Италию, а денег этих самых у него практически не было. Осознание того, что Леночка не потерпит, если он облажается, только усугубляло ситуацию. Может, это создало дополнительную нервозность, под влиянием которой он запрашивал слишком много с потенциальных клиентов, но так или иначе в те дни у него сорвался целый ряд сделок. Думая об этом, Джонни вылез во вторник в аську в отвратительном настроении. И решил ничего не скрывать, когда Леночка спросила у него: Мусенечка, как там денежка зарабатывается. Практически мгновенно Леночку словно подменили. Она стала ругать и вообще всячески пытаться его унизить, на чём свет стоит. Особенно неприятно ему стало, когда она заявила ему: думаешь, я очень хочу тебя в постель затащить? Да я уж как-нибудь и без тебя найду с кем, я не настолько ущербная! Естественно, как и подобает невротику, Джонни истолковал это самым худшим мыслимым способом, что для того чтобы спать с ним нужно быть ущербной. От обиды у него прямо-таки захватило дух и захотелось сразу же послать её на ХХХ. Однако немного взяв себя в руки, он смог написать ей, что возможно в том его вина, но просто так сложилось. А её наезды на него сами по себе не исправят ситуацию, и что ему в сложившемся положении больше помогла бы её моральная поддержка. И тогда он постарается сделать всё, что в его силах, чтобы они в ближайшее время могли поехать отдохнуть. Леночка сказала, что не сомневается, что он будет работать «как папа Карло», однако всё равно она не представляет, как он соберёт нужную сумму до конца месяца и как он её подвёл и всё такое. И хотя они в тот день в итоге вроде как помирились, Джонни чувствовал на душе омерзительный осадок, а также очень тяжёлое смутное, но неизбывное ощущение, что она теперь к нему будет относиться всё хуже и хуже. И его опасения подтвердились.
Правда, в пятницу ему на какое-то время показалось, что наступило просветление. Леночка даже виртуально напевала ему, вслед за своим кумиром, Мэрилин Монро:

I wanna be loved by you
just you and nobody else but you
I wanna be loved by you - alone.
.......................................................
I wanna be kissed by you
just you and nobody else but you
I wanna be kissed by you - alone.
.......................................................
I couldn't aspire
to anything higher
and to feel the desire
to make you my own.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:36

Естественно, он не воспринимал это всерьёз. В конце концов, Леночка ведь даже толком не понимала текста. Единственное, что в этом отношении понимал Джонни (для которого Леночка во многом по-прежнему оставалась мучительной загадкой), состояло в том, что Леночка была неизмеримо далека от мятущейся «пограничницы» Мэрилин Монро.
Наверное, у Леночки просто какое-то другое расстройство личности,- цинично, и в то же время, как впоследствии выяснилось, пророчески, думал Джонни. В частности, он был уверен, что Леночка никогда не сказала бы от чистого сердца то, что М. Монро так порывалась сказать людям в своём последнем интервью:
«Нашему миру на самом деле требуется реальное чувство родства. Всем: звёздам, рабочим, неграм, евреям, арабам. Мы все братья. Пожалуйста, не воспринимайте это как шутку». А Леночке, судя по всему, было наплевать на судьбы негров, рабочих, евреев, арабов. Да что там! Складывалось впечатление, что её не очень-то беспокоит судьба даже тех людей, кем она систематически и беспардонно пользуется!
Как и ожидал Джонни, на той неделе Леночка не приехала к нему ночевать, хотя и заверяла, что обязательно сделает это в один из дней. Это очень его расстроило. Он чувствовал, что происходит какая-то существенная негативная перемена в её общении с ним, но не мог себе это объяснить до конца. И понимал, что спрашивать у неё также бессмысленно, т.к. она не сознается, и будет врать. Он остро почувствовал это, когда Леночка позвонила ему в субботу утром. И в ответ на прямой вопрос, почему не приехала хотя и обещала, заявила что не расстраивайся, в другой раз приеду. Мол, я просто не хотела приезжать к тебе пьяная, а то ты опять скажешь что я к тебе только пьяная и приезжаю. Хотя Джонни действительно говорил такое, он также знал, что она назвала всего лишь отмазку, не причину.
Сам тон, которым она разговаривала, показался ему каким-то неприязненным, а потому неприятным и даже унизительным. Стоило ему на мгновение задуматься перед тем как ответить на её вопрос, как она спрашивала его: «ну чего ты тупишь-то? Или я тебя от чего-то отвлекаю? Ты там занят чем-то важным? Дрочишь, что ли?» Джонни не выдержал и заявил ей открыто что ему не очень приятен разговор с ним в таком тоне, а потому он, пожалуй, лучше пойдёт заниматься своими важными делами, подрочит и всё такое. И он уже собрался закончить этот окончательно расстроивший его разговор, как Леночка сказала примирительно: «Ну вот. А я хотела с тобой встретиться, в кино сходить». В кино необъяснимым для себя образом Джонни никак не мог найти свои перчатки и шапку, что только усугубляло презрительное отношение со стороны Леночки.
В кафе, куда они зашли после киносеанса, она неприязненным образом высказала ему, что он всё время тупит и тормозит. Мол, ты слишком много думаешь. Естественно, Джонни всегда знал за собой эту рассеянность и задумчивость. Но почему-то она стала говорить с ним об этом только сейчас! Но надо было ей что-то отвечать, и он не придумал ничего лучшего, кроме как сказать ей, что он просто переживает что она им недовольна и что она его оставит. Но сказав это, по её презрительному взгляду он мгновенно понял что ему не следовало ей этого говорить. В таком его ответе она не могла не увидеть слабость и зависимость, которые провоцировали её ещё активнее вытирать об него ноги. Вслух же она произнесла: «Я же говорила тебе что ты мне нужен. Что ты мне будешь нужен всегда! Как мне это тебе ещё объяснять?». Когда они вышли вместе из кафе, и он немного провожал её в сторону её дома, она сказала: Ты знаешь, что у меня сейчас никого нет. И я хочу с тобой спать. Но для этого мне нужно видеть в тебе мужчину. А ты ведёшь себя как девочка. Постоянно устраиваешь истерики и жалуешься мне на меня. Да, мы с тобой в любом случае будем общаться. Но пока ты так себя ведёшь, мы так и будем встречаться здесь, ходить в кафе и в кино, и ничего больше между нами не будет. Потому что представляешь, я тебе скажу, что беременна, а ты скажешь, что переживаешь и убежишь! А я буду стоять, как дура! Джонни почему-то стало обидно от этих слов. Ему захотелось сказать: да хрен ты угадала! Я в таком случае спрошу: от кого? Потому что при твоём очевидном моральном облике хрен знает, где и с кем ты там трёшься! Однако почему-то сказать ей он этого не решился и стоял с полуоткрытым ртом, глядя на Леночку растерянным и обиженным взглядом.
В следующую субботу к нему приезжали клиенты сразу за тремя компьютерами, а потому было много работы и было не продохнуть. Но Джонни тешил себя мыслью, что сможет порадовать Леночку, что денег прибавилось. Не тут-то было! В самый разгар общения с клиентами ему позвонила Леночка. Джонни перезвонил ей и сказал, что сейчас не может с ней поговорить, потому что у него дома находятся люди, которые пришли к нему по делу. Однако Леночка стала настаивать, чтобы он с ней поговорил во что бы то ни стало. Мол, люди твои могут подождать. Объяснять ей что-то в такой ситуации было бесполезно, и после нескольких попыток призвать её к пониманию, Джонни был вынужден просто сбросить. Однако Леночка не унималась. Она названивала ему раз за разом. Наконец, убедившись, что Джонни не собирается отвечать на её звонок, Леночка написала смс: ладно, я всё поняла. Её сообщение только добавили ему нервозности в и без того непростом разговоре с клиентами – южанами, привыкшими торговаться из-за каждой мелочи, словно на базаре. Когда они ушли, Джонни ответил на смс: что ты поняла. На что получил в ответ: уже не важно. Я сделала для себя выводы. Естественно, это расстроило его ещё больше.
На следующий день Джонни снова стал жаловаться Леночке на Леночку. Пытался ей объяснить, что она постоянно ведёт себя как злюка, и тем делает хуже не только окружающим, но и в первую очередь себе. На что Леночка ответила что вот такая она злюка. Мол, её мама постоянно говорит ей что она вредная злыдня. По её словам, они не могут с мамой находиться в одной комнате, т.к. это неизбежно ведёт к конфликту.
1 апреля позвонила Леночка и сказала, что 3 числа приедет в гости. Джонни сначала обрадовался, а потом отправил ей смс-ку что понял, почему она сообщила ему про это 1 апреля. Однако Леночка подтвердила свои планы. Поэтому в ночь на 3 апреля Джонни усиленно прибирался у себя в квартире. И тут... его взгляд упал на руль, подключённый к компу, который стоял в спальне. И Джонни не смог отказать себе в удовольствии погонять немного, до глубокой ночи, после чего просто плюхнулся спать. Проснулся он утром от звонка Леночки, которая сказала, чтобы меньше через полтора часа он встречал её на Профсоюзной. Джонни тревожно осмотрелся по сторонам: тут не убрано, там что-то валяется прямо на дороге. Мало того что по времени своего выхода он уже катастрофически опаздывал, так ещё и маршрутки долго не было. Зато пробки были на месте! А потому, когда он не успел приехать к месту встречи даже на 20 минут позже назначенного Леночкой срока, она позвонила ему, обругала матом и сказала что поедет обратно. И тогда Джонни стал снова делать то, что с ней ни в коем случае нельзя было делать. По крайней мере, в таком количестве. Он пытался оправдываться, извинялся, просил её не уезжать обратно. Когда Джонни наконец встретился с Леночкой, она не хотела с ним разговаривать, а лишь ругалась на него матом. Он же продолжал просить у неё прощения. Наконец, она резко сменила курс и объявила, что сейчас они вместе поедут в какой-то магазин, расположенный недалеко от его района. Джонни поинтересовался, есть ли у неё деньги с собой. На что Леночка ему ответила что она с ним, а потому деньги у неё есть. Естественно, сначала такой ответ показался ему хамским и унизительным, однако он сообразил, что если скажет сейчас что у него нет с собой денег, то она пошлёт его и вернётся домой. Вначале эта мысль ещё больше разозлила его, настолько, что он сам захотел послать её и уехать, но потом немного успокоился и решил что если уж на то пошло, он сам был неправ в этой ситуации. Ведь практически любая женщина на её месте просто повернулась бы и уехала, а потом больше никогда бы с ним не общалась. А Леночка, хотя и преследует в этом свои корыстные интересы, фактически даёт ему ещё один шанс.
С этой мыслью он отправился с Леночкой по обувным магазинам, чтобы купить ей туфельки. Зайдя в магазин, Леночка словно преобразилась. Она сразу оживилась, у неё загорелись глаза. Глядя на её поведение в магазине, Джонни узнавал себя в 12-13 лет. Естественно, она была злее и эгоцентричнее по природе своей, но кое-что общее всё же было. Подобно тому, как тогда в его детстве он ходил со своей мамой по магазинам, с интересом изучая ассортимент, затем выклянчивая у мамы то, что ему понравилось, так же и она теперь клянчила у него. Ведь хотя она сейчас была почти в два раза старше, чем он тогда, в некотором смысле она находилась примерно на той же стадии внутреннего развития. И подобно тому, как он тогда был ужасно несознательным, интересуясь футболом, девочками, а также кое-какой техникой и другими вещами, она сейчас интересовалась мальчиками и шмотками. Поэтому, хотя он всё больше убеждался, что нужен ей теперь исключительно для доения его на деньги, он просто уже не мог, не хотел взять и отнять у большого капризного ребёнка этот праздник. Тем более теперь он знал: в её жизни на самом деле так мало радости!
Как и следовало ожидать, после пары часов хождения по магазинам и посещения МакДака Леночка заявила, что «сегодня мы к тебе уже не успеем. Но ты не обижайся – приеду в следующие выходные». Естественно, Джонни расстроился, однако не столько в силу самого факта, сколько из-за того отношения к себе, которое, как он чувствовал, за этим стояло.
Потом они поехали в Леночкин район и продолжили шоппинг там. Когда она купила, наконец, себе всю обувь, которая ей была нужна, уже начинало темнеть. Джонни подсчитал оставшиеся финансы и констатировал вслух, что с ней одно разорение. Это разозлило Леночку, и она протянула ему обратно купленную ей обувь. Мол, забери если тебе жалко для меня. Естественно, Джонни не стал этого делать, и они пошли вместе в сторону Леночкиного дома, чтобы немного её проводить. При этом Леночка, словно стремясь его наказать, начала разговор о мужчинах и женщинах, постепенно превращавшийся из абстрактного во всё более оскорбительный и унизительный для Джонни. Наконец, Джонни захотел положить предел её наездам, и заявил: я, конечно, понимаю что ты мужененавистница...
По лицу Леночки Джонни сразу понял, что при этих словах она пришла в ярость. Но, в то же время, как ему показалось, в какую-то фальшивую, наигранную, артистическую ярость, не содержащую в себе реальных человеческих эмоций.
- Что?!
- Мужененавистница!
- Да пошёл ты на ХХХ!
После такого обмена любезностями Джонни развернулся и пошагал обратно. Через несколько минут ему позвонила Леночка и сказала, что она извиняется за то, что послала его так далеко. Однако он оскорбил её так, как никто и никогда её не оскорблял и что она не знает как она сдержалась чтобы не влепить ему пощёчину. Джонни, однако же, расценил весь её пафос не как выражение реальной, искренней обиды, а как инструмент наказания его за то, что он сказал нечто ей не нравящееся. А ещё через какое-то время она прислала ему смс с извинениями. Однако Джонни почему-то был уверен, что она сама не знает толком за что извиняется, не говоря уже о том, что она ни в чём не раскаивается.
В один из следующих за той сценой дней Леночка проговорилась о том, что её послали далеко и надолго ни за что, ни про что. По её словам, «мальчик», т.е. лучший друг её бывшего, сказал ей что никогда не будет больше с ней общаться. Она говорила о том что её очень расстроило, потому что по её впечатлениям он был вполне адекватный человек и она вроде не давала ему никакого повода... Джонни же, основываясь на сложившейся ситуации, подумал, что наверняка она продолжает охоту на своего бывшего и при этом как-то недозволенно использовала полученную от мальчика информацию.
Что же касается контактов самого Джонни с Леночкой, то 8 числа, будучи сильно расстроенным, он написал ей смс-ку, в которой выражал свои сожаления, что между ними всё так закончилось. На что Леночка ответила ему: «ты что, Мусь, ничего не закончилось, ты о чём?» Однако и он, и она при этом прекрасно понимали, что имеется в виду.
Естественно, ни через неделю, ни через две после сорвавшегося по причине опоздания Джонни на встречу визита, Леночка к нему в гости не приехала. Её поведение по отношению к нему становилось всё более наглым и бесцеремонным. Так, она как-то перепутала, по её словам, время киносеанса на час, в результате чего у них по приходе в кинотеатр оказался лишний час в распоряжении. Она начала сетовать на то что вот теперь ей час нечего делать, что, пожалуй, она пойдёт обратно домой. Естественно, Джонни был внутренне просто взбешён таким отношением, что ей лучше мотаться на транспорте туда и обратно до своего дома, нежели находиться в её компании. Однако он немного успокоился и даже был горд собой, когда ему удалось разгадать манипуляцию, спрятанную в её якобы ошибке. Она целенаправленно пришла на час раньше. Это давало ей законное основание (а что ещё делать?) в этот лишний час походить по магазинам торгового центра, где был расположен кинотеатр, и, естественно, развести Джонни на покупку ей какой-нибудь тряпки. Собственно, так оно в итоге и произошло. И Джонни потом долго с внутренним негодованием вспоминал, как Леночка, когда он предложил ей посидеть на лавочке, заявила, что на лавочках сидят только бомжи и старухи.
Однако эти расходы на её шмотки были ещё цветочками по сравнению с тем, что началось далее, во второй половине апреля. Леночка заявила ему, что он слишком долго собирал деньги на их заграничную поездку и дождался того, что ей стали задерживать зарплату, а потому ему придётся теперь ещё давать ей тысяч по двадцать в месяц чтобы она не умерла с голода. Естественно, при этом первым желанием у Джонни, особенно с учётом того что он знал, что скорее всего она врёт либо преувеличивает, было просто послать её раз и навсегда за такую наглую и бесцеремонную попытку её использовать. Однако для начала нужно было хотя бы уточнить детали. Вот только как это сделать? Естественно, первый его вопрос, адресованный Леночке, состоял в том что почему бы просто не сменить работу, если тебе не платят зарплату? Естественно, она, как всегда, нашла что ответить. Сказав, что во-первых, пока она уволится и пока ей начнут платить зарплату на новом месте, пройдёт минимум пара месяцев, а ей всё это время надо на что-то жить. Потом, накануне лета не так просто найти работу. Наконец, если она останется на своём текущем месте работы до июля, то у неё будет стаж год. А люди, работающие в одной организации хотя бы по году, ценятся гораздо больше, чем те, что постоянно прыгают с места на место.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:41

Чтобы хоть как-то сориентироваться в сложившейся ситуации, Джонни стал опрашивать своих знакомых по аське и т.д. Разговор получался примерно таким:
- Ты случайно не в курсе, бывает сейчас такое, чтобы в Москве в гос. организации задерживали зарплату?
- Ещё как бывает!
- А как долго её могут не выплачивать?
- Да как угодно! Пока работник с голоду не помрёт! И если так случится, им удобно опять-таки!
И хотя последняя реплика представлялась для Джонни откровенным преувеличением, общая картина их ответов не давала ему особых оснований огульно обвинить Леночку во лжи. Хотя он и понимал прекрасно, что она лжёт. Но проверить это у него, увы, никакой возможности не было. Тем не менее он подумал: надо исходить из того, что со стороны Леночки это наглая ложь и попытка его использовать как лоха самым беспардонным образом. К тому же, как формально, так и морально у него не было никаких обязательств её содержать. О чём, собственно, он и заявил ей. Как и следовало ожидать, её реакция, хотя и виртуальная, по своему тону напомнила ему её реакцию когда он назвал её мужененавистницей. Теперь же она обвиняла его в том, что он поступает очень жестоко, толкая близкого человека на то, чтобы либо стоять на Ярославском шоссе, либо умереть с голода.
Естественно, Джонни становилось не по себе, когда он представлял себе изнеженную и капризную Леночку стоящей на Ярославском шоссе среди матёрых приезжих шлюх, прошедших огонь и воду. Она же там просто не выживет,- беспокоился Джонни. Правда, после недолгих размышлений он склонялся к более реальному взгляду на вещи. Согласно которому, не будет она стоять на Ярославке. Да и незачем. Просто будет потихоньку посасывать у начальников в располагающем к интиму уюте их кабинетов. Таков удел многих женщин в московских офисах. И не вина их в том, наверное, а беда. Конечно же, ему было жалко больного человека, которого жизнь толкает на то, чтобы постоянно подвергаться сексуальным унижениям. Хотя, с другой стороны, Джонни тут же почему-то цинично подумал что сексуальным унижением для неё было бы переспать с таким, как он. Ведь было заметно, что как в конфликтных ситуациях, так и вообще по жизни, она уважала в людях – особенно в мужчинах – силу, способность повелевать другими людьми. А её начальник в этом плане был «настоящий мужик», располагающий определённой властью. Так что в целом, вероятно, брать за щёку то, чем угощает её начальник, ей было не так противно, как выполнять какую-то содержательную, общественно – полезную работу.
Однако это всё были его догадки. В чём-то обобщения наблюдений других людей, а в чём-то продукты его больного воображения. И, к сожалению, проверить свои догадки он никак не мог.
Единственное, в чём он мог быть точно уверен как в бесспорном факте, так это что Леночка, несомненно, была душевнобольным человеком.
Нет, она не была психотиком – у неё был прекрасный контакт с реальностью, не хуже чем у нормального человека. Не была она и невротиком – ей были чужды иррациональный страх, тревога, навязчивые явления и т.д. Леночка же словно была одержима каким-то моральным безумием, патологией характера, расстройством личности. Она словно всё время стремилась к удовлетворению каких-то своих личных, эгоистических интересов, абсолютно не считаясь с тем, насколько негативное влияние это может произвести на других людей. Это была именно болезнь, потому что тем самым она приносила вред не только другим людям, но и, как это ни парадоксально, в первую очередь самой себе. И примеры такого поведения возникали постоянно.
Однажды после довольно неприятного разговора с Леночкой, а также грустных переживаний во время фильма, у Джонни возникло ощущение какого-то комка в горле. Такое с ним случалось и раньше время от времени. В такие моменты он почему-то чувствовал, что не может сделать глубокий вдох, и это ощущение в свою очередь вызывало тревогу, переходящую в страх. И угораздило же Леночку посмотреть на него как раз в такой момент, когда он пытался глубоко вздохнуть. Видимо, она сразу заметила что-то неладное, коль скоро сразу принялась расспрашивать: что с тобой? Тебе плохо? На что Джонни ответил, что нет, он просто вздыхает. Однако Леночка не унималась: Не ври. Ты врать не умеешь!
После выхода из кинотеатра она продолжила этот неприятный для Джонни разговор: «Почему ты задыхаешься? У тебя проблемы с сердцем?» Затем пояснила причину, по которой её это волновало: «Я собираюсь ехать с тобой заграницу. И если ты там помрёшь, что я буду делать?» Такая постановка вопроса произвела на Джонни столь неизгладимое впечатление, что он не удержался от комментария: ты хочешь сказать, что в моей преждевременной кончине тебя расстроит только то, что у тебя из-за этого могут быть мелкие организационные неудобства?! В ответ Леночка без тени стыда пояснила ему: у меня на первом месте Я, на втором тоже Я, а потом уже все остальные. Нарциссизм? Да, несомненно. Но Джонни смутно чувствовал, что было в ней также что-то значительно более мрачное, нежели просто нарциссизм в обиходном понимании этого термина.
Особенно агрессивно этот её нарциссизм проявлялся в денежных вопросах. Несмотря на то, что он даже чисто наличными, не считая ресторанов, шмоток и кино, давал ей больше денег, чем её зарплата, она всё время говорила ему: «ты мало зарабатываешь! Мне не хватает!» Пытаясь если не оправдаться, то хотя бы объяснить причину, Джонни говорил ей о том, что он честный человек, а потому не хочет и не может обманывать клиентов, как поступают многие. О том, что люди ему доверяют, и он не хочет подло злоупотреблять их доверием. Леночка, однако, на это отвечала озлобленно, что «лох это судьба». И добавляла, что «у него близкий человек сидит без денег, голодает, можно сказать. А он честный, видите ли!»
У него не могло не сложиться впечатление, что он становится ей всё более неприятен. Особенно её бесили его рассеянность и задумчивость. Она говорила ему: ты слишком много думаешь! Если ты хочешь общаться со мной... Потом, словно, опомнившись, она добавляла: нет, общаться мы будем в любом случае, как сейчас, но ничего больше между нами не будет. «Как сейчас» подразумевало, что каждый выходной они встречались в торговом центре у её станции метро, смотрели кино, потом сидели в ресторане или кафешке. Частенько они также ходили по торговым павильонам, чтобы купить ей шмотки.
Она словно не упускала ни одной возможности, чтобы как-то унизить или хотя бы подколоть его. Например, однажды он что-то уронил на пол, наклонился поднять, но тут у него из карманов высыпалась на пол ещё целая куча железок. Наблюдая всё это, Леночка не удержалась от комментария относительно его неуклюжести: «я тебя теперь буду называть не Мусечка, а клюшечка. Ты моя клюшечка!»
Естественно, его очень интересовал вопрос о позитивных примерах. Каким же надо быть, чтобы ей понравиться? Некоторый свет в этом вопросе пролился, когда Леночка сказала ему: сегодня мы пойдём смотреть кино про настоящих мужчин. Фильм в основном состоял из автогонок, изредка перемежаемых драками. Он догадывался о том, что может её привлекать в этом фильме: зрелище, скорость, видеть смелых людей, победителей. Но Джонни видел и другую сторону: в каком-то смысле ему казалось, что это фильм для младшего и среднего школьного возраста. Потому что в нём не было реализма. В том плане, что если бы герои попали в аналогичную ситуацию в реальном мире, их уже давно и в живых бы не было. Какой смысл так гнать, чтобы приехать на 1 секунду раньше такого же дебила, как ты? Какую пользу это принесёт человечеству? Дети в Африке перестанут голодать? Потом, хотя посмотреть или даже самому погонять к компьютерном симуляторе ему могло быть интересно, он знал, что в реальной жизни вряд ли смог бы так же. Для этого он был слишком трусливым невротиком, у которого было слишком много страха, экзистенциальной, метафизической тревоги. Всю жизнь чему-то учиться, развиваться, стремиться к чему-то, чтобы потом из-за «понтов» или чтобы кому-то что-то доказать нарушить правила и быстрее всех приехать... в судебный морг? Нет, это было не для него. Если у него в этой жизни и могла быть какая-то смелость, то она состояла в том, что он по многим важным вопросам не шёл за стадом, а занимал собственную, независимую позицию. И победителем он мог быть, лишь отстаивая, доказывая и доводя до сведения других свою позицию, приобретая знания и решая новые задачи, на которые ранее не удавалось найти ответы. Примерно такими соображениями он поделился с Леночкой, чем, как и ожидал, вызвал с её стороны ещё большее отвращение.
Однако, несмотря на всё более негативное отношение к нему, она не брезговала связывать с ним вполне определённые планы. Так, она однажды заявила, что ему не стоит покупать себе машину, потому что он на ней мало того что сам разобьётся, так ещё и людей угробит. А потому он должен купить машину ей. «Муся! Я хочу машинку!» Джонни находил примечательным, как при этом она словно исходила из того, что
в хозяйственном плане он был её мужем. Сначала, правда, он был в наивной растерянности относительно того, каким образом она может планировать, что к тому времени как он соберётся купить ей машину, она всё ещё будет с ним. А потом сообразил, что это на самом деле никоим образом не ограничивает: она же может всё это время шляться, спать с кем угодно направо и налево, по-прежнему считая при этом, что машину должен подарить ей именно он. Джонни всё время ловил себя на мысли, что постоянно исходит из стереотипа, выработанного в процессе общения с женщинами, имеющими совесть. Такая женщина ещё и не возьмёт ценный подарок от человека, с которым у неё нет брачного союза, интимной близости и всё такое. Потому что иначе она будет себя чувствовать неловко, что она ему тоже что-то должна, что он так потратился на неё и т.д. Некоторые, чей неблагоприятный жизненный опыт отучил их верить в альтруизм, начали бы видеть в этом какой-то подвох. И только Леночка готова была воспринимать такие подарки как должное, как нечто само собой разумеющееся. Очевидно, у неё просто в принципе не было того, что другие люди привыкли называть совестью.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Johnny2k12



Сообщения : 23
Дата регистрации : 2012-08-12
Откуда : Москва

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Пн 13 Авг 2012, 15:42

Хотя чисто теоретически Джонни прекрасно понимал, что надо избавляться от этого паразита, и чем скорее, тем лучше, его в то же время тянуло к ней, словно магической силой. Это особенно отчётливо проявилось в его общении в тот период с другой девушкой.
Когда в апреле стало ясно окончательно, что с Леночкой ничего хорошего не светит, чтобы хоть как-то отвлечься от грустных мыслей о ней, Джонни стал потихоньку зависать на сайте знакомств «кобра». Там он познакомился с милой девушкой, которую звали Оля. Она работала секретарём в какой-то фирме и представлялась ему одной из немногих молодых представительниц этой профессии, которую он не хотел называть секретаршей, и уж однозначно никогда – секретуткой. Оля также всегда хотела быть психологом, а потому параллельно своей работе училась в каком-то то ли вечернем, то ли заочном институте. Учитывая серьёзный интерес Джонни к вопросам психологии, это сразу же открыло для них множество интересных тем. В тот год (2011) работающий народ отдыхал три дня на первые майские праздники. Из них первые два дня Джонни встречался с Леночкой, а на третий день Оля позвала его в театр. Они встретились за два часа до начала спектакля, чтобы успеть погулять и поговорить.
После короткого обмена дежурными, ничего особо не значащими фразами, Оля принялась рассказывать о наболевшем. Она говорила о том, что на улицах Москвы и ближайших окрестностей полно гопников, мошенников, воров, бандитов, проституток и т.д. Что в таких условиях страшно жить и растить детей. А потому она очень хочет уехать в тихую, экологически чистую страну Новую Зеландию и работать там какой-нибудь гувернанткой.
В ответ Джонни сначала попробовал возразить, что и в НЗ с преступностью не так гладко. В частности, во время опроса лишь 7% молодых новозеландцев заявили о том, что они не участвовали ни в каких противоправных действиях. Кроме того, приехав туда, она будет там гастарбайтером, а гастарбайтеров не любят нигде. К тому же, в процессе разговора выяснилось, что Оля и английского языка толком не знает! И вдруг... Джонни перестал пытаться развеять её иллюзии относительно Новой Зеландии. Он неожиданно понял, что для Оли за широкими морями, за высокими горами, за дремучими лесами есть сказочная страна. Эта сказочная страна называется Новая Зеландия. И он понял, что не хочет отнимать у неё эту сказку, рассказывая, что там на самом деле не всё так прекрасно, как ей кажется.
После спектакля они с Олей долго стояли у входа в метро и разговаривали. Они оба прекрасно понимали, что больше никогда в жизни не встретятся. Джонни думал о том, что будь он нормальным человеком, мужчиной, ищущим простого мещанского счастья, семейного уюта, то он не мог бы мечтать о девушке лучше, чем Оля. А впрочем, как он может рассуждать, о чём он мечтал бы, будь он нормальным, если он ненормальный?! Так или иначе, ему нужно было быть рядом с другой ненормальной, его изумительной находкой Леночкой, какой бы полной его противоположностью и какой бы омерзительной дрянью она ни была. При этой мысли он почувствовал зябкую прохладу уже позднего весеннего вечера, подумал о том, что только не хватало ему простудиться, и распрощался с Олей.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freak.sytes.net/
Арахна
Смотрящая в бездну
Смотрящая в бездну
avatar

Сообщения : 2423
Дата регистрации : 2012-02-20
Откуда : земля забытых снов

СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   Вт 14 Авг 2012, 06:33

Доброе утро! Олег! Вот что значит - погорячиться!
Столько текста! Теперь нужно подождать,
пока мы всё прочитаем!
Вернуться к началу Перейти вниз
http://tujilova-iulia.ucoz.ru/
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Красавица Леночка и другие психопаты   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Красавица Леночка и другие психопаты
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Практика начинающего писателя-
Перейти: