ФорумРегистрацияВходЧаВоПоиск

Поделиться | 
 

 Сказки на ночь

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 19 Окт 2013, 13:26

Не, скопом не надо, а понемногу. А то и не прочитаем.
Я вот к Антохе никак не могу зайти и его роман дочитать. Работа все забивает.
Лучше частями.
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 19 Окт 2013, 13:28

По штучке в неделю.)
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 19 Окт 2013, 13:34

Не, можно и чаще. Чего жадничаешь!
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 19 Окт 2013, 13:44

А вот выложу всё и сразу - а потом что? Я мееедленно пишу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Варвара Краса

avatar

Сообщения : 70
Дата регистрации : 2013-08-28
Откуда : Из сказки

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 19 Окт 2013, 14:45

Очень красиво, queen интересно и талантливо написано. Иду читать дальше! Браво, Найя! Вы - талант!
Вернуться к началу Перейти вниз
Варвара Краса

avatar

Сообщения : 70
Дата регистрации : 2013-08-28
Откуда : Из сказки

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пн 21 Окт 2013, 17:50

Очень понравилось. Удивительная, красиво написанная, история. И дракон такой симпатичный ))) Прочитала с огромным удовольствием. Спасибо, Найя! Просто блеск!!! Very Happy flower 
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пн 21 Окт 2013, 20:11

Варвара Краса, Вам спасибо большое.

Чувствую себя едва ли не номинантом на Нобелевскую премию.))
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пт 25 Окт 2013, 15:35

Пока Найя борется с демонами и вирусами, вот Вам тягучая сумеречная сказочка.

Ловцы Снов
Его комната увешана ловцами снов – чтобы поймать их все. Несколько штук висит даже в коридоре и на кухне – очень важно, чтобы не ускользнул ни один. Сны ведь быстры, словно стрекозы, и легки, как дуновение ветерка – так и норовят выскользнуть, оставаясь незамеченными.
Утро входит в квартиру мягкой кошачьей поступью. Он просыпается и ещё некоторое время лежит, не двигаясь, прислушивается к ощущениям и собственному хрипловатому дыханию. Потом встаёт, одевается, умывается, застилает постель – не торопясь, сознательно растягивая приятное волнующее ожидание.
О себе и своих потребностях напоминает кошка. Трётся об ноги, заглядывая в глаза, тихо мяукает. Он насыпает ей корм, меняет воду в блюдечке и лишь потом варит кофе себе. Кофеварка электрическая и напиток из неё получается невкусным – зато много и он всё время горячий. Ему некогда постоянно торчать у плиты.
Потом приходит время ловцов. Он обходит их все. Аккуратно, чтобы не повредить, вынимает запутавшиеся замершие сны, внимательно их рассматривает. Иногда счастливо улыбается, иногда морщится или зябко передёргивает плечами. Далее бережно расправляет их, словно хрупкие крылья мёртвых бабочек, укладывает в специальные, им самим сконструированные коробочки с прозрачной крышкой и подписывает этикетки – номер, дата и прочее. После этого, выпив ещё одну чашку кофе, педантично вносит каждый сон в каталоги: по дате, по жанру, по сериям – всё должно быть, как надо, в полном и идеальном порядке, поэтому каталог не один. Самый большой из них похож на средневековый фолиант в кожаной обложке и с застёжками из позеленевшей меди. Туда он своим мелким округлым почерком записывает все сны, пойманные сегодня. Другие записные книжки и тетради предназначены для разных жанров и тематик.
В одной тетради (в твёрдой клетчатой обложке, купленная в канцелярском магазине) записаны самые обычные, ничем не примечательные сны – о местах, событиях и ощущениях, которые не отзываются в его душе. Блокнот, оформленный в стиле стимпанк, содержит записи о приснившихся других мирах – таинственных и странных, заселённых магами и эльфами, рыцарями и прекрасными дамами, говорящими деревьями, аморфными жителями других галактик или кем-нибудь ещё. О мирах, которые он хотел бы посетить и наяву, если бы это было возможно.
В следующем каталоге (книга в чёрной кожаной обложке, на которой выжжен непонятный символ) почерк не такой аккуратный, как в предыдущих. Он записывает сюда свои кошмары и всегда старается справиться побыстрее – иначе пережитые ночные страхи обступают его, заставляют холодеть сердце, сдавливают грудь и утрудняют дыхание. Для таких случаев на столе всегда лежит ингалятор, и он тщательно следит за тем, чтобы тот не оказался пустым.
Кошмары его разнообразны – чёрная фигура с острым сверкающим лезвием, лужи крови, искромсанные части тел, огромные крысы без кожи и с пылающими ненавистью глазами, пожирающие всё на своём пути, жуткие бледные существа с оскаленными клыками и провалами пустых глазниц, его собственное безжизненное тело, утыканное катетерами и опутанное трубками капельниц. Но самый частый и самый страшный сон – это лабиринт. Он бесконечно блуждает в его коридорах, ища кого-то, но так и не находит. Высокие, серые и мягкие, словно из ваты, стены сжимаются вокруг, проникают в него, он пытается кричать, позвать на помощь, но может издать разве что слабый писк, который тут же глушится, впитываясь в стены. Просыпаясь, он задыхается, судорожно ищет под подушкой «ночной» ингалятор, делает несколько глубоких вдохов – и лишь потом, придя в себя, замечает влажную от пота постель, сброшенное одеяло и кошку, которая сидит в ногах, испытывающе глядя на него, и нервно поводит хвостом из стороны в сторону.
Когда он захлопывает чёрный каталог, в комнате становится светлее – и тогда он берёт в руки последнюю записную книжку. Она совсем не похожа на предыдущие. Обложка оклеена нежно-голубым, словно весеннее небо, бархатом, а на форзаце изображён луг с цветочками, птичками, бабочками и множеством других насекомых. Особенно ему нравится божья коровка, выглядывающая из колокольчика. Ему, тогда ещё двадцатичетырёхлетнему парню, было неловко покупать такую тетрадь, но устоять он не смог. «Это младшей сестрёнке», – зачем-то объяснил он продавцу, расплачиваясь, а тот сонно кивнул. Продавцу было всё равно и хотелось курить, а не стоять за прилавком магазина, торгуя всякими мелочами.
Небесно-голубая книга предназначена для самых приятных, самых дорогих сердцу снов. Снов о Ней – его любимой, его единственной радости. Любимая каждый раз снится по-разному – то девочкой лет пяти, то молодой девушкой его возраста, то зрелой женщиной. Выглядеть любимая тоже может по-разному (цвет глаз, цвет и длина волос, улыбка и фигура) – но каждый раз он узнаёт: это именно она. Он может улыбаться, глядя на то, как девочка в платьице с кружевным воротничком играет куклой или прыгает на скакалке. Может чувствовать себя понятым и защищённым, если рядом женщина. Но счастливым он бывает лишь тогда, когда в сны приходит девушка. С ней легко и спокойно – и после пробуждения у него на весь день остаётся ощущение счастья.
Сделана последняя запись, выпита ещё одна чашка кофе. В его жизнь возвращается обыденность – шорохом шин по асфальту, гудением клаксонов, пьяными перебранками соседей-отбросов, шепотками бдительных старух, обосновавшихся на лавочке просто под его окном, воплями подростков, играющих в теннис на корте во дворе, плачем грудного ребёнка из квартиры сверху, всем остальным, что означает: мир всё ещё существует и он повсюду. Повсюду, кроме этой квартиры, потому что уж сюда миру не сунуться, если не считать звуков.
Сны уступают место быту. Он готовит завтрак (или скорее обед, если посмотреть на часы), без аппетита ест, моет посуду, чистит кошачий лоток, чувствуя на себе внимательный взгляд кошки. Правду сказать, кошка рядом всегда, чем бы он ни занимался. И всегда смотрит, смотрит… И ведёт себя так, словно постоянно настороже, будто каждую секунду готова сорваться с места. Сначала это немного раздражало, теперь почему-то успокаивает.
Потом самая неприятная часть дня – нужно выйти из дома. Причин множество: оплатить счета, заполнить холодильник продуктами, зайти в аптеку, в банк или на почту – но выходить приходится ежедневно. С некоторых пор к списку прибавился ещё один пункт – после того, как участились и усилились приступы астмы, он должен каждую неделю наблюдаться у врача. Толку от этого никакого, даже лекарства он принимает те же, что и раньше, но всё равно каждый вторник посещает этот осточертевший, сияющий стерильностью кабинет. Не хотелось бы однажды умереть от удушья, так и не дожив до тридцати.
Пыльные улицы, транспорт, извергающий вонь выхлопных газов, и шумные суетливые люди очень утомляют. Домой он возвращается совсем уставшим и ослабевшим, запирается в своей полутёмной уютной крепости, где легонько покачиваются, ожидая ночи, бесчисленные ловцы снов.
Он тоже ждёт ночи, но ещё нужно скоротать несколько часов. Он педантично занимается своими делами под пристальным взглядом кошки – подметает, моет полы во всей квартире, готовит ужин себе и кошке (более основательный, чем обед), ест, почти не ощущая вкуса, как и всегда, убирает за собой. Потом садится в кресло (кошка лежит на подлокотнике или взбирается на спинку), читает какую-нибудь книгу или смотрит фильм – один из тех, что показывают телевизионные каналы, или скачанный из интернета. Иногда звонит мать. Разговор включает её расспросы, вызывающие раздражение (Как он себя чувствует? Был ли сегодня приступ? Не забывает ли поесть? Не закончились ли деньги?), и его односложные ответы.
Время тянется долго. Ожидание становится невыносимым. Он поднимается, делает несколько шагов по комнате, проводит пальцами по пёрышкам и бусинам ловцов, улыбается. Люди странные. Думают, что ловцы снов нужны лишь для того, чтобы задерживать ночные кошмары. Но он-то знает… Может, один на целом свете знает, для чего нужны эти паутинки. Знает с тех самых пор, когда сделал свой первый ловец. Сколько ему тогда было? Десять? Чуть больше?
Бабушка, с которой он жил, сказала: «А что это смастерил мой внучек? Такая красивая вещица!» Он не знал, что это, но поделка и ему понравилась, поэтому он подвесил её к потолку рядом с кроватью. В ту же ночь ему приснился прекрасный, полный ярких красок и эмоций сон, а наутро, проснувшись, в переплетении ниточек ловца он нашёл его, похожего на перламутровые крылышки стрекозы. Он не догадался сохранить его, но ловцы уже вошли в его жизнь.
Со временем снов стало больше, ловцов тоже. По утрам он рассматривал прозрачные разноцветные крылышки, которые блёстками рассыпались в его неумелых пальцах. Лишь через много лет он научился сохранять их и догадался делать записи. С тех пор сны стали одной из важнейших составляющих его жизни.
И такая жизнь его устраивала. Слишком спокойный и слишком замкнутый, он не нуждался в общении со сверстниками. Здоровье не позволяло ему заниматься спортом или вести активный способ жизни. Он исправно посещал занятия в институте, но всё свободное время проводил дома. После смерти бабушки остался один в её квартире, хоть мать и уговаривала жить вместе со всей семьёй.
Тряхнув головой, он отгоняет прочь воспоминания. Ночь уже близка. Что приснится сегодня? Какой улов он соберёт утром?
Перед сном он часто просматривает свои записи из стимпанковского блокнота, ещё чаще – из небесно-голубой тетради. В ней сохранены все встречи с любимой и, читая, так легко снова погрузиться в тёплую атмосферу нежности и душевного покоя. Прогулки по вечернему городу. Ласковые прикосновения тёплых ладоней. Прогулки под дождём. Кофе в крошечной кофейне на три столика. Долгие беседы обо всём на свете. Просмотр какого-то фильма по телевизору – он лежит головой на её коленях, а она перебирает его волосы. Ужин на кухне. Мягкий голос, рассказывающий сказку. Сон в её объятиях. Поцелуи – лёгкие, нежные, сладкие поцелуи, когда губы не хотят отрываться от других губ.
Когда-то в его жизни было что-то похожее. Девушка… Он уже не помнит её лица и никогда не вспомнит имени. Они встречались около полугода, и месяц с небольшим она жила с ним, в этой квартире. Всё было очень похоже – прогулки, завтраки и ужины, поцелуи и сон в объятиях друг у друга после пылкого секса. Она умела быть нежной и заботливой, готовила, убирала. Иронично относилась к его снам, но никогда не настаивала, чтобы он снял ловцы. Он уже подумывал над тем, чтобы жениться на ней, и хотел познакомить с семьёй.
Но она ушла. Однажды утром с ним случился сильнейший приступ – губы посинели, он хрипел, старался захватить хотя бы глоток воздуха, пытался разорвать грудь, чтобы хоть чуточку кислорода попало в измученные горящие лёгкие. Она вызвала скорую, его забрали в больницу.
Она пришла через несколько дней, когда ему стало легче. Постояла, молча смотря на него, сказала «Прости», поцеловала в щеку и вышла из палаты.
В первую ночь, когда он вернулся домой из больницы, ему приснилась она – не та девушка без лица и имени, а его любимая. С той самой ночи он знает, что больше никогда не будет одинок.
Ночь опускается на город, укрывает тёмным покрывалом квартиру. Он расстилает постель, раздевается, ложится, нащупывая под подушкой ингалятор. Кошка устраивается в ногах, сворачиваясь клубком. Для него наступает самое страшное время суток. Он старается думать только о ней, представляет, что любимая совсем рядом, что стоит только протянуть руку… Но перед глазами встают видения из кошмаров, в любом, даже самом тихом, шорохе слышатся стоны и жуткие голоса бледных безглазых существ, а воздух сгущается, превращаясь в войлочные стены бесконечного лабиринта.
Он весь сжимается, подтягивает колени к груди, рука крепко держит ингалятор – лишь бы успеть, когда отберут воздух. Но в одно из мгновений тьма, объявшая его, отступает, ночь вспыхивает цветными дрожащими блёстками – это прилетают сны, похожие на крошечных перламутровых стрекоз.
Тело расслабляется, на губах появляется лёгкая полуулыбка. Он засыпает.
Завтра будет новый день.
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пт 15 Ноя 2013, 20:15

В Самайн играла Найя с одним человеком в литературную гостиную. Рассказывали страшные и не очень истории. На всякий случай - предупреждаю.)

История первая.
Вспомнилась одна история, произошедшая примерно в те же времена, и так же связанная с проклятием. А может, и не было никакого проклятия, а дело только в совпадении.
Одним словом, жил в своём имении один молодой фрайхерр. Всё имущество, как и характер, он получил от отца – человека жёсткого и нелюдимого. Тот всегда сторонился людей, потому и имение выстроил в глухом лесу, далеко от деревень, которыми владел.
После смерти родителей молодой барон Андреас продолжал жить отшельником, изредка выезжал на охоту, а остальное время проводил в кабинете, даже еду ему носили туда. Никто из слуг не знал, чем занимается их господин. Впрочем, к истории это ни малейшего отношения не имеет.
Всем имением ведала экономка – женщина пожилая и почтенная, приходившаяся фрайхерру дальней родственницей. С ней жила внучка-сирота, прелестная девчушка лет десяти. Единственной подругой её была белоснежная кошка по имени Снежинка – милейшее существо, которое любили все, включая барона.

Однажды осенью, когда начались проливные дожди, поздно вечером в дверь особняка постучали. Экономка зажгла лампу и приоткрыла дверь. На ступенях стоял человек в длинном чёрном плаще с капюшоном, опирающийся на посох. Плащ его промок насквозь и облепил фигуру. Возможно, это был странствующий монах, а может, простой путник. Хотя что делал путник посреди леса в это время, и как умудрился выйти к имению – было непонятно.
Из-под капюшона послышался хриплый голос:
- Пустите укрыться от непогоды, люди добрые. Весь день в пути под дождём…
- Не могу пустить, мил человек, – ответила ему женщина. – Барин наш строг, не велит посторонних пускать. Пройди ты ещё мили две до ближайшей деревеньки, там тебя и приютят.
- Хоть в конюшню пустите, фрау, хоть в сарай захудалый…
- Не могу, человече, пойми ты меня, – экономке было жаль простуженного странника, но и ослушаться господина она не решалась.
В это мгновение из тьмы выскочила белая кошачья тень и скользнула в дом.
- Вернулась наша Снежинка, – заворковала женщина. – Иди скорее, там Эльке все глаза проглядела, тебя ожидая.
Путник с досадой стукнул посохом по земле, развернулся и ушёл в ночь.

Через неделю Снежинка умерла. Маленькая Эльке погоревала-поплакала, да и успокоилась. Бабушка объяснила ей, что Снежинка была совсем уже старенькой, и пообещала весной привезти из деревни нового котёнка.
Однако ещё через неделю девочка, радостно смеясь, рассказала, что к ней приходила Снежинка. Подруги немножко поиграли, а потом кошка ушла в лес. Не раз ещё Эльке рассказывала о подобных играх, но кроме неё никто никогда кошку не видел. Женщина не обращала особого внимания на эти рассказы. Дети ведь так любят фантазировать.

Пришло снежное Рождество. После праздничной службы, которую отправил привезённый из деревни священник, вся челядь пообедала на кухне и занялась повседневными делами. Эльке убежала в свою комнату.
Когда экономка покончила с дневными заботами, то пошла в комнату внучки, чтобы прочесть ей обещанную сказку. Внезапно по дому разнёсся страшный, наполненный болью крик.
Сбежавшиеся слуги увидели тело девочки, располосованное острыми когтями, словно её терзал дикий зверь.
Когда тело обмывали перед похоронами, в сжатом кулачке Эльке нашли клок белоснежной шерсти.
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 16 Ноя 2013, 03:54

История про маяк понравилась. Прям цапнула за сердце в концеdada 

"Ловцы снов" такая тягучая-психоделическая (ну мне показалось), как будто затягивает во время прочтения. Очень живая история!

Цитата :
История первая
Будет и вторая?
Кошку жалко, кстати)) Хороший триллер получился про вестников смерти.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 16 Ноя 2013, 07:08

О! А тут новые истории! Не, я точно от жизни отстала. теперь нада все догонять, читать и отзываться.
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Сб 16 Ноя 2013, 23:38

Messalina, спасибо огромное за отзывы.

Я страшно рада, что "Ловцы" показались психоделическими. Я именно так и хотела.)
Если мне повезёт, планирую написать цикл из подобных рассказов.

И вторая, и третья...)

Наташа, приятного тебе чтения.

Самайновская литгостиная
История вторая

А вот ещё одна страшная история, которая произошла с тем же бароном Андреасом.
Шли годы, перевалило барону за сорок. Он так и жил бирюком, так и не женился. И уклад жизни не изменил нисколько – в кабинете просиживал да изредка на охоту выезжал.
И в тот злополучный день он с несколькими челядинцами выехал поохотиться. Стояла осень, землю устилала опавшая листва, воздух был свежим и прозрачным, каким бывает перед первыми заморозками.
Гончие вспугнули оленя и погнались за ним. Фрайхерр поскакал следом, оставив слуг позади. Вдруг, чего-то испугавшись, лошадь понесла и, в конце концов, сбросила наездника. Долго пролежал Андреас без памяти, потому как очнулся, когда уже светало. Он не ведал, где находится, так что просто пошёл по лесной тропе, надеясь, что хоть куда-то она выведет.
Немало времени прошло, прежде чем он встретил человека. Человек тот выглядел зловеще – чёрный плащ окутывал его до самой земли, а низко опущенный капюшон скрывал лицо.
- Не будете ли вы любезны указать мне путь до ближайшего поселения? – когда нужно, барон мог быть учтивым, хоть в обычной ситуации и не глянул бы в сторону простолюдина.
Человек промолчал, но концом посоха указал на узенькую, едва заметную тропку. Андреас поблагодарил, ответа не дождался и вновь пустился в путь. Шёл долго, несколько суток. Чтобы не умереть с голоду, грыз желуди. Пил воду из луж. Наконец, совсем уже обессиленный, вышел к какому-то дому, стоящему посреди леса. Какой же неистовой была его радость, когда он узнал своё поместье, своё родовое гнездо!
Однако радость быстро угасла. Во дворе было пусто, ни единой души, и собаки его не встретили, как обычно. В доме царило запустение – камины давно не топились, на всём лежал слой пыли. С тяжёлым сердцем Андреас побрёл в крыло для прислуги, надеясь найти хоть кого-то. И с ужасом обнаружил, что все слуги – от престарелого дворецкого до кухонного мальчишки – лежат мёртвыми в своих постелях. Судя по виду, мёртвыми они были уже давно.
Не отдавая себе отчёт, барон поднялся в свой кабинет. Увиденное показалось ему страшнее самой жуткой картины Ада. За столом сидел он сам – мёртвый, как и все челядинцы.

Всё это Андреас рассказал священнику – когда, почти полоумный от ужаса, примчался в деревню. После этого он долгое время пролежал в лихорадке, все уж потеряли надежду, что барон поправится. Он выжил, но за месяц болезни превратился в дряхлого старика и повредился в уме. Бродил от дома к дому и всем твердил, чтобы пускали на ночлег заблудившихся путников.

Вы спросите, что случилось с поместьем? Несколько самых смелых селян, вооружившись вилами и топорами, пошли к хозяйской усадьбе, но застали только дымящиеся угли. Кто поджёг его, и что на самом деле случилось – до сих пор остаётся неизвестным.
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Вс 17 Ноя 2013, 08:08

Жуткая история! Из таких отличные отпугивающие легенды получаются, чтобы никто не лез в "проклято" место или "проклятому" домуVery Happy 
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
Варвара Краса

avatar

Сообщения : 70
Дата регистрации : 2013-08-28
Откуда : Из сказки

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Вс 17 Ноя 2013, 10:55

Ловцы снов. Интересный рассказ. Герой проживает свою реальную жизнь, а живёт жизнью в своих снах. Уход от реальности и серости будней, создание своего комфортного иллюзорного мира - своего рода защита и страх перед окружающим миром, страх открыться, увидеть и создать яркие краски днём, а не ночью. По-моему, сильная психологическая вещь. Самое сложное - проснуться и отказаться от иллюзий. Спасибо, Найя.
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Вт 19 Ноя 2013, 23:50

Messalina, да, была отдельная тема о тех, кто лезет в неположенные места.))
Но Андреас не знал, что его дом стал таким местом...

Варвара Краса, Вам спасибо. Я понимаю героя, ведь для меня ночь ярче дня. Может, потому так и получилось.)

Самайновская литгостиная
История третья

Польский шляхтич Збигнев Полоньский возвращался в Сандомир из монгольского плена. Нестерпимо-бесконечный год он провёл в плену и только чудом смог вырваться из лап нехристей. Теперь он пробирался домой – и предвкушал, как совсем скоро обнимет родителей и сможет поцеловать ножки Аделины, панны своего сердца.
Путь был долгим и трудным, безоружному шляхтичу приходилось скрываться от татаро-монгольских войск, которые всё ещё находились на польских землях. Он шёл лесами и преимущественно ночью – усталый, голодный и потрёпанный. Но сердце Збигнева согревалось тем, что совсем скоро он вернётся в отчий дом.
В один из вечеров он вышел к замку и удивился: откуда посреди леса взялось это величественное строение? Немного поколебавшись, он постучал в дверь – в надежде, что хозяева приютят его на ночь и, возможно, покормят чем-то отличным от опостылевших желудей.
После первого же удара дверь распахнулась, словно шляхтича тут ожидали. Однако за дверью не стоял слуга, а холл был пустым.
- Эй, есть тут кто-нибудь? – позвал Збышек. Голос его отбился от стен и вернулся глухим эхом. Так и не дождавшись ответа, паныч пошёл вперёд – из-за приоткрытых дверей в глубине холла пробивался свет.
Перед глазами открылся трапезный зал – высокие потолки, стены в гобеленах, развешанное по стенам оружие. В огромном камине трещал огонь, посреди зала стоял длинный стол, накрытый для ужина. И никого.
Шляхтич ждал, что появятся хозяева или хотя бы слуги, но тщетно. Он поднялся по широкой лестнице на второй этаж: коридор был освещён факелами, но также не было ни одного человека.
Збышек решил, что хозяева не слишком рассердятся, если он отведает совсем чуточку с роскошных блюд. Съел перепела в меду со свежим ароматным хлебом, выпил чашу рейнского вина и уселся на кушетке у камина, ожидая появления хозяев.
Сытная пища, тепло и усталость сделали своё дело – паныч уснул.

Когда он проснулся, огонь уже догорал, за столом сидело двенадцать рыцарей в богатых доспехах, а во главе стола – девушка в белоснежном платье. Нежданного гостя они как будто не замечали.
Збигнев поднялся на ноги и выступил вперёд:
- Приветствую вас, доблестные…
Рыцари даже не подняли головы, а прелестная дева вышла из-за стола и, улыбаясь, протянула руки:
- Ты ли это, Збышек, любовь моя? Я так тебя ждала.
Паныч вздрогнул, присмотрелся… Матерь Божья, это же его милая, его возлюбленная панна Аделька! Но что она делает здесь, в этом чужом замке?
Он бросился к девушке, желая припасть к её ногам, покрыть пылкими поцелуями нежные ручки. Но остановился, как вкопанный, в паре шагов от девушки. От неё несло тяжёлым запахом земли и тлена, бледная кожа была покрыта синеватыми пятнами. Рыцари подняли головы – голые, лишённые плоти черепа смотрели на шляхтича пустыми глазницами.

Збышек не помнил, как выбежал из зала, как покинул зловещий замок, как бросился прочь, призывая Божью Матерь и всех святых себе на помощь. Когда упал, обессиленный, в какой-то овраг, попавшийся на дороге, был совсем уже седым.
Домой шляхтич так и не вернулся. Завернул в первый же попавшийся монастырь, отбыл послушничество и постригся в монахи. Всю свою оставшуюся жизнь брат Матеуш провёл в строгом посте и беспрестанных молениях.
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Ср 20 Ноя 2013, 03:05

История захватывающая! Не хотелось бы побывать в роли главного героя, там точно в монастырь дорогаLaughing 
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Вс 24 Ноя 2013, 21:38

Messalina, самое забавное (и печальное) в том, что это был всего лишь морок. На деле-то панна состарилась дома, пока брат Матеуш молился, не зная правды...

Самайновская литгостиная
История четвёртая

- Проходите, сударь, проходите, – суетился Йозеф, открывая дверь перед гостем. – Неужто можно человека в такую погоду в дом не пустить?
В подтверждение его слов на улице грянул гром – да так, что, казалось, задрожали стены. Гость вошёл в сени, отряхнулся. На полу сразу же образовалась лужа. Хозяин провёл гостя в кухню, помог снять плащ. Гость уселся в кресло, стоящее у очага, вытянул длинные ноги. От сапог сразу же повалил пар.
Человек осмотрелся по сторонам. Дом был довольно большим и добротным, однако по многим признакам было понятно, что хозяева сейчас переживают не лучшие времена.
- Мать, накрывай на стол, будем ужинать, – Йозеф вернулся из сеней с двумя большими кружками пива, одну протянул гостю. Тот взял, поблагодарил кивком.
Иссохшаяся женщина захлопотала у печи. На столе появились чугунок с дымящимся картофелем, политым топлёным салом, миска с квашеной капустой и полковриги ржаного хлеба.
- Не обессудьте, государь, – тихо сказала женщина, зябко кутаясь в прохудившийся шерстяной платок. – Хотелось бы вас лучше накормить, но чем богаты…
- Не беспокойся, хозяюшка, – голос гостя был низким и бархатистым. – Случалось мне и вовсе без еды обходиться.
- А нам в прежние времена случалось и чего получше едать, – с горечью промолвил Йозеф. – А сейчас вот… Эй, Ханна, не заставляй себя ждать!
Из задней часты дома выпорхнула худенькая девушка, поклонилась, села на лавку и опустила глаза в тарелку.
Ели молча. Ханна без аппетита ковыряла картофелину, Серафина, Йозефова жена, тоже ела будто через силу, один хозяин налегал на пищу.
После ужина женщины собрали посуду, а Йозеф принёс кувшин пива, вновь налил кружки.
- Не всегда мы жили так бедно, – с обидой произнёс он. – Были, почитай, чуть не первыми богачами на деревне, а теперь… Эх… Всё наперекосяк.
- Может, порчу кто навёл? – поинтересовался гость.
- Наверное, так, – вздохнул Йозеф. – Живёт тут на краю одна женщина. Ведьмой её считают. Но зла мы ей никогда не причиняли.
- А что случилось у вас?
- Чего только не случилось. У коровы вымя усохло. Вторая вместо телёнка невидаль какую-то принесла: на голове две морды и лишняя пара ног. Все овцы за одну ночь пали. Свиноматка взбесилась, весь помёт сожрала, а ведь шестнадцать славненьких поросяток было. С тех пор приплоду и не было, а кабанчик худеет на глазах. Птица и то не несётся, а сад прошлой зимой весь вымерз на корню. Собака из будки даже нос не кажет. Да что там, мыши из овина сбежали…
- Да, это проделки нечистого.
- Если бы только это… Сына пришлось в услужение в город отдать. Серафина, супружница моя, болеет постоянно. А девку нашу подлец какой-то с разума свёл, вот, ждём, когда в пелене принесёт.
- Папа… – тихонько пискнула Ханна из глубины дома.
- Молчать! Молчать, нечестивая!
- Не ругай, хозяин, – прервал его гость. – Девочке и так нелегко. А скажи мне, не видал ли ты какого-нибудь зверя, на твоё подворье захаживающего?
- Зверя? – задумался Йозеф, поскрёбывая щетинистый подбородок. – А видал, видал. Тень какая-то иногда проскальзывает. То ли кошка, то ли лисица. И возле хлевов её видел, и в огороде.
- Ясно, – ухмыльнулся в густые чёрные усы гость. – Скоро перестанет вредить тебе эта нечисть. А сейчас показывай, где мне поспать можно.

Около полуночи, когда Йозеф с семьёй уже крепко спали, гость тихо поднялся с лавки, оделся, положил что-то на стол и вышел. Через некоторое время раздался тихий хлопок.

Утром Йозеф проснулся и на столе обнаружил мешочек с золотом, а также маленький стальной конус на верёвочке. В записке, лежавшей там же, было написано: «Благодарю за гостеприимство. Вещицу повесьте в сенях. Чёрные времена скоро закончатся». Серафина даже расплакалась от щедрости гостя, а позже, возвращаясь от колодца, спросила:
- Йозеф, ты не знаешь, почему Карл, наш сосед, сидит перед домом с перемотанной ногой?
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пн 25 Ноя 2013, 03:51

Хахах)) Как все просто: соседу-вредителю ногу сломать, и нечистой силы как не бывало))
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Вт 26 Ноя 2013, 21:34

Messalina, не знаю, правда это, или из разряда "городских легенд", но бабушка рассказывала похожую историю, произошедшую в деревне, где она родилась.

Самайновская литгостиная
История пятая и последняя

В одном из городов Германии, кажется, в Гамбурге, жил художник. Как и полагается молодым дарованиям, был он весь утончённый: от внешности до склада ума. Думаю, все видели таких людей: аристократичная бледность, тонкие черты лица, длинные нервные пальцы, горящий взгляд.
Как и всем юношам в его возрасте, Генриху была присуща чрезмерная романтичность, что сказывалось на его работах. Картины его получались вычурными и напыщенными: много тяжёлого бархата, вензелей и гирлянд из роз. И хоть рисовал молодой человек, в сущности, неплохо, картины продавались редко, да и покупали их в основном снобы с мещанскими вкусами.
Жил Генрих бедно, в съёмной комнатушке под самой крышей, здесь же, на чердаке, находилась его так называемая студия. Однако юноша не расстраивался. Главным в его жизни было творчество.
Вот уже несколько месяцев юноша вынашивал идею грандиозной, самой прекрасной в мире картины. Образы постоянно стояли перед его глазами, препятствием было лишь то, что ему требовалась натурщица. Кто согласится позировать хоть и подающему надежды, но бедному художнику?
Время шло. Идея написать величайшее в мире полотно превратилась в навязчивую. И, наконец-то, Генрих нашёл ту, чью красоту хотел бы воплотить.
Эта женщина, лет на десять старше юноши, ежедневно проходила по улице под его окнами. Ежедневно, в любую погоду, ровно в три часа пополудни она показывалась из-за угла, лёгкой неспешной походкой миновала квартал и скрывалась из виду за оградой часовенки. Таинственная незнакомка всегда была одета просто, но со вкусом, светлые волосы всегда были упрятаны под шляпку. Но даже в тени её полей лицо дамы светилось неземной красотой.
Художник терзался душевными муками. Как он может подойти к этой, без сомнения, обеспеченной женщине? Как она отреагирует? Не позовёт ли полицейского?
Дошло до того, что эта женщина начала сниться Генриху ночами, и даже днём он постоянно видел её в грёзах. Юноша ещё больше исхудал, хоть это казалось уже невозможным, под глазами залегли глубокие тени.
В один из дней он не выдержал. Едва пробило три, он накинул пальто (на улице стояла поздняя осень) и выскочил на улицу. Неизвестно, о чём он говорил ей, но через десять минут женщина поднялась в комнатку Генриха по шаткой скрипящей лестнице. Через час она спустилась сама.

Около года Генрих практически не выходил из студии, даже матрац перетащил, чтобы спать там же на месте. И рисовал, рисовал…
Когда в сентябре следующего года художника посетил его старый друг, то просто поразился тому, что произошло с ним. Генрих сидел на полу в холодной студии, раскачивался взад и вперёд, бормотал что-то непонятное, а глаза его горели лихорадочным блеском. Друга он не то что не узнал, а, казалось, даже не заметил.
Вернер определил его в лечебницу для чахоточных больных, а сам ещё раз посетил его студию, чтобы рассмотреть картины, коих заметил просто огромное количество. Полотна, натянутые на рамы, стояли у стен, одна за другой. Первая же картина привела Вернера в восторг. На ней была изображена очень красивая женщина. Обнажённая и прикрытая лишь тонкой, словно паутина, шалью, она лежала на персидском ковре, светлые волосы её казались раскрытыми ангельскими крылами, уста её кривила лёгкая усмешка, а взгляд был направлен просто на смотрящего. Задний фон картины скрывала тьма, но прекрасная женщина светилась, словно озарённая множеством свечей.
Вторая картина была точно такой же. И все следующие тоже. Лишь внимательно присмотревшись, Вернер понял, что отличия всё-таки есть. На каждой следующей картине женщина была чуточку старше – там морщинка в уголке глаза, там складка в уголке рта, там немного седины в волосах.
Вернер начал лихорадочно перебирать картины. На первой женщине можно было дать лет тридцать, но она медленно, постепенно старела. Перед глазами генрихового друга пронеслась целая череда лет. Прекрасная женщина превращалась в пожилую, та – в старуху, черты которой хранили след былой красоты. Потом Вернер стал свидетелем смерти – на персидском ковре лежал труп, прикрытый невесомой тканью.
Вернеру стало жутко, но он не мог остановиться и перебирал картины дальше. Труп красавицы на картинах разлагался – кожу покрыли синеватые пятна, потом кожа лохмотьями отошла от тела, и вот уже плоть отошла от кости.
Последняя картина вызвала у молодого человека вопль ужаса: на персидском ковре лежал и скалился скелет, тёмные пустые глазницы будто всматривались в него. Фон был таким же тёмным, но кости мягко светились во тьме, озарённые пламенем невидимых свечей.
Вернуться к началу Перейти вниз
Naja

avatar

Сообщения : 128
Дата регистрации : 2012-07-13
Откуда : Выжженные земли

СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   Пн 06 Янв 2014, 23:48

Закрутил реал и неписец... Но Найя всё равно умудрилась соорудить сказку.)

Нерождённый

Старость не щадит никого – будь ты ярмарочный шарлатан, деревенский знахарь, маг или даже архимаг. Отбирает всё – силу и ловкость, красоту и здоровье. Спина горбится, ноги слабеют, истончается кожа, редеют поседевшие волосы. Сонмы болезней начинают виться вокруг человека, нанося ощутимые повреждения. Старикам трудно радоваться жизни, ведь дни наполнены усталостью, а боль и ломота в теле не дают уснуть ночью. Трудно наслаждаться окружающим миром, когда все звуки доносятся словно издалека, а очертания предметов становятся размытыми, будто в туманном мареве.
Старик, сидящий в кресле на открытой веранде, негромко хмыкнул. Его дребезжащий надтреснутый смешок оказался совсем неуместным здесь, на поляне, окружённой старым лесом. Уже почти три века стоял на краю поляны небольшой дом, сложенный из массивных брёвен. Почти три века жил здесь он – Эдред Грэй, могущественный маг, предпочитающий называть себя мастером. Фамилия, доставшаяся от матери, была как нельзя кстати. Он и был серой, незаметной тенью. Едва ли не всю долгую жизнь, поделенную на отрывки (одно тело – один отрывок), он провёл скрытно, вдали от посторонних глаз, занимаясь только своими экспериментами, изучая все возможные источники знания, исследуя то, что до него не делал никто.

***
И кто бы только подумал, что обычный поселковый мальчишка, внебрачный сын богатого купца и простой прачки, достигнет в жизни столь многого. Отец не имел намерений жениться на девушке и не признал ребёнка, хоть время от времени передавал несколько монет, немного продуктов или что-то из одежды. Самым дорогим его подарком стала небольшая книжка со сказками, благодаря которой маленький Эдред научился читать.
Милдред, его мать, целыми днями была занята работой – на её попечении были сын и дряхлый обезножевший старик-отец. Дом ветшал с каждым годом и тоже требовал денежных вложений – Милли совсем не хотела в одно прекрасное утро проснуться под обломками рухнувшей крыши. Чтобы заработать побольше, она стирала руки в кровь и горбилась над чанами с кипятком, а в единственный выходной день пластом лежала на кровати, скрипя зубами от болей в спине. Мальчик помогал матери в меру своих сил, и уже к шести годам на нём был весь дом – от приготовления весьма скудной еды до ухода за дедом, который под конец жизни хоть и сохранил ясность мысли, но потерял контроль также над руками и начал ходить под себя.
Легче не стало даже тогда, когда дед умер. Денег по-прежнему не хватало, а брать тощего мальчонку в подмастерья не хотел никто. Всё изменилось в один зимний вечер, когда в дом Милдред попросился на ночлег сухонький горбатый старичок. После ужина, состоящего из двух картофелин и кусочка чёрствого хлеба на человека, старичок заварил для женщины чай из пучка какой-то травы, который достал из заплечного мешка. Милли выпила и уснула – впервые за долгие годы не стеная от выматывающей боли. Эдреда старик расспрашивал о многом, попросил почитать что-то из книги сказок, весьма потрёпанной к тому времени, а потом молча сидел и смотрел на него, буравя взглядом из-под кустистых бровей. Эдред не выдержал молчания, да так и заснул просто на лавке.
Утром мать сказала, что ему нужно пойти вот с этим дедушкой и во всём его слушаться. А потом поцеловала – пожалуй, впервые на памяти мальчика. Уходить из дома и оставлять маму девятилетний Эдред не хотел, но и ослушаться не посмел. Милдред собрала его вещи в маленький узелок, а старичок на прощание поцеловал ей руку и дал набитый чем-то мешочек, с виду довольно увесистый.
Отдаляясь от родного дома, мальчик глотал слёзы и шмыгал носом, но всё же открыто не расплакался и ни разу не обернулся.

***
Старик улыбнулся воспоминаниям. Уже давно они не причиняли ему боли, если вообще когда-то причиняли. Конечно, он скучал по матери, а когда умер горбатый старичок, забравший его из родного дома, скучал и по нему. Но никогда ему не было по-настоящему больно. Сейчас же он только гордился тем, что сумел сохранить память о самой первой своей жизни. Даже спустя более трёхсот лет он ясно помнил каждую раннюю морщинку на лице Милли Грэй, помнил все картинки из книги, которую, неслыханно раскошелившись, подарил ему отец, помнил, в каком порядке стояли тысячи книг в библиотеке Снелла, того самого горбуна. Что уж говорить о событиях всех последующих жизней.
Эдред потянулся. Пусть в старости ослабевают зрение и слух, но память его не предаст никогда. Впрочем, острота всех чувств вернётся совсем скоро. До новолуния осталась всего неделя, а когда луна начнёт расти – он совершит переход. Покинет это одряхлевшее тело и снова будет молод и полон сил.
Даже слабый слух старика уловил шелест в кустах. Он посмотрел в его направлении и увидел молодого енота, который боязливо вышел из леса и уселся перед домом. Эдред обрадовался ему, словно другу. Уже не одно поколение енотов жило по соседству с его домом, но не так много этих любопытных животных рисковало подходить к веранде так близко, да ещё и в его присутствии. В сумерках они, конечно же, смелели и подчищали всё то съедобное, что старик – сначала случайно, а потом и специально – оставлял на столе. Такому соседству были рады обе стороны.
Эдред решил угостить чем-то неожиданного гостя и протянул руку к яблоку, но потом решил, что енот может обойтись без фруктов. Эти пушистые воришки и так обирали его сад, оставляя едва ли четверть плодов. Вместо этого старик бросил храброму зверёнышу кусок лепёшки. Он упал слишком близко, совсем рядом со ступеньками, но енот не смог устоять – приблизился осторожными шажками, схватил лакомство и тут же начал с аппетитом поглощать его, урча от удовольствия. Эдред не сдержал смех и зверёк, переваливаясь, отбежал на безопасное расстояние.
- Я тут тебе ещё одну лепёшку оставил, – подмигнул еноту старик и, тяжело поднявшись, пошёл в дом, не забыв прихватить яблоко.

***
Старый маг лежал на кровати поверх покрывала и слушал шелест дождя – по крыше, по листве леса, подступающего к дому. В комнате было темно, хоть глаз выколи – небо загромоздили косматые тучи, а молодая луна ещё не родилась. И слишком уж сильно болели кости, чтобы подняться и зажечь свечу.
Но он знал, что осталось совсем недолго терпеть неудобства, вызванные старостью. Уже через несколько ночей на небе появится тоненький серпик луны, начнёт набирать силу – и тогда он, Эдред Грэй, совершит ещё один переход. Новое тело уже готово, ждёт своего часа в уютной магической колыбели. Его мальчик, его «сынок», как он с любовью называл их всех, ждёт, чтобы обрести жизнь с его, Эдреда, духом, душой и памятью. Для ритуала уже всё готово, старик уверен в своих силах, уверен в том, что всё получится как нельзя лучше.
Но разве кто-нибудь мог хотя бы предположить, что робкий и замкнутый паренёк, сын прачки, добьётся таких успехов? Он и сам долгое время считал, что старый Снелл взял его лишь потому, что нуждался в прислужнике. Лишь много лет спустя Эдред наконец понял, что маг, ночуя в старом скрипящем домишке, разглядел силу, крепко спящую в нём.
Но сначала он был только прислужником. Когда через десять дней пути они пришли в дом старика, тот выделил мальчику комнатушку рядом со своим кабинетом, а на следующее утро объяснил, что ему нужно делать. В обязанности Эдреда входило не так много, и он гордо исполнял всё: заострял перья, следил, чтобы чернильницы были полными, а на столе всегда было достаточно бумаги. Когда маг садился за письменный стол, мальчишка забирался с ногами на широкий подоконник и читал книги, которых у старичка было великое множество. Снелл научил его и писать, так что Эдред часами корпел над бумагой, переписывая умные книги, смысла которых не понимал, и старался изо всех сил, чтобы буквы получались аккуратными, а клякс было как можно меньше.
Горбатый старичок, хоть и выглядел строгим, а часто и сердитым, на самом деле оказался добряк добряком. Он справил мальчику новую добротную одежду, в которой тот казался себе едва ли не лордом, мясо в тарелке Эдреда появлялось каждый день, а не только по большим праздникам, и Снелл, возвращаясь из редких поездок в город, привозил воспитаннику леденец на палочке. Мальчик, хоть и скучал по матери, не мог не радоваться тому, что жизнь его изменилась к лучшему.
Года через три обязанностей у юного Грэя стало больше. Сначала старичок дал ему несколько толстенных томов по алхимии и велел выучить основы. Через пару месяцев он привёл мальчика в подвал, где находилась огромная лаборатория, заставленная разнообразными инструментами и образцами всех возможных веществ.
- Ты можешь делать здесь всё, что пожелаешь, – сказал он. – Прошу только о двух вещах: не сожги лабораторию вместе с домом и не пытайся добыть магистерий, он же философский камень. Его попросту не существует.
Паренёк с головой погрузился в опыты, даже начал вести свои записи о проведённых исследованиях, не забывая при этом о перьях, чернильницах и бумаге. Маг довольно хмыкал в жиденькую седую бороду, воспитанника не хвалил, но и не ругал – даже в ту ночь, когда Эдред уснул во время перегонки какого-то не идентифицированного вещества, которое, оставшись без присмотра, разорвало реторту и заполнило весь дом едкой копотью.
Ещё через два года Снелл приступил к обучению парня практической магии – объяснил о земных стихиях и их духах. Эдред под пристальным наблюдением старика вызывал элементалей и даже преуспел в этом. Кроме того маг научил воспитанника управлению энергией, что привело подростка в полный восторг. Он радовался как ребёнок каждый раз, когда ему удавалось зажечь или потушить свечу одним взглядом, или передвинуть предмет, используя лишь силу воли. Снелл радовался успехам никак не меньше и каждый день убеждался, что сделал правильный выбор.
Потом всё изменилось. Старик сдал неожиданно для них обоих. И до этого горбатый, сейчас он стал походить на дугу, а зрение его ослабело настолько, что он не мог читать даже при помощи линз. Теперь Эдреду приходилось ухаживать за магом – переносить из постели в кресло и обратно, читать, писать под диктовку.
- Завещание лежит в верхнем ящике стола, – в один из дней голос мага стал старчески-скрипучим. – Дом со всем, что в нём есть, я оставляю тебе. Деньги в городском банке тоже твои. Уверен, ты не пропадёшь.
- Не надо говорить об этом… – юноша боялся потерять наставника и остаться без его поддержки.
- Это не нам решать, – оборвал старец и заворчал: – Ну, давай, читай дальше.
Через неделю Снелл отказался покинуть постель, а когда Эдред вернулся из кухни со стаканом тёплого молока, застал учителя мёртвым. На маленьком кладбище, когда гроб опускали в яму, он пообещал себе, что всё-таки найдёт магистерий, дарующий вечную жизнь.

***
Философского камня не существует – Эдред убедился в этом после долгих лет мучений в лаборатории. Однако все старания добыть его не пропали даром. Пытаясь решить поставленную перед собой задачу, молодой маг перечитал заново всю библиотеку, а также записи учителя, которые помогли не меньше всех запыленных фолиантов. Человек может жить вечно. Дух возможно переселить в другое тело – осталось только понять, как его создать. Понимание, озарившее Эдреда в одну из бессонных ночей, было простым до смешного. Энергия. Та, которая зажигает огонь, двигает предметы и повелевает элементалями и големами.

***
Маг долго сомневался, прежде чем принял решение уехать из дома наставника. Он выбрал провинцию, лежащую далеко на западе – люди там проще, они занимаются своими делами и не суют нос в то, что их не касается. Здесь было иначе – усадьба Снелла просто притягивала любопытных, которые бесцельно толклись у ворот и досаждали Эдреду одним присутствием.
Нанятые рабочие построили дом в месте, которое он выбрал сам – в лесу на окраине поляны, в двух милях от маленькой деревеньки, в которой Эдред решил покупать продукты. Новое жилище было небольшим, но при этом достаточно просторным, чтобы в нём уместились библиотека учителя и лаборатория. Года два ушло на то, чтобы закончить строительство, перевезти все книги и необходимое оборудование. Перед окончательным переездом он посетил посёлок, в котором родился. На месте ветхого домишки стояла лавка сапожника. Хозяин рассказал посетителю, что купил этот участок лет эдак с десять тому назад, когда его бывшая владелица, Милдред Грэй, умерла от воспаления лёгких.
Жизнь на новом месте была спокойной и размеренной. Первую половину дня маг проводил за исследованиями, потом занимался хозяйством. Эдред разбил сад и огород, а также завёл кур и кроликов. Работа на грядках и с животными умиротворяла его, помогала отдохнуть, придавала сил.
Несколько первых опытов оказались неудачными. Созданные тела были слишком слабыми и несовершенными для того, чтобы переселиться в них. С грустью маг хоронил их в лесу и осознавал, что с каждой неудачей провал всё ближе. К тому времени его возраст неумолимо приближался к сотне – каждое утро Эдред Грэй удивлялся, что всё ещё жив.
Создавая последнее тело, он понял, что это последний шанс – либо у него всё получится, либо мечтам о новой жизни придёт конец.
Тем не менее, переход прошёл успешно. После долгого выматывающего ритуала маг очнулся на полу в новом, молодом теле. Рядом лежало бывшее – дряхлая оболочка, похожая на уродливую тряпичную куклу.
Полностью придя в себя, он встал. Мышцы покалывало от переполняющей их энергии. Хотелось куда-то бежать, что-то делать – чтобы почувствовать обновлённую силу. Но это потом. Сейчас же, одеваясь, Эдред пытался понять, удалось ли ему сохранить память прошлой жизни. Мысли торопливо перескакивали с одного воспоминания на другое. Да, у него всё получилось – маг помнил каждое мгновение, проведённое в старом теле, каждую прочитанную книгу, каждую магическую формулу. Всё, что он знал и помнил, осталось с ним, и повиновалось требованиям разума.

***
С тех пор прошло немало времени, и Эдред Грэй похоронил не одно изношенное, отжившее свой век тело. Оболочки менялись, сознание же оставалось неизменным. Даже через три с лишним столетия маг помнил печальные глаза и красные, потрескавшиеся руки матери, помнил подарок отца и доброту учителя.
Мастер чувствовал, что совсем близок к разгадке тайны бессмертия. Если этот переход пройдёт так, как он запланировал, если сработает новая, созданная им магическая формула – может статься, он обретёт вечную жизнь. Триста лет безустанного труда и бесконечных экспериментов не могут пройти даром.
Эдред, кряхтя, поднялся с кровати и поковылял в лабораторию. Там, в мерцающей колыбели, дожидалось своего часа его будущее. Маг вгляделся в юношу – тот лежал на боку в позе эмбриона, глаза закрыты, грудь медленно вздымалась и опадала в такт дыханию. Он был совершенен – мастеру уже не терпелось сменить тело и вновь обрести молодость, может быть, вечную.
Маг одёрнул себя. В таком серьёзном деле торопиться не следует. Он прочитал привычное заклинание, сформировал луч жизненной энергии и направил его на юношу. Именно так на протяжении почти десяти лет он ежедневно питал этого «сына», так же, как и всех его предшественников. Именно так он создавал их физическое тело из зыбкого марева энергии мира, именно так поддерживал жизнь в бездушном образе себя будущего.
Внезапно резко кольнуло сердце. Эдред схватился за грудь, с шумом втянул густой воздух. Сердце не отпускало, болело всё сильнее, но он собрался с силами и довёл ритуал до конца.
- Уже скоро, мальчик, – прошептал мастер и вышел. Послезавтра на небе появится молодой серпик Луны.

***
Небольшой пушистый зверёк выбрался из подлеска и уселся на краю поляны, готовый спрятаться при малейшем признаке опасности. Однако предвечерье было тихим – он осмелел и, переваливаясь со стороны в сторону, подошёл ближе к дому.
Дом, как и в последние несколько дней, выглядел безжизненным: по вечерам окна не озарялись жёлтым светом, из трубы не шёл дым, а добрый человек не пил на веранде чай с лепёшками. Если быть совсем уж честным, зверёк выходил из леса именно ради лепёшек. Желание полакомиться всегда побеждало природную осторожность.
Енот похлопал лапой по луже, оставшейся после недавних дождей, выудил из воды червяка и задумчиво отправил добычу в рот. Боязнь людей была заложена в него самой природой, но он знал, что этого человека не стоит бояться. Человек никогда не закричит, не прогонит, не обидит. Есть и другие, они ставят силки и гремят огненными палками – но этот человек совсем не такой. Жаль, что он больше не выходит на веранду.
Любопытство победило, и зверёк подкрался к самым ступенькам, а потом вскарабкался на верхнюю. И тут ему стало страшно. Из дома не доносились запахи человеческого жилища. Он пах холодом и сырой землёй, словно заброшенная лисья нора. К запаху запустения примешивалась ещё тонкая, едва заметная сладковатая нотка. Енот вздрогнул, спустился на землю и спешно потрусил в лес, зная, что больше никогда сюда не вернётся. В доме пахло смертью.

***
Мягкое тепло, которое окутывало его со всех сторон, медленно растворилось в воздухе. Долгий тягучий сон так же медленно отступил, и он ощутил под собой твёрдую поверхность. Было холодно. Он подтянул колени к груди и обхватил их руками, пытаясь согреться и вернуть привычную защищающую оболочку.
Он не понимал, кем является и где находится, не знал, что произошло и что ещё ждёт впереди – но и не думал об этом. Разум его был занят только ощущениями.
Он совсем замёрз, тело затекло, напряжённые мышцы начали болеть. Он сел и открыл глаза, чтобы осмотреться. Вокруг было достаточно светло, и когда глаза привыкли, он увидел, что его окружают стены. В одной был проём, через который проникал спокойный слабый свет. В помещении было много предметов, названия и предназначения которых он не знал. Одни возвышались над ним, другие были совсем небольшими. Сердце заколотилось от испуга, но предметы не двигались и не пытались напасть. Внимание его привлёк странный прозрачный шар с носиком, стоящий на треноге и блестевший в лучах света. Словно зачарованный, он встал, подошёл к шару и протянул руку, чтобы потрогать, но споткнулся и толкнул его. Шар упал и со звоном разлетелся на маленькие кусочки. В ужасе он отскочил назад, ударился плечом об один из предметов, повалился на пол и заскулил.
Прошло немало времени, прежде чем он вновь решился подняться на ноги. Осторожно, чтобы ни к чему не прикоснуться, он направился к выходу из помещения, через который попал в другое, тоже заставленное множеством вещей. Страх терзал его, пока он, найдя ещё один, загороженный выход, неумело крутил защёлку. Наконец проём открылся, и он вышел наружу.
Здесь свет был намного ярче и больно ударил по глазам. Сквозь набежавшие слёзы он смотрел по сторонам. Пространства вокруг было много – гораздо больше, чем там, где он проснулся – и всё оно играло яркими красками. Он смотрел, приоткрыв рот и не двигаясь, позабыв о страхе. Перед ним расстилался мир, о существовании которого он не подозревал ещё несколько часов назад.

***
Склонив голову набок, сойка смотрела на землю. Здесь, под узловатым корнем замшелого, но ещё крепкого пня, она только что спрятала жёлудь. Птица была уверена, что найдёт его зимой, ведь хорошо знала это место. Она часто наведывалась на поляну, где стоял дом.
Дом этот, без сомнения, был странный. Люди обычно строят свои жилища рядом с другими, а это стояло в одиночку. Впрочем, сойке до него дела не было. Пронзительно вскрикнув, птица захлопала крыльями и скрылась в лесу.

***
Он медленно спускался по ступенькам, когда резкий шум напугал его. Ноги подкосились, и он кубарем скатился в траву. Ушибленные рёбра сильно болели, но он лежал, не шевелясь, сжавшись в напряжённый комок – так некоторые животные инстинктивно притворяются мёртвыми. Прошло немало времени, прежде чем он осмелился вновь подняться.
Окружающий мир казался ему чудом – яркое небо, густо-зелёная шапка леса над тёмными стволами, разноцветные вкрапления цветов в траве. Не сходя с места, он рассматривал все эти предметы, не имеющие для него названия и смысла. Слух улавливал шелест листвы, щебетание птиц, стрекот кузнечиков – но и звуки были непонятными. Ноздри щекотал пряный запах нагретой травы и влажной земли – и это было приятно. Обилие форм, цветов, звуков и запахов, в котором он не мог разобраться, ошеломило его. Затерянный и такой незначительный среди всего этого великолепия, он чувствовал почти физическую боль. Ослеплённый и оглушённый – оградился от мира, сосредоточившись на себе. Ощущения и сейчас не покинули его. Телом он чувствовал тепло и движение воздуха, опора под ногами была твёрдой и более прохладной, звуки и запахи не исчезли, да и свет проникал через закрытые веки.
Время шло. Краски потускнели, а потом и вовсе растаяли в черноте ночи. Воздух стал пронзительно-холодным. Одни звуки исчезли, на смену им пришли другие: шорохи и потрескивания, тихое уханье и медленно приближающийся вой. Его охватил животный ужас. Едва слышно поскуливая, он сжался в углу между основанием дома и ступеньками, закрыл глаза и обхватил голову руками, словно это могло бы защитить его.
Если бы он знал, как называются чувства, охватившие его, то думал бы о страхе и одиночестве – ведь в целом мире не было существа, более одинокого и более напуганного. Но эти слова, как и названия всего, что его окружало, были ему неведомы.
Когда усталость, вызванная насыщенностью образов и ощущений, взяла своё, он уснул. Но и тогда не обрёл покой – всю бесконечную ночь ему снилось тепло колыбели и мягкий голос, что-то нашептывающий.

***
На рассвете его вырвали из сна яркие лучи, проникшие сквозь веки. Он попытался расправить скованные холодом и неподвижностью члены, но тело плохо повиновалось ему – и он вновь застыл, впитывая в себя уже виденные цвета, звуки и запахи, которые больше не восторгали и не удивляли. Лишь спустя некоторое время его заставило подняться новое ощущение: где-то внутри возникла тянущая, сосущая боль. Он не понимал, как её унять, но нюх его вычленил из множества запахов прохладную свежесть воды и, повинуясь инстинкту, он подошёл к луже, встал на четвереньки и начал пить. Пил жадно, фыркая и захлёбываясь, просто из лужи, даже не подумав черпать воду горстью. Вместе с водой глотал и поднявшуюся илистую взвесь, за что вскоре и поплатился резью в животе. Измученный собственным телом, бесконечно что-то требующим, он сдался и почти весь новый день своей жизни провёл в месте, которое считал убежищем, лишь изредка выползая, чтобы попить воды с илом.

***
Свет и тьма меняли друг друга. Даже если бы он умел считать, всё равно не смог бы сказать, сколько дней прошло с тех пор, как он оказался в этом мире. Лужа уже высохла, но это не имело значения – теперь ему не хватило бы сил даже доползти до неё. Всё, что его окружало, слилось в размытое гудящее пятно. Днём его обжигало солнце, решившее напоследок побаловать землю бабьим летом, ночью обжигал осенний холод. Всё это несло боль – но страшнее боли физической была боль внутренняя. Где-то около сердца ныло то, чему он не знал названия, то, что он не мог понять. Он чувствовал себя потерянным в этом чуждом, враждебно настроенном мире, который не хотел, не был способен его принять.
Каждый вдох давался ему всё труднее. С каждым вдохом меркло его единственное воспоминание – о тёплой колыбели и ласковом, что-то нашептывающем голосе. С каждым вдохом сердце всё сильнее сжималось в тисках стылого, горького одиночества.
Когда-нибудь это всё должно закончиться. И он, свернувшись в тесный комок изболевшейся плоти, ждал наступления пустоты.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Сказки на ночь   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Сказки на ночь
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: