ФорумРегистрацияВходЧаВоПоиск

Поделиться | 
 

 Месть

Перейти вниз 
АвторСообщение
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:45

МЕСТЬ


Автор: Arven
Бета: нет
Дисклеймер: права на героев принадлежат создателям франко-канадского телесериала «Горец».
Предупреждение: присутствует гибель второстепенных героев.
Рейтинг: R
Пейринг: Дункан Маклауд, Митос, Ричи Райан, Аманда Дарью, Кердвин, Джо Доусон и многие, многие другие персонажи телесериала. Кроме них, в фанфике также присутствуют оригинальные герои, принадлежащие мне.
Жанр: детектив, ангст, драма, смерть героев второго плана.
Саммари: Как видно из названия, речь в фанфике идёт о мести. Главный отрицательный персонаж мстит главному герою за какой-то пока неизвестный нам поступок. Как в любом детективе, тщательно продумав план мести, мстительница начинает воплощать его в жизнь. Дункан со своими друзьями пытается разобраться в том, что происходит и остановить её…
Статус: в процессе.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:46

Пролог

Женщина стояла у окна и задумчиво смотрела на расстилающийся перед её глазами город. За прошедшие месяцы переполнявшие её чувства улеглись, и владеющая душой скорбь переродилась в огонь ненависти и жажды мести.
Женщина перевела взор на фотографию в рамке, которая стояла на тумбочке у изголовья её постели. За прошедшее время она привыкла часами смотреть на это лицо. Каждый день и каждую ночь она смотрела в глаза тому, о ком думала на протяжении всех этих тяжких месяцев.
- О, я отомщу тебе - шептала она. - Я отомщу всем Вам, но особенно тебе. Ты будешь платить за каждый прожитый тобой день…
Да, она была готова приступить. Но всё нужно было сделать аккуратно и правильно, не оставляя никаких следов. Слишком опасным противником был тот, кого она называла своим личным врагом, чтобы позволить ему выяснить кто стоит за всеми бедами, которые вот-вот должны были хлынуть на его голову.
Информация. Вот ключевое слово. Вот что сейчас было самым важным. Как кто-то правильно сказал «Кто владеет информацией, тот владеет миром». И сейчас ей было особенно важно получить всю имеющуюся информацию.
- Когда я буду всё знать, - продолжала шептать женщина, - тогда, и только тогда я нанесу свой удар. Я долго ждала. Подожду ещё чуть-чуть. Я не могу позволить себе ошибиться.
Она подошла к бару и налила себе бокал вина. Отпив пару глотков она вновь вернулась к окну и продолжая смотреть на засыпающий город, пробормотала.
- Вы заплатите… Вы все заплатите... Но особенно он…
В тишине резко зазвучал телефонный звонок. Женщина, подошла к телефону и сняв трубку сказала:
- Слушаю.
Несколько минут она молча слушала своего собеседника, после чего, бросив в ответ всего одно слово: - Приступаем, - повесила трубку на рычаг.
Очень долго женщина стояла не шевелясь, взирая застывшим взглядом на телефон. Затем, глубоко вздохнув, как человек только что пробудившийся от сна, она швырнула бокал с вином прямо в противоположную стенку и закричала:
- Вы все заплатите…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:48

Спустя несколько месяцев

ЧАСТЬ І. ПОДГОТОВКА.

Глава № 1. Аманда.


Звонок в дверь удивил Аманду. В тот день она не только не планировала принимать у себя дома гостей, но и не собиралась сама куда бы то ни было выходить. Поскольку в самое последнее время никаких законов Аманда не нарушала, то опасаться приезда полиции ей тоже не было нужды. Кроме того, подходя к двери Аманда не ощущала Зова, а значит в этот момент могла не беспокоиться о встрече с другими Бессмертными. Таким образом, открывая дверь, Аманда была совершенно спокойна. Тем неожиданнее для неё было увидеть тех, кто пришёл к ней в гости. За порогом стояло несколько полицейских во главе с незнакомой Аманде женщиной.
- Вы Аманда Дарью? - спросила незнакомка.
- Да – спокойно отозвалась Аманда.
- Я инспектор полиции Рене Делейни. Вы арестованы по подозрению в совершении ряда крупных ограблений, произошедших в различных странах Европы в течение последних 10 лет.
Многовековая практика помогла сохранению на лице Аманды маски полной безмятежности.
- Это какая-то ошибка - спокойно проговорила она.
- Возможно - кивнула инспектор. - Однако это следует проверить. Пройдёмте, пожалуйста, с нами в участок и там во всём разберёмся.
Пожав плечами, Аманда быстро собралась, и отправилась вслед за полицейскими.

* * *
По закону любому задержанному разрешается сделать один звонок. Однако — только один. И если на твой звонок никто не отзовётся, то считай, что тебе не повезло. Второго шанса дозвониться до своего собеседника у тебя уже не будет. Поэтому Аманда набирала номер Дункана затаив дыхание, мысленно прося всех святых, чтобы Дункан не отправился куда-то по своим делам, оставив телефон дома. Вероятно, молитвы Аманды были услышаны, поскольку вскоре в трубке раздался столь хорошо знакомый ей голос:
- Да.
- Здравствуй, Дункан! – обрадовано воскликнула она. – Как я рада тебя слышать.
- Здравствуй, Аманда. – спокойно отозвался Дункан. – Давно я не слышал твоего голоса. Как твои дела?
- Дункан, я сейчас нахожусь в Париже, и мне нужна твоя помощь - проговорила Аманда.
- И что случилось? Небось, у тебя опять какие-то неприятности?
- Да, Дункан. – отозвалась Аманда. – Ты прав. У меня, действительно, очень крупные неприятности. Я сейчас нахожусь в полицейском участке №***. Пожалуйста, я очень тебя прошу, приезжай сюда, помоги мне.
- Что ты натворила на этот раз? – рассмеялся Дункан.
- Прекрати смеяться – тихо проговорила Аманда. – Пожалуйста, помоги мне. Всё очень серьёзно.
- Хорошо – удивлённо произнёс Дункан. – Где находится этот участок?
- На улице ***. – ответила Аманда. – Когда ты сможешь приехать?
- Я постараюсь добраться до тебя как можно скорее – серьёзно ответил Дункан.
- Спасибо тебе – с облегчением выдохнула Аманда.

* * *
Дункан расхаживал по комнате свиданий парижского центрального полицейского офиса и ждал запланированной встречи с Амандой. Вот уже несколько часов — всё то время что он добирался из Штатов в Париж — Дункан пытался понять, что же произошло. Он мало что смог понять из сбивчивого рассказа Аманды во время их телефонного разговора. Ясно было только одно: на сей раз его старая знакомая действительно умудрилась «вляпаться» в серьёзные неприятности. Впервые за много лет он услышал в голосе Аманды тень неуверенности и даже растерянности.
Дверь с громким скрипом распахнулась, и в помещение в сопровождении полицейского вошла Аманда.
- Дункан - выдохнула она. - Наконец-то! Как я рада тебя видеть.
- Я тоже рад видеть тебя, однако с большим удовольствием встретился бы где-нибудь в другом месте.
- Поверь - слабо улыбнулась Аманда. - Я тоже с гораздо большей радостью встретилась бы с тобой где-то в более подобающем месте.
- Рассказывай, что случилось.
Аманда, мгновенно стала серьёзной и озабоченной.
- У меня неприятности, Дункан, и достаточно серьёзные. Кто-то усиленно работает для того, чтобы засадить меня в тюрьму и как можно на больший срок. Я подозреваю, что этот «кто-то» — из самого ближайшего моего окружения, тот, кто знает меня. Причём, не один десяток лет. По словам полицейской, которая ведёт моё дело, к ним позвонил неизвестный мужчина и сообщил о том, что я в течение последних десяти лет занималась скупкой и продажей краденых вещей, а также сама совершила ряд громких ограблений по всей Европе. Он сообщил полиции практически все места и тайники, где я хранила украденное и купленное, вплоть до тех, которые были созданы ещё в 20-х годах. Как ты помнишь, тогда я как раз проводила ревизию всего того, что у меня было и систематизировала ценности на чёрный день.
- М-да… - задумчиво произнёс Дункан. – Интересно…
- Это ещё не всё. – Аманда опустила голову и проговорила. - На некоторых камнях полиция обнаружила мои отпечатки пальцев.
- Аманда! - удивлённо вскрикнул Дункан. – Я не узнаю тебя…
- Часть драгоценностей из самых старых тайников была украдена во времена, когда ещё никто слыхом не слышал про дактилоскопию - прошипела Аманда.
Дункан вздохнул, и, откинувшись на спинку стула, закрыл лицо руками.
- Это серьёзно, Дункан. Очень серьёзно.
- Я это понимаю - проговорил Дункан, опуская руки. Затем, немного помолчав, спросил: - Кто из твоих бывших соучастников или подельщиков знал про все эти твои тайники?
Аманда покачала головой
- Ну, кое-кто из моих друзей знали про некоторые мои тайники, но в таком полном объёме — нет, по-моему, никто не знал. Даже ты знал только часть из них. А целиком… Разве, что Ребекка знала… От неё я ничего не скрывала. Как-то я сказала ей, что в случае если меня кто-то убьёт, то пусть она воспользуется всеми моими запасами, и использует их так, как сочтёт самым правильным. Я специально для неё составила полный список и описью всего, что где находится. Но Ребекка не стала бы никому об этом рассказывать. Значит, кто-то украл у неё этот список и воспользовался им, чтобы «запихнуть» меня сюда. Дункан, я действительно боюсь, что сейчас мне не отвертеться. Помоги мне устроить побег.
- Ты с ума сошла?
- Нет, я всё продумала. Учитывая то количество найденных у меня драгоценностей, я не могу рассчитывать, что отделаюсь минимальным сроком. Следовательно, я должна бежать и исчезнуть до тех пор, пока живы все участники сегодняшних событий. А для того, чтобы вся европейская полиция не висела у меня на хвосте, я должна умереть. Значит, ты должен помочь мне сымитировать несчастный случай, а потом помочь выбраться из морга.
- Аманда, а кто ведёт твоё дело - вдруг спросил Дункан.
- Инспектор Рене Делейни. Довольно молоденькая девушка для должности инспектора.
- Делейни? - вскинулся Дункан.
- Ты её знаешь?
- О да, знаю. И поверь: мы с ней встречались не по самому радостному поводу. Боюсь, что у неё с тех пор остались ко мне вопросы, на которые я не жажду давать ответы.
- Что она видела? – деловито поинтересовалась Аманда.
- На счастье - ничего существенного. Однако всё равно тогда слишком много произошло такого, что я не хочу, да и не могу ей объяснить.
- Что же. Тогда тебе остаётся только одно — убить меня.
- Ага. И самому сесть в тюрьму вместо тебя?
- Нет, ну ты же всё обставишь как несчастный случай, и никто не будет сидеть в тюрьме. Ну, пожалуйста, Дункан, ну, вытащи меня отсюда.
- Мне понадобится несколько дней, чтобы навести кое-какие справки и всё подготовить. Так что, пока что тебе придётся немного подождать и побыть тут. Привыкай к своему новому жилищу. Может быть, тебе здесь даже понравится.
- Дункан, это не смешно - гневно сказала Аманда.
- Хорошо, хорошо, успокойся. Я подумаю, что можно сделать.
- Вот и хорошо. Я полагаюсь на тебя.
В это время охранник дал знак, что время посещения закончилось. Аманда встала, и, кинув молящий взгляд на Дункана, вышла из комнаты. Мгновение постояв, Дункан тоже вышел из комнаты и пошёл на выход.
Однако не успел он сделать и нескольких шагов по направлению к двери как услыхал сзади знакомый голос.
- Так, так, и кого же мы тут видим? Сам Дункан Маклауд собственной персоной.
Повернувшись, Дункан увидел Рене Делейни и преувеличено радостным тоном проговорил:
- Здравствуйте, инспектор. Давно не виделись. Как Вы поживаете?
- Знаешь, а я даже не удивлена, что вижу здесь именно тебя - не ответив на вопрос продолжила Рене. - Когда мне сообщили, что Аманда Дарью договорилась о встрече со своим адвокатом, мне стало очень интересно. Я мечтала узнать, каким же будет адвокат у столь знаменитой воровки. И вот я вижу здесь в этой роли тебя. Ты стал адвокатом?
- Нет, просто адвокат Аманды временно уехал, и она попросила меня выслушать её и найти ей другого адвоката. Я согласился ей помочь.
- Добрый самаритянин Дункан просто решил помочь совершенно незнакомой ему женщине? – ехидно поинтересовалась Рене.
- Нет, ну почему незнакомой. Аманда — мой друг. Я просто хочу оказать ей любезность.
- Окажи любезность себе и не лезь в это дело. Или же ты знаешь что-то, что поможет нам прояснить все непонятные нам вопросы?
- Я не во что не вмешиваюсь. Я просто подберу ей адвоката. Вот и всё.
- Тебе не кажется интересным, Дункан, что мы снова встретились с тобой в ситуации, когда ты вновь знаешь гораздо больше, нежели говоришь?
- Я вообще ничего не знаю. Я просто пришёл помочь старому другу. А теперь, извините меня, но мне пора идти. Я спешу.
С этими словами Дункан повернулся и пошёл к выходу.
- Дункан, ты больше ничего не хочешь мне рассказать? – вслед спросила его Рене.
- Нет, инспектор. Мне нечего Вам сказать – отозвался Дункан, и вышел из полицейского участка.
Рене долго смотрела на закрывшуюся дверь, а потом задумчиво произнесла:
- М-да. Дело, как я вижу, становится всё интереснее и интереснее.

* * *
Выйдя из тюрьмы и направляясь в сторону своей баржи, Дункан продолжал обдумывать только что завершённый разговор. В рассказе Аманды его встревожил ряд деталей. Слишком многое подставивший Аманду человек знал про её прошлое, привычки, интересы. Это наводило на резонную мысль о том, что этот таинственный «кто-то» был отлично информирован каким образом лучше всего доставить ей массу неприятностей. Дункан отдавал себе отчёт, что больше всех о Бессмертных знают либо другие Бессмертные, либо Наблюдатели.
Дункан подумал, что, наверное, следовало бы обратиться к Джо, чтобы выяснить имеют ли какое-нибудь отношение Наблюдатели к злоключениям Аманды. Хотя Дункан надеялся, что после смерти Хортона они вряд ли могли вновь в открытую выступить против Бессмертных, перепроверить эту версию было просто необходимо. Поэтому Дункан решил перезвонить Джо и попросить того прояснить: не затевали ли его собратья по Ордену в последнее время что-нибудь не очень хорошее относительно Бессмертных вообще, и Аманды в частности. Сам же Дункан решил заняться второй версией: выяснением существовала ли какая бы то ни было причастность другого Бессмертного к аресту Аманды.
На задворках памяти маячила фигура Кори Рейнца. Уж он то вполне мог знать все тайники Аманды, сделанные ею в 20-х годах, так как сам активно помогал ей наполнять их содержимым. Те безумные дни постоянных грабежей и погонь навсегда отпечатались в памяти Дункана, и далеко не все эти воспоминания были приятными.
Хотя полицейские говорили, что звонок был анонимный, всегда существовала вероятность того, что они выложили на стол далеко не все карты. Вообще-то Дункан не обольщался относительно моральных принципов Кори и превосходно понимал: в случае необходимости спасения собственной шкуры, тот вполне мог показать полиции где именно лежат украденные драгоценности. Однако Дункан полагал, что Кори никогда не стал бы предавать саму Аманду, не подготовив предварительно каких-то лазеек для её спасения. Значит, это вполне мог быть и не Кори, и, следовательно, Дункану, перед тем как начать действовать, необходимо было «высчитать» у кого ещё из Бессмертных мог быть «зуб» на Аманду. А это, учитывая её образ жизнь, было крайне нелёгким делом…
Обдумывая всё это, Дункан решил позвонить Джо сразу же по приезде на баржу, и выяснить известно ли Наблюдателям что-нибудь о неприятностях Аманды. Наличие хотя б какой-либо информации могло подсказать Дункану откуда начинать свои поиски.
Кроме того, он надеялся, что если рядом с ней в последнее время «крутился» кто-то из Бессмертных, то Наблюдатели обязаны были знать кто именно это был.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:48

Глава № 2. Ричи Райан.

В тот самый момент, когда Дункан находился в полиции, в квартире Ричи Райана раздался телефонный звонок. Ричи, сняв трубку, весело произнёс:
- Да. Я слушаю Вас.
На другом конце провода незнакомый мужской голос произнёс:
- Можно позвать к телефону Ричи Райана.
- Я слушаю – отозвался Ричи.
- Я секретарь мистера NN и звоню Вам по его поручению. Несколько дней назад он наблюдал за Вами, когда Вы арендовали трек местной мотокоманды и тренировались там. Ваши тренировки произвели на моего шефа самое благоприятное впечатление. Он заинтересовался Вами и хотел бы пригласить Вас выступать за его команду. Меня уполномочили договориться с Вами о встрече. Могли бы мы встретиться, скажем, через час?
- Да, конечно, никаких проблем. Я буду.
- Только мистер NN пока хочет избежать распространения слухов и просит Вас никому не говорить о нашем предложении.
- Без проблем.
- Ради этого же соблюдения анонимности мы бы хотели встретиться с Вами не в нашем центральном офисе, а на частной квартире третьего лица, о котором ничего не известно журналистам.
- Хорошо.
- Запоминайте адрес, только нигде его не записывайте. Эти журналисты… А в общем Вы и сами прекрасно понимаете.
- Да, да, конечно, Не волнуйтесь. Я ничего никому не скажу.
- Так мы Вас ждём - проговорил собеседник, и назвав адрес квартиры в которой должна была состояться встреча, повесил трубку.
Завершив разговор, Ричи закричал от радости. Всё складывалось более чем удачно. Команда NN была хорошо известна своим профессионализмом и высоким уровнем конкуренции. Попасть туда — было мечтой для любого гонщика.
Ричи решил, что он должен поделиться своей радостью с Маком. Набрать его номер было минутным делом, но Дункана на барже не оказалось. Тогда Ричи рассказал свою новость автоответчику, и пообещал позвонить ещё раз, после того как вернётся с назначенной встречи и сможет похвастаться перед Дунканом уже подписанным контрактом.
Завершив разговор, Ричи быстро оделся и направился к своему мотоциклу. Понимая, что он должен добраться до места, где была назначена встреча таким образом, чтобы не попасться на глаза вездесущим журналистам, Ричи постоянно петлял и кружил по улицам, чтобы «сбросить» с себя возможный «хвост». В конечном итоге именно это Ричи и удалось сделать. Но в виду отсутствия журналистов, Ричи добился того, что смог «оторваться» от своего Наблюдателя и исчезнуть в никому неизвестном направлении.
Ещё очень долго приставленный к Ричи Наблюдатель кружился по городу, заезжая во всевозможные места, где мог оказаться Ричи, однако так его и не нашёл. Тогда незадачливый Наблюдатель вернулся к дому, где жил Ричи, справедливо полагая, что после своей прогулки тот, в конце концов, вернётся домой. Однако наступил вечер, затем ночь, а потом и утро, но Ричи так домой и не вернулся. Только после этого Наблюдатель решил доложить о своём провале руководству. Сразу же после доклада все Наблюдатели, которые находились в округе, были подняты по тревоге, однако время было уже упущено. Ричи пропал бесследно…

* * *
Оторвавшись от своего Наблюдателя, Ричи приехал по указанному ему адресу, где его уже поджидало несколько человек. Один из них сразу же поднялся и спросил:
- Вы Ричи Райан?
Ричи кивнул и сказал:
- Да, это я.
Незнакомец кивнул и произнёс
- Это я Вам звонил и договаривался о встрече. Меня зовут Даниэль и я уполномочен заключить с Вами предварительный контракт на тот месяц, который остался до начала официальных тестовых заездов. Если за это время Вы покажите, что способны добиться больших успехом, мы подпишем с Вами полномасштабный контракт сроком на два года. Однако мы должны обговорить все нюансы контракта, который и составят прямо сейчас вот эти господа — наши юристы. А пока мы будем обсуждать детали, то я предлагаю выпить что-нибудь прохладительное. Чего бы Вы хотели?
Ричи пару секунд подумал и сказал:
- Апельсиновый сок, если можно.
- Да, конечно, никаких проблем - ответил Даниэль, и кивнул одному из своих юристов.
Тот поспешно вышел из комнаты, и через некоторое время вернулся с бокалами с шампанским и одним бокалом с апельсиновым соком. Разнеся все бокалы присутствующим, он сел за стол, где Даниэль уже обсуждал с Ричи детали будущего контракта. Чтобы не отвлекаться Ричи залпом выпил предложенный ему сок, и вновь «включился» в обсуждение своего участия в новой команде.
Однако через несколько минут Ричи рывком вскочил из-за стола, и покачнувшись, ухватился за стоящий рядом стол.
- Простите, мне что-то нехорошо.
Даниэль встал и подошёл к Ричи, и наклонившись над ним спросил:
- Что с Вами?
Ричи попытался что-то сказать, но внезапно по всему его телу прошла судорога, он повалился на пол и через несколько минут потерял сознание.
Как только Ричи перестал подавать признаки жизни, Даниэль резко повернулся к своим спутникам и проговорил:
- Всё, быстро приступайте. Действие снотворного будет длиться совсем недолго, а Вам надо сделать очень многое. Вы всё помните?
- Да, - проговорил один из «юристов», в то время как остальные проворно сковали руки бесчувственного Ричи наручниками, - мы должны отвезти парня в тот, заранее подготовленный, дом, приковать к стене и охранять его круглосуточно.
- Так, всё правильно. Однако Вы должны не только кормить и охранять его. Вы отвечаете за него Вашими головами. Этот парень — очень ценный товар, и с его головы не должен упасть ни один волос. Следите за ним со всевозможным старанием. Он, конечно, не самый мудрый человек, но обмануть его во второй раз у Вас не выйдет. Однако ничего ему не рассказывайте. Чем меньше он будет знать, тем лучше для всех. Единственное, что можно ему сообщить, так это то, что нужен нам не он, а, следовательно, убивать его мы не будем. Он должен знать, что он — ценный заложник, и не более. Если человек знает, что его жизни нет никакой угрозы, он будет менее агрессивен и более покладист в исполнении требований похитителей. Всё. Увозите его скорей. А то он ещё, чего доброго, очнётся по дороге, и увидит, куда именно Вы его привезли.
- Нет, не увидит – успокоил Даниэля один из наёмников. – Мы уже всё сделали, и можем транспортировать малыша в машину.
Даниэль кивнул и сказал:
- Всё, пошли.
С этими словами нанятые Даниэлем подручные подняли бесчувственное тело и понесли его к оставленной у дома машине. С проворством, выработанным постоянными тренировками, парни уложили Ричи в багажник и поехали в заранее снятый дом, где и должны были держать этого важного заложника.
Как только машина с «ценным грузом» отъехала от дома, Даниэль набрал известный только ему номер телефона и отчитался об успехе проделанного мероприятия.

* * *
Когда Ричи пришёл в себя, то обнаружил что он лежит на кровати, в какой то совершенно незнакомой ему комнате. Он попытался встать и только тут обнаружил на руках наручники, от которых тянулась цепь. Она заканчивалась у стены и намертво приковывала к ней Ричи. Всё возможности его передвижения были ограничены только пределами этой комнаты.
Ничего не понимая Ричи начал кричать, чтобы привлечь к себе чьё-нибудь внимание. И действительно, вскоре в комнату вошёл человек, в котором Ричи признал одного из «юристов» Даниэля.
- Эй, в чём дело? – спросил Ричи. – Что это такое?
- Успокойся, малыш – проговорил мужчина. – Сейчас я тебе всё объясню. Меня зовут Карл, я буду присматривать за тобой. Когда ты захочешь есть, то тебе достаточно нажать вот эту кнопку звонка, и я сразу же принесу тебе еду. Мы будем давать тебе всё, что нужно человеку для того, чтоб не скучать: еду, питьё, книги. Сейчас же запомни только одно: твоей жизни ничего не угрожает. Никто тебя не убьёт, и с тобой будут хорошо обращаться. Ты - просто очень ценный заложник, но не больше. Так что успокойся и не нервничай. Когда всё завершится, тебя сразу же и отпустят. Сейчас я уйду, чтобы дать тебе возможность всё обдумать и привыкнуть к этой мысли. Через полчаса я принесу тебе ужин - с этими словами Карл вышел и закрыл за собой дверь.
Несколько минут Ричи остолбенело смотрел на закрытую дверь. Его мысли беспомощно метались в полном беспорядке, пока он немного не овладел собой. Теперь то, что произошло, вполне вкладывалось в логическую цепочку.
- Итак, эти люди, - думал Ричи, - будут держать меня здесь в качестве заложника. А зачем, обычно, нужен заложник? Он требуется, когда нужно иметь возможность воздействовать на кого-то и заставить этого кого-то выполнять свои желания. На кого можно воздействовать захватив меня?
Ответ в голове у Ричи возник мгновенно. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что им нужен был Дункан. Только ради того, чтобы руководить Маклаудом может понадобиться в качестве заложника он, Ричи.
- И я преподнёс им себя прямо на блюдечке – простонал Ричи. – Боже, какой же я дурак!
Теперь Ричи очень ясно представлял как легко его выманили и захватили. И самое печальное было то, что он, Ричи, выполнил всё инструкции похитителей, и даже слишком тщательно. Он, действительно, приехал на встречу никому ничего не сказав, не оставив адреса, где его следует искать в случае чего. И теперь, из-за его глупости, Дункан будет беспомощен, не имея никакого представления куда он уехал, кто и где его сейчас держит.
Единственной надеждой Ричи был тот, записанный на автоответчике, звонок в котором он так самонадеянно обещал Дункану позвонить в следующий раз и помахать уже подписанным контрактом.
«Может быть, хотя бы это что-то тебе подскажет, и поможет найти этих негодяев – продолжал думать Ричи. – Хотел бы я знать, ЧТО тебя хотят заставить сделать, угрожая моей жизни…»
Беспомощный, находящийся в плену заложник, чья жизнь зависит от покорности Дункана — достаточно малоприятная картина. Конечно, это был уже не первый раз, когда кто-то пытался манипулировать Дунканом, похищая Ричи, однако сейчас всё было по-другому. Кристоф был Бессмертный, а это были смертные люди. Со смертными не работали Правила. Кроме того, было абсолютно не понятно знают ли они о том, что и он, и Дункан — Бессмертные? Не захотят ли в конечном итоге попытаться избавить мир от присутствия этих «выродков», как это в своё время хотел сделать Хортон? В голове у Ричи не было ясности в том, как же именно ему вести себя в сложившейся ситуации. Именно это больше всего отравляло жизнь Ричи, и он, с глухим стоном, уронил голову на руки.

* * *
Женщина, сидя за столом, внимательно смотрела на фотографию Ричи Райана. Затем, радостно засмеявшись, проговорила:
- Ну, вот птичка и заняла приготовленную для неё клетку. Но, я не буду пока что его убивать. Нет, малыш Ричи, ты важен мне живым. Ведь ты — его Ученик. Однако ты не только ученик, но и друг. Ты — тот сын, которого у него никогда не будет. В тебе он видит своё продолжение, своё второе «я». Он привязан к тебе. Твоя жизнь стоит очень дорого. Очень! Пусть же помучается твой Учитель, пусть пострадает. Когда он уверится, что тебя больше нет в живых, я вновь дам ему надежду. Я покажу ему, что ты всё ещё жив, но в полной моей власти, и только от меня зависит, когда прервётся срок жизни маленького Ричи. Возрождение и затухание надежды, её повторное возникновение и потом общий крах способны подточить самую мощную психику.
Женщина помолчала, задумчиво глядя на фотографию Ричи. Затем, отбросив её в сторону, перевела взгляд на другую фотографию, и внимательно глядя на черты Горца, проговорила:
- Ты будешь знать, что он жив, и будешь надеяться, что найдёшь своего ученика вовремя и спасёшь. Однако в конце концов ты поймёшь, что не можешь найти моего убежища. Когда все другие твои друзья умрут, то ты познаешь что такое подлинное горе. Ждать осталось совсем немного… И Ричи поможет мне сокрушить тебя.
С этими словами, женщина собрала все фотографии со стола, и аккуратно сложив их в конверт, спрятала в сейф, после чего вышла из комнаты…

* * *
Придя домой после посещения Аманды Дункан прослушал все записи на автоответчике. В числе прочих он выслушал и записанное сообщение от Ричи. Услыхав такие хорошие новости, Дункан довольно улыбнулся: кажется у Ричи, наконец, всё складывалось достаточно удачно. Он был особо рад тому, что хоть что-то в жизни его подопечного начало налаживаться.
Недавние события с Кристин заставили Ричи пережить неприятные минуты, и Дункан надеялся, что возвращение на трек вновь поднимет его настроение. Дункан помнил, как говорил ему Митос о Ричи: малыш ещё только учится постигать мир, привыкать к своей жизни. Конечно, он делает много ошибок, но такова жизнь.
- Что ж, - подумал Дункан, - пускай ищёт себя. Он должен научиться самостоятельно «расправлять крылья». Настанет день, когда он окончательно «улетит», но пока что Ричи надо ещё многому научиться. Конечно, я буду помогать, но свой путь Бессмертный должен найти сам. А пока подожду, что же он мне расскажет, когда вернётся домой.
С этими мыслями Дункан перешёл к следующему сообщению автоответчика, а потом стал звонить Джо, чтобы вплотную заняться делами Аманды.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:49

Глава № 3 Грейс Шандель.

Женщина сидела за компьютером и дописывала очередное электронное письмо. Заложенная в нём информация должна была способствовать последним приготовлениям в назначенной на сегодня операции. Весь секрет успеха в противоборстве с таким противником, каким был Дункан, состоял в молниеносности и одновременности всех запланированных атак. Только в случае если удар наносился одновременно по нескольким мишеням, можно было рассчитывать на конечный успех. Только до тех пор, пока Дункан не связал воедино все нити, его друзья были уязвимы. В дальнейшем он вполне мог предупредить и подготовить их к будущим неприятностям.
Женщина открыла лежащую на столе папку, вытащила из неё плотный, однако уже достаточно потрёпанный конверт, и высыпала на стол пачку разнообразных фотографий. Затем, как лучшая сваха, она стала перебирать и систематизировать их. После некоторых усилий она нашла нужную и положила её в сканер. Спустя несколько минут она «прикрепила» сосканированную фотографию к написанному письму и отправила по хорошо знакомому ей адресу.
- Ну, вот и всё – проговорила она. – Готово.
Вытащив фотографию из сканера, женщина внимательно посмотрела на изображённую на ней женщину, и начала, по уже давно укоренившейся в ней привычке, размышлять вслух.
- Даже не знаю, что он в тебе нашёл… На мой взгляд ты — полная его противоположность в самом худшем смысле этого слова. А он считает тебя своим другом… Как это странно… Ты слаба и практически не способна самостоятельно защитить себя. Твоё счастье состоит в том, что ты до сего дня просто ещё не сталкивалась с настоящим охотником. Я не стану тратить на тебя своё время: ты этого не стоишь. Тобой займутся мои помощники. Я же займусь кое-кем другим, более достойным моего внимания.
Женщина помолчала, а потом улыбнулась и, взглянув на фотографию в рамочке, стоящую у своей постели, задумчиво проговорила:
- Я думаю, что тебе понравится то, что я придумала для твоей приятельницы.

* * *
Ночь в городской больнице выдалась очень сложной, и к концу своей смены Грейс буквально падала с ног от усталости. Возвращаясь домой, единственное о чём она мечтала, была кровать с мягкой постелью.
Зайдя в свою квартиру, Грейс внимательно осмотрелась. По каким-то только ей известным мелочам, она поняла, что в доме кто-то был. Зайдя в гостиную она увидела там очень молодую девушку, которая свернувшись лежала на диване. Увидев входящую хозяйку, незнакомка вскочила, и запинающимся, тихим голосочком пробормотала:
- Простите меня за то, что я вошла без разрешения. Мне было очень плохо, и консьерж разрешила подождать Вашего прихода в Вашей квартире.
- Кто Вы такая? – больше удивлённо, чем разгневанно поинтересовалась Грейс.
- Я – Клара. Мне посоветовал обратиться к Вам друг нашей семьи Дункан Маклауд. Он сказал, что Вы — самый лучший врач в мире.
Мгновенно расслабившаяся после упоминания имени Дункана Грейс тепло улыбнулась и произнесла:
- Дункан мой друг, а потому не объективен к моим талантам. Мне очень далеко до звания лучшего врача мира. Но что Вас привело ко мне? Почему Вы пришли сюда, а не в клинику?
Девушка потупилась, а потом неуверенно произнесла:
- Я не хотела идти в клинику, потому что я не уверена в том, что я действительно больна. Во всех медицинских книгах, которые я читала говорится одно и то же, а именно: приводятся все те симптомы, которые я нахожу у себя. Но я не хочу верить в то, что уже всё кончено. Я не верю, что я…- тут горло Клары перехватил спазм и она разрыдалась.
Посвятившая всю свою жизнь лечению больных Грейс не могла остаться равнодушной к подобным страданиям. Она кинулась к своей гостье и обняв прижала к себе.
- Тихо, дорогая, тихо. Успокойтесь – приговаривала Грейс утешая девушку, – Всё может быть совсем не так плохо. Надо просто сделать кое-какие анализы, и мы будем знать правду. Какого заболевания Вы так боитесь?
Девушка долго молчала, а затем, как будто на что-то решившись, произнесла:
- Я думаю, что у меня рак крови.
Грейс закрыла глаза и мысленно перебрала все симптомы, связанные с этим заболеванием, после чего вновь внимательно посмотрела на свою гостью.
- Знаете, дорогая, по-моему, Вы ошибаетесь. Конечно, мы сделаем анализы, но насколько мне подсказывают мои опыт и практика, Вы напрасно раньше времени ударились в панику. Глядя на Вас, я не вижу ни одного признака, характерного для этого заболевания.
Мысленно же Грейс добавила: «Ну что за молодая дурочка! Начиталась специальных книг не имея даже мало-мальского медицинского образования, и теперь готова увидеть у себя симптомы всех существующих в мире заболеваний. Вот уж точно как тот герой английского писателя Джерома Клапки Джерома, который прочитал медицинскую энциклопедию, и нашёл у себя абсолютно все из приведённых там болезней, кроме послеродовой горячки».
Вновь наклонившись над притихшей девушкой Грейс ласково произнесла:
- Мне кажется, что у Вас нет рака. Мы завтра сделаем все анализы…
Однако Клара проворно перебила её и взмолилась:
- А мы не можем сделать их сегодня? Я специально ничего не ела, чтобы можно было их сделать.
Грейс печально вздохнула. Мысли о постели превращалась в красивую мечту.
- Ну что ж – покорно произнесла Грейс – сегодня так сегодня. Одевайтесь и пойдём в больницу.
Через несколько минут Грейс вместе с Кларой вышли из дома и пошли по направлению к больнице. Они прошли уже почти половину пути, когда Клара вдруг засмеялась, и обратившись к Грейс сказала:
- Ой, посмотрите, вон тот парень в голубой курточке – мой знакомый. Интересно, а что он тут делает? Пойдёмте, я Вас познакомлю.
И не дожидаясь согласия Грейс, она крепко ухватила её за руку и потащила к группе из пяти мужчин, которые стояли возле дорогой машины. Подбежав к ним Клара обратилась к указанному ею парню и спросила:
- Алекс, а что ты делаешь так далеко от дома?
Что ответил Алекс Грейс услышать уже не успела. В ту самую минуту, когда она оказалась возле мужчин, кто-то из них сильно ударил её по голове. Всё произошло так быстро, что Грейс упала не успев издать ни единого звука. Поскольку, всё похищение было отработано до мелочей, парни проворно подхватили потерявшую сознание женщину, запихнули её в машину, и тут же уехали.
Оставшаяся на тротуаре Клара, внимательно осмотревшись по сторонам, подошла к одиноко стоявшему в стороне темноволосому мужчине и тихо сказала:
- Я всё сделала, как мы договаривались. Где мои деньги?
Незнакомец спокойно достал из кармана заранее приготовленную сумму, и передал её девушке. Клара внимательно пересчитала все купюры, и с удивлением в голосе произнесла:
- Но здесь же больше, чем нужно.
- А это тебе, детка, за молчание. Если откроешь рот, то долго не проживёшь, а вот если будешь молчать, то будешь цела и невредима. Ты поняла меня?
Опытная Клара внимательно посмотрела на своего собеседника и сказала:
- В моём деле надо очень быстро учиться разбираться в людях. Я прекрасно тебя поняла. Можешь не беспокоиться: я никому ничего не скажу.
Мужчина хмыкнул и заметил:
- Беспокоиться надо будет не мне, а тебе, если забудешь наш уговор.
Клара посмотрела в ту сторону, куда уехала машина, а затем, чуть поколебавшись, спросила:
- А она – добрая. Мне жаль, что всё так случилось… Скажи, а с ней всё будет в порядке?
Мужчина сузил глаза, и в упор посмотрев на девушку, сказал:
- А твоё какое дело? Ты такие деньги получила в том числе и за то, чтобы вопросов премудрых не задавать.
Клара опустила голову и испуганно сжалась. Мужчина, довольно оглядев поникшую фигурку, ответил:
- Ну, так как до сего момента ты была хорошей девочкой, я, так уж и быть, скажу тебе, что с этой красоткой будет дальше. После того, как мои мальчики слегка развлекутся с ней, они отвезут её в бордель. Ну, а уж что будет потом, это мне не известно, да и тебе об этом знать, я полагаю, не нужно. Не так ли? Всё, ступай.
Клара проворно кивнула, и пошла домой. Доброта и способность к самопожертвованию, присущие Грейс сделали своё дело, и Клару немного грызла совесть из-за того, что она предала женщину, которая была по настоящему внимательна и заботлива по отношению к ней, совершенно незнакомой ей девушке. Однако полученная сумма давала Кларе возможность не работать на улице по крайней мере не менее недели. По пути Клара успокаивала себя: «Ну, бордель — это совсем не так страшно. Главное, что она будет жива. А всё остальное можно пережить и перетерпеть».
- Наивная дурочка действительно поверила, что я переправлю её докторшу в бордель! - презрительно подумал мужчина, провожая глазами уходящую Клару. – Её будущее… Как раз будущего-то, у твоей докторши и нет… Порезвятся с ней мои мальчики да и убьют.
И вздохнув с облегчением, как человек только что завершивший важное и ответственное дело, незнакомец пошёл докладывать своему боссу о выполненном поручении.

* * *
Когда Грейс пришла в себя, она почувствовала, что крепко связана и находится в какой-то машине, В ней же находились и те пятеро мужчин, к которым её подтащила Клара. Сначала Грейс встревожилась о судьбе девушки, но оглядевшись не увидела её. «Значит её не тронули или она убежала, - с облегчением подумала Грейс. – Однако что происходит и куда они меня везут. А главное – зачем?».
Вскоре машина остановилась и Грейс вытащили из неё. Увидав какой-то безлюдный пустырь и похабные ухмылки своих похитителей, Грейс поняла зачем её сюда привезли…
Когда всё завершилось, один из парней достал из багажника меч. Увидев оружие Грейс поняла, что для неё уже всё кончено. Она закрыла глаза и начала молиться. Свист меча был последним звуком который услыхала Грейс перед смертью…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:50

Глава № 4. Анна Девлин.

Поздним вечером Анна сидела в кресле и смотрела по телевизору блок новостей. Через полчаса она собиралась отправиться в один из ирландских пабов, чтобы там пообщаться со своими друзьями. Однако, сегодня на улице шёл дождь, и мысль провести остаток вечера возле телевизора, с каждой минутой казалась Анне всё более привлекательной. Конечно, нельзя было сказать, что Анна сильно боялась, что промокнет и заболеет, однако промозглый ветер и уличная сырость действовали на неё самым отрицательным образом. Дождливая погода всегда напоминала Анне про Англию, а это, в свою очередь, отнюдь не улучшало её настроения.
Вялое течение её мыслей прервал телефонный звонок. Анна, тряхнув головой, вновь вернулась в сегодняшний день, и подошла к телефону.
- Да, слушаю Вас. – произнесла Анна.
Незнакомый ей женский голос отозвался:
- Здравствуйте. Можно позвать к телефону Анну Девлин?
- Это я.
- Хорошо, что я Вас нашла. Я боялась, что этот телефон уже принадлежит кому-то другому. Мне дали его очень давно, однако до сегодняшнего дня у меня не было необходимости звонить по нему.
- Кто Вы и кто дал Вам этот номер телефона? - поинтересовалась Анна.
- Меня зовут Фелиция Мартинс. Этот телефон дал мне Томми. Кстати, как у него дела? Мы давно не виделись.
Анна почувствовала как всё внутри у неё помертвело. Сколько времени она не слышала этого имени.
- Томми погиб, - невыразительным голосом проговорила Анна.
- Ой, простите, простите меня. – пробормотала незнакомка. – Я не знала. Извините за звонок, и за то, что я Вас расстроила. Ну, тогда, наверное, Вы не захотите мне помочь. Ну, из-за того, что я Вас расстроила.
- Ничего. Теперь мне уже легче. Так чего Вы хотели?
- Я знаю, что Томми часто принимал активное участие в операциях, которые планировала ИРА. Мне необходимо достать кое-что, напрямую связанное с деятельностью этой организации.
- Скажите точнее: что именно Вас интересует? – переспросила Анна.
- Динамит – коротко и отрывисто произнесла её собеседница. – Томми мне говорил, что лучше его подруги Анны никто не разбирается что и где можно достать. А ещё он мне говорил, что если за дело возьмётся Анна, то значит я получу 100 %-ный результат.
Анна грустно усмехнулась:
- Ну, это он меня явно переоценивал. Однако Вы в принципе обратились не по адресу. Я вообще не занимаюсь ничем противозаконным. Так что ничем не могу Вам помочь.
На другом конце провода установилось длительное молчание. Затем женщина вздохнула и проговорила:
- Да, я всё сделала не так. Наверняка Вы подозреваете меня в том, что я пытаюсь заманить Вас в какую-то ловушку. Однако, пожалуйста, поверьте мне. Я могу поклясться Вам, что не имею никакого отношения к полиции и не пытаюсь «сдать» вас ей. Знаете, чтобы Вам было спокойнее, давайте встретимся с Вами в баре «Золотой трилистник» и там спокойно поговорим. Вы ведь помните где он находится?
Анна превосходно знала адрес этого паба. И это было немудрено, ибо это был любимейший паб Томми. Ностальгические чувства охватили Анну с такой силой, что она почти не раздумывая согласилась на встречу.
- Да, я согласна. Во сколько Вы предлагаете нам встретится?
- Я смогу подъехать к пабу где-то через час. - ответила собеседница. – Подходит Вам это время.
Анна быстро взглянула на часы и мысленно подсчитав необходимое ей на дорогу время кивнув ответила:
- Да, это мне подойдёт.
- Тогда до встречи в пабе. – сказала Анне её таинственная собеседница и повесила трубку.

* * *
Женщина, разговаривавшая только что с Анной, посмотрела на телефон и саркастически улыбнулась. Анна была умна, и вполне могла поделиться с кем-то из своих друзей информацией, которая в случае если бы с ней что-либо случилось, могла бы помочь выйти на след её убийцы.
- Вот, а теперь, - пробормотала женщина, - если кто и узнает об этом разговоре, ниточка поведёт совсем в другую сторону. Уж у Фелиции есть огромный зуб на Горца, и тот об этом знает. Так что искать Дункан будет совсем не там, и не того, кого надо… Побегай, Дункан, побегай…
С этими мыслями женщина подошла к своей кровати и привычно взглянула на фотографию в рамочке, стоявшую у её кровати.
- Ты знаешь, - обратилась она к человеку, изображённому на фото, - что Фелиция — твой враг. Она умна и как правило обводит мужчин вокруг пальца. Но с тобой она промахнулась: слишком о многом о чём ей надо было бы молчать, она говорила. И в итоге — проговорилась. В простой болтовне она рассказала то, что антиквару говорить нельзя ни в коем случае. Вот ты и «вычислил» её. Однако ей не сравниться со мной. Я не могу проиграть, не имею права. И я не болтлива как она. Нет, я не проиграю!
Произнеся эти слова женщина взяла снимок с прикроватной тумбочки и внимательно посмотрела на портрет Дункана Маклауда.
- Я думаю, - задумчиво произнесла она, - что Анна будет сильным противником. Таких как она среди женщин Бессмертных на самом деле не так уж и много. Да и тебе она, насколько я знаю, очень нравится. Тем приятнее и слаще будет моя победа над ней.
Зло рассмеявшись, женщина швырнула фото обратно на тумбочку, и вышла из квартиры.

* * *
Анна, действительно, была умна, а кроме этого в её жизни было богатое нелегальное прошлое. Поэтому она надиктовала всю переданную ей информацию на аудиоплёнку, написала и разослала несколько электронных писем своим друзьям и знакомым, в которых изложила всё, что произошло и назвала в них место куда она должна была отправиться и с кем там встретиться. Затем она позвонила нескольким своим друзьям, и попросила, чтобы они «подстраховали» её у паба и в нём самом. Теперь, подготовившись должным образом к встрече с таинственной собеседницей, Анна с более спокойным сердцем направилась на место назначенной встречи.
Уже будучи в дороге Анна пожалела о том, что сентиментальность заставила её принять приглашение. Что в сущности она знала о позвонившей ей женщине? Ничего. Обычно Анна бывала более осторожной. Подъехав к пабу, она уже сама была не рада тому, что воспоминания взяли у неё верх над разумом. Поэтому она плотно заблокировала двери в своей машине, и стала ждать прихода этой назначившей ей встречу таинственной Фелиции.
Анна просидела в машине более часа, однако к ней так никто и не подошёл. В конце концов, окончательно разозлившись, Анна решила возвращаться домой. Она обзвонила всех тех, кто прикрывал её у паба, и отменив тревогу распустила их по домам. Внутренне негодуя и ругаясь она поехала обратно домой. Чем ближе Анна подъезжала к своей квартире, тем больше она распалялась и всё более злой становилась. Сначала ей напомнили об её утрате, затем вытащили в дождь из тёплого, уютного кресла и заставили тащиться на другой конец города, а там терять время в бесплодном ожидании той, которая не только не пришла на ею же назначенную встречу, но и не удосужилась даже перезвонить и извиниться.
Злость настолько охватила всю душу Анны, что она нарушила ряд собою же назначенных для себя правил, и вошла в дом предварительно не посмотрев на все те «ловушки» и «сигналы», которые обычно указывали ей побывал ли кто чужой во время её отсутствия в квартире или же нет. Только уже идя по своему коридору, Анна увидела в комнате незнакомого ей человека, который держал в руках пистолет.
Военная выучка бойца ИРА сработала молниеносно: Анна успела выхватить своё оружие и выстрелить первой. Однако, в квартире её поджидал не один, а несколько человек, и всех «достать» Анна не смогла. Пуля, выпущенная кем-то из стоявших у неё за спиной врагов, вошла в спину и пробив тело насквозь, вылетела через грудь. Падая, Анна успела сделать ещё несколько выстрелов и «забрать» с собой на тот свет ещё нескольких человек, однако на большее у неё уже не хватило времени.
Как только наёмники увидели, что Бессмертная умерла, возглавлявший их командир достал меч и жизненный путь Анны прекратился…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:50

Глава № 5. Грегор Пауэрс.

Ночью в квартире раздался телефонный звонок. Мужчина, спавший на диване, спросонья наощупь дотянувшись до трубки, глухим со сна голосом произнёс.
- Алло.
- Извините, что беспокою Вас ночью. Позовите, пожалуйста, к телефону Грегора - раздался незнакомый негромкий женский голос.
- Да, это я. Я слушаю.
- Как хорошо, что я Вас застала. Мне посоветовал обратиться к Вам один наш общий друг. Он сказал, что если мне будет срочно необходима помощь, то Вы сможете её мне предоставить. Поэтому я и позвонила. Помогите мне, пожалуйста. Мне очень срочно нужна помощь.
- Постойте, постойте - перебил излияния женщины Грегор. - Я что-то ничего не могу понять. Говорите, пожалуйста, не так быстро и давайте начнём всё с самого начала. Кто именно посоветовал Вам обратиться именно ко мне?
- Ой, простите. Я так волнуюсь. Я говорила с… Ой, я не могу больше говорить с Вами. Меня преследуют. Помогите мне. Дункан говорил мне, что Вы замечательный друг. Я прошу Вас приехать прямо сейчас к перекрёстку улиц M* и N*. Я буду там через 10 минут…
С этими словами незнакомка повесила трубку. Грегор, раздражённо пожав плечами, встал с кровати. "Какая-то странная история получается. - думал он одеваясь. - Кто-то звонит мне среди ночи, просит помощи и ничуть не сомневается в том, что получит её. Чего ради я должен срываться посреди ночи и куда-то ехать, чтобы встречаться там с какой-то экзальтированной неврастеничкой, которая толком и изложить свои мысли не умеет. Чего ради?".
Однако Грегор прекрасно знал почему он не только продолжит одеваться, но и поедет на встречу с совершенно неизвестной ему женщиной. Она назвала одно-единственное имя, которое перевернуло всё в его душе.
Дункан. Дункан Маклауд. Его друг. Один из немногих в его жизни людей, которому он был не безразличен. В тяжёлый период его жизни именно Дункан пришёл ему на помощь, и этого Грегор никогда не забудет. И теперь, если друг Дункана нуждается в помощи, то он, Грегор, придёт ему на помощь.
Лениво мелькнула мысль позвонить Дункану и расспросить его обо всём, что происходит. Но Грегор беспечно отмахнулся от неё. Так он совершил самую фатальную ошибку в своей жизни…
Когда Грегор приехал на место встречи, он сразу же увидел стоящую у фонарного столба женщину. Она была одна и постоянно пугливо озиралась. Внимательно осмотревшись Грегор не увидел никакой опасности, а потому спокойно подошёл к ней.
- Это Вы мне звонили от Дункана? - спросил Грегор, внимательно оглядывая её. – Ну, что у Вас случилось?
Женщина как-то странно улыбнулась, и отведя прядь волос с лица, торжествующе произнесла:
- Нет, это не у меня, а у Вас возникла серьёзная проблема. И я намереваюсь решить её немедленно.
Грегор слишком поздно понял, что попал в ловушку. Из растущих рядом с фонарём кустов выскочил мужчина в маске с автоматом наперевес. Грегор ещё пытался отскочить в сторону, но выпущенная убийцей очередь пронзила ему грудь. Последним связным ощущением Грегора была боль от впившихся в его тело пуль. Уже падая Грегор краешком затуманенного сознания увидел как мужчина в маске вытаскивал меч. Последней мыслью умирающего Грегора было, что в этот раз он уже не возродится…
Женщина внимательно посмотрела на лежащего на земле Бессмертного и проговорила:
- Я не сомневалась, что если я нажму нужные кнопки, он обязательно прибежит. Вот так и случилось. Стоило назвать имя Дункана и мальчик послушно пришёл туда, куда было велено. Заканчивай тут побыстрей, пока он не очнулся.
С этими словами женщина повернулась и пошла прочь. Её помощник поднял, а затем опустил меч на шею Бессмертного…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:51

Глава № 6. Кердвин.

Был уже достаточно поздний вечер, когда в квартире Кердвин раздался звонок. Подходя к двери, она посмотрела в видеоэкран электронного «глазка». На пороге стояли трое молодых накачанных парней.
- Кто там? – поинтересовалась Кердвин.
Один из гостей негромко проговорил:
- Здравствуйте. Нам нужна хозяйка этой квартиры Кердвин. Мы приехали по поручению и просьбе Дункана Маклауда. Он сам не смог перезвонить и предупредить Вас, однако он сказал, что поскольку Вы принимали в своём доме оказавшегося в беде Чарльза Стюарта, то не откажете в гостеприимстве и нам.
Кердвин задумалась. Всё внутри неё буквально «кричало» о какой-то опасности, однако то, на что они ссылались, действительно, мог знать только Дункан. Ибо это он тогда, после поражения якобитов в битве при Каллодене, привозил к ней в таверну скрывавшегося от англичан наследника шотландского престола принца Чарльза, последнего представителя правившего в стране, начиная с 1371 года, королевского дома Стюартов. Наконец, Кердвин приняла решение и открыла дверь.
- Заходите – негромко произнесла она. – Друзьям Дункана в этом доме всегда рады. Что Вас привело сюда?
Один из незнакомцев, в котором Кердвин сразу же вычислила лидера, произнёс:
- Нам нужно убежище. Так вышло, что наши враги «подставили» нас и полиция обвинила меня и моих друзей в преступлении, которое мы не совершали. Нам надо где-то пробыть то время, которое понадобится Дункану на то, чтобы найти истинных виновников. Он подумал, что лучшего укрытия, чем у Вас нам не найти.
Кердвин помолчала, а затем произнесла:
- Что ж я спрячу Вас. Проходите в комнату.
Говоря всё это, Кердвин чуть повернулась, незаметно занимая самое безопасное в коридоре место, и приготовилась к возможному нападению. Все её гости направились в указанную Кердвин комнату, однако натренированный глаз кельтской женщины безошибочно увидел скрытое под их одеждой оружие.
Всё распланированное заранее «мероприятие» испортил самый молодой из «гостей» Кердвин. Хотя его и предупреждали, что она очень опасна, самоуверенный юнец убедил себя в том, что эту девицу слишком сильно переоценивают. Поэтому он решил проявить инициативу и самолично захватить «объект». Проходя мимо стоящей в кажущейся расслабленной позе Кердвин, он молниеносно изменил направление и кинулся на женщину. Это решение привело к тому, что его напарники тоже были вынуждены вступить в смертельный и не подготовленный ими заранее бой.
Кердвин не зря называли одной из самых опасных женщин-Бессмертных. Её слава прекрасного воина зиждилась отнюдь не на пустом месте. Она, действительно, была столь сильна и прекрасно тренирована, что только очень уверенный в своих силах человек мог позволить себе безбоязненно напасть на Кердвин. Даже внезапность атаки не могла помешать ей защитить себя. Сегодняшняя ситуация усложнялась для её врагов тем, что на этот раз Кердвин ждала нападения.
Когда трое нападают на одного — это не может считаться справедливым боем, и Кердвин для победы пришлось потрудиться. Тем не менее, накопленные за тысячелетия опасной жизни опыт и практика позволили ей выйти из этого сражения победительницей. Спустя несколько минут всё было кончено, и Кердвин облегчённо вздохнув прислонилась к стенке, чтобы перевести дыхание и успокоиться. Когда она полностью восстановила контроль над своими чувствами и эмоциями, Кердвин быстро прошлась по квартире, и собрав всё, что в будущем могло ей понадобиться, направилась к специально сделанному ею в квартире тайному выходу.
Через весьма незначительное время Кердвин была уже на улице. Однако, осмотревшись по сторонам она проворно вновь прижалась к двери. На улице, напротив её дома, стояла незнакомая Кердвин машина, возле которой дежурили ещё четверо крепких парней.
- Как интересно – подумала Кердвин. – Это значит трое в доме и ещё четверо на улице… Итого — семь человек. Они прислали за мной семь человек. Наверное, я должна быть довольной. Но, чёрт побери, кто они такие и чего им от меня надо? Ведь они смертные… И ещё не понятно каким боком в это дело оказался замешан Дункан. Неужели он не знал кто они такие, когда присылал их ко мне?
Переждав ещё несколько мгновений, Кердвин пошла прочь от своего дома. Она шла не торопясь, не привлекая к себе излишнего внимания. Четвёрка у машины даже не предполагала, что Кердвин может оказаться на этой стороне улицы, а потому не обратила на уходящую никакого внимания. Вскоре Кердвин была уже за несколько кварталов от своего дома. Чтобы её было труднее выследить, Кердвин направилась в сторону метро, справедливо полагая, что в той толчее определить, где именно она вышла и вновь выследить будет практически невозможно. Теперь, когда она оказалась в безопасности, Кердвин позволила себе слегка расслабиться. Выбравшись из метро, она решила первым делом найти для себя новое безопасное укрытие, а только затем, спустя пару дней, перезвонить Дункану и выяснить у него что же происходит.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:51

Глава № 7. Кит О’Бреди.

Внимательно рассматривая фотографии, женщина остановилась на одной из них и задумалась. Решение относительно этого Бессмертного пришло к ней уже довольно давно, однако она всё ещё сомневалась будет ли её шаг действенным. Наконец, вздохнув, она произнесла:
- Да, наверное, это будет самым лучшим. Его смерть — это слишком просто и совсем неинтересно.
После этого она начала действовать.

* * *
Большой Паддубицкий приз должен был разыгрываться уже через две недели. Все люди, каким бы то ни было образом связанные со скачками, готовились к данному соревнованию ещё задолго до того, как оно должно было состояться. Владелец одного из фаворитов, изумительной лошади по кличке Двойная Орлица, Кит О’Брэди не был исключением. Тренировки лошадей проходили согласно утверждённого графика, а хозяева лучших мировых конюшен, в свою очередь, внимательно наблюдали за своими конкурентами.
Мир скачек – очень жестокий и коварный мир. На протяжении всего существования профессионального конного спорта подчас имели место целые заговоры с целью помешать тому или иному фавориту одержать заслуженную победу. Исходя из этого, служба охраны лошадей подчас работала гораздо интенсивнее, нежели различные частные охранные агентства, охраняющие звёзд первой величины.
Поэтому когда поздно ночью в квартире Кита раздался телефонный звонок, и его вызвали к внезапно заболевшей кобыле, это показалось её хозяину просто дурной шуткой. Тем не менее, всё было горькой и жестокой реальностью. За несколько недель до престижнейших скачек лучшая лошадь, победа которой не вызывала ни у кого из специалистов ни малейших сомнении, лежала практически бездыханной на полу своего денника.
- Что с нею? – дрожащим голосом спросил Кит. – Что с моей Двойною Орлицей?
Осматривавший кобылу ветеринар тяжело поднялся с пола на ноги и глухо произнёс:
- Двойную Орлицу отравили. Я не знаю как это могло произойти, однако спасти её уже не в моей власти. Единственное, что я могу предпринять в сложившейся ситуации — это сделать кобыле укол, и прекратить страдание несчастного животного.
Кит побледнел и горячо проговорил:
- Нет, Вы не можете убить мой талисман. Я не могу снова потерять его. Я только нашёл свою удачу… Не смейте убивать мою Двойную Орлицу!
Врач резко ответил:
- Это не я убил её. Когда меня вызвали, это уже было бессмысленным.
В этот самый момент умирающая лошадь захрипела и её мышцы стали рефлекторно сокращаться. Понимая, что дальнейшие развитие симптомов приведёт только к ещё большим мучениям животного, Кит погладил свою "малышку" по холке и тихо проговорил:
- Делайте укол…
Врач молча кивнул и подошёл к лошади. Через несколько минут всё было кончено.
- Как это произошло? – безжизненным голосом произнёс Кит.
Представитель службы охраны, до сего момента тихо стоявший в стороне, при этом вопросе вышел на свет и начал рассказывать:
- В корм, который сегодня привезли для Вашей лошади, были подмешаны специальные пищевые добавки, содержащие мышьяк. Мы отследили откуда поступили эти корма, но ничего не добились. Корма были заказаны по накладным с телефона, зарегистрированного на подставных лиц. Конечно, конюхам будет поставлено на вид, однако обвинять их в чем бы то ни было не представляется возможным, так как заказ на корма был продублирован из нескольких источников, и каждая сторона получила своевременное уведомление о заказе.
- Что это значит? – нахмурился Кит. - Я не понимаю.
- Это значит, - терпеливо продолжил объяснение охранник, - что Ваши конюхи получили уведомление о том, что Федерация конного спорта заказала особые корма для всех лошадей, зарегистрированных на участие в скачках на Паддубицкий приз, а в Федерацию, в свою очередь, из Вашей конюшни ушло уведомление о заказе и привозе в центральные конюшни специального корма для фаворита, чтобы избежать нежелательных последствий. Таким образом все, кто должен следить за поставками знали о привозе особых кормов, и воспринимали этот факт как должное. След будет ещё раскапываться, однако вряд ли мы сможем найти виновного.
Кит помолчал, а затем, глядя на мёртвую лошадь, тихо проговорил:
- Вот и всё… Ушла моя удача…
После чего повернулся, и вышёл из конюшни.

* * *
Женщина сидела за столом, и что-то набирала на компьютере. В этот момент зазвонил стоявший на тумбочке у противоположной стенки телефон. Она встала, подошла к аппарату и подняв трубку сказала:
- Слушаю.
Выслушав подробный доклад о проделанной работе, она поблагодарила своего собеседника и повесила трубку. После этого, вновь вернулась к столу, перебрала лежащие на нём фотографии, и найдя нужную села в стоящее рядом со столом кресло. Внимательно глядя на фотографию, она задумчиво проговорила:
- Моральные травмы подчас бывают гораздо страшнее, нежели физические. Он очень мнительный и суеверный. Потеряв казино, Кит столько лет считал себя неудачником, а значит и был им. И вдруг он получил обратно свой шанс, своего Двойного Орла и уверовал в возвращение к нему утраченной ранее удачи. Теперь же его талисман умер. А значит — умерла и удача. Так что, самое время Киту вновь погрузиться в депрессию, и пребывать в ней как можно более долгий срок. Что ж, не буду ему в этом мешать…
С этими словами она встала, бросила фотографию на стол, села за компьютер и продолжила выполнять ту работу, которую делала до звонка.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:52

Глава № 8. Адам Пирсон.

Женщина сидела за столом и смотрела на разложенные на столе фотографии. На некоторых из них уже стояли крестики, которые подразумевали, что задуманный относительно них план либо уже приведён в исполнение, либо начал осуществляться. Перекладывая фотографии с одного места стола на другое, женщина продолжала думать о проделанной работе и о том, что ей ещё предстояло сделать. Наконец, выбрав одну из них, она долго и внимательно смотрела на неё, а затем, тяжело вздохнула и тихо сказала:
- А теперь я вынуждена заняться вот этим твоим другом, хотя мне этого и не хочется… Боже, как же мне не хочется трогать его…Чёрт бы побрал этого Джо Доусена. Ну, зачем он тебя с ним познакомил. Зачем Вы сблизились и стали друзьями…
Переведя взгляд на фотографию Дункана, женщина грустно произнесла:
- Все неприятности, которые я буду вынуждена доставить ему — будут всецело на твоей совести. Если бы Вы не стали друзьями, мне бы и в голову не пришло вводить его в свою игру. Одно дело твой Бессмертный друг, а совсем другое — смертный человек…

* * *
Наступал вечер. Солнце ещё тускло освещало воду и отражалось от неё миллионами брызг. Однако с каждой минутой свет угасал и сгущалась тьма. В кафетерии, расположенном на берегу реки, спокойно собирались посетители, заказывали себе ужин и безмятежно проводили своё свободное время.
За самым дальним столом в самом углу кафетерия сидел человек и бездумным взглядом, практически не мигая, смотрел за тем как Солнце уходит на покой. Со стороны казалось, что именно это было для него самым важным. Однако внимательный глаз человека, давшего себе труд понаблюдать за посетителем увидел бы насколько он напряжён и сосредоточен.
Вот дверь распахнулась, и в кафе вошёл ещё один посетитель. Высокий и стройный, даже скорее поджарый, он напоминал одновременно и пантеру, и гончую собаку. Внимательно оглядев зал, он направился к уже сидящему в углу заведения человеку.
- Здравствуйте – негромко сказал гость. – Вы Уильям?
Посетитель кивнул и произнёс:
- Да, это я Вам звонил. Присаживайтесь.
После того как новоприбывший присел за столик и сделал мгновенно подошедшему к ним официанту свой заказ, человек, назвавшийся Уильямом, проговорил:
- Я бы хотел поговорить с Вами об очень важном для меня деле. Как мне Вас называть?
- Имя не имеет значения – тихо произнёс гость. – Если хотите, называйте меня Джеком.
Уильям кивнул и проговорил:
- Я рад что Вы согласились встретиться со мной Джек. У нас возникла проблема и её необходимо решать очень быстро. Мне рекомендовали Вас как самого опытного специалиста, способного справиться с любой, я подчёркиваю, с любой проблемой. Деньги для меня не проблема. Если дело будет выполнено качественно и в срок Вы получите столько, сколько захотите.
- Я бы хотел узнать более конкретно чего именно Вы от меня хотите. – спокойно отозвался незнакомец.
Тяжело вздохнув Уильям заговорил:
- Среди персонала университета работает некто Адам Пирсон. Насколько мне известно он бывает там каждый день: работает в библиотеке, перебирая старые документы. Он — учёный и поэтому будет лёгкой добычей. Я хочу, чтобы Вы наняли людей, и выкрали его когда он будет идти домой. – протянув Джеку достаточно пухлый конверт Уильям продолжил - Привезёте его по вот этому адресу живым и невредимым. Постарайтесь даже не наставить ему синяков.
Джек пытливо посмотрел на Уильяма и проговорил:
- Так Вы заказываете похищение, а не убийство?
- Разумеется, только похищение. Только! Заказчик это особо оговорил, и несколько раз в разговоре вполне определённо подчеркнул, что с этим Адамом Пирсоном не должно ничего случиться.
- Прежде я должен прояснить для себя некоторые детали. Вы сказали, что проблема возникла «у вас». Кого ещё, кроме себя, Вы имеете в виду?
Уильям досадливо поморщился.
- Какая разница. Для Вас главное выполнить работу качественно и в срок и не задавать вопросов.
- Э, нет – протянул Джек. – Я никогда не соглашаюсь на работу до тех пор, пока не выясню какие в ходе её могут всплыть подводные камни. А вдруг Ваш друг — полицейский, который отправит меня в тюрьму за похищение сразу же после того, как этот Ваш драгоценный Адам Пирсон окажется в Ваших руках. Я не могу так рисковать. Пока я не выясню всё, что мне надо знать, я палец об палец не ударю.
Уильям подумав и затем кивнул:
- Да, в Ваших словах есть некоторая доля правды. Хорошо. Я расскажу Вам одну историю не называя никаких имён. Один человек оскорбил глубоко влюблённую в него женщину. Причём он не только отверг её любовь, но и грубо насмеялся над её чувствами. Она решила ему отомстить. Она хочет встретиться с ним один на один и высказать в лицо какой он негодяй. Однако, поскольку она серьёзно опасается за свою жизнь, то хочет получить небольшую гарантию своей безопасности и возможность заставить выслушать себя. Мой клиент поручил мне найти такого человека, который сможет похитить близкого друга этого человека. Когда этот друг окажется в руках этой женщины, то её обидчик будет вынужден спокойно выслушать всё, что она захочет ему сказать.
- Вы полагаете, что я так глуп, что куплюсь на подобную сказочку?
- А уж это как Вам угодно. Я рассказал Вам правду. Вы привезёте нужного нам человека или же нет?
Джек внимательно изучил содержимое переданного ему конверта, пересчитал лежащие там деньги и несколько минут обдумывал услышанное. Выбранная Джеком работа требовала умения безошибочно определять правду ли ему говорят или же нет. Сейчас он чувствовал, что Уильям не лгал. Он, действительно, искренне верил в то о чём говорил. Поэтому, помолчав и ещё раз пересчитав предложенные деньги, Джек ответил:
- Я согласен. Я привезу Вам этого Вашего Адама Пирсона.
Сказав это Джек кивнул Уильяму и вышел из кафетерия.

* * *
Глядя вслед удаляющемуся собеседнику Уильям облегчённо вздохнул: дело было сделано и можно было смело рапортовать клиенту о полном успехе проведённых переговоров. Правда, пришлось всё-таки поделиться определённой достаточно личной информацией, однако оно того стоило. Не скажи он, Уильям, правду, Джек никогда бы не согласился принимать участие в этом похищении. И хотя эта приватная информация была сказана только ему, Уильям не боялся, что Джек расскажет о ней кому бы то ни было. Профиль его работы требовал умения крепко держать язык за зубами.
Допив свой кофе Уильям, вслед за Джеком, тоже покинул кафетерий.

* * *
Человек, назвавшийся Джеком, медленно шёл по улице и обдумывал всё услышанное. Он прекрасно понимал, что люди, вышедшие на него, фигурально выражаясь навели справки не только о товаре, но и о покупателе. В свою очередь и он сам прекрасно понимал с кем именно он встретился. Уильям славился в определённых кругах города как весьма преуспевающий адвокат, способный найти выход практически из любого запутанного или скандального дела. Очень часто он выступал как посредник при решении проблем, которые возникали между враждебно настроенными друг к другу конкурентами или соперниками. Однако при всех многочисленных достоинствах у Уильяма был один существеннейший недостаток: абсолютная, подчас даже слепая вера в правдивость сказок о беззаветной женской любви. Человек, как бы сейчас сказали, «старой закалки» он воспитывался на идеалах романтической страсти и любви что называется «до гробовой доски».
Захватить университетского преподавателя было не проблемой. Как правило все учёные представляли из себя малотренированных и легкоуязвимых особей. Однако тревожило иное. Зачем этим людям нужно было искать встречи с ним и связываться с преступным миром? Зачем им понадобился школьный работник.
Джек ни на минуту не поверил в сказочку про оскорблённую женщину, желающую высказать в глаза своему обидчику всё то, что она о нём думает. Такие истории хороши для легковерных глупцов, похожих на Уильяма, которые всегда готовы "съесть" любую душещипательную историю предложенную смазливой прелестницей. Джек же был менее доверчив. Однако деньги за пустяковую роботу платили более, чем хорошие, и эта мысль не позволяла с лёгкостью отказаться от выполнения подобного "заказа".
Хотя будущее дело должно было принести очень уж "лёгкие" деньги (для такого профессионала как Уильям и его ребята "взять" университетского преподавателя было даже слишком примитивным делом), всё равно что-то в глубине мозга тревожило опытного Джека. Что-то, чему он и сам не мог дать определения. Несколько раз он был близок к тому, чтобы вернуть деньги обратно и отказаться от работы.
Наконец, Джек понял что его тревожило, а когда понял, то изрядно удивился. Ему не давала покоя фотография этого самого Адама Пирсона, вложенная вместе с деньгами в конверт. Что-то в ней было такое, что и заставляло его внутренний голос воздействовать на него и заставлять отказаться от «заказа». Джек остановился, ещё раз достал конверт, и вытащил из него фотографию. На него смотрел симпатичный молодой человек с умными глазами.
- Что-то в нём есть, но я не могу понять что. – подумал Джек. – Однако, Уильям говорил, что Адам совершенно безобидный? Или же это только я нагоняю на себя страхи и вижу опасность там, где её нет? Он, бесспорно, умён. Но любой учёный и должен быть именно таким. Может быть тот ум, который я в нём вижу работает исключительно как ум учёного? Наверное, в этом и заключается всё дело. Он, наверняка, просто хороший учёный, но при этом мало приспособлен к разнообразным жизненным коллизиям.
Джек раздражённо повёл плечами и вздохнув, отправился дальше. Что-либо предпринимать всё равно было уже поздно: он взял деньги, а значит должен был привезти Адама Пирсона по указанному заказчиком адресу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:53

Глава № 9. Ник и Кейт (Продолжение).

Как только посетители кафетерия стали расходиться, из-за одного из столиков поднялся ещё один человек. В течение всего вечера он тихо сидел и читал какой-то детективный роман, целиком и полностью погружённый в пучину очередного расследования кровавого убийства. Казалось, что он был настолько погружён в захватившее его чтение, что не замечал никого и ничего вокруг. Однако это впечатление было обманчивым. На протяжении всех этих вечерних часов он не упустил из виду ничего из происходившего в кафетерии.
Ник (а именно так его звали) был частным сыщиком. Более того, он был не просто рядовым «охотником» на преступников, а лучшим в своём деле. Когда они с его напарницей Кейт сегодня утром бросали жребий кто пойдёт в кафе следить за торговцем наркотиками, ему и в голову не могло прийти во что это выльется.
Торговец пришёл практически сразу после прихода Ника в кафе. При помощи заблаговременно запасённого «жучка» Ник не только подслушал, но и записал весь разговор о намечающейся в ближайшие выходные доставке партии «товара». Сразу после ухода торговца Ник намеревался отправиться домой, однако внезапно почувствовал такое сильнейшее чувство голода, что был вынужден задержаться и заказать себе ужин. Именно это и привело к дальнейшим событиям. За столиком, где ещё совсем недавно сидел торговец, расположились ещё два каких-то посетителя. Сначала Ник не очень-то прислушивался к их разговору, но по мере его развития Ник внезапно понял, что присутствует при заключении контракта на похищение человека. Теперь Ник просто не мог не заинтересоваться. Нажав на кнопку записи разговора, он начал потихоньку изучать собеседников.
Приглядевшись к ним внимательно Ник узнал одного из них. Это был известный в определённых кругах человек, связанный с преступным миром самыми тесными связями.
И вот теперь, идя домой, Ник думал о том, что же теперь предпринять. С одной стороны, он не был уверен в реакции Кейт. За торговца им уже заплатили, и профессиональная этика требовала выполнения взятого на себя поручения. А вот с другой стороны… Ник не мог оставить на произвол судьбы этого неизвестного ему Адама Пирсона. Опыт сыщика подсказывал Нику, что вряд ли этот человек сможет самостоятельно защитить себя, а свойственный всем, кто долго общается с представителями преступного мира здоровый цинизм, приводил к однозначному заключению, что если похищение произойдёт удачно, то живым этот учёный от похитителей уже не уйдёт.
Зайдя в квартиру, Ник прислушался, а затем негромко позвал:
- Кейт.
- Здесь я. – ответила Кейт, выходя из спальни. – Где тебя черти носили так долго? Ты должен был вернуться ещё час тому назад.
- Пришлось задержаться в кафетерии. – спокойно отозвался Ник.
- Что-то случилось? - мгновенно «встрепенулась» Кейт. – Что пошло не так?
- Да нет. С торговцем всё прошло великолепно. Но вот затем… Кажется я наткнулся на что-то, что может принести большие проблемы. Вот послушай.
С этими словами Ник вытащил из кармана куртки миниатюрный магнитофон, и перемотав плёнку включил воспроизведение. Запись разговора с торговцем Кейт просто приняла к сведению, однако дальнейшая запись захватила всё её внимание. После её окончания напарники долго молчали.
- Что будем делать Кейт? – негромко спросил Ник. – Ведь мы не можем бросить его в беде. Мы должны предупредить либо его, либо полицию.
Кейт помолчала, а потом произнесла:
- Да, мы не можем его бросить. Однако и идти в полицию мы пока тоже не можем. Значит нам придётся браться за это дело самим. Нам надо выяснить, что это за птица такая — этот Адам Пирсон и зачем он им понадобился. А главное — кто эта "обиженная женщина" и кого именно она хочет "взять на крючок" при помощи этого преподавателя. Нам надо выяснить чьим другом он является и ради кого или чего разворачивается вся эта история. Поэтому завтра же мы с тобой отправимся в университетскую библиотеку и разберёмся во всём прямо на месте. Мы должны найти Адама первыми.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:54

Глава № 10. Митос.

Джек не был поклонником насилия, и поэтому обычно делал ставку на снотворное или хлороформ. В данном случае для молниеносного выполнения поставленного задания подходил только хлороформ. Найти необходимых ему людей тоже было делом нехитрым. Ещё пару часов Джек потратил на изучение дороги от университета до того дома, куда надо было привести Адама. И на последнем этапе он сам отправился в университет с тем, чтобы лично познакомиться с необходимыми ему оценками характера этого человека.
Перезнакомиться со всеми девушками, которые работали в библиотеке и стать для них «своим парнем» было делом не сложным, и вскоре Джек выяснил, что среди посетителей библиотеки действительно есть читатель по имени Адам Пирсон, который приходит сюда практически каждый день.
На следующий день уже с самого открытия библиотеки Джек расположился за одним из столов читального зала и приготовился к длительному ожиданию прихода Адама. Через некоторое время дверь читального зала распахнулась и в зал вошёл человек, изображённый на переданной Джеку фотографии. Он подошёл к центральной полке и начал отбирать необходимые ему книги. Делал это он неторопливо и обстоятельно, Со стороны казалось, что он полностью погружён в изучение обложек старых фолиантов.
Джек очень часто слышал фразу, которой характеризовали многих учёных: «не от мира сего», но вот только сейчас впервые увидел, что именно эта фраза означала. Он внимательно изучал Адама, и вскоре пришёл к выводу, что перед ним находится именно такой человек, живущий в совершенно особом, доступном только ему внутреннем «мире». Он казался совершенно далёким от реалий современного ему мира, и погружённым в глубь веков.
Понаблюдав несколько минут за Адамом, Джек направился на выход, чтобы вместе со своими парнями подготовиться к встрече.

* * *
Как только за Джеком закрылась дверь библиотеки, молодой человек у книжной полки поднял голову и осмотрелся. Маска скромного, незаметного преподавателя Адама Пирсона исчезла, явив миру истинное лицо её хозяина, имя которого нынче знали немногие. Если бы кто-то из присутствовавших в тот момент в библиотеке дал себе труд обратить пристальное внимание на него именно сейчас, то был бы поражён произошедшей метаморфозой. За долю секунды исчез расслабленный и рассеянный взгляд погружённого в свои мысли университетского преподавателя. Карие глаза смотрели внимательно и светились недюжинным умом.
Митос почувствовал опасность, едва войдя в библиотеку, однако некоторое время не мог найти её источника. Зов, неизменно предупреждавший о присутствии других Бессмертных, на сей раз молчал. Значит, дело ему предстояло вести со смертными…
Годы, проведённые в ожидании опасности, отточили все инстинкты. Поэтому спустя всего лишь несколько минут Митос почувствовал на себе внимательный, изучающий взгляд, и понял от кого именно исходит опасность. Теперь Митос должен был определить для себя, что же ему следует делать дальше. Если это смертный охотится на него, то кого он ищет — Адама Пирсона или же Бессмертного? «Подвиги» Хортона были ещё слишком свежи в памяти у многих Наблюдателей. А может быть они ищут не просто Бессмертного, а именно конкретного Митоса? Однако эту мысль Митос отбросил сразу же. Слишком долго он был Наблюдателем, и слишком хорошо смог "упрятать" в глубины «Хроник» даже теоретическую возможность того, что Наблюдатели смогут найти Митоса. Поэтому он нисколько не сомневался, что как раз Наблюдатели ЕГО не найдут.
Да, люди не могли опознать в нём Бессмертного. Однако всегда оставались сами Бессмертные, которые безошибочно «чувствовали» себе подобного. Именно так, в своё время, Дункан понял КТО находится перед ним и догадался, что скромный и незаметный исследователь Адам Пирсон и есть столь знаменитый и неуловимый Старейший из Бессмертных по имени Митос. Кроме того, всё ещё существовали и такие Бессмертные, которые точно знали как именно выглядит легендарный Митос. Тем не менее, поскольку Зова не было, то пока что этого ему можно было не опасаться. Значит, им всё-таки нужен был именно Адам Пирсон. Только вот зачем смертным мог понадобиться Адам Пирсон, университетский преподаватель, Наблюдатель средней руки?
Итак, он должен был понять, что происходит и кто эти люди. Но, самое главное, прямо сейчас Митос решил, на всякий случай, немедленно покинуть библиотеку. Поскольку от Адама Пирсона никто не ожидает никаких неприятностей, то его будут поджидать только у центрального входа. Следовательно, чёрный ход будет свободен. Но даже в случае если бы его ждали и у парадного, и у чёрного хода, то за годы, что Митос пользовался этой библиотекой, он успел изучить её вдоль и поперёк, и превосходно знал каким образом всё равно можно уйти из неё.
Неторопливо Митос вышел из читального зала и отправился по длинным коридорам, заранее внимательно изученным вот на такой случай, к чёрному входу.
Митос практически подошёл к выходу, когда дверь чёрного хода открылась, а затем, закрываясь, громко хлопнула. Митос проворно укрылся за лестницей и через несколько секунд увидел зашедшего в библиотеку молодого парня. Митос стал внимательно наблюдать за дальнейшими действиями пришедшего. Его опытный глаз сразу же «вычислил» в нём ещё одного охотника.
Незнакомец внимательно осмотрелся по сторонам, а потом пошёл по коридору в сторону, откуда только что пришёл Митос. Не заметив спрятавшегося Бессмертного, парень прошёл практически рядом с Митосом. Дождавшись, пока новопришедший гость покинет пределы этого коридора, Митос выбрался из укрытия и быстро направился к выходу.
- Они оказались предусмотрительными – подумал он. – Так что, значит, и чёрный ход тоже перекрыт? Проверим…
После этого Митос подошёл к двери, приоткрыл её и внимательно огляделся. Однако рядом с чёрным выходом больше никого не было. Митос выскользнул из библиотеки, и окольными путями направился на соседнюю с нею улицу, где было давно облюбованное им место, предоставлявшее изумительную возможность обозревать центральный библиотечный вход, оставаясь при этом невидимым для тех, кто находился рядом с нею. Намётанный глаз Митоса мгновенно нашёл припаркованную неподалёку от входа лёгкую грузовую машину и стоящих рядом с ней четырёх совершенно незнакомых ему парней.
- Что ж, самое время уходить – подумал Митос. – Скоро они забеспокоятся, и начнут интересоваться: где же это я подевался и почему так долго не покидаю пределов библиотеки. Интересно, я ещё успею зайти домой, и забрать свои вещи или же мне там лучше больше уже не появляться? Надо пойти и посмотреть есть ли там уже «гости».
Сделав несколько шагов по направлению в сторону своего дома, Митос вдруг неожиданно застыл. Внезапно он явственно почувствовал Зов. Где-то здесь, рядом с библиотекой, находился другой Бессмертный. Присутствие Бессмертного резко меняло все планы, все расчёты и все размышления Митоса.
- Просто так, в один прекрасный момент, возле библиотеки, куда я прихожу практически каждый день, одновременно не возникают желающие захватить меня смертные и Бессмертный - подумал Митос. - Значит, они работают вместе.
Так как Митос был один, а поджидающие его у библиотеки враги имели явный количественный перевес, а, кроме этого, теперь следовало делать «поправку» на присутствующего здесь незнакомого ему Бессмертного, силы которого Митос не знал, то он решил тут же уйти отсюда по-добру, по-здорову, и больше не появляться в тех местах, где обычно бывал. Уже направляясь как можно подальше от опасного места, Митос подумал о том, что ему необходимо немедленно перезвонить Джо и Дункану и предупредить их о возникшей опасности.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:55

Глава № 11. Неожиданный поворот.

Утро началось совсем не так как обычно. Принятое накануне решение отправиться в университетскую библиотеку для того, чтобы найти неведомого им Адама Пирсона, способствовало изменению привычного уклада жизни.
Перед тем как отправляться в дорогу, по давно заведённой практике Кейт и Ник бросили жребий. На сей раз Ник проиграл, а поэтому должен был направиться в библиотеку через чёрный вход. Явно довольная результатами жеребьёвки Кейт, посмеиваясь, заметила:
- Ник, успокойся. Всё не так уж плохо. Возможно именно тебе выпадет возможность победить дракона и спасти от него прекрасную принцессу.
Хмуро посмотрев на смеющуюся подругу Ник пробормотал:
- Ну, да, разве могло быть по-другому? Как вижу, ты весьма довольна тем как развиваются события? Как ты думаешь, почему мне кажется, что я ещё об этом пожалею?
- Не знаю - рассмеялась Кейт. - Может быть потому что ты очень мнительный?
- А может быть потому, что я превосходно знаю тебя? - не остался в долгу Ник.
Кейт опять рассмеялась, и подойдя к мужу крепко обняла его и поцеловала.
- Успокойся, дорогой. Ты же знаешь меня не первый день.
- Именно поэтому я и волнуюсь - в ответ рассмеялся Ник.
- Ладно, хватит препираться. - деловито проговорила Кейт. - Пошли.
Продолжая посмеиваться и поддразнивать друг друга, они вышли из дома и направились к университетской библиотеке. За пару кварталов от неё супруги разделились и пошли к «своим» входам.
Торопясь как можно быстрее отыскать Адама Ник чуть ли не бегом устремился к чёрному входу, и буквально ворвался в библиотеку. Поскольку рядом с чёрным входом никого не было, Ник с сожалением пришёл к выводу, что любая опасность может находиться исключительно у парадного входа, то есть именно там, где сейчас находилась Кейт. Стремительно пройдя по коридорам, Ник вошёл в читальный зал, осмотрелся и подошёл к работающим там девушкам.
В отличие от Джека у Ника не было фотографии и он не имел ни малейшего представления о том как выглядит Адам Пирсон. Пустив в ход всё своё обаяние, Ник смог «вытащить» у работниц приблизительное описание нужного ему человека. Вскоре Ник знал, что Адам высок, строен, красив, черноволос, полностью погружён в изучение древних фолиантов, и всё равно пользуется достаточно большой популярностью, ибо за два дня уже второй человек усиленно расспрашивает их о нём.
- А кто ещё интересовался Адамом? - проворно насторожился Ник.
- Да был тут с утра один - лениво ответила одна из девушек. - Он всё время здесь крутился, ждал Адама.
- А как дождался - так сразу же и ушёл - отметила другая.
Тут в разговор включилась третья библиотекарша.
- Всё вы не правильно говорите. Вконец человека запутаете. Сначала, с утречка, значит, этот первый пришёл, а затем и Адам. Ну а потом они и вышли, чтобы спокойно поговорить и не мешать другим читателям.
Ник «вскинулся» и переспросил:
- Они оба тут сегодня были и вышли вместе?
- Ну не совсем вместе, а сначала один вышел, а вслед за ним и второй. Так что где-то они сейчас в другом месте беседуют. Подождать тебе парень маленько придётся.
Ник кивнул и бросился на выход. Идя на центральный вход, он анализировал всё то, что только что узнал. Значит, Джек подстерёг всё-таки Адама. Скорей всего увести его постараются в каком-то крытом фургоне. Следовательно, ему с Кейт надо будет осмотреть любую грузовую машину, которая окажется перед входом.
Выскочив из библиотеки и внимательно оглядевшись по сторонам, Ник увидел припаркованный к тротуару фургон и людей, которые курили стояв около него. Неподалёку от фургона Ник увидел и Кейт, которая тоже «пасла» эту машину. Подав ей условленный знак, Ник кинулся к машине, чтобы отбить, как он считал, уже захваченного Адама Пирсона.

* * *
Согласно жребия Кейт подходила к библиотеке с парадного входа. Понимая, что засаду для Адама скорей всего устроят именно там, на главном входе, Кейт не торопилась, внимательно «ощупывая» взглядом всех людей, которых видела. Уже подходя к улице, на которой размещалась библиотека, Кейт почувствовала Зов. Удивлённо приостановившись, Бессмертная начала искать подобного ей. Тщательные поиски ничего не дали, и хотя Кейт знала, что где-то здесь есть Бессмертный, отыскать его она не смогла. Моментально ускорив темп своей ходьбы Кейт достаточно быстро подошла к библиотеке. Увидев там парней у которых она мгновенно вычислила специальную подготовку, Кейт начала «прощупывать» взглядом и их. К её большому разочарованию все они тоже были смертными. Тогда Кейт начала прогуливаться поблизости, ожидая дальнейшего развития событий.
И они не заставили себя долго ждать. Внезапно из двери «вынырнул» Ник, осмотрелся, подал условный знак Кейт, и устремился к стоящей неподалёку машине.
Поведение Ника, который вот так без разведки и подготовки бросился и начал свару, весьма удивило Кейт, ибо подобное было для него совершенно нетипично. Значит, заключила Кейт, что-то случилось в самой библиотеке, и Ник стал действовать повинуясь обстоятельствам, исходя из того как развивалась ситуация. Благодаря накопленному опыту, Кейт с Ником научились понимать друг друга, как говорится, с полувзгляда. Поэтому, моментально сообразив что именно тот собирается делать, Кейт подключилась к атаке.
Поскольку с обеих сторон в схватку вступили профессионалы, она длилась совсем не долго, и чаша весов стала склоняться в сторону тех, кто владел численным большинством, а именно — людям Джека. Понимая, что долго им с Кейт не продержаться, Ник подскочил к фургону, рванул на себя дверь и заглянул внутрь. С огромным удивлением он обнаружил, что в машине никого нет. Не было рядом с машиной и наёмниками и самого Джека, который вместе с Адамом куда-то исчез.
В сложившейся ситуации Ник рассудил, что самым лучшим для них с Кейт будет немедленно уходить отсюда пока они целы. Поэтому, подав своей подруге условленный сигнал об отступлении, Ник начал отступать.
Ничего не понимая Кейт, отразив очередной удар одного из парней группы Джека, тоже отступила. Как только они выбрались на оперативный простор, Ник схватив Кейт за руку, потащил её прочь от библиотеки. Превосходно зная город они достаточно легко «замели следы» и ушли от погони.
Когда они оставили опасность позади и смогли спокойно отдышаться, Кейт «накинулась» на Ника с упрёками и претензиями:
- Ты что совсем с ума сошёл? - гневно проговорила Кейт. - Какая нелёгкая потянула тебя ни с того, ни с сего налететь на такое количество людей неприятеля? Ясно же было с самого начала, что мы вдвоём со всеми ними не справимся. Какая муха тебя укусила? Ведь мы же ещё дома всё обсудили и разработали примерный план наших последующих действий. Зачем нужно было всё ломать и кидаться очертя голову в потасовку?
- Я думал, что в той машине уже находится Адам Пирсон - хмуро ответил Ник. - Я выяснил, что сегодня утром он встретился тут с Джеком и они куда-то ушли. Я и поспешил чтобы освободить захваченного учёного. Но в машине, как ты видела, никого не было, да и самого Джека там я тоже не увидел. Я не знаю теперь что произошло и где их обоих искать.
Кейт, поразмыслив несколько минут, негромко произнесла:
- Что-то не складывается. Если Джек выманил Адама из библиотеки, то он бы привёл его к своим людям и своей машине.
- Вот и я так думаю - перебив свою подругу горячо проговорил Ник.
- Да - продолжая раздумывать ответила Кейт. - Если только... - вдруг она замолчала, оборвав себя на полуслове.
- Что? - выдохнул Ник.
Глубоко задумавшись Кейт долго молчала, а потом произнесла:
- Если только в игру не вступила какая-то третья сила. Знаешь, подходя к библиотеке я почувствовала где-то здесь неподалёку другого Бессмертного.
- Ты почувствовала Зов? - встревоженно переспросил Ник.
Кейт кивнула и продолжила:
- Значит, если Джек не повёл Адама к своим людям, хотя это - единственный приемлемый для него поступок, - значит что-то вынудило его отвести Адама к более влиятельной персоне. Логично предположить, что какой-то Бессмертный тоже играет свою роль во всей этой истории. Роль, которую мы не знаем... - Кейт немного помолчала, а потом сокрушённо покачав головой произнесла - Эх! Нам катастрофически не хватает информации. Мы, как слепые котята, тыкаемся носом в неприятности, вот и совершаем ошибки, например такую как сегодняшняя, которую в иной ситуации, знай заранее всю подноготную разворачивающихся событий, мы бы не допустили. А теперь у нас вместо одной проблемы возникло сразу несколько. Если я почувствовала здесь Бессмертного, то и он, в свою очередь, тоже почувствовал меня. Возможно, что он не только почувствовал, но и (в отличие от меня) ясно видел меня. Таким образом мы не только «засветились» перед людьми Джека, потеряли Адама, но и объявили о своём существовании и участии в игре перед этим неизвестным нам Бессмертным. И теперь мы, по сути ничего не зная, стали в его глазах полноправными участниками, и, возможно, противниками. У нас нет ни одного козыря. Мы сели играть в игру не зная её правил. Скверно всё это, очень скверно...
Тяжело вздохнув Кейт замолчала и посмотрев по сторонам спросила у Ника:
- Ну, какие будут предложения? Что мы будем теперь делать?
- Не знаю - грустно ответил Ник. - Надо думать.
- То-то и оно - скривилась Кейт. - Разумеется надо думать, а иначе не сносить нам с тобой головы.
- Ну мне-то вряд ли это грозит - попробовал пошутить Ник.
Кейт внимательно посмотрела на своего мужа и ухмыльнувшись сказала:
- Ради тебя он сделает исключение. Ладно, герой, всё что можно было испортить сегодня, мы уже сделали. Пошли думать как выбираться из всего этого болота в которое мы с тобой так «удачно» сегодня вляпались.
- С чего начнём - поинтересовался Ник.
Повернувшись и пойдя подальше от университетского городка Кейт начала разрабатывать дальнейшие шаги. Ник, пристроившись к ней, стал внимательно слушать её рассуждения.
- У нас есть два пути, которые требуют исследования - размышляла вслух Кейт. - Это «пройтись» по всем злачным местам и найти Джека с его людьми, выследить все его контакты и связи, и постепенно выйти на всех тех, кого мы сейчас ещё не знаем. Вторая задача — отыскать Адама Пирсона. Надо узнать где он сейчас. Если на свободе, то по-прежнему мы должны найти его первыми. Нам надо узнать, а потом и «прочесать» все места где он бывает, все его связи, друзей, возлюбленную и так далее. Если он в плену у другого Бессмертного, то мы должны найти его, выяснить зачем Адам тому нужен. А самое главное — мы должны узнать с кем именно из Бессмертных мы имеем дело. Связываться с тем чьей силы мы не знаем — смерти подобно и будет с нашей стороны глупостью несусветной. Надо всё выяснить, узнать кто ещё задействован в игре и что вообще происходит. Нам надо просчитать все возможные варианты дальнейшего развития событий, и только потом, после выяснения всего этого, будучи во всеоружии, начинать действовать.
- Ага. Всего-то делов-то! - издевательски присвистнул Ник.
- И не говори! - рассмеялась Кейт. - Но ведь нам с тобой не привыкать к трудностям, не так ли?
- Да уж! - в ответ рассмеялся Ник. - Ну пошли искать новые неприятности, в которые мы ещё не вляпались.
С этими словами Ник обнял Кейт и они зашагали в сторону дома.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:55

Глава № 12. Недоумение Джека.

Судьба — достаточно своеобразная дама. Когда ты совершенно уверен в конечном успехе, она очень любит подбрасывать самоуверенному глупцу парочку свеженьких неприятностей. Это, так сказать, чтобы он не очень-то расслаблялся.
Эти мысли пришли в голову Джеку как только он вернулся к своим людям. После того, как он, выйдя из библиотеки, расставил всех их по местам дожидаться Адама, он обнаружил, что забыл купить новую пачку сигарет и направился за ними в находящийся неподалёку магазин. Когда Джек вернулся, его глазам предстало неожиданное зрелище: все его парни были изрядно потрёпанными. После того как Джек выслушал их рассказ о том, что произошло, его недоумение ещё больше возросло. Что происходит? Кто такие были люди, напавшие на его парней? Почему они это сделали? И где сейчас Адам Пирсон?
Понимая, что прямо сейчас он сможет получить ответ только на один вопрос, Джек направил одного из своих людей - Пола - в библиотеку, чтобы найти Адама. Вернувшись тот принёс совершенно обескураживающее известие: Адам уже ушёл из неё.
- Значит, пока вы дрались с этими незнакомцами, Адам тихо-мирно ушёл домой? - раздосадованно поинтересовался Джек. - Вы хоть что-то можете рассказать об этой парочке?
- Это профессионалы - уверенно ответил Брайан, самый лучший из его подчинённых. - Они прошли хорошую школу подготовки и уже много лет занимаются своим делом. Особенно хороша женщина. Она - просто высший класс! Хотел бы я иметь её своим напарником. С такой и в самое пекло не страшно забираться.
- Но почему они напали на вас - продолжал недоумевать Джек.
Ответа на этот вопрос не знал никто...
Так ничего и не понимая и ни к какому выводу не прейдя, Джек решил возвращаться на базу, ибо продолжать находиться у библиотеки теперь было бессмысленно.
Понимая, что заплативший деньги клиент должен находиться в курсе разворачивающихся событий, Джек перезвонил Уильяму и проинформировал его о провале их миссии. Теперь Джек решил выяснить где живёт Адам и разместить там засаду, однако его не покидало опасение, что стычка его людей с этими профессиональными бойцами была далеко не случайной, и Адам мог попасть в руки кого-то другого, из, так сказать, конкурирующей группировки. Теперь ему, Джеку, следовало выяснить что же всё-таки сейчас происходит. А для того, чтобы разобраться во всех хитросплетениях разворачивающихся событий, он решил более подробно побеседовать с Уильямом и выяснить те подводные течения о которых он ещё не знает.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:56

Глава № 13. Расклад сил.

Женщина сидела за столом и обдумывала только что завершившийся телефонный разговор. Сейчас, когда она поговорила с Франком — самым приближённым своим связным — настроение у неё было достаточно раздражённым.
Франк был одним из шести её доверенных особ, её так сказать «гвардейцев», каждый из которых имел, в свою очередь, свою собственную «гвардию».
Первого звали Даниэль. Он был достаточно умён, находчив и исполнителен. Он был превосходным организатором и исполнителем приказов, но не был отменным боевиком. Лучше всего он исполнял задания, связанные с охранной миссией. В группу Даниэля входило пять человек: Карл, Андрэ, Эдвин, Стивен и Габриэль. Именно ему и его людям она поручила дело захвата и содержания под охраной Ричи Райана.
Вторым был Марвел. Это был редкий негодяй, способный выполнять любой приказ, не обдумывая и не сомневаясь. Не было на Земле такой подлости или гнусности, которую он не согласился бы исполнить, если ему за это заплатят. В его группу тоже входило пять человек: Алекс, Поль, Эдвард, Анри и Питер. На них была положена задача убить Грейс Шандель.
Третьим был Найджел. Это был прекрасный боевик, профессионал, который, в свою очередь, собрал в своей группе таких же профессионалов своего дела. В его подчинении было шесть человек: Дэвид, Шон, Эрик, Ральф, Джон и Девлин. На эту группу было положено задание «убрать» Анну Девлин. Во время этой операции Найджел потерял ровно половину своих людей, ибо умирая Анна забрала с собой на тот свет Дэвида, Ральфа и Джона.
Четвёртым был Роджер. Он тоже был хорошо подготовленным воином, и отличался повышенной самоуверенностью. Изначально его группа состояла из семи человек, но именно она попыталась «взять» Кердвин. После встречи с ней этот мир покинули Джордж, Николас и сам Роджер. После того как группа потеряла своего главу, оставшихся в живых Остина, Лео (Леопольда), Марка и Дика женщина, с течением времени, соединила с «остатками» потрёпанной группы Найджела, слив, таким образом, третью и четвёртую группы в единую. После этого под началом у Найджела вновь оказалась полноценная группа из семи человек — Шон, Эрик, Девлин, Остин, Лео (Леопольд), Марк и Дик.
Пятым был Лотар — умница каких мало, ярковыраженный лидер, тактик и стратег в одном лице. Под стать ему были подобраны и люди его группы. Его отряд из восьми человек состоял как из мужчин, так и из женщин. Каждый из них — Мартин, Бенджамин, Рональд, Патрик, Доминик, Агнесса, Груочь и Кейшана — были столь самобытными личностями, что эта группа стоила подчас четырёх других вместе взятых. Они не только были хорошими бойцами, но и организаторами, мастерски умели воплощать в жизнь разнообразные аферы и проворачивать всевозможные комбинации. Женская же часть группировки была к тому же искусной по части особого шпионажа, и любая из них могла бы не ударив в грязь лицом, занять достойное место в рядах прославившегося в истории знаменитого «Летучего отряда» французской королевы Екатерины Медичи. Эта группа сейчас была отправлена для выполнения своего задания...
Особняком в этом списке стоял шестой представитель её «гвардии» — Франк. Он был не только боевиком, но выполнял и обязанности её личного телохранителя. Именно Франк был вместе с ней той ночью, когда женщина выманила Грегора на роковую для того встречу. Франк был одиночкой и работал без помощников. Он не стал создавать себе группу, справедливо полагая, что один будет более мобильным, незаметным и трудновычисляемым для неприятелей. Франк знал всех её людей, но его самого знали только лидеры отрядов.
Больше всего из всех этих людей женщина ценила двоих — Франка и Лотаря. Как наиболее разумным именно им она поручала выполнение самых важных для неё заданий. Достаточно часто она называла их самыми необходимыми жемчужинами своего ожерелья.
И вот сейчас Франк отрапортовал ей о результатах выполнения поставленной перед ним задачи, ибо именно ему женщина поручила связаться с Уильямом и нанять людей для захвата Адама Пирсона.
Исходя из причины, которая была чрезвычайно важна для неё, она не хотела чтобы Адамом Пирсоном «занимались» её люди. Адам был смертным, и планируя свою игру, женщина долго размышляла над его дальнейшей судьбой. В конце концов она приняла компромиссное решение: похитив Адама, поместить его, как и Ричи, под охрану. Через некоторое время, через третьи руки, сообщить Дункану о его смерти, но в реальной ситуации – сохранить Адаму жизнь. И если Бессмертного Ричи в конечном итоге, согласно её планов, ждала таки смерть, то смертного Адама, когда всё закончится, она планировала (намеревалась, хотела) отпустить на свободу. Именно поэтому для неё было так важно, чтобы исследователь Адам Пирсон не видел и не знал в лицо ни одного из её людей. Это, кроме ещё одного соображения, и было основной причиной почему ей понадобились люди Джека и отчего привлечённые «со стороны» наёмники играли столь важную и наиболее выгодную роль.
И вот эти нанятые «чужаки» с блеском провалили поставленную перед ними задачу. Они не только «проворонили» Адама, но и «засветились», приняв участие в драке. И теперь вполне возможной была ситуация, когда кто-то из очевидцев этого события мог сообщить о драке, например, в полицию. А привлекать к своим делам внимание этой организации женщина совершенно не жаждала.
- Олухи! Величайшие неумехи! - восклицала женщина. - Что же это такое! Получается я заплатила столь немалые деньги за их некомпетентность? И что я теперь должна делать? По их милости в мою безупречную пока игру закралась погрешность, которая может привести к самым неожиданные результатам. Если Адам вмешается в развитие событий — а это вполне возможно, — то конечный результат их ошибки может стать крайне неприятным. Конечно, Адаму не тягаться с профессионалами: книжный червь он и есть книжный червь, ему не выстоять в драке. Но голова-то у него есть, а думать Адам умеет... Ах как это всё неприятно и не своевременно...
Покачав головой женщина взяла телефон, позвонила Франку и велела немедленно передать Уильяму совершенно чёткие инструкции. Он должен как можно скорее связаться с нанятыми им людьми. Они обязаны отыскать Адама и не дать тому возможности вступить в её игру. Похищение должно быть осуществлено как можно скорее.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:57

Глава № 14. Майкл Скробалак.

Проснувшись рано утром Майкл по заведённой уже много лет привычке встал, подошёл к окну и откинув штору внимательно посмотрел на стоящие во дворе машины. Заметив, что нужная ему машина спокойно стоит на стоянке, он пошёл на кухню и начал готовить себе завтрак. Позавтракав он вновь вернулся в комнату и снова стал смотреть на стоящую на стоянке машину. Насколько бы ему было спокойней, если бы он мог поставить на неё пару «жучков», в который уже раз подумал Майкл. Но, увы, это были совершенно нереальные мысли. Осуществляя наблюдение за такими специалистами, какими были его Подопечная Кейт и её муж Ник, нельзя было расслабляться ни на секунду. Обнаружь они слежку, то очень скоро отыскали бы и его самого. В этом случае Майклу пришлось бы отвечать на такие вопросы и говорить о таких вещах, о которых он не имел права заикаться. Да и вообще просто сопровождать их во время всех их головокружительных «приключений» было достаточно сложной задачей. Не взирая на то, что Майкл был очень хорошо обученным профессионалом, эта парочка подчас ставила в тупик и его…
Майкл был Наблюдателем Кейт вот уже больше восьми лет. За эти годы ему пришлось пережить огромное количество разнообразных приключений, в которые ввязывалась его Подопечная со своим мужем. Это назначение требовало от него всех его сил и способностей. Подчас только особая подготовка и тренировка, которой он был обучен, помогала ему выпутываться из неприятностей в которые он вляпывался вместе со своими «объектами». Да, данное назначение было очень трудным, но ни за какие деньги Майкл не захотел бы поменять его. Его жажда приключений, присущая ему ещё со времён юношества, теперь была вознаграждена с лихвой. Ибо все те авантюры в которые втягивали его Кейт и Ник требовали от Майкла использования всего присущего ему таланта. Куда только не втягивала его эта парочка! О, воспоминания об их «похождениях» навсегда останутся в памяти Майкла как самые замечательные странички его жизни и профессиональной деятельности. «Хроника Кейт», которую он писал, смело могла быть приравнена к любому приключенческому бестселлеру. Опубликуй он хотя бы её половину, Майкл получил бы все литературные премии в жанре авантюрного романа.
Сегодня, согласно наблюдениям Майкла, у них с его Подопечной на повестке дня был запланирован визит к наркоторговцу. Кейт с Ником уже несколько дней «пасли» его, так что пора было уже переходить к решительным действиям. Понимая, что сегодня можно «нарваться» не только на крупные приключения, но и на столь же крупные неприятности, Майкл уделил одеванию и подготовке необходимого ему оборудования особое внимание. Собрав всё, что могло бы ему понадобиться, Наблюдатель вышел из дома и стал поджидать Кейт.
Достаточно скоро эта парочка тоже покинула свои апартаменты и направилась «на дело». Намётанный глаз Майкла сразу же оценил одеяние и экипировку супругов: было видно, что они тщательно подготовились к походу, не исключая и возможность хорошей драки. Это наблюдение порадовало Майкла: день предстоял стать прелюбопытнейшим.
Привычно пристроившись сзади, Майкл направился за Кейт с Ником. Однако через некоторое время он начал недоумённо хмуриться. Место, куда шли сейчас Бессмертная с мужем, лежало в стороне от проторенных дорог представителей преступного мира. А когда они зашли на территорию университета и двинулись в сторону его библиотеки, Майкл просто растерялся. Что такое могло понадобиться «охотящейся» Кейт в этом месте?
Когда супруги привычно разделились и пошли перекрывать оба выхода из библиотеки, Майкл, моментально узнавший их традиционную тактику, совершенно перестал что-либо понимать. Ни один наркоторговец не будет проворачивать свои делишки в таком месте. Что же происходит?
Подойдя вслед за Кейт к центральному входу библиотеки и оглядевшись по сторонам, Майкл тут же насторожился. Профессиональный взгляд специалиста позволили ему «выхватить» из толпы студентов привычных ему представителей преступного мира. Как и Кейт мгновенно «срисовав» парней, куривших возле своей машины, Майкл стал ждать дальнейшего развития событий. Всё ещё не понимая что Кейт здесь делает, Майкл, тем не менее, успокоился. Присутствие здесь «обитателей» привычного его глазу круга, объясняло причину, приведшую Кейт в столь несвойственное для времени когда она «работала» место.
То, что произошло затем, вызвало уже не просто удивление Майкла, а чуть ли не полнейший шок. Необъяснимое поведение всегда столь осторожного Ника, их схватка с «превосходящими силами противника» с последующим бегством, жаркие дебаты супругов после завершения драки и, наконец, их возвращение после всего этого домой, без захода к наркоторговцу — всё это было совершенно не понятно, необъяснимо, особенно для такого человека как Майкл, который столько лет изучал жизнь и поведение этой Бессмертной. «Чего их туда понесло?» - не переставал спрашивать себя Майкл, возвращаясь вслед за Кейт и Ником домой. Что вызвало этот визит, зачем они вообще пошли в университет? Майкл был уверен, что ещё вчера днём ни Кейт, ни Ник не занимались никакими другими делами кроме расследования деятельности торговца наркотиками. А тут вдруг такой резкий поворот...
Придя домой и так и не отыскав ответов на мучавшие его вопросы, Майкл записал обо всём что сегодня произошло в «Хронику Кейт», а потом традиционно подготовил отчёт о событиях текущего дня для Координатора региона. Когда письмо было практически уже закончено и готово к отправлению электронной почтой, Майкл вдруг засомневался в том, что следует направлять его немедленно. Слишком много вопросов, которые накопились у Майкла, так и не получили своего разрешения. Ещё раз всё хорошенько обдумав, Майкл принял решение не спешить, не «пороть горячку», а тщательно разобраться в том, что же всё-таки сейчас происходит и только после этого, дополнив провалы и «белые пятна» в своём отчёте новыми сведениями и объяснениями, и только потом направить его по адресу Наблюдателя-Координатора региона. Поэтому, сохранив письмо в памяти компьютера, Майкл вышел из своего почтового электронного ящика и выключил ноутбук.
Важная информация о «стычке» Кейт с наёмниками у дверей университетской библиотеки так и осталась не отосланной...
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:58

Глава № 15. Размышления Джо Доусена.

В это утро Джо проснулся, как говорится, «ни свет, ни зоря». Повертевшись в постели и так, и эдак, и убедившись, что вновь уснуть уже не удастся, он, вздохнув, выбрался из-под одеяла и начал одеваться. Из головы у него не шёл вчерашний разговор с Дунканом. Кто мог «подставить» Аманду и для чего? Разумеется, ещё вчера он навёл некоторые справки и понял, что Наблюдатели, скорей всего, не могут иметь отношения к её злоключениям, ибо никакого подозрительного «движения» вокруг её персоны замечено не было. Наблюдатель Аманды тоже не смог ничем порадовать Джо: последнее время его Подопечная вела себя на удивление спокойно и не ввязывалась ни в какие преступные или же просто не вполне законные дела. Для полного самоуспокоения Джо заодно проверил и группу бывших Наблюдателей, которые в своё время входили в группу Хортона и были исключены из Ордена после его разоблачения. И здесь он убедился в том, что все они уже очень давно не имели никаких прав на доступ в постоянно обновлявшуюся базу данных Наблюдателей, а следовательно не могли «держать руку на пульсе» и быть во всеоружии относительно последних перемещений Бессмертных вообще и Аманды в частности. Исходя из всего этого, Джо окончательно решил, что в данном случае скорей всего кто-то из Бессмертных свёл с Амандой какие-то свои счёты. Если это было так, то список потенциальных кандидатов вырастал как грибы после дождя. Такая личность как Аманда за годы своей жизни заработала такую репутацию, что перебирать её недоброжелателей можно было хорошо и долго.
После завтрака Джо углубился в изучение «Хроники Аманды», чтобы подобрать для Дункана примерный список её потенциальных «доброжелателей». Ехидно посмеиваясь Джо подумал, что Дункану предстоит огромная работёнка: «прощупать» всех Бессмертных из этого оч-ч-ч-ень длинного перечня имён.
Проработав до обеда, Джо решил немного отдохнуть и заняться текущей работой Координатора региона Наблюдателей. «Войдя» в свой электронный почтовый ящик Джо немало удивился, увидав необыкновенно много, гораздо больше нежели обычно, новых сообщений.
После того как Доусен закончил читать все присланные ему письма, сообщения, отчёты и рапорты других Наблюдателей, он почувствовал всё возрастающую тревогу. То, что он узнал повергло его душу в состояния глубокой настороженности. Каждое отдельно взятое сообщение вроде бы не носило столь катастрофического характера, но собранные все вместе, воедино, они наводили на весьма печальные мысли.
Сообщения о пропаже Ричи Райана, Грейс Шандель, Анны Девлин и Грегора Пауэрса, в приложении к уже известной Джо информации о злоключениях Аманды, позволили Доусену сделать одно весьма тревожное заключение. Всех этих Бессмертных — столь разных и подчас незнакомых друг с другом — связывала воедино одна-единственная фигура. Все они были друзьями Дункана Маклауда. А значит, пришёл к выводу Джо, дело здесь вовсе не в Аманде. Неприятности начались у его Подопечного...
Джо понимал, что теперь можно было сделать чёткий вывод о том, что в жизни Дункана наметились достаточно определённые неприятности. Совсем недавно, во время противостояния Дункана с Каласом, последний тоже начал свою войну с Дунканом с подстраивания различных неприятностей и убийств друзей Горца.
Размышления Джо прервал телефонный звонок. Всё ещё обдумывая сложившуюся ситуацию, Джо достаточно рассеяно взял телефонную трубку и проговорил:
- Слушаю.
- Здравствуй Джо. Это Адам - раздался оттуда знакомый голос.
- Рад тебя слышать - обрадованно отозвался Джо.
- Я доволен, что ты рад - хмыкнул Митос. - Однако, боюсь, что твоя радость продлится не долго, так как то, что я тебе расскажу, без всякого сомнения, способно избавить тебя от хорошего настроения.
Джон, моментально посерьёзнев, проговорил.
- Что случилось?
Слушая рассказ Адама о сегодняшних событиях у библиотеки, Джо моментально присовокупил ещё один фактик в «сокровищницу» неприятностей, которые начались у друзей Дункана. Как только Адам завершив своё повествование замолчал, Джо вздохнул и ввёл его в курс всех сегодняшних новостей, поведав о том, что произошло с другими друзьями Дункана Маклауда.
Выслушав всю информацию Митос долго молчал, а затем сказал:
- Джо, ты должен предупредить Дункана и рассказать ему обо всём том, что сейчас происходит. Он должен быть готов к дальнейшему развитию событий.
- Да, разумеется, - согласно кивнул Джо. - Именно это я и собираюсь сделать. А вот что теперь собираешься делать ты?
- Я? Ну, прежде всего, спрятаться в безопасном месте, а уже потом попытаться разобраться в том, что происходит. После того как я собью «охотников» со своего следа, я приступлю к сбору информации.
- Ты не пойдёшь к Дункану? - поинтересовался Доусен. - Ему может понадобиться твоя умная голова.
- Нет. По крайней мере, пока что. Не хочу появляться в тех местах, где меня могут ждать. Да и нет необходимости наводить кого бы то ни было на его дом.
- Ты полагаешь, что тот Бессмертный, который так много знает о друзьях Дункана, не знает где живёт сам шотландец? - удивлённо поинтересовался Джо.
- Ну, разумеется, наверняка знает - ответил Митос. - Но всё же мне лучше пока там не показываться. Хорошо, мне пора. Я позвоню тебе как только обустроюсь в безопасности и раздобуду какие-то новости.
- Не пропадай - попросил Джо.
- Естественно - ответил Адам и отключил телефон.
Положив трубку Джо обдумал всё то, что только что услышал. Ситуация складывалась критическая. Теперь уже он был совершенно уверен, что какой-то Бессмертный начал вести против Дункана Маклауда «боевые действия». Вот только кто это был и по кому именно из многочисленных друзей Горца будет нанесён удар в следующий раз? А в том, что список «жертв» этого Бессмертного будет продолжен, Джо не сомневался. Как же предугадать КТО будет следующим? Разумеется, он может внимательнейшим образом «проработать» «Хронику Дункана», но как найти тех кто может пострадать в самую первую очередь? Да, конечно, ещё он может предупредить Наблюдателей соответствующих Бессмертных - друзей Маклауда, но всего этого в создавшихся условиях было явно мало. Очень мало...
Понимая, что сейчас он не многое может изменить, Джо решил первым делом поставить в известность о надвигающейся беде Дункана. Ещё раз тяжело вздохнув, Доусен взялся за телефон.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 10:59

Глава № 16. Появление опасности.

Как и Джо, Дункан всю первую половину дня провёл сидя за компьютером. Он искал какую-нибудь новую для себя информацию, «взламывая» полицейские файлы, справедливо полагая, что так сможет выяснить всё, что может помешать Аманде оказаться на свободе. Кроме этого, Дункан написал несколько писем тем различным Бессмертным — друзьям Аманды — которых он знал, в надежде на то, что сможет получить от них какую-то информацию.
В середине дня Дункан оторвался от монитора и стал готовить себе обед. Взглянув на часы Дункан удивлённо подумал, что это очень странно, что Ричи так до сих пор и не позвонил ему. Вчерашний текст сообщения, записанного на автоответчике был произнесён им с такими радостными интонациями, что Дункан, зная своего Ученика, не сомневался в том, что будет первым на кого Ричи «вывалит» свои новости как только они у него появятся. Поэтому Дункан был уверен, что Ричи позвонит ещё вчера вечером, а уже сегодня, чуть ли не с рассветом, сам приедет на баржу и расскажет обо всём подробно и обстоятельно. И вот уже прошло почти около суток, а Ричи всё ещё не проявлялся. Это было странно и совершенно не похоже на его неугомонного Ученика.
Недоумевая Дункан позвонил Ричи домой. Не получив ответа, Горец позвонил по оставленному ему Ричи на всякий случай телефону домовладельца. Из недолгого разговора Дункан узнал, что вчера вечером Ричи домой не вернулся. Ничего никому не сказав, он просто куда-то ушёл и больше его никто не видел. Поэтому домовладелец не имел ни малейшего представления о том где именно Ричи может быть в данный момент.
- Но я не вижу здесь ничего страшного - в заключение сказал домовладелец. - Мало ли какие дела могли возникнуть у такого молодого человека... Я бы не стал, месье, переживать. Ведь у него вполне могло быть вчера назначено какое-то романтическое свидание. В конечном итоге, он объявится рано или поздно.
Согласившись с аргументами своего собеседника Дункан торопливо попрощался и повесил трубку. Зная Ричи, он вполне соглашался с тем, что тот мог позабыть обо всём на свете при виде привлекательной девушки. Однако и в таком случае он всё равно нашёл бы минутку, чтобы похвастаться перед Дунканом.
Недоумевая и уже начиная беспокоиться, Дункан принялся расхаживать по комнате. «Ах, если бы я в тот момент, когда Ричи звонил мне, был дома… - сокрушался он. - Если бы я смог расспросить его куда он направляется, с кем будет встречаться...»
От тяжких раздумий Дункана отвлёк телефонный звонок. Сняв трубку, он сказал:
- Да, слушаю.
- Это Джо. Как дела?
- Ричи пропал - тихо проговорил Дункан. - Он исчез, и никто не знает где он. - Немного помолчав Дункан добавил: - Конечно, может быть он скоро объявится...
- Может быть - неуверенно отозвался Джо. - Однако проблема с Ричи — не единственная наша проблема. Мак у меня плохие вести. Очень плохие.
- Что ещё случилось Джо?
- Мак, по моему у тебя появился враг, который «охотится» на близких тебе Бессмертных. В один и тот же день, точно так же как и Ричи, пропали ещё некоторые твои друзья.
- Кто - помертвевшим голосом проговорил Дункан.
- Пропали Грегор Пауэрс, Грейс Шандель и Анна Девлин. Их наблюдатели сообщают, что когда они, передав суточный доклад о перемещениях своих подопечных, отправились домой спать, то всё было благополучно. Однако, утром никого из них на месте уже не было.
- Так... - протянул Дункан.
- Но и это ещё не всё.
- Значит ворох плохих новостей всё ещё не закончился?
- Нет. И с каждой новой новостью дело обстоит всё хуже и хуже. Сегодня днём кто-то пытался похитить Адама Пирсона.
- Что? - подскочил Дункан.
- Его спасла только свойственная ему осторожность и умение уходить от опасностей.
- Где он? - взволновано спросил Дункан.
- Он мне этого не сказал. Он позвонил, чтобы рассказать о том, что произошло и сказать, что он отправляется в безопасное укрытие. Кроме того Адам хотел предупредить об опасности, и попросил передать тебе информацию о том, что происходит.
- Почему он не пришёл ко мне?
- Я полагаю по двум причинам. Первая - не показываться в тех местах, где его может ждать засада. А вторая - не навести этого Бессмертного на тебя.
- Бессмертного? - вскинулся Дункан. - Значит за всем этим стоит Бессмертный? Кто?
- Да, Бессмертный, но кто он — этого мы пока не знаем. Мак, Адам сказал мне, что этот Бессмертный использует для своих целей смертных людей. По крайней мере те, кто сегодня пытались похитить Адама были смертными, а присутствия Бессмертного он сначала и не почувствовал. И только когда выбрался, то вдалеке почувствовал Зов. Но чтобы избежать неприятностей и учитывая, что, по его словам, их было гораздо больше, нежели один человек, Адам решил скрыться от греха подальше. Знаешь Мак, учитывая всё то, что сейчас происходит, уж лучше Аманде находиться в тюрьме. Там, по крайней мере, она будет в безопасности.
- Да, ты прав - задумчиво проговорил Дункан. - Хотя, как я теперь понимаю, именно этот незнакомый нам Бессмертный и засадил её туда. Итак, Аманда, Ричи, Грегор, Грейс, Анна и Митос. Кто будет следующим?
- Не знаю Мак, не знаю - тяжко вздохнул Джо. - На твоём месте я бы попытался предупредить тех твоих друзей, которых ты знаешь где найти. И приготовься к визиту своего врага.
- Я всегда готов к бою - сумрачно ответил Дункан. - Однако если кто-то считает, что у нас с ним какие-то счёты, то зачем трогать моих друзей.
- Чтобы сделать тебе побольнее. Вспомни, например, действия Каласа... Как ты думаешь Грегор, Грейс, Анна и Ричи ещё живы?
- Не знаю - помрачнел Дункан. - Честно говоря, я полагаю, что уже нет. Но, как известно, надежда — это последнее, что покидает человека. Будем надеяться на то, что они только у него в плену.
- М-да - неопределённо проговорил Джо. - Будем надеяться...
- Анна оставила какую-то информацию о том куда она отправилась? - поинтересовался Дункан.
- Я не знаю - отозвался Джо.
- Выясни это. Я знаю Анну: она не могла уйти не оставив каких-нибудь данных о том, где её искать.
- Хорошо. Я постараюсь что-либо выяснить. - сказал Доусен. - Ну, пока. Будь осторожен.
- Я всегда осторожен - ответил Горец.
Дункан повесил трубку и задумался обо всём том, о чём ему рассказал Джо. Картина складывалась не очень весёлая. Как реалист, Дункан понимал, что держать в плену четверых Бессмертных было бы слишком опасно для любого Бессмертного, даже того, кто привлёк к себе помощниками смертных. Одного — да, но не четырёх. Значит, как минимум трое из похищенных были уже мертвы, а то и все, кого тому удалось захватить.
Кто же его враг? Кто мог задумать такую комбинацию? Привлечь к своим делам смертных — на это решится далеко не каждый Бессмертный. Единственный раз, когда Дункан попадал в подобную ситуацию, был связан с Ксавье Сен-Клодом. Но даже он привлёк к делам Бессмертных людей и пошёл на нарушение Правил только лишившись руки, а, следовательно, потеряв возможность выстоять и победить своего оппонента в честном бою.
Понимая, что тот, кто стоит за всеми развернувшимися событиями, не остановится на достигнутом, Дункан решил предупредить об опасности всех тех своих друзей, которых знал где искать. В течение всего оставшегося дня он отправлял электронной почтой письма-предупреждения, в которых излагал всё то, что сейчас происходило, а потом названивал и наговаривал тот же текст на автоответчики их телефонов...
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:00

Глава № 17. Джина и Роберт де Валикур.

Утром Джина проснулась достаточно поздно. Всю ночь они с Робертом пылко любили друг друга, и поэтому позднее пробуждение было вполне закономерным. Взглянув на спящего рядом мужа, она выбралась из тёплой постели и подошла к окну. Лениво оглядывая окрестности, она вскоре увидела группку молодых юношей и девушек, которые сгрудившись возле фургона, явно чего-то ожидали. Бездумно «проскользнув» по ним взглядом, Джина направилась на кухню. Понимая, что вскоре голод, накопившийся за ночь, разбудит Роберта, она приготовила плотный завтрак. Внеся поднос в спальню Джина внимательно посмотрела на всё ещё сладко спавшего мужа. Вдруг ей в голову пришла шальная мысль, и поставив поднос на прикроватную тумбочку, она вновь направилась на кухню и приготовила столь же плотный обед.
Принеся всю эту еду в спальню, Джина поставила её рядом с уже стоящим подносом с завтраком. Быстро сбросив пеньюар, она «скользнула» вновь в кровать. Пришедшая ей ранее в голову замечательная идея провести весь сегодняшний день в постели, требовала немедленного воплощения в жизнь. Обняв Роберта Джина начала будить своего возлюбленного нежными поцелуями.
Проснувшись Роберт бережно обнял свою жену и поцеловав в ответ, лукаво спросил:
- Тебе так понравилась прошедшая ночь, что ты с нетерпением ожидаешь продолжения?
- Не только продолжения - кивнула Джина. - Более того. Я предлагаю вообще весь сегодняшний день провести в постели за этим приятным занятием.
- Если мы не встанем с постели и не запасёмся какой бы то ни было едой, то это «приятное занятие» долго не продлится - резонно возразил Роберт. - Для любви нужны силы.
- А ты посмотри что я принесла нам на завтрак и обед - захихикала Джина. - С этим запасом голодный обморок нам с тобой не грозит.
- Да уж... - засмеялся Роберт. - Ну, что ж мадам. Вы разбудили во мне зверя. Извольте же насытить его аппетиты...
С этими словами Роберт наклонился к Джине и стал страстно её целовать...

* * *
Только под вечер супруги де Валикур выбрались, наконец, из спальни. Войдя в гостиную, Джина подошла к телефону и прослушала все накопившиеся за день на автоответчике сообщения. Когда она выслушала звонок Дункана, то с неё слетела вся накопившаяся за день расслабленность. Быстро позвав Роберта, она перемотала сообщение Маклауда, и прослушала его ещё раз, уже вместе с мужем. Внимательно посмотрев друг на друга, Джина и Роберт не сговариваясь, начали собирать необходимые им вещи.
Во время сборов Джина вспомнила о группе, которую видела у своего дома сегодня утром. Подойдя к окну, она украдкой осмотрелась по сторонам, и увидела тех же людей, которые продолжали стоять на том же самом месте, что и ранее, как будто всё ещё чего-то ожидая. Вскормлённая веками осторожность, помноженная на предупреждение от Дункана, подсказала единственно правильный в этой ситуации ход.
Завершив сборы Джина и Роберт направились к скрытой в стене тайной двери, которая была замаскирована роскошным пушистым ковром и ложными деревянными вставками. Эта дверь, в свою очередь, вела в тайный ход, которыми был оборудован весь их дворец. Через него де Валикуры смогли без проблем покинуть свой дом и перебраться в другое убежище.
Оказавшись в безопасности супружеская чета отправила ответное сообщение Дункану с информацией о том, что, несмотря на расположившуюся у их дома засаду, они живы и смогли скрыться, а также с координатами их нового дома. Посовещавшись Джина и Роберт решили переждать пару дней чтобы дать Дункану время разобраться в том что именно происходит, а затем вновь связаться с ним и выяснить у шотландца что тот разузнал и какая ему нужна помощь.

* * *
Молодой человек по имени Лотар раздражённо взглянул на часы и встревожено посмотрел на роскошный дворец. Вот уже достаточно долгое время его терзали необъяснимые ощущения. Хорошо изучив свою цель, он приблизительно представлял чего можно ожидать от супругов де Валикур. После того, как в их доме всю ночь горел свет, Лотар ожидал их позднего пробуждения. Поэтому он нисколько не удивился тому, что признаки жизни во дворце стали проявляться только в середине дня. Расставив часть своих людей по периметру дворца, Лотар большей частью мог прослеживать перемещения Джины по разным помещениям. Поэтому когда его подчинённый передал ему информацию о том, что побывав на кухне Джина вновь скрылась в спальне, Лотар только хмыкнул. Обожавшая постельные забавы Агнесса лукаво взглянув на своего руководителя, поинтересовалась:
- А вот мне интересно: а у них в роду были кролики? А то очень уж похожа данная парочка на этих столь любвеобильных зверьков...
Рассмеявшись Лотар шикнул на свою ветренную подчинённую и направил её переждать неожиданно образовавшуюся паузу в фургоне. Когда вечером влюблённая парочка наконец покинула пределы спальни, Лотар дал знак своим людям приготовиться к исполнению тщательно разработанного им плана по захвату Джины и Роберта. Однако события стали развиваться совсем не в том направлении, которого он ожидал. Вместо того, чтобы выйти из дома и направиться куда-то развлекаться (как было заведено у супругов), Джина и Роберт засели в какой-то из комнат смотреть телевизор.
И вот это-то и не нравилось Лотару. Нет, он не имел никаких возражений против такого времяпрепровождения. Его тревожило совершенно иное. Волчья натура Лотара буквально вопила о том, что в данный момент в доме никого нет. Некоторое время Лотар боролся с этими ощущениями, но вскоре не выдержал. Подозвав к себе Мартина он велел аккуратно выяснить этот вопрос и попытаться отыскать в обширном особняке супругов де Валикур. Вернувшийся через некоторое время Мартин принёс неутешительные новости: несмотря на риск обнаружить себя ни Джины, ни Роберта он, тем не менее, во дворце так и не нашёл. Когда и куда они ушли никто из его людей не видел.
Произнеся пару крепких слов, Лотар задумался о том что же ему теперь делать. Ничто в поведении его «добычи» не указывало на то, что они чего-то опасались или же ожидали засады. Значит под вечер случилось что-то такое, что кардинально изменило их планы и заставило де Валикуров спешно бежать. Теперь их последующее возвращение обратно во дворец выглядело весьма проблематичным. По крайней мере — в ближайшее время.
Ещё раз обдумав сложившуюся ситуацию Лотар созвал своих людей, оставив только двоих для текущего наблюдения, и поехал домой. По дороге он позвонил своей руководительнице, объяснив ситуацию в которой они оказались, доложил о провале операции.

* * *
Закончив разговор женщина буквально швырнула телефонную трубку обратно на рычаг. Опять неудача! И с кем... С теми от кого она не ожидала слишком больших проблем. Отправив за де Валикурами свою лучшую группу, она имела все основания рассчитывать на успех. И тут вдруг...
Кипя от бешенства, женщина принялась ходить по комнате. Сначала этот идиот, которого нанял тот жалкий адвокатишка, умудрился ввязаться в какую-то свару и упустить Адама Пирсона. А теперь вот ещё и это...
Раздражённо передёрнув плечами женщина подошла к столу, вытащила из ящика конверт и высыпала оттуда фотографии. Отыскав нужную, она долго и пристально смотрела на неё, а потом произнесла:
- Да, это серьёзная неудача. Эта парочка вполне может рассказать Горцу что-то лишнее, что-то такое, о чём тому знать совершенно ничего не надо. Эти Бессмертные — вполне самостоятельные фигуры, и если они включатся в мою игру не на моих условиях, то будут страшно опасными. Конечно, так игра станет более интересной, интригующей и заманчивой, но и более непрогнозируемой, непредсказуемой и смертельной. Ладно. Рано или поздно они покажутся у Дункана. Вот тут-то я их и подстерегу... А если их ещё и убьют на глазах у Маклауда, то это будет даже ещё более интересным. Только всё надо будет как следует рассчитать, и уж в этот раз всё сделать правильно. Надо всё сделать таким образом, чтобы он видел их смерть, но не мог бы ни вмешаться, ни захватить тех, кто убьёт де Валикуров. И вот это-то сделать будет достаточно сложно. Что ж... Мне есть над чем подумать...
Ещё раз окинув взором снимок, женщина положила его обратно к другим фотографиям, всунула их в конверт, а его - в ящик стола. Затем, подойдя к окну, она уставилась в него ничего не видящим взором, и стала о чём-то напряжённо думать.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:00

Глава № 18. Энн Линдси.

Современные средства передвижения позволяют легко преодолевать тысячи километров за считанные часы. Поэтому группа, которая ещё вчера утром во Франции убила Грейс, уже сегодня находилась на территории США, направляясь на встречу с бывшей подружкой Маклауда. Операция была просчитана до мелочей, и возглавлявший группу Марвел был уверен в полном её успехе. Однако кое-что всё равно пошло не по разработанному ранее сценарию...

* * *
Это утро начиналось почти точно так же, как и многие другие до него. Однако при всём при этом нынешнее несло в себе серьёзные изменения. Прихворнувшая Мэри капризничала и плакала практически бóльшую часть дня. Поэтому, когда в доме Энн зазвонил телефон, она была уже совершенно измотанной.
- Могу я поговорить с Энн Линдси - услышала она негромкий, совершенно незнакомый ей голос.
- Это я - устало отозвалась Энн.
- Здравствуйте. Меня зовут Питер. Я звоню по поручению Дункана Маклауда. Он, зная что я буду проездом в Вашем городе, попросил меня привезти Вам от него скромный презент. Так как я буду здесь очень недолго, то не могли бы мы встретиться с Вами прямо сейчас. Это очень важно, поверьте.
Хотевшая уже было отказаться Энн в конце-концов согласилась на встречу. Договорившись о времени и месте, где её будет ждать Питер, Энн быстро собралась, одела Мэри, собрала её сумку с вещами и едой, после чего позвонила своей подруге Рене. Быстро описав ситуацию, Энн попросила её присмотреть на время своего отсутствия за приболевшей дочерью. Рене, также как и Энн работающая врачом, с радостью согласилась. Погрузив ребёнка в машину, Энн торопливо поехала к Рене. Оставив там Мэри с обещанием вернуться в течение нескольких часов, Энн отправилась на встречу с Питером.
На одном из горных спусков машину Энн поджидали подручные Марвела — Питер и Анри. Дождавшись, когда она заедет на опасный участок трассы, они подстроились к ней с обеих сторон, и зажав в “коробочку”, сначала вытеснили её с дороги, а затем и сбросили машину Энн в пропасть. Машина, вместе со своей владелицей, покатилась по откосу и разбилась в дребезги.
Внизу автомобиль поджидали остальные члены группы Марвела. Подойдя к обломкам они убедились, что Энн Линдси мертва. Правда ребёнка рядом с нею не было.
- Марвел, тут такое дело. Ребёнка-то её в машине нет - сообщил Алекс.
Марвел заглянул в салон, скривился, а потом произнёс:
- Ну нет, так и нет. Значит не судьба была ему умереть. Да это уже и не важно. Кому вообще этот младенец нужен? Пусть себе воспитывается в приюте. Главное, что докторша мертва. Всё, мы своё дело сделали. Поехали. Здесь оставаться опасно. Наверняка вскорости сюда полиция нагрянет.
С этими словами Марвел подал знак, и группа покинула место преступления. По дороге домой Марвел проинформировал начальницу о выполненной работе, не заостряя внимания на спасшемся ребёнке. Таким образом, информация о том, что Мэри осталась жива до женщины не дошла...

* * *
Полиция, действительно, появилась очень быстро. Осмотрев место происшествия, тело и личные вещи погибшей, полицейский обнаружил в её бумажнике номер телефона Рене, по которому нужно было связаться в случае какого-либо несчастного случая. Созвонившись с ней и установив с её помощью всю картину происшедшего, полиция начала расследование. До выяснения всех обстоятельств убитая горем Рене решила оставить Мэри у себя.
Сделав официальный запрос полиция установила имя адвоката, который вёл дела Энн Линдси, а поговорив с ним узнала, что погибшая оставила завещание. В связи с тем, что смерть Энн Линдси была насильственной, адвоката убедили огласить завещание до истечения формально установленного срока и сообщить им его содержание.
Согласно завещания Энн Линдси, опекуном Мэри назначался Дункан Маклауд, который в документах назывался её отцом с которым Энн жила в гражданском браке. Он же наследовал и всё принадлежавшее Энн имущество, без всяких условий и оговорок.
Полицейский, который вёл дело Энн, выяснив, что на время совершения преступления и смерти Энн у Маклауда было твёрдое алиби в виде отсутствия последнего в США, запросив его телефон, связался с ближайшим родственником дочери погибшей. В разговоре он поставил Маклауда в известность о смерти Энн и перешедшем теперь к нему праве на опеку над Мэри, сообщил где именно та сейчас находится и что нужно для официального утверждения его опекунских прав.

* * *
Повесив трубку Дункан буквально рухнул в стоящее рядом с ним кресло. Новости, которые сообщил ему полицейский чин из США, могли огорошить кого угодно. Энн убили, а он стал теперь опекуном Мэри... Сбылась его давно лелеемая мечта: стать отцом ребёнку. Дикая, невыполнимая мечта... И вот она исполнилась. Но какой страшной ценой...
Ни секунды не сомневаясь в том, что удар по Энн был нанесён всё той же рукой неизвестного ему пока Бессмертного, Дункан не решился забирать сейчас Мэри к себе в дом и ставить её под удар. Оценив деликатность Энн, назвавшей в официальном документе его отцом Мэри и тем самым узаконив все юридические формальности по опекунству, Дункан решил дать делу по опекунству продвигаться в строго выдержанных временнЫх сроках, не поторапливая социальные службы. Ведь время, которое уйдёт на оформление всех бумаг и вынесение всех необходимых решений, даст ему, Дункану, возможность спокойно найти своего врага, разобраться с ним тут, во Франции, и только потом, когда всё закончится, поехать в США и забрать Мэри к себе.
Не откладывая Дункан перезвонил по оставленному ему полицейским телефону Рене, представился и попросил разрешения оставить Мэри у неё на время выполнения всех формальностей по оформлению его права на опекунство над дочерью. Рене согласилась, и поговорив обо всех организационных вопросах и выяснив всё, что ему необходимо сделать, они попрощались.
Завершив разговор Дункан задумался над тем какие перемены сегодняшние события произвели в его жизни. Ребёнок, которого он сможет назвать своим... Надежда, на которую он уже давно не рассчитывал...
Когда он узнал о беременности Энн эта надежда на короткий срок вновь вспыхнула в нём. Энн поманила его этой недостижимой для него до того часа возможностью. Но... Так же внезапно как пришла, возможность стать отцом столь же внезапно была у него отобрана. Энн не смогла смириться с его жизнью, и её ребёнок, которого Дункан смог бы называть своим, которого уже рассчитывал называть своим, был безжалостно у него отобран. Теперь же, после своей смерти, Энн вернула ему его утраченный шанс. И хотя причина, по которой Мэри стала его, была ужасной, давно существовавшая у него мечта не могла не вызвать в душе Дункана другого чувства — чувства удовлетворённости. Скорбь была в его душе, но возникла и радость...
Бурная радость, затопившая душу Дункана требовала выхода, и невзирая на все неприятности о которых он не забывал ни на минуту, Дункан решился связаться с тем, кто как и он сможет оценить масштаб его приобретения и разделить с ним его радость.
Обдумав все последствия и опасности, все плюсы и минусы своего поступка, Дункан всё-таки в конце-концов решился. Набирая номер Митоса и слушая затем телефонные гудки Дункан боялся, что Старейший, нашедший безопасное укрытие, не захочет “выходить из тени” и встречаться с ним. Однако, его опасения рассеялись когда Митос снял трубку.
- Ну и что такого судьбоносного случилось, чего мне ещё не рассказал Джо, что ты рискуешь выйти со мной на связь. Кстати, твой телефон не прослушивается, а то я немедленно кладу трубку и уезжаю в другое место, а ещё лучше — в другой город - услышал Дункан слегка ворчливый голос Митоса.
- Новости есть - сказал Дункан. - Как очень плохие, так и радостные. Мне нужно с тобой поговорить. Очень нужно и прямо сейчас. Давай встретимся где-нибудь как можно скорее.
- Сейчас? Что стряслось-то?
- Это долгая история и не для телефона.
Митос долго молчал, а потом серьёзным тоном проговорил:
- Это так важно для тебя?
- Да. Поверь мне — это очень серьёзно.
- Хорошо - вздохнул Митос. - Приходи через час в церковь Дария. Я приду туда, и там мы сможем спокойно побеседовать.
- Спасибо тебе - растрогано проговорил Дункан.
- Вечно я с тобой ввязываюсь во всякие неприятности - вновь тем же ворчливым тоном произнёс Митос. - Жил себе тихо, мирно и вдруг снова у Дункана проблемы. Ну, давай приходи. Будем их решать. Только предупреди Джо где мы будем, чтобы в случае чего он знал где нас искать. И не приведи за собой “хвост”. Лишние гости мне совершенно ни к чему: и тебя одного более чем достаточно. Ну, до встречи! - с этими словами Митос повесил трубку.
Одеваясь Дункан вновь перебирал в памяти состоявшийся только что разговор. В очередной раз Митос поспешил к нему на помощь. Только потому, что Дункану срочно нужно было с ним поговорить, поделиться чем-то очень для него, Дункана, важным, личным, Митос, не взирая на существующую угрозу, сразу же согласился встретиться. В очередной раз Дункан подивился его способности к самопожертвованию.
Конечно, Дункан знал, что и у Митоса, как у любого другого, были свои недостатки. Однако, не сталкиваясь с ними, не ведая о них, он не предавал этому абстрактному пониманию какого бы то ни было серьёзного значения.
Размышляя о Старейшем Бессмертном Дункан, уже в который раз, подумал, что как же с одной стороны легко и просто, а с другой стороны, невообразимо сложно понять его. Митос был столь сложным, многомерным, многогранным и удивительным человеком, что Дункан просто не мог найти тех слов, которыми его можно было бы описать. Митос был всё время изменчив как ртуть, мудр "аки Змий", мудр той глубинной мудростью, которая отличала его от всех окружающих, тактик и стратег каких мало, заранее просчитывающий все варианты. Кроме всего этого он был непревзойдённым мастером выживания, иначе не прожил бы такого количества лет.
Говоря о Митосе, продолжал размышлять Дункан, не следовало забывать одной существеннейшей детали: никогда нельзя было судить о ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ его намерениях по его СЛОВАМ, по тому, что именно Митос произносит. Ибо очень часто он мог говорить одно, а делать в это же самое время совершенно другое, подчас противоположное. Совсем недавно, когда он пришёл на помощь ему и Ричи в их противостоянии с Кристин, Митос в разговоре с Дунканом на протяжении двух минут сказал две ВЗАИМОИСКЛЮЧАЮЩИЕ фразы. Сначала сказав, что он не прожил бы 5 тысяч лет, если бы заботился ещё о ком-то, кроме себя, он тут же, моментально, добавил совершенно противоположную по смыслу и значению фразу о том, что он хочет, чтобы Кристин не убила Дункана, чтобы тот продолжал бы жить, ибо это было для него, Митоса, самое главное.
Вот именно таким и был Митос. Всё время, с самого начала их дружбы, он пытался защитить, спасти Дункана. С самой первой их встречи Митос стал заботиться о нём — как словом, так и делом. В его поддержке, продиктованных огромнейшим жизненным опытом советах Дункан черпал силы во время своего напряжённейшего противостояния с Каласом. Именно тогда этот непримиримейший враг Дункана, принесший ему достаточно неприятных минут, сам того не ведая, преподнёс Горцу королевский подарок. Он познакомил его с Митосом. И эта встреча стала СОБЫТИЕМ для них обоих — как для Дункана, так и для Митоса...
Собравшись, Дункан, как и просил Митос, отослал Джо письмо с информацией о месте их встречи, затем внимательно осмотрелся по сторонам, и соблюдая все меры предосторожности и конспирации, направился на встречу с Митосом.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:02

Глава № 19. В гостях у Дария.

Митос сидел в церкви, где когда-то жил и служил знаменитый Бессмертный по имени Дарий. «Сколько же времени мы были с ним знакомы? - грустно раздумывал он. - Как он умел слушать и ПОНИМАТЬ». Дарий никогда никого не судил, и ему можно было рассказать абсолютно всё, не опасаясь последующих «оргвыводов». Он никогда не был узко-категоричен, хотя имел совершенно твёрдые принципы. А уж подшутить или разыграть кого-то Дарий мог лучше любого другого...
Митос по-доброму улыбнулся, вспомнив как однажды принёс в подарок Дарию самолично сделанный им перевод книги египетского врача «О пользе и вреде ядов», где особенно выделил раздел, в котором описывалась грибковая плесень. В ответ Дарий моментально предложил приготовить и угостить самого Митоса превосходнейшим чаем из грибковой плесени, попутно заметив, что как-то давал этот чай Дункану, и тот произвёл на Горца невероятное впечатление...
«Когда же мы в последний раз виделись-то с ним? - задумался Митос. - Кажется это было недели за две до его убийства...»
Вспомнив обстоятельства смерти Дария, Митос в очередной раз поёжился. Поступок Хортона, убившего (да ещё на Святой земле!) такого древнего Бессмертного каким был Дарий, уже очень давно жившего по законам и канонам христианства, а не по Правилам Бессмертных, был величайшим грехом, бросившим тень на всех Наблюдателей. И хотя Орден осудил «отступников» и попытался очистить от них свои ряды, Митоса не покидала уверенность в том, что это ещё далеко не конец, и ещё не один Бессмертный или Наблюдатель будут платить по счетам Хортона. Убийство Дунканом самого Хортона приостановило разгоравшийся конфликт, только вот всё это, по мнению Митоса, мало что изменило. И уж тем более в том, что касалось Дария. Никогда больше не возродится убитый смертным Бессмертный Дарий и все его многочисленные знания оказались безнадёжно утерянными...
Будучи сам одновременно и Бессмертным, и Наблюдателем, Митос, в тех интереснейших разговорах которые они вели с Дарием, немало подшучивал над обеими сторонами. Практически не имея друг от друга секретов, Митос часто давал своему старинному другу читать секретные Хроники, после чего Бессмертные обменивались своими впечатлениями. Кстати, именно он, Митос, и дал Дарию почитать ту Хронику, которую затем, после смерти последнего, и отыскал в его келье Дункан...
В размышления Митоса ворвалось знакомое ощущение Зова. Подняв голову и насторожившись он стал внимательно следить за входной дверью. Увидев заходящего Дункана, он расслабился и вновь откинулся на спинку стула, рассматривая подходившего к нему Маклауда. Когда тот был уже совсем рядом, Митос негромко спросил:
- Как ты думаешь, отыщется ли ещё где-нибудь на Земле другой такой человек, каким был он?
Пристально посмотрев на Митоса, Дункан покачал головой.
- Нет, не думаю. Другие — и есть, и будут. Но вот точно таких как он — нигде больше нету. Он был единственным и неповторимым.
Митос, склонив голову набок, посмотрел на алтарь и задумчиво повторил:
- Он был единственным и неповторимым...
Достаточно долгое время двое Бессмертных молчали, думая о третьем...
Потом Митос внимательно взгёлянул на Дункана и сказал:
- Но ведь ты позвал меня сюда не для того, чтобы беседовать о Дарии. Что случилось?
Дункан, сев рядом с Митосом, подробно рассказал ему о звонке из США, об Энн и Мэри, о своих чувствах и переживаниях. Завершив свой рассказ, Дункан сказал:
- Я понимаю, что я «вытащил» тебя на встречу в совершенно неподходящее время. Но мне нужно было поделиться ТАКОЙ новостью с человеком, который так же как и я сможет оценить её, и понять обуревающие меня сейчас чувства. Я знаю, что мой поступок достаточно эгоистичен по отношению к тебе, но из тех кто сейчас окружает меня только ты, как никто другой, сможешь понять меня.
- Да, я, действительно, понимаю тебя - задумчиво проговорил Митос. - Я понимаю... И даже лучше, чем ты думаешь...
Дункан с интересом глянул на Митоса, открыл было рот чтобы задать вертевшийся у него на языке вопрос, но что-то в глазах Старейшего остановило его, и Маклауд не решился ни о чём спрашивать. В том доверительно-душевном разговоре, который сейчас проходил между ними, каждый открывал своему собеседнику свою душу ровно настолько, насколько был готов это сделать.
Великая радость всегда «вытягивает» из человека очень много душевных сил и эмоций, вызывая после себя душевную усталость и подавленность. Так произошло и с Дунканом. Когда первые эмоции улеглись, он со всей тяжестью ощутил груз скорби и уныния, связанные со смертью Энн и бедами, обрушившимися на его друзей. Радостное возбуждение, ещё совсем недавно бурлившее в его крови, заменили горечь и отчаяние. Дункан опустил голову на руки и глубоко задумался.
Расположившийся на стуле Митос внимательно наблюдал за понуро сидящим рядом с ним Дунканом. Вот уже в который раз он мысленно задавал себе один и тот же вопрос: «Почему?». Как вышло, что Дункан стал настолько важен для него? Почему он, переживший в своей долгой и драматичной жизни столь многое, начал так беззаветно помогать Горцу? Он пустил Дункана не только в свой дом, но и в свою душу — право, которое в его долгой жизни получали весьма немногие. Нет, причину своей нежности к этому Бессмертному Митос знал и ранее. Непонятным для него было другое — почему ЭТО место в его душе и сердце занял не один из его Учеников, а именно Дункан.
С того момента как каждый Бессмертный узнаёт, что никогда не сможет иметь детей, в его жизни рано или поздно возникает кто-то, кто может каким-то образом заполнить собой эту брешь — стать его несуществующим сыном. В какой-то мере каждый твой Ученик становится твоим духовным ребёнком. Однако Дункан никогда не был Учеником Митоса. И тем не менее желание обучать и защищать Горца, стать его наставником и другом, занять своё место в жизни Дункана вдруг стало одним из важнейших в жизни Митоса.
Их знакомство, произошедшее в период противостояния того с Каласом, стало своеобразным Рубиконом в жизни и поведении самого Митоса. Только через много времени он смог понять, что подспудная, хранящаяся глубоко в сердце симпатия к Дункану, после их личного знакомства перешла в иную плоскость, и пустив новые побеги расцвела невиданным ранее цветом.
Достаточно давно он понял, что этот Бессмертный ему нравится. Однако путь от «нравиться» до «лелеять как своего ребёнка» был пройден достаточно быстро. И немало этому способствовал возраст и нрав шотландца. Для прожившего 5 тысяч лет Митоса четыре века жизни Дункана были столь незначительным сроком, что он вполне мог называть шотландца "зелёным юнцом". С точки зрения Митоса, несмотря на все свои прожитые годы Горец во многом по-прежнему оставался всё тем же несмышленым ребёнком. А к своим "детям" у Бессмертных, как известно, всегда было особое отношение…
Ещё одной важной (если не определяющей) причиной стала его, Митоса, дружба с Джо Доусеном и Дарием. Наблюдатель Дункана просто не мог, распираемый торжеством и гордостью, не рассказывать своему другу и собрату по Ордену Адаму Пирсону про подвиги своего Подопечного, благородного шотландца Дункана Маклауда, который всегда поступает по чести, борется со злом и несправедливостью, защищает слабых и помогает угнетённым. Митос и раньше, задолго до того как познакомился с Джо, слышал все эти эпитеты от тех своих друзей-Бессмертных, которые ранее либо встречались, либо дружили с шотландцем. Особенно много и часто говорил с Митосом о Дункане именно Дарий. Возможно, что их вдохновенные рассказы о честном Горце и привели к тому, что Митос научился ценить, уважать и любить (в самом хорошем, чистом значении этого слова) Дункана ещё задолго до личного знакомства с ним.
Именно поэтому, когда они впервые встретились в реальной жизни, Митос и сказал ту, знаменательную и так много обозначающую в устах столь древнего Бессмертного фразу: "мой дом — твой дом".
В последствии эта встреча и их зародившаяся дружба ещё более углубила данные чувства.
Разумеется, Митос не идеализировал своего друга, и прекрасно видел все слабости и недостатки Дункана. Груз прожитых лет и извлечённый из них опыт давно научил Митоса реально оценивать людей. Поэтому он не обольщался относительно того, что представлял собой шотландец и как он будет вести себя в той или иной жизненной ситуации. Так как Дункан весьма отличался в этом (как, впрочем, и во многих других) вопросе от Дария, Митос раз и навсегда определил для себя список тех тем, обсуждение которых не следовало поднимать в обществе Маклауда. Однако, невзирая на все те проблемы, которые при определённых условиях Дункан мог создать в жизни Митоса, тот не мог не заботиться о безопасности шотландца и всех дорогих ему людей. Так, например, совсем недавно он вызвал на бой и убил Кристин, представлявшую определённую угрозу для Горца, тем самым защитив Дункана и его Ученика от опасности, которая совершенно не была страшна ему, Митосу. Да и зачем было далеко ходить. Даже сейчас Митос, презрев любую возможную опасность, сразу же бросился выполнять просьбу Дункана, почувствовав по интонациям его голоса, что в данный момент безмерно нужен ему. Митос отдавал себе отчёт в том, что такие взаимоотношения несли в себе признаки определённого потребительства со стороны Дункана, но эмоциональная зависимость Митоса от понимания и осознавания данного факта меньше не становилась. В этой зависимости скрывалась своя, вполне определённая, опасность. Нетерпимость Горца весьма настораживала Митоса, однако своего друга ты воспринимаешь не только вместе с его достоинствами, но и с недостатками. «Любишь меня, - говорят англичане, - люби и мою собаку»... В конце-концов, утешал себя Митос, это — страсть молодости, которая с годами должна пройти, заменившись на зрелый опыт. Правда, тут же иронично усмехнулся Митос над самим собой, не в случае этого твёрдоголового шотландца...
В этот момент Дункан поднял голову, прервав на этом месте внутренние рассуждения Митоса, и проговорил:
- Я полагаю, что Энн не будет его последней жертвой. Он будет убивать и убивать дальше до тех самых пор, пока его не остановят. Но я не представляю пока что за что нам ухватиться и за какую ниточку начинать разматывать этот клубок.
- Да, информации у нас пока что практически никакой нет. До тех пор, пока Джо что-нибудь не раскопает, мы обречены ждать его следующего шага. Конечно, я запомнил всех тех, кого видел тогда у библиотеки, но отыскать их будет делом не быстрым и не лёгким.
- Но другого-то у нас ничего нет.
- Да, согласен – кивнул Митос. – И в самое ближайшее время я займусь этим.
- Я тоже буду искать вместе с тобой – торопливо сказал Дункан.
- Только тогда, когда это будет не опасно – отозвался Митос. Заметив, что возмущённый Дункан явно собирается что-то сказать, Митос улыбнувшись добавил: - Для меня. Если твоё присутствие рядом не будет опасным для меня. Я, знаешь ли, не люблю всю ту суету и проблемы, которые постоянно окружают тебя и «переползают» вместе с тобой в любое место, где ты в данный момент обитаешь. Твоему Ангелу-Хранителю нужно молоко выдавать: за вредность его работы - грустно пошутил Митос.
- Ну, не всегда же меня окружают неприятности. Бывают и весёлые времена - обиженно пробормотал Дункан.
- Ну да, ну да. Бывают. Но, как правило, у тебя - активно закивал Митос. - Вот только на друзей твоих чаще всего «вываливаются» не столько твои удачи, сколько твои проблемы. Да и ты сам с упорством достойным гораздо лучшего применения умудряешься постоянно находить себе новые неприятности. - Помолчав немного Митос добавил: - Знаешь чего в твоей жизни явно не хватает? Покоя. Ты всё время «нарываешься» не просто на проблемы, а на глобальные катаклизмы.
- Я не ищу проблемы и неприятности. Просто иногда так происходит и они случаются - всё ещё слегка обиженно возразил Дункан.
- Один великий человек как-то сказал замечательную фразу о которой тебе не грех было бы почаще вспоминать, особенно перед тем как ты намереваешься всунуть свой достаточно длинный нос в какую-то новую историю: «Если слишком долго пристально вглядываться в бездну, то и она начнёт интересоваться тобою»...
Дункан скривился и произнёс:
- Ницше сказал это под влиянием плохого настроения.
Митос покачал головой и заметил:
- Нет, он знал что говорит... По крайней мере к тебе это его высказывание относится целиком и полностью. Очень часто когда надо просто тихо-мирно свернуть на другую улицу и пройти мимо какой-то потенциальной проблемы или возможной опасности, ты, не задумываясь ни на минуту, кидаешься её решать, бездумно «разворачиваешь муравейник» и навлекаешь тем самым достаточно много новых проблем как на свою голову, так и на головы твоих друзей.
- И сейчас, по твоему, сложилась именно такая ситуация? - поинтересовался Дункан.
Митос покачал головой и сказал:
- Мы ещё не можем говорить о том, что именно происходит сейчас. Пока мы не знаем кто стоит за всем этим и какие у него счёты с тобой, нельзя делать окончательных выводов. Зная тебя никогда нельзя делать однозначные заключения. Кто знает кому и когда ты перешёл дорогу...
- Что ты конкретно имеешь в виду? - спросил Дункан.
- Ну, например. Ты долго искал и в конце-концов выследил и убил Питера Метлина. Проделывая всё это ты же должен был понимать, что Лаймон Керлоу этого так не оставит, и, в свою очередь, выйдет на «охоту» на тебя.
- Они оба заслуживали смерти – спокойно сказал Дункан.
- А я и не возражаю против этого – отозвался Митос. - Я просто привёл пример того, как брошенный тобой камень вызывает круги на воде.
- Ты полагаешь, что сейчас происходит нечто подобное? - задумчиво спросил Дункан.
- Я не исключаю такую возможность – кивнул Митос.
- Хорошо. Допустим ты прав. Но что это нам даёт? Как вычислить того, кто имеет на меня «зуб»? За годы своей жизни я встречался с очень многими. Но тут, я полагаю, скорее надо искать и говорить о последних годах.
- Ну почему же? - возразил Митос. - Может быть да, а может быть и нет. Итальянцы говорят, что месть — это такое блюдо, которое надо готовить очень долго и подавать в охлаждённом виде. Вспомни сколько времени длился ваш конфликт с Каласом? До самого последнего времени он не искал встреч с тобой и не форсировал развитие событий, и только не так давно «проявился» и ударил. Значит, мы имеет полное право предположить, что и сейчас может проявиться та самая модель поведения.
- Всё это — только абстрактные рассуждения - проговорил Дункан. - А вот что нам делать в этом, вполне конкретном, случае?
- Ловить тень - загадочно проговорил Митос.
- Не понял - удивился Дункан.
Митос улыбнулся и ответил:
- Надо создать такую ситуацию, которая заставит твоего неведомого противника изменить свои планы. Что-то, что вынудит его оставить на время твоих друзей и вплотную заняться персонально тобой. И когда это произойдёт, он начнёт оставлять за собой такой яркий след, по которому мы вполне сможем его отыскать.
- И как это сделать? - моментально поинтересовался Дункан.
Митос хитро взглянул на Дункана, скорчил ироничную гримаску, и заговорчески произнёс:
- Ты должен стать мною.
- Что? - ошарашенно переспросил Дункан.
- Ты должен стать ужасно осторожным, просто трусом, и демонстративно пуститься в бега - пояснил свою мысль Митос. - Это как раз то о чём я тебе только что говорил. Твой враг слишком хорошо знает тебя. Я не сомневаюсь, что он достаточно долгое время изучал твоё поведение, ибо он знает о тебе и твоей жизни слишком многое. Ты обратил внимание, что разделываясь сейчас с твоими друзьями, тебя лично он не трогает, не так ли? И это вполне естественно. Тебя он оставил на более поздний срок, на потом, так сказать, на сладкое. Ведь ты всегда принимаешь брошенный тебе вызов, а значит — будешь всё время жить на своей барже. Ты не бросишь своих друзей и не уедешь с глаз долой. За тобой нет нужды следить. Ты очень прогнозируем и предсказуем. Я же предлагаю тебе разбить стереотип, и показать своему врагу свой страх, свою уязвимость. Если ты сделаешь вид что бросил всех и сбежал, это вызовет у него растерянность и недоумение. Зная тебя он и не сомневается в том, что подобный поступок для тебя невозможен, неприемлем. И вдруг ты совершаешь абсолютно немыслимое... Тогда он начнёт искать тебя. Сейчас он как паук сидит в центре сплетённой им паутины, и улавливая все сигналы дёргает за верёвочки. А в случае такого твоего поведения он будет вынужден проявить активность и попытаться отыскать тебя. Вот тут-то он и попадёт в наше поле зрения, и мы сможем приблизиться к нему. Ты должен вынудить своего врага среагировать на наш ход, пойти в ответ самому и, тем самым, выдать себя.
Дункан, подумав, сказал:
- Значит я должен уехать с баржи?
- И затаиться в надёжном месте - согласно кивнул Митос.
- Но я не могу просто последовать твоему совету, и сидеть где-то в безопасности и ничего не делать.
Митос вздохнул и проговорил:
- Ну и о чём я тут только что столько времени говорил? Ты услышал хоть что-нибудь из сказанного мною?
- У меня хороший слух - поморщился Дункан.
- Я говорю не про слух - вновь вздохнул Митос. - Я говорю о твоём сознании. Ты слышишь то что я тебе говорю, да. Но вот УСЛЫШАЛ ли ты то что я пытался донести до тебя?
Дункан провёл рукой по лицу, потянулся и произнёс:
- По твоему если я уеду с баржи и затаюсь где-то он обязательно проявится и ты сможешь «засечь» его? А как же тогда твоё хвалёное желание не ввязываться в неприятности?
- Ну почему только и обязательно именно я? По моему лучше использовать для этой цели Наблюдателей. Джо имеет более чем достаточно оснований — в свете последних событий — на то, чтоб задействовать людей Ордена для более пристального наблюдения за тем, что происходит вокруг твоей персоны. Он вполне может представить дело таким образом, что ему приходится наблюдать зарождение какой-то новой войны между неизвестным ему Бессмертным и его Подопечным. Да, в принципе, Джо и сам придумает как именно официально обосновать свою просьбу. Главное, что Наблюдатели смогут спокойно приблизиться к тому, кого мы ищем и не спугнуть, чего ни ты, ни я, ни какой бы то ни было иной Бессмертный сделать не смогут — Зов всегда выдаст нас.
- Ну и где же, по твоему, я поселюсь и как буду узнавать последние новости. А самое главное: когда я вновь смогу активно присоединиться к его поискам и поимке?
- Ну где — это не вопрос. У меня есть пара вполне безопасных местечек, где тебе будет комфортно и удобно. Новости получать будешь либо от Джо, либо от меня — там видно будет. А до той поры надо чтобы ни одна живая душа не увидела тебя ни только на барже, но даже и в городе.
Дункан посмотрел на Митоса и поинтересовался:
- Ты ничего не сказал относительно того как долго продлится моё «заточение» и когда именно я вновь вернусь в «охоту».
Митос пожал плечами:
- А что я могу сейчас сказать? Когда наш план начнёт работать, тогда мы и увидим когда ты вновь войдёшь в игру. Ну а сейчас возвращайся на баржу, собери всё, что тебе может понадобиться и приезжай к Эйфелевой башне. Тщательно проверь чтобы от баржи за тобой не последовал «хвост»: мы не можем отбрасывать мысль о возможной слежке со стороны твоего противника. Часа через 2 – 3 я там тебя встречу и отведу в убежище.
- И там у меня будет возможность совершенно безопасно плевать в потолок? - ехидно спросил Дункан.
Митос встал и сказал:
- Да, именно так. Ведь это безопасное укрытие проектировал я сам — для того, чтобы иметь возможность в любой момент скрыться от тех или иных неприятностей. Там я и намеревался отсидеться пару дней, пока не выясню что происходит.
- Но, а как же ты? - встревожился Дункан. - Если ты отдаёшь мне своё убежище, то где же ты сам будешь скрываться от опасности?
- Успокойся - улыбаясь проговорил Митос. - Обдумав всё, что сейчас происходит, я присмотрел себе другое, однако вполне подходящее местечко, где я буду ждать начала развития событий, наблюдать, анализировать и принимать решения.
С этими словами Митос повернулся и пошёл к выходу из церкви.
- А я могу поинтересоваться где именно ты будешь скрываться? - задал Дункан вопрос уже в спину уходящему Старейшему.
Дойдя до выхода Митос открыл входную дверь, тщательно осмотрелся по сторонам, а потом, внимательно взглянул на Дункана и ехидно улыбнувшись негромко бросил:
- Да, поинтересоваться ты можешь... Я буду жить на твоей барже.
Кинув эту парфянскую стрелу и оставив остолбеневшего и потерявшего дар речи Маклауда неподвижно сидеть в церкви, Митос скрылся за порогом и захлопнул за собой дверь.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:14

Глава № 20. Звонок из прошлого.

Митос уже подходил к месту, где находилось одно из многочисленных, подготовленных им на случай какой-либо неприятности, безопасное укрытие, когда у него в кармане зазвонил телефон. Список тех, кто знал этот номер был, с определённой точки зрения, достаточно ограничен. Ему звонили либо Наблюдатели, либо Бессмертные... Звучащая из телефона мелодия недвусмысленно говорила о том, что сейчас с ним хотел побеседовать кто-то из когорты Бессмертных.
Достав телефон и посмотрев на высветившееся на нём имя, Митос слегка удивлённо приподнял брови. Достаточно давно он не получал весточек от этого человека...
- Слушаю - спокойно отозвался Митос.
- Здравствуй Алекс! Это Саймон Фитцглен - раздался голос, излучавший спокойствие и уверенность.
- Рад тебя слышать – ответил Митос. - Давно ты не показывался. Как поживаешь?
- У меня были кое-какие дела в Париже, и завершив их я решил навестить тебя. Но дома тебя нет, и поэтому я вынужден разыскивать твою персону при помощи телефона — одного из величайших изобретений в истории человечества.
- Но, как я понимаю, — только после старого доброго вина? - шутливо переспросил Митос.
- Разумеется. Вино — оно совершенно вне конкуренции. На Земле есть только три неизменные вещи: хорошая битва, вино и красоты женщин. Остальное — всё меняется вместе с ходом времени.
- И ты меняешься тоже? - насмешливо поинтересовался Митос.
- Да... Нет... Вряд ли... Нет, не знаю, не скажу точно - после некоторых колебаний ответил Саймон. - Конечно, все мы меняемся с каждым прожитым нами веком, но надеюсь, что изменения, произошедшие во мне со времени нашей последней с тобой встречи не столь значительны. Да это было бы и смешно, чтобы я вдруг сильно изменился за последние пять лет, более сильно, нежели за предыдущие пять веков, не правда ли? Посему я возвращаюсь к тому, с чего начал беседу: когда ты будешь дома и где мне тебя ждать?
- Начни с того где ты находишься прямо сейчас? - задал встречный вопрос Митос.
- Прямо сейчас я нахожусь перед твоим домом и сижу тут на лавочке, строго напротив твоих окон.
Митос раздражённо поморщился. «Только вот этого мне и не хватало, - подумал он. - Его присутствие никак не могло остаться без внимания. Поскольку не приходится сомневаться в том, что возле моего дома меня наверняка поджидает засада, столь же смело я могу предположить, что они давно успели «срисовать» его и готовы проследить за любым перемещением Саймона во времени и пространстве».
Тщательно подбирая слова Митос проговорил:
- Саймон, послушай меня, пожалуйста, очень внимательно. Сейчас домой я идти не могу. Там расположилась засада, которая, попади я в поле их зрения, уже не выпустит меня. Люди, которые следят за домом, без сомнения уже успели заметить тебя, и теперь куда бы ты ни пошёл, они последуют за тобой в надежде выйти на меня. Поэтому, наверное, нам с тобой не удастся встретиться. Это слишком опасно.
Мгновенно посерьёзнев Саймон, отбросив шутливый тон, спросил:
- Алекс, что у тебя случилось?
- Да не у меня. Проблемы начались у моего друга. У него появился враг, который сводит их счёты посредством нанесения ударов по его близким. И теперь просто настала моя очередь для неприятностей.
- Твой друг — Бессмертный? - поинтересовался Саймон.
- Да - коротко ответил Митос.
- И насколько всё серьёзно?
- Достаточно серьёзно. Мы ещё не всё знаем, но и того что нам известно — с лихвой хватает. Он уже организовал как минимум пять похищений (из которых четыре увенчались полным успехом) и один донос в полицию с последующим арестом для Бессмертных и одно убийство смертного, но близкого для него человека, оставив при этом её дочь сиротой.
- Сиротой? А что вместе с матерью он убил и её отца?
Немного замявшись, как бы размышляя насколько много из рассказанного ему Дунканом он может открыть, и одновременно опасаясь того, что в будущем по неосторожности Саймон может создать проблемы для дочери Энн Линдси, Митос осторожно проговорил:
- По документам её отцом числится мой друг.
- Ну ещё бы - хмыкнул Саймон. - Нет нужды пояснять мне ЧТО всё это значит. Когда-то, много лет тому, я тоже был в его шкуре. Представляешь, одна дамочка тоже совершенно серьёзно заявляла мне будто бы я — отец её сына. Я!!! Времена, значит, ничуть не изменились: и эта тоже сказала, что именно твой Бессмертный друг — отец её ребёнка?
- Нет, здесь всё совершенно не так, как ты думаешь – попробовал возразить Митос.
- Нет, клянусь своей фамилией(1), я слишком хорошо понимаю намёки и умею читать «между строк». Когда мы с тобой первый раз встретились, дела тоже шли достаточно плохо. Ну почему в жизни ничего не меняется, и я постоянно сталкиваюсь со всем ЭТИМ?..
Митос прикрыл глаза. Он тоже умел понимать намёки, а потому сразу же догадался о чём говорит Саймон...

* * *
Ретроспектива.

Англия, 15-й век.


Они встретились во время великой королевской охоты...
Когда вся аристократия страны мчалась за сворой проворных собак, азартно «травивших» дикого кабана, лошадь Глена — одного из многочисленных родственников короля — внезапно захромала, и ему пришлось прекратить охоту. Спрыгнув с неё и поведя охромевшее животное за повод, Глен пошёл по направлению к ближайшей деревне. У ручья, где он приостановился чтобы напоить своего Грома, он и встретил Её, ту, которая покорила его с первого взгляда.
Марджори была красива, умна, честолюбива и совершенно убеждена в том, что это было просто ошибкой Судьбы, что она — со всеми её данными и способностями — родилась в семье простолюдинов. Нет, без всякого сомнения, её место было в числе знати. Единственное, что было не ведомо девушке — это каким же образом она сможет «подняться» по иерархической лестнице...
Увидев явно очарованного ею знатного лорда Марджори мгновенно сообразила, что вот он — её шанс. Судьба, наконец-то, предоставила Марджори возможность занять причитающееся ей место. Поэтому ласковым взглядом она стала поощрять богатого милорда, надеясь что он подойдёт к ней.
Когда Глен подошёл к девушке, то увидел что вблизи она была ещё прекраснее, чем казалась издалека. Заговорив с ней и поведя приятный разговор он, через некоторое время, с радостным удивлением понял, что девушка к тому же ещё и достаточно умна и может вести интересную беседу. Совершенно очарованный незнакомкой, Глен начал уговаривать её продолжить их знакомство и попытался договориться об их следующем свидании. Марджори не стала разочаровывать вельможу, и назначила время встречи...
Роман между Гленом и Марджори развивался столь стремительно, что уже через довольно непродолжительное время девушка совершенно не сомневалась в том, что накрепко «привязала» к себе этого дворянина. А когда она выяснила, что ждёт от него ребёнка, то, возблагодарив всех святых, окончательно уверилась в том, что выиграла эту партию. Теперь, когда она родит своему любовнику ребёнка, его честь заставит Глена позаботиться о своём отпрыске и его матери. Теперь Марджори точно знала, что будущее её устроено.
Когда Глен узнал, что скоро станет отцом, его любовь засияла более яркими красками. Он перестал скрывать свою страсть, и перевёз девушку жить в свой охотничий домик.
Новое место жительства ещё более «окрылило» Марджори. Считая охотничий домик всего лишь первым шагом, она стала с нетерпением поджидать родов, полагая, что когда родится её сын она с честью переберётся в родовой замок Глена.
Повинуясь воле внезапно вызвавшего его монарха, Глен перед самыми родами был вынужден оставить Марджори под опекой всего лишь одной её личной горничной. Именно во время его отсутствия и начались роды...
Они были очень трудными, долгими и завершились совсем не так, как рассчитывала честолюбивая Марджори. Она родила девочку, причём такую, глядя на которую никто не сомневался в том, что она не задержится надолго в мире живых...
Новорожденная прожила три дня, после чего тихо угасла. Раздавленная неудачей мать велела служанке отнести тельце в лес и там его закопать. Сама же она, откинувшись на кровати, стала напряжённо думать о том, что же ей делать дальше.
Печальные мысли Марджори были перебиты возвращением взволнованной служанки. Внеся в дом орущего младенца, она стала торопливо рассказывать своей госпоже, что после того как она похоронила умершую девочку и уже возвращалась домой, она услышала неподалёку какой-то непонятный писк. Пойдя на странный звук она нашла лежащего на траве ребёнка. Подобрав найдёныша она поспешила к своей хозяйке.
Развернув младенца Марджори увидела перед собой крепкого и совершенно здорового мальчика, и безошибочно поняла что ей делать. Вновь поблагодарив Проведение, она приложила кричащего ребёнка к груди...
Договориться со служанкой об их последующих действиях было совсем не трудно. Когда через несколько недель в домик возвратился Глен, встретившая его у порога служанка поздравила лорда с рождением сына, уверив, что молодая мать и его наследник здоровы и хорошо себя чувствуют. Счастливый отец буквально ворвался в спальню возлюбленной. Там Марджори, застенчиво потупив взор, познакомила «своего господина с его сыном».
Не сомневаясь в своём отцовстве Глен дал ребёнку имя Саймон и забрал их с Марджори во дворец. Там, официально признав его, он стал воспитывать «свою плоть и кровь» по всем законам своего сословия. Когда Саймон подрос, Глен отвёз его ко двору и представил монарху как своего сына и наследника. Король, всегда ценивший близкого ему по духу Глена, приветствовал своего молодого родича и утвердил его в праве наследования.
Саймон вырос, был посвящён в рыцари и вёл жизнь, подобную той какую вели тысячи других молодых дворян. Войны, пиры и турниры перемежались в ней с заботами о землях, вассалах и вилланах отца, и сменяли друг друга унося год за годом. Так продолжалось до лета, когда ему исполнилось 28 лет.
Вновь вспыхнувшая, не прекращавшаяся уже не одно десятилетие, династическая война Алой и Белой Розы, привела к очередной смене монарха. Новый властитель завоевал себе корону победив в кровопролитном сражении, в котором, покрыв себя славой, полегло немало рыцарей. В числе погибших оказались и Глен с Саймоном...
Именно Митос, звавшийся тогда Александром Мортимером, и наткнулся на поле боя на мёртвого Саймона. Моментально поняв, что он имеет дело с пред-Бессмертным, Митос увёз того в спокойное, тихое местечко и начал дожидаться его «возвращения».
Когда Бессмертный открыл глаза, Митос просветил его в том кто он такой и какая метаморфоза произошла в его жизни. Откровения незнакомца Саймон воспринял «в штыки». «Это невозможно! - горделиво отвечал молодой человек. - Я — отпрыск королевской крови».
Недоверчивый гонор носителя «королевской крови»(2) немало позабавил Старейшего. Не пытаясь переубедить заносчивое создание, Митос предложил ему самому расспросить мать о том откуда именно он взялся.
Разговор Саймона с Марджори был трудным и нанёс серьёзный удар по психике молодого Бессмертного. Митос, присутствовавший при этой беседе и заставивший её в конце-концов открыть Саймону правду о его «рождении», взял новичка под своё «крылышко». Так Саймон стал его Учеником...
Воспитанный в доме рыцаря Саймон и сам превосходно умел обращаться с любым оружием. Но вот смириться с переменами, произошедшими в его жизни, отречься от ментальности «носителя королевской крови» и осознать себя как Бессмертного, перестроить в соответствии с этими новыми знаниями и Правилами всю свою жизнь, всего себя — было совсем не просто. Вот тут-то помощь чуткого и мудрого Митоса и оказалась неоценимой.
Митос сделал из Саймона Бессмертного, после чего «выпустил» своего Ученика в новую жизнь. Воспитание и природный характер помноженные на «выучку» Митоса помогли Саймону достаточно легко «вписаться» в изменяющуюся с веками жизнь и трансформироваться вместе с нею. Только одно было в нём неизменно: первичный шок от правды о своём рождении и отторжение его от казавшегося ему совершенно незыблемым права на «ношение» в своей крови «королевской святости», закрепился в его жизни неизменным и неизбывным комплексом собственной неполноценности. Открывшаяся ему правда об обмане матери и обида за, как он считал, «облапошенного» отца не прошли бесследно, вызвав в Саймоне ничем не подкреплённое стойкое недоверие к тому, что он называл «правдой об отцовстве». Цинично повторяя афоризм Ларошфуко о том, что «отцовство всегда было исключительно актом доверия», Саймон тут же добавлял, что в его случае у него, по крайней мере, нет никаких иллюзий и сомнений в том, что не он является отцом всех отпрысков, которых рожали его любовницы.
Поэтому, услыхав достаточно расплывчатый ответ Митоса, Саймон почувствовал привычное «пробуждение» этого своего комплекса, и не задумываясь и не разбираясь в ситуации, в присущем ему стиле отреагировал и «набросился» на женщину, «приписавшую» несуществующее отцовство Бессмертному другу своего Учителя...

* * *
Оторвавшись от своих воспоминаний Митос негромко произнёс:
- Саймон, ты ошибаешься относительно всей этой истории, а я, в свою очередь, очень многого не могу тебе рассказать. К тому же, по-моему, у нас с тобой есть более важные дела нежели установления отцовства чужого ребёнка.
Некоторое время из трубки доносилось только дыхание Саймона, а потом он, обуздав свой норов, проговорил:
- Да, разумеется, ты абсолютно прав. Впрочем, как всегда. - помолчав ещё некоторое время, Саймон вздохнул и продолжил. - Прости. Меня опять «занесло».
- Я всё понимаю - коротко ответил Митос.
Помолчав ещё несколько секунд Саймон спросил:
- Так как же мы с тобой можем встретиться? И чем я могу тебе помочь?
Немного подумав, Митос огляделся, и увидев где он сейчас находится произнёс:
- Постарайся оторваться от «хвоста» и приходи в центральный городской парк. Там, возле фонтана, я и буду тебя поджидать. Если всё будет безопасно — я подойду к тебе, если же замечу слежку, то поставлю тебя о ней в известность. В таком случае, далее мы с тобой будем действовать согласно сложившихся обстоятельств.
- Хорошо - послушно ответил Саймон. - Значит так и договоримся. Я сейчас же направляюсь в парк и буду ждать тебя уже там - с этими словами он положил трубку.
Отключив телефон и положив его в карман Митос задумался о предстоящей встрече. В той войне, которая сейчас начиналась, Саймон был ценным приобретением, способным положить на чашу весов весьма многое. Он был не только умным человеком, превосходно обученным воином, но и обладал полной, подчас собачьей, преданностью по отношению к своему Учителю. Эта преданность распространялась и на его друзей, тогда как врагам Митоса завидовать не приходилось...
Стремясь опередить возможную слежку, Митос направился в парк и там, заняв место обзора с которого вся нужная ему территория была видна как на ладони, начал наблюдение и ожидание.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Одно отступление, которое, однако, вплотную касается Фитцглена. Тут следует сделать одно достаточно пространное объяснение. Во времена Средневековья в обществе было очень сильнó сословное деление. Переход из одного сословия в другое (как это стало распространено во времена Нового времени) в тот период был практически невозможен. Исключение составляли лишь так называемые бастарды — незаконнорожденные дети знатного отца и простолюдинки. Однако и тут были свои деления. Как правило (кроме одного случая о котором мы поговорим чуть ниже), бастарды носили фамилию своей матери. Если отец официально не признавал своего ребёнка, то тот воспитывался матерью в статусе её сословия, и считался простолюдином. Если же отец признавал своего сына, то тот получал место в сословии своего отца, и воспитывался как знатный человек. Однако и он имел определённые проблемы в своём статусе — эти дети всё равно носили фамилию своей матери и даже будучи первенцами не могли наследовать владения своего отца, если у того потом рождались дети в законном браке. Особое место занимали дети, рождённые от так называемой «королевской крови», то есть незаконные дети короля или его родственников. Такие дети получали не только статус знатного сеньора, но и имя своего отца, а при удачном стечении обстоятельств могли наследовать и его владения (яркий пример тому — жизнь Вильгельма Завоевателя ставшего впоследствии королём Англии; многочисленных королевских бастардов, которые становились королями в Португалии). Однако, поскольку отношение к детям, рождённым от законного брака и от незаконного «сожительства» в те времена было весьма различным, незаконный статус ребёнка всё равно должен был быть высветлен, дабы вся аристократия точно знала, что это так называемая «побочная ветвь». Для того, чтобы ярко выразить данный факт в Англии был применён совершенно особый способ. Там таким детям давали фамилию, которая состояла из имени его отца с приставкой «фитц-» как неопровержимое свидетельство его незаконнорожденности. Отсюда и ведут своё происхождение такие фамилии как, например, Фитцуильям, Фитцадам, Фитцджералд, Фитцстефан, Фитцхью, Фитцалан, Фитцрой, Фитцгерберт, Фитцпатрик и так далее. Кстати, в свете этой информации весьма любопытно было бы узнать родословную Фитцкерна…
2. В средневековом обществе было распространено поверье о том, что текущая в человеке кровь может определять ту или иную его сущность. Особое отношение было к так называемой «королевской крови». Согласно верованиям того времени священный характер происхождения суверена передавался его потомству (чем объясняется существование так называемых «принцев крови»). Считалось, что в жилах короля и его потомков течёт исключительная, совершенно отличная от других дворян, кровь, которая и даёт ему то королевское достоинство, некую святость и право на верховную власть. Так, например, достаточно показательными, иллюстрирующими данный факт являются известные нам из истории сообщения о «душевных терзаниях» французского короля Карла VII, который долгое время сомневался в том течёт ли в его жилах королевская кровь или же он родился от придворного Луи де Буа-Бурдона, одного из многочисленных любовников его матери Изабеллы Баварской. Если бы его отцом был бы просто какой-то дворянин, то у него не было бы никакого права на то, чтобы притязать на французскую корону, коль скоро он не сподобился унаследовать того неотъемлемого свойства, которым наделяет доподлинная наследственность. Только если в нём текла «королевская кровь», то он имел право на престол…
Подобные поверья существовали не только среди дворян. Так, например, среди французских крестьян бытовала уверенность что король, наложением своих рук, способен излечить от золотухи. В других странах народ имел сходные же верования.
В то время в обществе быть незаконнорождённым — значило носить на себе тяжкое клеймо. Однако, «королевская кровь» сглаживала практически все неприятные моменты, и к таким детям (а потом и взрослым) не было столь презрительно-издевательского отношения, какое испытывали бастарды иного, более «низкого» происхождения.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:15

Глава № 21. Беспроигрышная комбинация.

Поджидая прихода Саймона, Митос успел придумать каким образом использовать его появление. Любивший одним выстрелом убивать максимальное число зайцев, он принял решение «свести» вместе двух своих «духовных детей», тем самым одновременно обезопасив их обоих. Понимая, что рано или поздно неведомый враг Дункана нанесёт свой удар уже прямо по нему самому, Митос нашёл способ защитить Маклауда, «отдав» его под охрану Саймону. То есть назначив последнего личным телохранителем Горца. Этот расчёт — пристроить Дункана под присмотр своего Ученика — давал ряд ощутимых преимуществ. Кроме того, что Саймон был превосходно тренированным воином, сила которого вполне могла помочь Дункану выстоять в трудную минуту, в свою очередь психика Маклауда могла стать своеобразным тормозом, защитой и поддержкой для неустойчивого и горячего Саймона.
Любому человеку свойственно всю жизнь нести в себе ту жизненную основу, которую в него заложили с детства. Поэтому, несмотря на всё влияние, которое Митос получил на своего Ученика, ему удалось лишь слегка смягчить острые грани его души. «Королевское» воспитание, порождённый им гонор и самоуверенность всё ещё определяли поступки Саймона. Конечно, сейчас он стал совсем не таким, каким был в то время, когда Митос с ним познакомился, но старые привычки никуда не деваются и отмирают с большим трудом…
Именно поэтому Митос считал, что общество Дункана, которого Саймон должен будет охранять, окажет на того самое благотворное влияние. Когда в его «светлую» голову придёт очередная «умная» мысль, он, задачей которого будет сберечь Маклауда, не сможет броситься к чёрту на рожон, считая, что только он один знает что, когда и как именно нужно делать. Тем самым, Митос сбережёт две Бессмертные жизни…
Мощный удар Зова, как всегда неожиданно, вмешался в ход рассуждений Старейшего. Внимательно оглядев площадь, Митос увидел подходившего к месту назначенной встречи Саймона.
После того как Саймон подошёл к фонтану, он спокойно уселся на парапете и стал терпеливо ожидать прихода своего Учителя. Зная осторожность Алекса Саймон, в свою очередь тоже «почувствовавший» присутствие где-то здесь неподалёку другого Бессмертного, не сомневался в том, что это ожидание будет достаточно длительным.
Осторожный Митос стал внимательно осматривать всю территорию около фонтана, не торопясь отслеживая тех, кто проходил рядом или просто крутился неподалёку. Спустя полчаса Старейший окончательно убедился в том, что Саймон выполнил его указания, и избавившись от возможного «хвоста», пришёл к месту назначенной встречи один.
Убедившись в том, что всё складывается хорошо, Митос вытащил телефон, чтобы перезвонить Дункану. Зная, что характер Горца столь же «горяч», как и у Саймона, Митос для удачного воплощения своих планов, решил пойти на некоторую хитрость.
Маклауд ответил сразу же:
- Слушаю - услышал Митос его голос.
- Здравствуй ещё раз – отозвался он. - У меня произошли некоторые изменения, и на нашу с тобой встречу у Эйфелевой башни я приду не один. Его зовут Саймон, и он — мой Ученик. Дункан, мне нужна твоя помощь. Я немного беспокоюсь за него и хочу переправить его в безопасное укрытие. Но он очень упрям и никогда не согласится с подобной моей просьбой. Однако, если я попрошу его якобы присмотреть за моим другом, которому просто необходима охрана личного телохранителя, он не сможет мне в этом отказать. Дункан, пожалуйста, помоги мне справиться с его норовом. Подыграй мне.
- А что именно я должен делать? - поинтересовался Дункан.
- Я приведу Саймона на нашу встречу, познакомлю вас и попрошу его охранять тебя. А ты, ради всего святого, не становись в «позу» и не кричи, что и сам о себе всегда позаботишься. Просто промолчи и прими его помощь и опеку. А на самом же деле — присмотри за ним сам. Он очень горяч и бросается в бой по всякому поводу и без оного. В этом отношении он ещё хуже тебя.
- Никогда не думал, что услышу от тебя подобные слова - хмыкнул Дункан. - Тем более после твоих недавних высказываний. Ладно, я согласен. Я присмотрю за твоим Учеником.
- Спасибо тебе - ответил Митос. - И вот ещё что. Не надо в его присутствии произносить имя Митос. Для него я — Алекс. Ты же можешь называть меня Адамом, но никак иначе. Я не хочу, чтобы это положение менялось.
- Хорошо. Я всё понял - ответил Дункан. - Не беспокойся, я ничего ему не скажу.
- Вот и славно! Значит до встречи - завершил разговор Митос.
- До встречи - отозвался Дункан. - Тем более, что я её ожидаю с нетерпением. Наш недавний разговор ты завершил на столь интересном пассаже, что мне очень хочется продолжить его.
- Ну, ещё бы! - засмеялся Митос. - Я и не сомневался в этом.
С этими словами он отключил телефон.
Договорившись с Дунканом, теперь можно было смело отправляться и на встречу с Саймоном. Ещё раз внимательно осмотревшись, Митос, наконец, решившись, вышел из укрытия и пошёл к своему Ученику.
Когда Саймон увидел спокойно подходившего к нему Учителя, то радостно заулыбался. Едва дождавшись пока тот подойдёт как можно ближе к нему, Саймон проговорил:
- Здравствуй Алекс! Я очень рад тебя видеть. Как ты убедился, я умею приходить и уходить незаметно. Насколько ты смог убедиться, «хвоста» я с собой не привёл.
- Да, всё правильно – кивнул Митос. - Всё, действительно, «чисто». Иначе я бы и не подошёл.
- Я слишком ценю тебя, чтобы проявить небрежность - серьёзно проговорил Саймон. - Хотя ты оказался совершенно прав: возле твоего дома действительно жуть как многолюдно. Однако, я сделал всё что мог, чтобы они не нашли твоего укрытия. Отсюда тебе беда не грозит.
- Зная тебя я в этом и не сомневался - спокойно отозвался Митос. - В чём тебя никогда нельзя было упрекнуть, так это в отсутствии серьёзного отношения к безопасности твоих друзей.
Саймон, довольный похвалой Учителя, по-доброму улыбнулся. Бросив осматривающий взгляд на Митоса, он самым внимательным образом оглядел его и удовлетворённо кивнув произнёс:
- Ты хорошо выглядишь… Я очень рад тебя видеть.
Митос, взглянув на него, ответил:
- Я тоже очень рад нашей встрече. Как твои дела? Как ты жил с момента нашей последней встречи?
- Я? - переспросил Саймон. - Да без изменений. Я много путешествовал, принял участие в паре разных войн — в этой отрасли, как ты знаешь, мои умения идут нарасхват…
- Да, знаю - кивнул Митос. - Кстати, с этой точки зрения именно сейчас твоё присутствие как нельзя кстати и очень важно для меня. Я тоже хочу попросить тебя воспользоваться твоими способностями отличного воина.
- Что я должен сделать? - тут же серьёзно спросил Саймон.
Митос, сев рядом с ним, подробно и обстоятельно ввёл своего Ученика в курс развернувшихся вокруг Дункана событий. Рассказав всё что он знал и что мог позволить себе рассказать, Митос взглянул на внимательно слушавшего его Саймона и добавил:
- И вот тут мне и нужна твоя помощь. Дункан — очень хороший воин, но он потерял женщину, к которой был неравнодушен. Его Бессмертные друзья, скорей всего, тоже уже мертвы. Горе и ненависть сейчас заполняют его душу. И я опасаюсь, что в этой ситуации он способен наделать глупостей, попасть в какую-то ловушку, в которую в спокойном состоянии никогда бы не попал. Поэтому мне нужно чтобы рядом с ним был кто-то, кто кроме превосходного владения оружием, имел бы ещё и «холодную» голову, и не позволил бы ему наделать глупостей. Лучше тебя с этой ролью никто не справится. Вот я и хочу попросить тебя взять на себя обязанности его телохранителя, и защитить моего друга. Ты сделаешь это?
Пристально посмотрев на Митоса Саймон спросил:
- Этот друг так для тебя важен?
- Да - кивнул Митос.
- Значит ты просишь меня защитить дорогого тебе человека? Я польщён и горд - довольно отозвался Саймон. - Твоя просьба — это честь для меня. Раз я могу избавить тебя от беспокойства за его жизнь, то я с радостью сделаю это для тебя.
Митос, облегчённо вздохнув, сказал:
- Спасибо тебе за помощь. Я, действительно, ощущаю огромное облегчение при мысли о том, что теперь ты будешь его охранять. Теперь у меня хотя бы об этом не будет «болеть» голова, и я смогу спокойно сосредоточиться на решении глобальной проблемы обнаружения таинственного неприятеля. Ну, а теперь пойдём со мной. Я познакомлю тебя с Дунканом.
С этими словами Митос поднялся. Саймон, вставший вслед за ним, кивнул и произнёс:
- Что ж. Пойдём.
Идя рядом со своим Учителем, Саймон обдумывал всё то, что только что узнал. Создавшееся положение обещало в крайне недалёком будущем хорошую драку, а это был тот вызов, от которого он никогда не мог отказаться и от которого никогда в своей жизни не уклонялся. Его самолюбию льстила та просьба, с которой к нему обратился Алекс, и Саймон дал себе слово, что будет исполнять обязанности телохранителя со всем тщанием, и во что бы то ни стало сбережёт жизнь этому Дункану — другу одного из важнейших в своей жизни людей.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:15

Глава № 22. «Дети» Митоса.

Прежде чем идти на встречу к Дункану Митос с Саймоном зашли в одну из многих конспиративных квартир, созданных Митосом в разные промежутки времени, где он показал своему Ученику где и что лежит. Свою экскурсию по комнатам он сопроводил разъяснением: «Ты должен, на всякий случай, знать это место. Если вам необходимо будет срочно покинуть тот дом, где вы будете жить и укрыться где-то ещё, то ты сможешь привести Дункана сюда и спрятаться с ним здесь».
Саймон тщательно слушал все пояснения Учителя, после чего повторил за ним все действия по включению и отключению сигнализации, тщательно запомнил расположение комнат, тайных ходов и замаскированных выходов из дома. Когда Митос убедился в том, что его Ученик всё запомнил, они направились на встречу с Дунканом.
Перед тем как выйти из дома Митос посмотрел на Саймона и сказал:
- Вот что я ещё хотел сказать тебе. Дункан привык называть меня совсем под другим именем нежели ты. В отличие от тебя он знает меня как Адама Пирсона. И все мои нынешние знакомые тоже обращаются ко мне именно так. В общем, в этой жизни — здесь и сейчас — я Адам. Я хочу, чтобы ты был готов к тому, что все здесь употребляют по отношению ко мне эти имя и фамилию. В отличие от вас — тебя и Дункана — я предпочитаю менять имена и запутывать следы.
Саймон посмотрел на него, подумал и слегка удивлённо переспросил:
- А как же тогда твоё родовое имя? Как ты мог отказаться от него?
Митос пытливо посмотрел на Саймона, вздохнул и тоном, отметающим всякое дальнейшее обсуждение этой темы, произнёс:
- Я смотрю на этот вопрос немного по-другому.
Саймон, хорошо знавший ЭТОТ тон своего Учителя, принял за лучшее прекратить данный разговор…
Когда они уже подходили к Эйфелевой башне, то оба почувствовали присутствие в этом месте ещё одного Бессмертного. Саймон, вопросительно посмотрел на Митоса. В свою очередь, Старейший стал внимательно осматриваться и через несколько секунд увидел встающего со скамеечки Дункана, который с точно таким же как и у них внимательно-ищущим взглядом оглядывался по сторонам.
- Вот он, посмотри - показав рукой на Маклауда проговорил Митос.
Внимательно осмотрев друга своего Учителя, Саймон одобрительно кивнул:
- Он впечатляет. В нём чувствуется «наша» порода. Порода воинов.
- Да уж… - пробормотал Митос, и направился навстречу к Дункану.
В свою очередь, увидевший наконец Митоса Маклауд стал столь же внимательнейшим образом рассматривать его спутника. Оставшись довольным результатами осмотра, Дункан, в свою очередь, тоже сразу понял кого он видит перед собой. «Да… Такого лучше иметь своим союзником, нежели противником» - подумал он.
Когда все трое Бессмертных подошли друг к другу, Митос познакомил Саймона с Дунканом. После завершения церемонии знакомства, он, оглядевшись по сторонам, заметил:
- Ну, раз мы все готовы, то не будем тратить время даром и пойдём устраиваться на новом месте вашего жительства.
Дункан, не решившийся в присутствии неизвестного ему Саймона, заводить откровенный разговор с Митосом относительно его дальнейших планов, приготовился устроить Старейшему подробнейший «допрос» сразу же как только представится возможность оказаться с ним наедине.
Направившись вслед за Митосом к его безопасному укрытию, Дункан с удивлением обратил внимание как Саймон мгновенно пристроился чуть сзади и правее от него, бдительно охраняя его и приготовившись в случае необходимости успеть проворно вытащить оружие и защитить его, Дункана. «Да… - хмыкнул про себя Дункан, - сразу видно, что Митос провёл с Саймоном подробнейший «инструктаж». Это будет даже забавно…»
Не привычный к тому, чтобы его охраняли и, вместе с тем, не желавший разрушать игру Митоса, Дункан покорился навязанной ему и совершенно непривычной роли «охраняемого объекта».
Покорно следуя за Митосом Дункан и Саймон добрались до внешне совершенно непрезентабельного дома. Проворно нажав какую-то открывающую дверь кнопку, замаскированную обтянувшим всё вокруг плющем, Старейший провёл их в глубь дома. Внутренняя отделка весьма отличалась от внешней: вокруг царил комфорт и уют, и было всё, что только могло бы понадобиться для длительного затворничества. Проведя обоих Бессмертных по дому, Митос ознакомил их с тем, где что находится.
Понимая, что Дункану и Саймону нужно лучше познакомиться друг с другом, Митос, пригласив их с собой, направился на кухню, где, приготовив кофе, уселся рядом с ними и начал оживлённо болтать на различные темы, постоянно втягивая их обоих в разговор и давая им возможность глубже узнать друг друга в его присутствии.
Когда Митос убедился, что первоначальная скованность прошла и оба его «подопечных» нашли между собой общий язык, он с облегчением вздохнул. Эта часть его замысла была полностью осуществлена. Теперь можно было заняться и другими неотложными делами. Поэтому он повернувшись к Дункану сказал:
- Ну, поскольку вы уже познакомились, я полагаю, что вы и в дальнейшем найдёте немало общих тем и вопросов, которые захотите обсудить. А мне уже пора идти и заниматься решением ряда проблем и поисками необходимой информации.
С этими словами он встал и направился к выходу.
Дункан, проворно вскочив, бросился вслед за ним и произнёс:
- Постой. Ты не можешь так просто уйти. Мы ведь ещё не обсудили ряд важнейших вопросов. Надо обсудить и скоординировать все наши последующие действия.
Митос, внимательно посмотрев в глаза Дункану, чётко, весомо и размеренно проговорил:
- По моему, мы с тобой уже всё обсудили и обговорили. Будем действовать именно так, как ранее договорились. Не беспокойся, я буду постоянно держать тебя в курсе того, как будут разворачиваться все последующие события.
- Но ты не можешь жить на моей барже - чуть ревниво сказал Дункан. Помолчав мгновение, он ехидно поинтересовался - А как же тогда твоя недавняя ода осторожности? Мне, значит, нельзя там быть — «слишком опасно». А тебе что: значит можно? Если это опасно для меня, то для тебя — в двойне.
Улыбаясь Митос проговорил:
- Да не беспокойся ты так. Я просто пошутил. Я и не собирался подставлять себя под удар и жить на твоей барже. Хотя держать её в поле своего зрения буду. Я намереваюсь, сославшись на дружбу с тобой, напроситься в гости к твоему соседу Моррису, а уже с его баржи некоторое время вести наблюдение за окрестностями. Теперь, когда мне есть на кого тебя оставить, я могу вплотную приступить к попыткам выяснить что-нибудь интересненькое…
Возмущённый подобной тирадой Митоса Дункан открыл было рот, но покосившись на Саймона и памятуя свой телефонный разговор со Старейшим, не решился переходить в открытый спор. Помолчав он проговорил:
- Как именно я буду узнавать новости?
Митос, всерьёз опасавшийся после подобных своих слов открытого противостояния с «оскорблённым в лучших чувствах» Дунканом, облегчённо перевёл дыхание и затем, картинно вздохнув, сказал:
- Но, по моему, и этот вопрос мы с тобой тоже уже обсудили. Телефон же у тебя есть, а значит всегда можно связаться друг с другом. Давай завершим этот разговор, и каждый займётся своим делом.
С этими словами он отвернулся и вновь направился к выходу из дома.
Саймон, до той поры тихо слушавший этот диалог, спросил Митоса:
- Ну, а мне чем заниматься? Просто сидеть в четырёх стенах? Мне кажется, что я мог бы помочь тебе в поисках этого чего-нибудь «интересненького».
Посмотрев на Саймона Митос произнёс:
- Нет. Для меня важнейшим как раз и является если ты будешь сидеть здесь — как ты сказал «в четырёх стенах» — и охранять Дункана. - Бросив быстрый взгляд на поморщившегося при его словах Горца Митос, вновь, глядя прямо в глаза Саймону, продолжил - В системе моих приоритетов это задание занимает первое место. Другие дела могут выполняться как мною, так и иными людьми. А это задание столь же превосходно как ты не исполнит никто другой. Так что для меня предпочтительнее если ты будешь заниматься тем, что ты умеешь делать лучше всех остальных. Ты — прирождённый воин, а поэтому будешь заниматься работой воина. Я думаю, что ты не станешь возражать, что ты замечательно умеешь владеть оружием?
- Нет, не буду - согласился Саймон.
- Вот и славно - кивнул Митос. - Ну а теперь, после того как мы всё обсудили и выяснили, наконец, все вопросы, я пойду.
Сказав это, стоящий уже у выхода Митос проворно открыл дверь и скрылся за пределами дома.

* * *
После того как за Митосом закрылась дверь Саймон перевёл взгляд на Дункана и поинтересовался:
- Ну и что мы здесь будем делать?
Пожав плечами Дункан ответил:
- Понятия не имею. Для меня подобное времяпрепровождение совершенно не привычно. В иной ситуации я бы направился бы вместе с ним, и занялся бы какой-нибудь практической деятельностью, а не сидел бы в «безопасном укрытии».
- Ну да. В этом я ни минуты не сомневаюсь. Ожидание — это не для нас с тобой - понимающе отозвался Саймон.
Кивнув Дункан продолжил:
- И вот теперь я очутился в абсолютно непривычной для меня ситуации. Я даже не представляю как в ней находиться…
Саймон, немного подумав, пожал плечами и философски ответил:
- Нам надо как-то «убить» неожиданно возникшее у нас свободное время. Можно, например, почитать книги, которые раньше не имел времени прочитать. Зная Алекса, я могу предположить, что его огромнейшая библиотека рассчитана на все вкусы и запросы. Ты вполне можешь выбрать то, что тебе заинтересует. - Затем, внимательно посмотрев на Дункана, он поинтересовался - Ты любишь читать?
Заметив кивок Дункана подтверждающий это Саймон одобрительно продолжил:
- Я тоже очень люблю. Хотя так было далеко не всегда. Это Алекс научил меня находить наслаждение в чтении. Он открыл мне все красоты литературы, прелесть приносимых книгами открытий. Мы вполне можем — пока живём здесь и находимся в безопасности — заняться этим замечательным занятием. От этого будет двойная польза: мы и узнаем что-то новенькое и время пролетит незаметно. А это — именно то, что нам с тобой сейчас необходимо.
Изучающее посмотрев на Саймона Дункан, после некоторой паузы, спросил:
- А до того, как ты встретился со своим Учителем ты был иным, нежели сейчас? Он сильно тебя изменил?
Саймон, улыбнувшись, сказал:
- До встречи с Алексом я был совершенно другим человеком. Я был воспитан воином, которому нет нужды тратить своё время на такое глупое занятие как чтение книг. Он научил меня очень многому из того, что я сейчас умею и ценю. Можно сказать, что Алекс создал и развил мою духовную сущность. - Помолчав несколько секунд, Саймон продолжил - Ты знаешь, в течении всей своей жизни до момента моей встречи с Алексом я привык к тому, что знаю всё, что необходимо знать уважающему себя воину. И вдруг я узнаю, что в мире существует столько всего о чём я не имел ни малейшего представления… Алекс сделал из меня цельную, гармоничную личность. Я не знаю, понимаешь ли ты то о чём я говорю.
Внимательно слушавший его Дункан в этот момент вспомнил свою встречу с Кристин и то, как она учила его разбираться в искусстве и ценить красоту. Поэтому, услыхав последние слова Саймоном, он тихонечко вздохнул, кивнул и ответил:
- Да, я прекрасно понимаю о чём ты говоришь…
Саймон, взглянул на Дункана, и поинтересовался:
- У тебя тоже был такой Учитель?
Дункан немного помолчал, а затем ответил:
- Не совсем так. Мой Учитель учил меня тому, что должен знать Бессмертный для того, чтобы выжить. А тут… Скорей можно сказать так: в моей жизни был человек, который, также как и тебе, привил мне любовь к прекрасному…
Саймон удовлетворённо вздохнул и произнёс:
- Ну, тогда, разумеется, ты прекрасно меня понимаешь.
Замолчав Саймон стал смотреть на огонь, весело полыхающий в камине, и думать о прошлом. В свою очередь, Дункан тоже погрузился в точно такие же мысли…

* * *
Митос, уйдя из дома, где он оставил Дункана с Саймоном, продолжал анализировать только что завершённую им операцию по «водворению» их обоих в безопасное укрытие. Посмеиваясь про себя, он обдумывал проделанную «работу». «Да, они оба воины и рассуждают соответствующим образом. Я бы никогда не смог бы заставить их обоих спрятаться от врага, но попросив каждого из них «присматривать» за моим другом, защищать его, я добился стопроцентного выполнения своих желаний - рассуждал Митос. - Манипулировать такими людьми как Дункан или Саймон и легко и, вместе с тем, достаточно сложно. Стоит им только на секунду заподозрить присутствие у меня иных резонов, нежели названные, и будет взрыв, причём страшной силы. Однако, если всё проделать безукоризненно, то можно достичь грандиозного успеха. И теперь эта парочка будет не сводить глаз друг с друга, бдительно охраняя один другого, оставаясь при этом в полной безопасности. Что, разумеется, не может не радовать». Дойдя в своих размышлениях до этой мысли Митос довольно рассмеялся, и ускорив шаг направился к месту, где располагалась баржа Дункана…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:19

Глава № 23. Мишель Уэбстер.

Женщина сидела у окна и задумчиво постукивала пальцами по подоконнику. Случилось нечто совершенно непредвиденное: вот уже несколько дней Дункан отсутствовал, и она не имела ни малейшего представления о месте его нынешнего нахождения. Он ушёл со своей баржи и просто исчез, не появившись как ни у одного из своих друзей, так ни в одном из обычных мест, где он, как правило бывал, когда жил на барже.
Если бы речь шла о ком-нибудь другом, то она вполне могла бы предположить, что интересующий её объект просто сбежал, спрятался. Однако Дункан никогда бы не поступил подобным образом, и тому был целый ряд весьма определённых причин. Во-первых, Маклауд прославился тем, что никогда не бросал своих друзей в беде, а всегда выручал их, примерно наказав обидчика. Отсюда выплывала вторая причина: Горец никогда не бежал ни от боя, ни от своих врагов, чему за все годы его жизни было немало подтверждений. Исходя из всего этого женщина не понимала, что же сейчас происходит. Единственное объяснение, которое ей приходило в голову, заключалось в том, что возможно Дункан встретился ещё с кем-то из своих врагов и пострадал от него (как это не так давно произошло при столкновении его с Саймоном Килеаном). В таком случае ей жизненно необходимо было узнать с кем именно встретился Дункан и что случилось.
После тщательного обдумывания женщина, наконец, приняла решение: она направила для наблюдения за баржей Дункана группу Найджела, которому было поручено не спускать глаз с дома Маклауда и ждать возвращения туда хозяина.
Приехав к барже, Найджел, для того, чтобы не вызывать подозрений у осторожного Дункана, расположился со всей своей группой в находившемся в нескольких кварталах от баржи ресторане, направив для прямого наблюдения всего лишь одного из своих людей. Жребий пал на Лео, который и отправился на пост.

* * *
Мишель вот уже несколько дней тщетно пыталась связаться с Амандой. Сначала она просто звонила ей по всем известным ей телефонам, однако, везде натыкалась на автоответчик. В конце концов на парижской квартире ей ответили. Однако, тут её подстерегала серьёзнейшая неприятность: ответил ей явно чужой голос, не знавший ни одного заготовленного пароля. Кроме того, с первых же секунд разговора он пытался выяснить кто именно звонит, искусственно затягивая разговор. Складывалось впечатление что он как будто помогал кому-то отследить её звонок. Пройдя курс обучения «от Аманды» Мишель превосходно знала, что именно ей нужно делать в подобных ситуациях. Поэтому она тут же, не дожидаясь неприятностей, бросала трубку. После долгого обдумывания сложившейся ситуации, Мишель решила наведаться в гости к Дункану и выяснить у него где сейчас Аманда и что случилось.
Аманда хорошо обучала свою Ученицу, однако не всё зависело только он её стараний. Импульсивность и неопытность помноженная на самонадеянность, которые всегда были присущи Мишель, по-прежнему продолжали управлять её поведением. Уяснив основные законы самозащиты, Мишель, тем не менее, в реальной жизни достаточно часто забывала им следовать. Иногда она вспоминала о том, что надо бы поглядывать за тем, что происходит у неё за спиной, однако эти моменты были эпизодическими. Именно поэтому Мишель направилась на баржу к Дункану, в очередной раз забыв про элементарную осторожность, и не озаботившись предварительно навести справки о том всё ли в данный момент у него нормально. Так как до того момента она не связывалась ни с кем из окружения Горца, а из своего дома уехала ещё до того, как Маклауд направил туда своё сообщение-предупреждение об опасности, то Мишель оказалась не подготовленной ко всем тем неприятностям, которые навалились на Дункана и его друзей.
Спокойно зайдя на баржу и спустившись вниз Мишель увидела, что Дункана на ней нет. Заключив, что Маклауд просто отправился куда-то за покупками, она приняла решение спокойно дожидаться тут его возвращения.
Поскольку в своё время Мишель сама жила на барже и прекрасно знала что и где лежит, то она через довольно непродолжительный промежуток времени устроилась в доме Дункана со всеми удобствами и стала терпеливо поджидать возвращения хозяина.

* * *
Лео, оставленный наблюдать за баржей, прекрасно видел как Мишель безмятежно направлялась в сторону баржу Маклауда, а затем преспокойненько спустилась вниз. Понимая, что, скорей всего, именно этого гостя он тут и дожидается, он немедленно связался со своим руководителем. Получив долгожданную информацию, Найджел тут же связался с женщиной и, доложив обо всём, попросил новых инструкций.
Надеясь получить разъяснение всего что ей непонятно, и в первую очередь таинственного исчезновения Дункана, женщина отдала чёткий и недвусмысленный приказ: захватить гостью Дункана, привезти для допроса в какое-то тихое местечко и вытрясти из неё всё что той известно. Однако, вместе с тем, эту операцию надо было провести тихо и таким образом, чтобы никто из окружающих баржу ничего не увидел и не услышал. Кроме того, надо было обратить особое внимание на то, что если эту гостью кто-то сопровождал, то он ни в коем случае не должен был заметить её исчезновения.
Выполнить данный приказ было достаточно сложно, однако Найджел не первый день занимался своей работой. Подойдя к пирсу он вместе со своими людьми аккуратно пробрался на баржу, используя для этой цели оба её входа — как центральный, которым пользовались все, кто хотел туда попасть, так и тайный, чёрный ход, который использовали только те, кто хорошо ориентировался во внутреннем устройстве баржи(3).
Мишель была легкомысленной, однако, тем не менее, она была Бессмертной, прошедшей особую подготовку. И хотя силы были явно неравные и Мишель проиграла, она оказала столь серьёзное сопротивление, что на барже практически ничего не уцелело. Осколки и обломки усеяли весь дом Дункана.
Подогнав лодку к чёрному входу Найджел со своими людьми погрузил туда пленницу, и, оставив Лео вновь присматривать за баржей, отправился в так называемое «безопасное местечко» для последующего «разговора» с нею.
Обладая значительным опытом в деле выяснения необходимой информации, Найджел провёл допрос пленной достаточно «творчески». К концу мероприятия Мишель, невзирая на то, что являлась Бессмертной, была еле живой. Однако все потраченные длительные усилия практически ничего не дали, ибо всё что удалось узнать заключалось в одной короткой, но ёмкой фразе: Мишель не знала абсолютно ничего! Так, например, информацию о том, что Дункан исчез она сама впервые услышала от самого Найджела. Окончательно убедившись в том, что больше из девушки ничего вытянуть не удастся, Найджел поспешил отчитаться перед руководительницей.
Получив столь удручающую информацию, женщина всерьёз расстроилась: мало того, что было потрачено столько усилий по захвату совершенно не нужной ей Бессмертной, которые к тому же не увенчались никаким успехом, так ещё её люди «засветились» как возле баржи, так и перед самой Бессмертной. Теперь Мишель была ей просто опасна: уж слишком много она знала. Решение у данной проблемы, с точки зрения женщины, было только одно.
Кроме избавления от опасности, убийство Мишель приносила женщине ещё и дополнительные дивиденды. Она была хорошей знакомой Дункана и Ученицей Аманды. Следовательно, её смерть доставит боль им обоим. А эта мысль приводила женщину в неизмеримый восторг. Поэтому она отдала приказ убить Мишель.
После тех пыток, которым Найджел подверг Мишель, смерть для неё уже воспринималась как избавление. Поэтому, собрав остаток силы воли, она попыталась гордо выпрямиться, и с достоинством встретила удар меча…


ПРИМЕЧАНИЕ:

3. Этот второй выход с баржи был заявлен в сериале как минимум четыре раза - в серии № 15: Дункан уходит от встречи с инспектором полиции Ле Бланом, в № 17: когда через него Дункан выводит с баржи Грейс Шандель, в серии № 42: через него ушёл с баржи Ричи, когда пытался избежать встречи с парижской полицией, и в серии № 59: когда через него же уходит Фицкерн спасаясь от всё той же парижской полиции.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:20

Глава № 24. Неудача замысла.

Оставив Дункана вместе с Саймоном, Митос сам направился в противоположный конец города, и «залёг» в другом из своих многочисленных тайных убежищ, справедливо полагая, что теперь не стоит торопиться, а, напротив, следует выждать некоторое время прежде чем совершать следующий шаг и идти к барже Дункана. Тот, кто стоял за всеми проблемами Горца должен был получить определённую временную фору, для того, чтобы его беспокойство и неуверенность успели расцвести буйным цветом и принести желанные плоды.
Тонко чувствовавший течение времени Митос, выждал ровно столько, сколько было необходимо, после чего, аккуратно отслеживая не следует ли за ним кто-либо, направился к барже.
На подступах к ней Митос остановился и стал внимательно осматривать окрестности. Его поиски вскоре увенчались полным успехом: Митос не только обнаружил, что за баржей внимательно наблюдают, но и выяснил, что в этом качестве был оставлен всего один человек. Покачав головой и язвительно усмехнувшись, Митос решил что настало самое время захватить его и потолковать с ним о том, что происходит, а главное выяснить всё, вплоть до мельчайших подробностей, об его хозяине.
Незаметно подобраться к человеку и захватить его таким образом, чтобы не только не поднять ни малейшего шума, но и не привлечь к себе ненужного внимания, никогда не было для Митоса неразрешимой проблемой. Вот и в этот раз всё было проделано чётко и быстро: подойдя сзади к Лео, Митос мгновенно зажал на его шее определённый участок, пережав сонную артерию, и уже через несколько секунд, подхватив потерявшего сознание охранника, быстренько поволок его на баржу, где рассчитывал вплотную с ним познакомиться и пообщаться.
Когда-то один из античных философов в своём труде привёл очень любопытную фразу: «Неправда, что у Богов нет чувства юмора. Нет, оно есть. Вот только люди не всегда его понимают»… И это так. Шутки Богов подчас столь своеобразны, что приводят к срыву любых начинаний, распланированных до шага операций. В тот момент, когда человек уже полностью уверен в удачном и благоприятном для него дальнейшем развитии событий, Боги пускают в ход своё чувство юмора. Не зря же один из афоризмов, который дошёл до нас из глубин Древнего Рима, со всей определённостью говорит: «Хочешь рассмешить Бога? Сообщи ему о своих планах».
Все задумки Митоса потерпели свой полный крах именно в ту минуту, когда он, захватив пленного, перетаскивал его на баржу Дункана. Дичайшее стечение обстоятельств в секунду превратило его из победителя в побеждённого.
Митос всё сделал абсолютно правильно: пережатие сонной артерии всегда приводит к автоматической потере сознания. Однако ни один человек на планете не мог предположить того, что в ту самую секунду, когда Лео потерял сознание, в организме этого ещё достаточно молодого человека произошло одно их тех необратимых происшествий, которое современная медицина называет обширный инсульт. Это привело к тому, что Лео умер буквально в считанные секунды, и Митос к барже нёс уже не потерявшего сознание человека, а его остывающий труп.
Вот уж прав был Овидий, когда сказал: «Удача с диким хохотом бежала прочь»…
Придя на баржу Митос с удивлением увидел царивший там полнейший разгром. Положив захваченного пленника прямо на пол, он со всевозможный вниманием начал изучать руины. Рассмотрев всё он пришёл к выводу, что судя по внешнему виду разрушений, отсутствию оплавившихся обломков и т.п., убийства Бессмертного на барже не было, хотя, вполне возможно, что сам бой состоялся.
После того, как Митос пришёл к такому заключению, его интерес к предстоящей беседе с захваченным неприятелем резко удвоился. Намереваясь теперь вплотную заняться своим «гостем», Митос вновь подошёл к нему и впервые как следует рассмотрел. Только теперь он увидел, что пленный мёртв, а, значит, получить от него необходимую Бессмертному информацию было невозможно ввиду смерти этого самого врага. Проклиная всё и вся Митос тщательно обыскал труп, ища всё, что в той или иной степени могло бы послужить какой-нибудь зацепкой. Со всё растущим удивлением Митос обнаружил, что в карманах захваченного пленника совсем ничего нет. Не было ни документов, ни даже мобильного телефона. Достаточно поражённый всем этим и оставшийся ни с чем Митос, избавился от трупа самым примитивным образом: сбросив его с баржи и утопив в Сене.
Выяснив всё что он мог выяснить, Митос, тщательно изучив окружающие улицы, поспешно ушёл с баржи. Расположившись неподалёку от неё, он задумался над возникшей проблемой: что им всем делать дальше. Резонно опасаясь того, что кто бы ни посещал в отсутствии Дункана баржу, он вряд ли в ближайшем будущем вновь вернётся на неё (особенно в отсутствии хозяина), Митос мог только надеяться на то, что люди неприятеля покажутся возле баржи. Понимая, что терять уже всё равно больше нечего, Митос набрал Джо и сообщил ему обо всех достаточно печальных новостях.
Выслушав весь рассказ Митоса Джо решил хотя бы немного попытаться поднять ему настроение. Поэтому нарочито бодрым голосом он проговорил:
- Да не огорчайся ты так, Адам. Нет худа без добра. Согласись: то, что ты так вовремя увёл Дункана с баржи позволило нам убить двух зайцев: мы обезопасили самого Маклауда и вынудили заволноваться наших противников.
- Да уж… - мрачно ответил Митос. - Что да, то да — вынудили. Судя по тому разгрому, который царит на барже волнение превысило всевозможные рамки. Я представляю ЧТО скажет нам Горец, когда вернётся домой и увидит во что его превратили…
Джо помолчал несколько секунд, а затем задумчиво переспросил:
- Значит ты уверен, что на барже произошла именно схватка? Бой Бессмертных?
- Нет, я ни в чём не уверен - проворно отозвался Митос. - Единственное, что я могу утверждать наверняка, так это то, что если это были Бессмертные, то отсечения головы не было. Не то количество и качество разрушений. А дальше я предоставляю твоему воображению полный простор: можешь сам домысливать что же всё-таки там произошло. - Помолчав несколько мгновений Митос уже другим тоном проговорил: - Знаешь, я бы на твоём месте поинтересовался: не знает ли кто-нибудь из твоих ребят — а не приходил ли в последнее время кто-нибудь из Бессмертных в гости к Дункану. Может быть мы таким образом вытянем ниточку.
- Я попытаюсь что-либо выяснить - проговорил Джо.
- Да, вот ещё что - внезапно вспомнил Митос. - Пожалуйста, пришли сюда к барже кого-то из своих людей. Я хочу чтобы мы имели возможность отслеживать всех тех, кто придёт к барже и будет наблюдать за нею и интересоваться когда вернётся Дункан.
- Хорошо - кивнул Джо. - Я пришлю Майкла Баррета. Всё равно он сейчас временно свободен и тут у меня без дела слоняется.
Митос помолчал, а затем, вздохнув, проговорил:
- Согласен. Я буду ожидать его вот тут, возле баржи. Пускай приезжает и сменит меня.
- Сейчас я его к тебе направлю - ответил Джо.
- Жду - коротко отозвался Митос и выключил телефон.
Дожидаясь «свободного» Наблюдателя Митос, вот уже в который раз, не мог удержаться от вздоха: Майкл Баррета был Наблюдателем пропавшего Ричи, и никто не мог быть уверенным в том, что Майкл только «временно свободен». Судьба Ричи, как и всех остальных пропавших Бессмертных, на данный момент была неизвестна ни Дункану, ни его друзьям.
Вскоре к барже приехал Майкл, и Митос введя его во все подробности свершившихся событий и оставив наблюдать за баржей, пошёл по направлению к своему убежищу, справедливо рассчитывая, что ничего другого ни он, ни кто иной до получения от Майкла новой информации, всё равно сделать не в состоянии.

* * *
Женщина сидела за столом и обхватив голову руками думала о своих дальнейших действиях. Она превосходно понимала, что разгром на барже заставит Дункана, когда он вернётся домой, самым пристальным образом изучить всех тех, кто будет в это время находиться возле его дома. Следовательно, она должна предвосхитить действия Горца. А это значит, что ей для того, чтоб не погубить все свои начинания, жизненно необходимо от греха подальше, временно отозвать и убрать от баржи Маклауда всех своих людей.
Взяв телефон она набрала номер Найджела, и передала новый, чрезвычайно срочный приказ: вплоть до её особого указания не только ему самому не появляться больше в окрестностях баржи, но и не посылать туда никого из своих людей, параллельно отозвав тех, кто сейчас там находится.
Привыкнув повиноваться без малейших споров, Найджел сразу же принялся выполнять все указания своей начальницы. Вскоре все его люди, до того сидевшие в уже знакомом им ресторанчике, вернулись домой. Исключение составил только Лео, который не отозвался на телефонный звонок. Весь вечер мобильный телефон, забытый Лео в припаркованной неподалёку от баржи машине, «разрывался», тщетно вызывая своего хозяина.
Найджел был опытным руководителем, а потому достаточно скоро пришёл к логическому объяснению отсутствия своего человека. Понимая, что если бы Лео был жив, то он бы уже отозвался, Найджел прекратил звонить, однако сосредоточил особое внимание на криминальных рубриках парижских газет.
Предчувствие его не обмануло, и вскоре в ежедневной газете в графе «Происшествия» Найджел наткнулся на заметку, в которой сообщалось о том, что в Сене был обнаружен труп. По приложенному к статье описанию Найджел без труда узнал пропавшего Лео.
Неожиданная смерть Лео ещё больше встревожила женщину, окончательно убедив её в правильности приказа об отзыве всех своих людей от баржи Дункана. Теперь запрет показываться возле его дома ещё более ужесточился, и на неопределённый срок место обитания Маклауда осталось совершенно без пригляда. Это распоряжение привело к тому, что всё ожидание Майкла Баррета, добросовестно следившего за возможным появлением у баржи людей неприятеля, пропало впустую.
Размышляя о произошедших событиях женщина впервые задумалась о внесении изменений в свой план. Её люди могли противостоять силе Бессмертных, могли логически высчитывать их последующие действия и принимать ответные контрмеры, но всё равно они находились в разных весовых категориях. Пожалуй, пришла к выводу женщина, наступила пора уравнять их шансы, и позаботиться о приобретении достойного силы Маклауда Бессмертного союзника, которым, тем не менее, она могла бы манипулировать. А учитывая особенности психологии Горца, возможным союзником должна была стать женщина, ибо, Дункан, связанный своеобразным шотландским кодексом чести, как правило, всегда с пиететом относился к женскому полу. И недавняя история с Кристин была тому явным подтверждением…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:21

Глава № 25. Фелиция Мартинс.

«Враг моего врага — мой друг». Итальянцы любят повторять эту фразу, характеризуя многоплановые человеческие взаимоотношения. Руководствуясь этим постулатом на протяжении всей истории человечества был заключён не один союз и создана не одна коалиция...
Именно исходя из этого утверждения, женщина, после длительного колебания и анализирования присущих этому человеку качеств и способностей, решилась ввести в свою игру ещё одного достаточно важного участника. Она взяла со стола фотографию нужного ей человека, долго смотрела на неё, а затем, окончательно решившись, «открыла» свой почтовый ящик и начала набирать письмо, адресованное той кого она хотела видеть своей союзницей...

* * *
Фелиция Мартинс вела достаточно скромный образ жизни: она не ходила «по лезвию ножа» и старалась по возможности не нарываться на неприятности. Хотя так было далеко не всегда. Ещё совсем недавно она жила совсем по другому...
Изменения в её жизни произошли после её встречи с Бессмертным Дунканом Маклаудом, ибо она — эта встреча — вызвала к жизни совершенно незнакомые Фелиции мысли и эмоции. Вся её предыдущая жизнь научила Фелицию тому, что мужчинам доверять нельзя, и что единственная их слабость — либидо. И она с удовольствием пользовалась их слабостями для того, чтобы получить то, что ей было необходимо.
Сначала точно так же было и в её «операции» по проникновению в жилище Маклауда. Её пешка — Ричи Райан — как молодой щенок бросился к ней, едва только она поманила его своей сексуальностью. Она невероятно легко оказалась в доме Дункана и стала его Ученицей. Всё было просто и понятно, и Фелиция с радостью предвкушала окончание игры. Однако именно эта лёгкость и сыграла в последствии с ней злую шутку. Совершенно бездумно она сообщила торговцу антиквариатом то, о чём ей следовало бы молчать. А кроме того она впервые встретилась с мужчиной, который не обращал никакого внимания на её женскую привлекательность. У Дункана была Тэсса, и только она одна занимала все его мысли. Непривычная к подобному поведению Фелиция с удивлением наблюдала как в её душе ширится и клокочет совершенно необъяснимые возмущение и ревность. Поэтому она и попыталась убить Тэссу: чтоб сделать как можно больнее Дункану. Однако, к неудовольствию Фелиции, Тэсса оказалась не тепличным цветочком и смогла позаботиться о своей безопасности. Когда же дело дошло до боя с самим Дунканом, то и здесь Фелицию подстерегло несколько неожиданностей. Её не столько поразило его фехтовальное мастерство и совершенно незнакомый ей итальянский приём, как то, что после всех её поползновений и интриг, Дункан, хоть и под давлением своего Ученика, сохранил ей жизнь. Мрачно потребовав никогда не трогать его близких и не вставать вновь на его пути, он спокойно ушёл, забыв о самом её существовании.
Эта ситуация совершенно была не похожа на её взаимоотношения с тем же Клодом Деверю, ибо тот в самом начале их общения не остался равнодушен к её чарам. И если впоследствии Клод и бросил её ради смертной, тем не менее так и не смог окончательно забыть то, что их связывало ранее. Впоследствии месть и любовь слились в его душе в один гремучий сплав, который полностью подчинил себе Клода во время их поединка.
Однако с Дунканом всё было совершенно по-другому. Он не испытывал к ней ни любви, ни ненависти, не собирался впоследствии мстить ей. Он просто вычеркнул её из своей жизни. Именно эта лёгкость и потрясла Фелицию, которая во главу угла всего своего существования всегда ставила месть. Подобное потрясение сразу же вызвало к жизни постоянную работу ума на тему «Почему Дункан оставил её в покое?». Разумеется, Фелиция могла понять согласие не убивать её на глазах у своего Ученика. Но что мешало Дункану дождаться его ухода и в самое ближайшее время в тайне от Ричи найти Фелицию и довести их поединок до логического конца? Почему мужчина, да к тому же Бессмертный мужчина, сражавшийся заведомо сильнее нежели она, не попытался воспользоваться своими преимуществами и не отплатить за все её ухищрения?
Любому человеку свойственно оценивать происходящие события с точки зрения тех правил и морали, которые были в ходу во время, когда формировалось его мировоззрение. Однако каждый Бессмертный, особенно те, которые прожили не одну сотню лет, претерпевает на себе влияние Времени и окружающей среды и изменяется в соответствии с тем, как меняются её законы. Эти изменения подчас бывают совершенно незаметными и не отражаются на внутреннем мире Бессмертного, но иногда случается, что реалии жизни приводят к значительному перерождению его сущности.
Перерождение человека не происходит в одну минуту, но бывает, что именно эта минута впоследствии, через весьма значительный промежуток времени, приводит к поразительным результатам. Милосердие Дункана не сделало Фелицию «белой и пушистой», но оно затронуло в её душе те струны и открыло те створки, которые до сего момента Фелиция считала у себя полностью отсутствующими. Оно совершило переворот в её мировоззрении. Поменявшийся образ мысли Бессмертной привёл к изменению и образа её действий.
Изменения были столь глобальными, что это сначала даже испугало Фелицию. В панике она решила доказать самой себе, что она заблуждается, и Дункан просто неудачник, который не от мира сего, а все остальные мужчины, которые окружают её, именно таковы, какими она привыкла их воспринимать. Для подтверждения данной мысли Фелиция направилась в один из ночных баров, чтобы там поискать ответы на свои вопросы. И в этот вечер Судьба преподнесла ей ещё один сюрприз, ибо Фелиция встретилась, наконец, со своей Немезидой, с тем кто отныне стал для неё одним из главнейших людей на Земле.
Тем вечером Фелиция познакомилась с Дэрриком, который со своими друзьями отмечал в том баре чей-то день рождения. С течением времени новое знакомство переросло в дружбу, а затем и в любовь. Фелиция с удивлением наблюдала за совершенно незнакомым ей типом взаимоотношений с мужчиной, который совсем недавно слегка приоткрыли ей Дункан Маклауд и его Тэсса. Как мучимый жаждой в пустыне человек с жадностью хватает вожделённую воду, точно так же Фелиция с истовостью неофита погрузилась в новые для неё чувства и ощущения. Внутренние изменения заставили Фелицию по-другому взглянуть на себя и своё давнишнее поведение.
Именно поэтому «новая» Фелиция настолько разительно отличалась от «старой», что вполне можно было считать её совершенно иным человеком, по отношению к которому не действовали все наработанные ранее поведенческие схемы и стереотипы.

* * *
Разбирая пришедшую за прошедший день электронную почту, Фелиция с удивлением наткнулась на обширное письмо, написанное в очень дружеском тоне и подписанное «Ваша доброжелательница». Оно было написано таким образом, что внимательно изучившая его Фелиция, в конечном итоге так и не смогла понять является ли его автор Бессмертной или же она смертная. В нём незнакомая ей женщина сообщала о том, что совершенно случайно она узнала о грозящей ей, Фелиции, смертельной опасности. В письме говорилось, что один из друзей Дункана Маклауда ложно обвинил Фелицию в том, что та собирается убить Горца. Поэтому Дункан решил нанести упреждающий удар, и не дожидаясь подтвердится ли данная угроза или же нет, ничего не перепроверив, направляется к самой Фелиции для того, чтобы убить её. Далее незнакомка писала, что поскольку сама является врагом Дункана, то она, со своей стороны, настоятельно рекомендует Фелиции подготовиться к защите своей жизни. В конце письма его автор предложила Бессмертной полную свою поддержку и всяческую помощь и защиту.
Прочитав данное послание Фелиция очень удивилась. Образ Дункана из этого письма, весьма отличался от того, который запечатлелся в её памяти. Во-первых, она прекрасно помнила, что когда у Дункана был более чем реальный шанс расправиться с нею, он, тем не менее, её не убил. Во-вторых, она столь же прекрасно помнила сколько усилий потратил Дункан для того, чтобы разобраться в том подлинная ли карта Лондона или же фальшивая. До тех пор пока Маклауд не стал абсолютно уверен в своих предположениях, он не торопился с выводами. Всё это, а также изменения, которые произошли в глубине её сущности, заставили Фелицию весьма скептически отнестись к изложенной в письме информации и содержащимся в нём выводам.
С другой стороны, Фелиция отдавала себе полный отчёт в том, что осторожность ещё никому никогда не мешала, особенно во взаимоотношениях между Бессмертными. Однажды уже проигравшая Дункану Фелиция, которая как никто иной знала его реальную силу, решила не рисковать и не дожидаться его гипотетического приезда. Дождавшись прихода Дэррика она решила воспользоваться его недавним предложением поехать куда-нибудь, и предложила отправиться на отдых на один из тропических островов.
Пока радостный Дэррик занимался всеми организационными вопросами, Фелиция, твёрдо решившая свято следовать данному ей тогда Дунканом совету никогда не вставать у него на пути и не составлять угрозы его друзьям, аккуратно сохранила присланное ей письмо, и стала быстро собирать все необходимые для длительного путешествия вещи. Сборы были тщательными, но скорыми, и уже через несколько дней они покинули город и уехали отдыхать. Чрезвычайно опытная в искусстве «заметать следы» Фелиция с блеском справилась с поставленной перед собой задачей, и оборвав все свои связи и контакты, смогла увезти своего возлюбленного в специально подготовленное на подобный случай убежище.

* * *
Несколько дней женщина, со всё большим недоумением, ожидала ответа на своё письмо. Прекрасно изучив характер Фелиции и её взаимоотношения с Дунканом, она рассчитывала на её помощь в борьбе против Горца. Однако, произошло то, на что она совершенно не рассчитывала: невзирая на свою репутацию, Фелиция повела себя абсолютно не так, как она должна была себя вести.
Выждав для верности ещё несколько дней, женщина послала одного из своих людей для выяснения причин молчания своей потенциальной союзницы. К её удивлению и даже растерянности поступившая информация была крайне удручающей: Фелиция исчезла. Никто не знал куда она направилась и когда собирается вернуться. Все поиски, которые предприняла женщина, успехом не увенчались, и она с горечью должна была констатировать тот факт, что её неудавшаяся союзница просто скрылась в неизвестном направлении, не оставив после себя никакой ниточки, которая могла бы привести к её новому убежищу.

* * *
Поспешный отъезд Фелиции вызвал интерес ещё у одной женщины — её Наблюдателя Хелены Пантузо, которая, отслеживая перемещения своей Подопечной, немедленно последовала вслед за нею. Расположившись на новом месте жительства, она с удовольствием стала совмещать приятное с полезным: свою работу в качестве Наблюдателя с отдыхом на залитом Солнцем тропическом острове. Она сопровождала Фелицию с Дэрриком на пляжах, театрах, клубах, барах и в других увеселительных заведениях. Хелена загорала и купалась, смотрела новые спектакли и шоу, танцевала на дискотеках, и, вместе с тем, аккуратно исполняла все свои прямые обязанности по наблюдению за Бессмертной и ведению её личной Хроники, регулярно направляя свои отчёты в банк данных Ордена. Она была более, чем довольна: достаточно давно Хелена не испытывала от своей работы такой всеобъемлющей радости, ибо не так часто в нашей жизни Долг целиком и полностью совпадает с Удовольствием…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:21

Глава № 26. Информация к размышлению.

Успех любой охоты зависит, в первую очередь, от умения охотящегося терпеливо ждать наступления того момента, когда объект его интереса не ожидает присутствия охотника. Именно поэтому Кердвин терпеливо выжидала, проведя несколько дней в своём укрытии. Лишь после того, как она окончательно убедилась в том, что находится в полной безопасности, Кердвин решила начать действовать. План дальнейшей операции за время вынужденного сидения без дела, успел тщательно сложиться в её голове.
Прежде всего Бессмертная перебралась в другой город, где, для большей уверенности, выждала ещё несколько дней. Только убедившись в том, что она с успехом ушла от возможной погони, Кердвин решилась, наконец, связаться с Дунканом и выяснить что же за таинственных гостей он к ней направил. Для этого она тщательно выбрала телефон-автомат, который находился на открытом пространстве, максимально затруднённом для всех тех, кто хотел бы подобраться незамеченным и набрала хорошо знакомый ей номер.

* * *
Дункан сидел на диване и думал о сложившейся ситуации, и чем больше он думал, тем меньше ему нравилась вырисовывающаяся картина. Разумеется, он послал предупреждения всем тем своим друзьям, кого знал где найти. Однако, как быть с теми, чьё местонахождение было ему неизвестно? Сидеть и думать кто станет следующей целью для нападения было просто немыслимо. Дункан привык действовать, и поэтому вынужденное бездействие угнетало его.
В эту минуту зазвонил лежавший на тумбочке телефон, и Дункан проворно схватил его, надеясь на то, что этот звонок даст ему новую, дополнительную информацию.
- Здравствуй Дункан - раздался в трубке хорошо знакомый ему голос Кердвин. - И как я должна это понимать?
- Кердвин? - радостно вскрикнул Дункан. Однако, вспомнив всё, что происходило встревожено переспросил: - Что случилось?
- Именно это я сама хотела бы узнать? Ты что решил ТАК подшутить надо мной?
- О чём ты говоришь?
- Я говорю о тех гостях, которых ты прислал ко мне с просьбой приютить. Уж от тебя я никак не могла ожидать такого «подарка». Ты знаешь, что твои друзья пытались убить меня?
- Кердвин - взволнованно проговорил Дункан. - Я никого к тебе не присылал. Послушай! Слишком многое сейчас происходит такого, о чём очень долго рассказывать. Ты должна понять главное: твоей жизни, как и жизни очень многих других моих друзей, сейчас угрожает очень серьёзная опасность. Какой-то Бессмертный решил, что у нас с ним есть какие-то счёты, и решает он их при помощи похищений и убийств моих друзей.
Кердвин долго молчала, а затем проговорила:
- Интересно ты живёшь, Дункан. Вечно у тебя не одно, так другое. Кто ещё из твоих знакомых встречался с этими твоими «друзьями», и что они рассказывают?
- Насколько я знаю, из всех кто с ними встретился, только ты смогла уцелеть. Ну и есть ещё один друг, которому тоже удалось спастись - грустно проговорил Дункан. - Так что это всё, что мне известно.
- А кто именно спасся? - проворно поинтересовалась Кердвин.
Дункан открыл было рот, но вдруг заметил, что в комнате находится Саймон, вошедший во время его разговора и внимательно прислушивающийся к беседе. Дункан, уже успевший привыкнуть к его постоянному присутствию, не обратил особого внимания на его приход, однако теперь он вспомнил о настоятельной просьбе Митоса сохранить его настоящее имя в тайне от своего Ученика. Поэтому Дункан проворно изменил уже готовый было сорваться с губ ответ, и сказал:
- Его зовут Адам Пирсон.
- Я не уверена, что слышала когда-нибудь это имя - ответила Кердвин. Затем, помолчав некоторое время, она задумчиво протянула - М-да, как я вижу, дело серьёзное.
- Расскажи мне что с тобой произошло - попросил Дункан. - Так я смогу получить хоть какую-то информацию.
- Ко мне пришли три человека и, сославшись на тебя, попросили предоставить им убежище. Посмотрев на их арсенал, я решила, что сразу же отправлять их прочь, не переговорив предварительно с тобой, будет неправильно. Однако, после первых же минут общения с ними я поняла, что их интересует отнюдь не убежище, где они намерены скрываться, а моя скромная персона. Должна тебе сразу сказать: подготовлены они были весьма хорошо. Чтобы остановить их мне даже пришлось слегка потрудиться. Я не стала тратить ни минуты и оставила их лежать прямо там, в квартире. Выйдя на улицу через специально заготовленный на случай побега тайный выход, я увидела на улице ещё четверых наёмников. Сразу же покинув это место, я решила выждать какое-то время, а потом перезвонить тебе и выяснить, что за чертовщина такая творится. И вот я звоню и выясняю, что ты опять «вляпался» в какие-то неприятности.
- Ты даже не представляешь как я рад, что ты смогла вырваться. Однако ты не пыталась потом переговорить с ними, и выяснить кто их прислал?
- После того как я заканчиваю свою работу, как правило, не бывает никакого «потом» - сумрачно проговорила Кердвин. - У меня не было времени и возможности, да и особого желания оставлять их в живых. А к тем, что стояли на улице, я и не стала подходить. Зачем нарываться на лишние неприятности?
- Жаль… Так бы мы смогли получить хоть какую-нибудь информацию про их «хозяина».
- А ты хотя бы приблизительно представляешь с кем имеешь дело?
- Нет, совершенно. Именно это и бесит меня - раздражённо проговорил Дункан. - Этот негодяй доводит меня до «белого каления».
- Я чувствую это - проговорила Кердвин. - Скажи где именно ты сейчас находишься — в Париже, США или где-нибудь в другом месте?
- В Париже. А что?
- Ну, мне же нужно знать куда направляться.
- Нет - взволнованно проговорил Дункан. - Не приезжай ни в коем случае. Для всех будет лучше если ты отправишься куда-то и затаишься, пока вся эта история не закончится.
- Я воин, Дункан - отрезала Кердвин. - А воины не сидят в укрытии, дожидаясь когда бой закончится.
- Один раз ты смогла выжить. Однако, далеко не факт, что в следующий раз обстоятельства сложатся так удачно. Может так статься, что во второй раз тебе не спастись. Я не хочу, чтобы ты пострадала.
- Я сама выбираю свой путь, Дункан - жёстко произнесла Кердвин. - И никто не сможет остановить меня. Так что даже не пытайся. Я буду у тебя в самое ближайшее время. Где ты сейчас находишься: на своей барже или где-то ещё?
- Я сейчас скрываюсь в одном тайном убежище - ответил Дункан. - Если хочешь, то я дам тебе его адрес.
Услыхав эти слова Саймон проворно вскочил и стал подавать отрицательные знаки, намекая на то, что нельзя никому давать их адрес.
- Понятно - деловито сказала Кердвин. - Однако я не хочу знать где именно находится твоё новое жилище. Так будет лучше для нас для всех. На всякий случай надо подстраховаться: ведь давно известно — если ты не знаешь какую-нибудь тайну, то и не сможешь выдать её, если обстоятельства сложатся для тебя не самым лучшим образом. Давай поступим следующим образом. У меня есть квартира на улице ***, 14. Код замка - 73. Если тебе когда-нибудь нужно будет найти меня, то ты сможешь отыскать меня по вот этому адресу. Я скоро соберусь и, если всё пойдёт по плану, то уже завтра или на днях приеду в Париж. До встречи!
С этими словами Кердвин прервала разговор и отключила телефон.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:30

Глава № 27. Новые игроки.

Завершив разговор с Дунканом Кердвин задумалась о том, что ей делать дальше. Ситуация, изложенная Дунканом, складывалась очень серьёзная и опасная. Лезть в бой, не позаботившись до того подбором достойных союзников, было не разумно. Мысленно перебрав тех своих друзей, которые находились в данный момент в Париже, Кердвин остановилась на трёх кандидатурах. Прежде всего следовало привлечь её Учителя — Марка-Константина. Он был умён, хорошо владел мечом и, самое главное, был другом Дункана.
Следующими в её списке были супруги-Бессмертные Гвиар и Диад. Вспомнив их, Кердвин не смогла удержаться от улыбки. Трудно было отыскать более разных людей, чем воспитанный на законах Древнего Рима истинный гражданин, римлянин-патриций Диад (полное имя которого звучало как Диадумениан) и принадлежащая к кельтскому народу бриттов Гвиар. Эти двое с самой первой своей встречи просто высекали искры друг из друга. Кердвин с первой минуты их знакомства подумала, что они или сойдутся между собой в смертельном поединке, в ходе которого один из Бессмертных заберёт голову другого, или же станут супружеской парой, верными спутниками на все времена. К счастью, события пошли по второму варианту, но начало их взаимоотношений до сих пор заставляло Кердвин слегка поёживаться.

* * *
Ретроспектива

383 год нашей эры(4).

Город Абер Сейнт в Придейне (у римлян в то время этот город назывался Сегонтия; ныне — город Карнарвон в Уэльсе) (5).


Вот уже несколько лет длилась опустошительная война между Римом (в лице находящегося на Альбионе императора Максена Вледига) и бриттскими королевствами, расположенными в Морганноге. Наконец силы обеих сторон выдохлись, и война перешла в стадию ведения переговоров о заключении мира. В конце концов между Римом и бриттами был заключён мирный договор, который подкреплялся заключением брачного союза между Максеном Вледигом и Элен, дочерью короля Эудафа Хена из королевства Эвиас. Согласно брачному договору в качестве приданного за невестой Рим должен был получить королевство Придейн от Мор Уда до Мор Иверддона, вместе с тремя соседними островами. Кроме этого под юрисдикцию римских властей переходили три крепости: самая величественная в Арвоне [нынешний Каэрнарвон] и две других в Каэрллеоне [Чистере] и Каэр Вирддине [Кармартен]. Теперь, когда договор был подписан, император вместе со своей свитой и воинами прибыл в Сегонтию для заключения столь необходимого ему брака.
В свиту императора входило достаточное количество знатных и уважаемых римских граждан. Самыми значительными персонами были римские патриции Марк-Константин со своей воспитанницей Кердвин и Диадумениан со своим секретарём. Кроме них, в Сегонтию направлялись и многие другие достойнейшие представители Рима.
Имея статус римских послов, члены делегации с некоторым высокомерием относились к своей миссии по заключению договора с варварами. Особенно негодовал Диадумениан, который, ведя своё происхождение из знатнейшей патрицианской семьи не представлял возможным заключать какие-либо договоры с варварами, и с ностальгией вспоминал старый, уже отменённый закон, согласно которому римским воинам запрещалось жениться на местных жительницах из любой провинции, входящей в состав обширнейшей Римской империи. Он считал, что Рим, исключительно силой своего оружия должен не только получить всё то, что давали за Элен по брачному договору, но и отобрать у Эудафа Хена и его сыновей все их королевства. На протяжении всего пути до Сегонтии между ним и Марком-Константином продолжался непримиримый, подчас ожесточённый, спор по этому вопросу. Марк-Константин пытался доказать, что Рим уже не столь силён, чтобы рисковать ввязываться в ещё одну военную кампанию на землях Альбиона. Гораздо выгоднее получать тактическое преимущество мирным путём.
В ходе споров стороны разделились: каждый из представителей делегации поддерживал и отстаивал ту или иную точку зрения, не жалея аргументов для её подтверждения.
Особняком в этом споре стояла Кердвин. Годы, проведённые в Риме в качестве Ученицы Марка-Константина, слегка примирили её с гордыней римлян, но горячая кровь предков не давала забыть ненависти к поработителям её народа. Понимая, как никто другой, чувства своей воспитанницы Марк-Константин уже довольно давно запретил ей вмешиваться в подобные споры, аргументируя это отношением римлян к «варварам». Ибо Кердвин с её глубоко «варварским» именем и прошлым, считалась в глазах заносчивых римлян существом низшим, нежели они. Только покровительство римского гражданина, патриция Марка-Константина открывало перед нею двери самых знатных семейств Рима. Кердвин терпеть не могла подобного положения вещей, и потому старалась большую часть времени жить на землях своего народа. Однако, в связи с переговорами о браке она, как человек, близко связанный с как с Морганногом вообще, так и с Придейном в частности, была вынуждена часто приезжать на земли Рима. Именно поэтому сейчас она была на борту римской триеры и направлялась в Абер Сейнт.
В качестве представителя и Рима и Альбиона в одном лице, Кердвин вызывала у окружающих её римлян достаточно сложные чувства. Благодаря своему Учителю, её признавали «своей» в Риме, но её характер и наклонности, правда благодаря Марку-Константину к тому времени весьма смягчённые, всё равно выдавали в ней представителя Альбиона.
К концу IV века н.э. отношение римлян, вернее бóльшей их части, к варварам уже не было столь заносчивым и агрессивным, как во времена её молодости. Рим за это время уже многое пережил, и многое понял, а потому не мог позволять себе, как это было в I в. н.э., относиться к племенам Альбиона свысока. Теперь уже самому Риму были нужны союзники, сторонники и наёмники, происходившие из рядов местного населения. Тем не менее, всё равно значительная часть представителей патрицианских родов, особенно тех, которые вели своё происхождение ещё со времён Республики, продолжала спесиво морщиться при виде варваров, приравненных в правах к римским гражданам. И, действительно, с момента, когда право римского гражданина было разрешено жаловать представителям не римского народа и начался упадок могущественной Римской империи. Граждане не платили налогов, и в казну стало стекаться меньшее количество денег по сравнению с более ранними временами, что не могло не отразиться на экономике империи.
Спесь римлян давала Кердвин ещё один аспект приложения своих сил. Будучи «своей» для обеих сторон, она достаточно часто в ходе этих сложных переговоров играла роль то буфера, то третейского судьи, улаживая и умиротворяя то и дело вспыхивающие конфликты между гордыми бриттами и надменными и заносчивыми римлянами. И сегодня все её усилия, наконец-то, были вознаграждены: предварительный договор был подписан, и они направлялись за невестой для римского императора.
Когда корабль причалил на побережье Мор Уда, прибывших римлян встречала делегация, присланная королём Эудафом Хеном. В её состав входили послы и ближайшие советники короля. В ту же секунду, когда римляне приготовились спускаться на берег, по нервным клеткам Бессмертных, находившихся на борту, ударило прекрасно знакомое им ощущение Зова. Среди встречающих их был Бессмертный…
Марк-Константин, Кердвин и Диадумениан стремительно отделились от основной массы и не сговариваясь подошли к бортику корабля. Однако, поскольку в момент когда Бессмертные почувствовали Зов все они находились в разных местах, то Кердвин с Марком-Константином оказались рядом друг с другом, тогда как Диадумениан расположился в нескольких метрах от них. Облокотившись на бортик все они внимательно оглядывали толпу, стараясь отыскать того, кого они почувствовали. Через несколько секунд глаза Кердвин отыскали искомую персону. Обратившись к Учителю, она проговорила:
- Вот она, - показывая на стоящую неподалёку привлекательную девушку. - Это Гвиар — моя старая знакомая. - Затем, усмехнувшись, Кердвин сказала: - Если её не задевать, то она довольно спокойна и не опасна.
- Столь же не опасна как ты, какой ты была когда мы с тобой познакомились? - поинтересовался Марк-Константин.
Кердвин рассмеялась и произнесла:
- Нет. Гвиар немножко другая. Не забывай, что между нами лежит довольно большой срок. Она стала Бессмертной, если я не ошибаюсь, лет 100 или 150 тому назад. В это время я была уже гораздо опытнее, нежели она. К тому же, за прошедшее время и мы, и Рим весьма изменились. И потом, когда мы с тобой встретились я всё равно была совершенно другой. Ты не находишь?
Марк-Константин покачал головой и сказал:
- Возраст — это ещё далеко не всё. Вот, например, посмотри-ка на Диадумениана. Он старше тебя, и Бессмертным стал гораздо раньше нежели ты. Однако если послушаешь его размышления о величии Рима, то, то и дело ловишь себя на мысли, что время в ходе своего течения движется совершенно не задевая его. По-моему, он так и остался во временах расцвета Республики, и не понимает до сего момента, что нынче происходит в мире.
Кердвин скривилась и заметила:
- И не говори. Глядя на него, я всё время вспоминаю почему я терпеть не могу римлян. - Взглянув на расхохотавшегося Марка-Константина она добавила. - Ты — единственное исключение из правила.
Марк-Константин шутливо поклонился и переспросил:
- Значит всех-всех, кроме меня?
Кердвин покачала головой и совершенно серьёзно отозвалась:
- Ты примирил меня с окружающей действительностью. Но если бы бóльшая часть римлян напоминала бы тебя, а не Диадумениана, то, вполне возможно, что и у других народов общее отношение к Риму поменялось бы. Посмотри, ведь никто Рим не любит. Его боятся или откровенно ненавидят. Все его соседи – как ближние, так и дальние – воспользуются любой, первой же, представившейся возможностью для того, чтобы сорвать с себя цепь подчинения Империи. Вспомни и подумай, скольких проблем Рим мог бы избежать, если бы не обращался с нами как с ничтожествами.
Марк-Константин задумчиво посмотрел на Кердвин и проговорил:
- Ты никогда не задумывалась над тем, почему в первые годы твоего Ученичества я не увозил тебя с земель королевы Боадицеи? Я очень редко и постепенно позволял тебе одной, без моего пригляда встречаться с римлянами, и только спустя довольно продолжительное время стал позволять тебе появляться в римских городах. Только спустя годы я отвёз тебя в Рим и мы поселились там. После окончания срока твоего обучения я приложил все свои усилия и возможности для того, чтобы ты проводила приблизительно одинаковое время как на территории Рима, так и на земле Альбиона. Ты не задавалась вопросом почему я это делаю?
Кердвин внимательно взглянула на своего Учителя и подумав, сказала:
- Я уже размышляла над этим. Наверное, ты хотел достичь того, чтобы я везде была «своей»: продолжая оставаться кельтской девушкой я, тем не менее, стала «своей» и для римлян.
Марк-Константин кивнул и произнёс:
- Да, именно так. Я хотел, чтобы ты, сохраняя свою собственную самобытность могла, там не менее, принимать культуру других народов, понимать римлян и их психологию, и жить в гармонии между твоей кровью и твоим умом, проецируя свои знания и опыт для дальнейшей бессмертной жизни. Уже сейчас Рим не может обойтись без помощи и поддержки коренного населения захваченных им земель. А дальше этот процесс только усилится, и будет продолжать своё усиление с каждым прожитым годом. И во что именно он выльется, я полагаю, ты понимаешь. Твоя роль - как посредника между Римом и Альбионом - вырастет до невероятной ранее высоты. Ты должна быть готова взять в свои руки весьма значительную ответственность. Моя роль будет не так уж сильна и значительна, так как я «чистый» римлянин, и не буду пользоваться большим влиянием среди твоего народа. Про Диадумениана я вообще молчу. Он, скорее, сможет всё испортить, нежели созидать. А вот твоя подруга Гвиар - какова она в этом смысле? Она - полная противоположность мне, она, так сказать, «чистый» бритт. Каковы будут её действия в дальнейшем? Ты должна позаботиться о том, чтобы Гвиар, будучи тоже Бессмертной, пошла бы по этому же пути, по которому вот уже столько лет веду тебя я.
Кердвин помолчала, а затем произнесла:
- Здесь, я полагаю, проблем не будет. Не забывай, что Гвиар моложе меня, и её сознание формировалось уже в те времена, когда Рим контролировал эти земли. Она привыкла жить в определённом сотрудничестве с римскими воинами и чиновниками. Так, что сама жизнь научила её тому, чему ты был вынужден учить меня долгие годы.
Марк-Константин хмыкнул и огляделся по сторонам. Задержав взгляд на стоящем неподалёку Диадумениане, он стал долго и изучающее следить за ним. Через некоторое время Марк-Константин дотронулся до руки стоящей рядом Кердвин и проговорил:
- Посмотри внимательно на Диадумениана. Ничего интересного не замечаешь?
Кердвин повернула голову, и посмотрела на стоящего на носу триеры римлянина. Диадумениан неподвижно стоял на одном месте и не сводил пристального взгляда с расположившейся на берегу Гвиар. Его тело было напряжено как натянутая струна, а в глазах горел огонь страсти.
Кердвин хмыкнула и прошептала:
- Кажется Гвиар не приложив ни единого усилия одержала полную победу. Наш надменный патриций влюбился в варварку.
Марк-Константин, несмотря на все попытки сдержать смех, в конце концов не выдержал и откровенно расхохотался.
- О, Юпитер! Большей кары для его спеси, надменности и уверенности в богоизбранности римского народа и придумать сложно. Ты представляешь, ЧТО сейчас начнётся?
Кердвин покачала головой, и злорадно проговорила:
- Я с удовольствием предвкушаю ожидающее нас развлечение. Римлянин смиренно лежит у ног бриттки.
Помолчав некоторое время Марк-Константин задумчиво проговорил:
- Если только в ходе своего дальнейшего общения эти двое не убьют друг друга.
Кердвин, мгновенно посерьёзнев, в свою очередь глубоко задумалась.
- Да, этого никак нельзя исключать. Ну, что ж. Поживём — увидим.
Марк-Константин обречённо покачал головой.
- А что нам ещё остаётся. Одно радует: они оба входят в состав мирных делегаций, и на них обоих распространяется статус неприкосновенности. Значит, пока не будет подписан окончательный мирный договор и сыграна свадьба, они друг друга убить не смогут. А вот по окончании всех официальных мероприятий, перед отъездом – они вполне смогут попытаться снести друг другу голову.
Кердвин кивнула:
- Да, некоторый запас времени у нас имеется.
Дальнейшие события целиком и полностью подтвердили слова Марка-Константина. Сразу же после того, как римская делегация высадилась на берег и послы были официально представлены друг другу, началось противостояние Диадумениана с Гвиар. Влюбившийся в неё с первого взгляда римлянин очень долго боролся со своими чувствами к варварке. В свою очередь Гвиар, которой тоже приглянулся красивый Бессмертный, довольно часто была вынуждена показывать свой характер, чтобы поставить на место «зарвавшегося» римлянина. На протяжении всего времени пребывания римлян в Сегонтии, взаимоотношения Диадумениана и Гвиар напоминали бомбу замедленного действия: эмоции нагнетались и, казалось, что взрыв произойдёт с минуты на минуту. Много раз только присутствие окружающих членов делегаций сдерживало двух Бессмертных от того, чтобы не бросить вызов другому Бессмертному.
Кердвин и Марк-Константин со всё большим волнением ожидали завершения свадебной церемонии. Однако, всё завершилось на удивление быстро и мирно. Когда все официальные мероприятия завершились и делегации разъехались, а послы лишились статуса личной неприкосновенности, и можно было разрешить спор между враждующими Бессмертными традиционным образом, выяснилось, что к этому моменту любовь между римлянином и бритткой была уже столь сильна, что они не могли даже помыслить о том, чтобы причинить друг другу какой бы то ни было вред. Никакие предубеждения не могли уже больше сдерживать душевные порывы Гвиар и Диадумениана.
С течением времени любовь между двумя Бессмертными продолжала расцветать и укрепляться, и, в конце концов, они приняли решение заключить брачный союз. Кердвин и Марк-Константин стали свидетелями любящей пары и помогли провести все необходимые церемонии.
С того самого момента Гвиар и Диадумениан больше уже не расставались, продолжая гармонично дополнять друг друга.

* * *
Вздохнув, Кердвин оторвалась от своих воспоминаний, и вернулась к событиям дней сегодняшних. Сосредоточившись, она ещё раз обдумала всё то, что намеревалась сделать по прибытии в Париж. Понимая, что для того, чтобы как можно быстрее оказаться на месте, ей надо всё грамотно организовать, Кердвин взяла в руки телефон и принялась за дело.


ПРИМЕЧАНИЯ:

4. Краткий экскурс с реальную историю. Честно говоря, я думаю, что бóльшая часть наших форумчан превосходно знает всё то, о чём я собираюсь написать ниже. Однако, вполне вероятно, что найдутся и те, кто всё это очень хорошо забыл или же не обладает всей полнотой необходимых знаний. Поэтому здесь я делаю довольно пространный исторический экскурс в реальные события. Римская империя как единое государство доживало последние дни. Уже через 12 лет она будет разделена на две части — Восточную и Западную империи. Однако в тот момент её влияние в Бретани было ещё достаточно велико. Интересы колонизации Бретани стояли для Древнего Рима весьма высоко. Римляне, за время своего правления миром, привыкли покорять все народы всецело силой оружия. Но к этому времени – IV век нашей эры - реальная сила Рима серьёзно пошатнулась, и поэтому, кроме военных способов ему приходилось использовать для своих целей ещё и другие средства. Поэтому для выполнения своих планов Рим не чуждался заключения выгодных династических союзов. Именно таким образом они намеривались подчинить своему влиянию земли нынешнего Уэльса. Находившийся в то время в Бретани римский император Максим Магн (в Бретани он носил имя Максен Вледиг) всеми силами старался укрепить позиции Рима на этих землях. Так, например, его сын Оуэн (Евгений) стал королём Гливисинга — одного из бриттских королевств в Юго-Восточном Уэльсе. Другой сын Максена Флавий Виктор был его соправителем (соимператором) в Бретани. Кроме этого Максен Вледиг, после длительных и сложных переговоров, заключил чрезвычайно выгодный династический брак с Элен, дочерью бриттского короля Эудафа Хена, который правил на землях королевства Эвиас в Морганноге (Юго-Восточном Уэльсе). Этот брак принёс Максену право на владение землями королевства Придейн, которое перешло к нему в качестве приданного, переданного ему за принцессой Элен.
5. С самого начала позволю себе некоторое историческое отступление. В древние времена одни и те же географические названия (городов, королевств рек, проливов и т.д.) у разных народов носили разное наименование. Так, территория, на которой располагались крупнейшие королевства кельтского народа бриттов носила наименование Морганног (сейчас это земли Юго-Восточного Уэльса). Римляне, которые захватили к тому времени бóльшую часть нынешней Великобритании, не считали для себя возможным «опускаться» до уровня местных жителей и употреблять в своей жизни или переписке «варварские» названия. Поэтому они давали каждому городу и каждой местности свои имена и употребляли исключительно их. Эта особенность ещё к тому же подчёркивалась тем, что даже в разговоре каждая из сторон употребляла своё наименование города или королевства. В более ранние времена преимущество было на стороне римлян, как более сильного, но в конце IV века н.э. реальная сила далеко не всегда находилась на стороне Рима. Поэтому местные жители стали занимать более высокое положение в структуре управления римскими колониями, а местные названия всё чаще и чаще стали проникать в римские документы и звучать в их беседах с «варварами». Это приводило подчас к тому, что если, например, беседовали между собой римлянин и бритт, то их беседа могла быть достаточно любопытной. Например, «Ты из Бретани? - Нет, я из Поуис Иниса, что в Камбрии». И это при том, что эти два наименования на практике обозначали приблизительно одну и ту же территорию. Я, конечно, слегка утрирую, но не очень сильно.
Поэтому я писала эту главу, исходя из вот этих исторических реалий. Именно поэтому у меня персонажи, ведущие своё происхождение из Древнего Рима употребляют римские наименования городов и королевств, а персонажи, которые идут родом из территорий, которые ныне входят в состав Великобритании, произносят свои, кельтские, названия городов. Да, это создаёт некоторую путаницу, но именно такое положение вещей будет исторически правдивым, а я всегда стараюсь свято соблюдать принцип исторической достоверности.
Итак, для того, чтобы Вы сами не запутались и не «утонули» во всех названиях территорий и городов, я даю все наименования, которые будут встречаться или упоминаться мною в этой главе в трёх вариантах: нынешнем, современном звучании, так, как их называли в Древнем Риме, и так, как их произносили люди из кельтского племени бриттов. Запоминайте:
Нынешнее - Уэльс. У бриттов он носил наименование Камбрия (или Кимру). У римлян все земли нынешней территории Великобритании римляне называли одним словом — Альбион. Когда хотели особо выделить территории нынешних Англии и Уэльса, то могли употреблять слово Бретань, а если речь заходила о Шотландии, то употреблялся термин Каледония.
Нынешнее - Юго-Восточный Уэльс. У бриттов - Морганног. На этой территории находились следующие королевства: Эвиас (с входящими в него королевствами Поуис Инис и Придейн) (существовало в период между ок. 285 - 450 гг. н.э.), Гвент (ок. 450 - 1040), Эргинг (ок. 470 - 630), Гливисинг (ок. 350 - 1093) и королевство Арвистли и Кидвайн (1075 - 1261). Королевства Поуис Инис и Придейн не только располагались на территории королевства Эвиас, но и были с ним в вассальной связи, так как на троны в них всходили, как правило, дети короля Эвиаса. У римлян для этих земель отдельного термина не было.
Нынешний город Карнарвон в Уэльсе у бриттов носил наименование город Абер Сейнт в королевстве Придейн. Римляне назвали этот город - Сегонтия.
Нынешнее - Бристольский залив. Бритты называли его Мор Уд. Как эту территорию называли римляне мне найти не удалось.
Нынешнее - Ирландское море. Бритты называли его Мор Иверддон. Как эту территорию называли римляне мне найти не удалось.
Вроде бы я расшифровала все термины территориальных названий, которые использовала в этой главе.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:30

Глава № 28. Марк-Константин.

Марк-Константин сидел у окна и тщательно перепроверял составленный список библиографии, использованной для подготовки к открытию экспозиции нового зала, которое должно было состояться через несколько месяцев. В принципе, данная работа уже была практически завершена, однако некоторые аспекты требовали определённой доработки. Работа продвигалась достаточно быстро, и Марк-Константин был доволен.
Внезапно раздался телефонный звонок, и Бессмертный поднял голову. Оторвавшись от своих записей, он недовольно поморщился, и направился к телефону. Сняв трубку Марк-Константин привычно поинтересовался:
- С Вами говорит главный куратор Музея ***. Чем могу служить?
- Здравствуй, Учитель! - раздался в трубке хорошо знакомый ему голос. - Как ты поживаешь?
Улыбнувшись, Марк-Константин привычно поинтересовался:
- Ты здесь на прогулке или же на охоте?
- На охоте, - раздался уверенный ответ.
Мгновенно ставший серьёзным Марк-Константин спросил:
- Кердвин, у тебя неприятности?
- Можно, конечно, и так сказать. Но мои проблемы — это круги на воде, оставленные брошенным туда камнем. Основные же неприятности пали на голову нашего с тобой общего друга — Дункана Маклауда. Ему нужна наша помощь и защита.
- Что случилось? - сосредоточенно спросил Марк-Константин.
И Кердвин подробно рассказала ему всё то, что недавно узнала от Дункана, добавив к повествованию и то, что уже случилось с ней самой. Внимательно выслушавший всё Марк-Константин, немного подумал, а затем произнёс:
- Что ты предлагаешь?
- У меня есть план. Давай встретимся сегодня вечером у меня дома. Я собираю на ужин нескольких своих друзей, объединившись с которыми мы составим немалую силу и сможем совместно противостоять нависшей угрозе.
- Это общие размышления или же ты имеешь в виду кого-то конкретного - настороженно задал вопрос Марк-Константин.
- Да, целиком конкретного - отозвалась Кердвин. - Я планирую после разговора с тобой перезвонить и пригласить на встречу ещё и Гвиар с Диадом. Они, по моим сведениям, тоже сейчас находятся в Париже. Вчетвером мы найдём приемлемое решение.
Марк-Константин покачал головой и произнёс:
- Я не уверен, что они согласятся помогать. Насколько мне известно, они не знакомы с Дунканом, что для Диада будет основополагающим. А кроме того, ты ведь знаешь его отношение к «варварам».
- Да, я понимаю это. Но я рассчитываю на голос крови Гвиар и её дар убеждения. К тому же ты и я тоже выступим, так сказать, «единым фронтом» в поддержку Маклауда. А тебе он всегда прислушивался. Трое к одному — такой расклад вполне приемлем. Мы можем играть.
Марк-Константин мгновенно заметил:
- Разумеется, играть мы не только можем, но и будем. Даже если они оба откажутся, то я, несомненно, приду на помощь и тебе, и Дункану.
- Спасибо тебе! - тепло поблагодарила Кердвин. - Значит, до вечера. Насколько я знаю, вернее - надеюсь! - мой адрес тебе известен?
- Ну, разумеется, - рассмеялся Марк-Константин. - Уж что-что, а это-то я не забыл. Во сколько прийти?
- Приходи к семи. Я как раз успею всё подготовить.
- Хорошо, - спокойно отозвался Марк-Константин. - Я буду.
- Тогда — до встречи! - ответила Кердвин, и повесила трубку.
Опустив на рычаг свою телефонную трубку, Марк-Константин глубоко задумался. Новости, рассказанные Кердвин вызвали обеспокоенность умудрённого опытом Бессмертного. Неприятности, которые обрушились на Дункана, напрямую касаясь его друзей, затронули и его Ученицу, и, вполне понятно, что этого Марк-Константин не мог оставить без своего внимания и последствий. Бессмертный, который использует для сведения счётов со своим врагом его друзей — явление достаточно рядовое, и в глазах столь древнего Бессмертного даже обыденное, а потому не вызвало бы со стороны Марка-Константина столь бурной реакции. Но Бессмертный, пользующийся для сведения своих счётов помощью смертных — это было уже из ряда вон выходящее обстоятельство. Столь вопиющее нарушение Правил нельзя было оставлять безнаказанным.
Всё обдумав Марк-Константин принял окончательное решение, и стал готовиться к вечерней встрече, своеобразному «военному совету», собираемому под руководством Кердвин и на её территории.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:33

Глава № 29. Гвиар и Диад.

Бессмертные супруги Гвиар и Диад сидели у телевизора и смотрели детектив. В тот самый момент, когда следователь вот-вот уже должен был, наконец, выяснить кто же стоял за всеми совершёнными убийствами и являлся главным подозреваемым, в тишине квартиры раздался телефонный звонок. Ругаясь по поводу того, что всегда все звонят именно в тот момент, когда в детективах наступает долгожданная развязка, Гвиар подошла и сняла трубку.
- Ну, кто там ещё и чего Вам надо - раздражённо бросила она.
- О, я вижу, что твоё настроение оставляет желать много лучшего - раздался хорошо знакомый голос. - Что не так на этот раз?
- Кердвин!? - удивлённо воскликнула Гвиар. - Вот это да… Давно я не слышала твоего голоса. Когда ж это было-то? А, впрочем, не важно. Где ты сейчас? Что новенького? Ты звонишь просто так или же возникли какие-то проблемы?
- Сколько вопросов сразу – не знаю даже на какой первым и отвечать – рассмеялась Кердвин.
- Когда тебя ждать? – проворно перебила её Гвиар.
- Уже сегодня – спокойно ответила Кердвин.
- Сегодня? Я приготовлю праздничный обед в твою честь. Чего бы ты хотела?
- Нет, Гвиар – отозвалась Кердвин. – Праздничного обеда не будет. Я собираю военный совет. Есть одно дело, которое нам надо обсудить и принять по нему решение.
Гвиар помолчала некоторое время, а затем, уже совершенно иным тоном, спросил:
- Что случилось?
Кердвин подробно рассказала обо всех своих новостях: о нападении на неё, о своём друге Дункане и его проблемах, о Марке-Константине и завершила своё повествование информацией о назначенной ею встрече четырёх Бессмертных, на которой должно было быть принято окончательное решение по поводу их дальнейших совместных действий.
- Как ты понимаешь, - завершила своё повествование Кердвин, - я возлагаю на вас с Диадом огромнейшие надежды. Каждый из нас сам по себе представляет собой немалый вес. Однако, если мы все четверо объединим свои усилия, то станем великой силой, с которой нельзя будет не считаться. А кроме того, я знаю Дункана и могу предсказать, что на помощь ему вполне могут прийти и другие его друзья – как Бессмертные, так и смертные. Вполне возможно, что в самое ближайшее время будет создана своеобразная армия союзников Дункана, и мы сможем применить свои довольно большие способности в деле её организации и дальнейшего функционирования.
Гвиар немного помолчала, а потом достаточно серьёзно проговорила:
- Всё что ты мне рассказала – очень важно. Тем не менее, я прямо сейчас не могу дать тебе окончательный ответ. И дело, как ты понимаешь, не во мне. Я без всяких разговоров сразу же приду к тебе на помощь и приму посильное участие в любых делах. Ты – мой друг, а Дункан – как шотландец является моим сородичем. Но, принимая решение, я должна думать не только о себе. Я не могу ничего предпринимать не поставив перед этим в известность Диада. Не тебе рассказывать как он любит меня, а поэтому я не могу допустить чтобы он пребывал в незнании того где я и что со мной происходит. Я расскажу ему всё то, о чём ты мне поведала. Однако, не тебе говорить, что из себя представляет мой муж… Он отнюдь не обязательно проникнется идеей любой ценой спасти твоего друга. А то, что Дункан – шотландец может только ухудшить дело. Диад безумно ревнует меня ко всему, что так или иначе касается моей родины и моего происхождения. Тысячелетия проходят, но, кажется, они не властны над его предубеждениями. Да, он смирился с изменениями, которые произошли в мировой истории, но не больше. Порой я даже думаю, что не считая меня, тебя и Марка-Константина, являющегося чистым порождением славного Рима, он вообще ни в грош не ставит никого из живущих ныне. Ну, может быть, исключениями будут ещё те Бессмертные, которые жили во времена его молодости и которых он может также считать достойными себя.
Кердвин, хмыкнув, перебила её:
- «Эскадра умирает, но не сдаётся»?
-Да, - рассмеялась Гвиар. – Ты совершенно права. Поэтому я должна переговорить с мужем, а затем буду уже точно знать, что мы будем делать дальше. В любом случае на мою помощь и поддержку ты можешь рассчитывать совершенно точно. А вот что касается Диада – то тут я пока ничего не могу тебе гарантировать.
- Я думаю, что даже если он и будет резко против, то всё равно присоединиться к нам. Хотя бы для того, чтобы защитить тебя в случае опасности – ответила Кердвин. – Но я совершенно согласна с тобой: вам надо обсудить всё то, что я тебе поведала. Значит тогда давай предварительно договариваться так: из соображений безопасности я больше перезванивать тебе не буду. Приходите ко мне к семи часам на мою старую квартиру. Там будет Марк-Константин и мы все вместе попробуем принять окончательное решение, которое удовлетворит всех нас. Хорошо?
- Ладно – ответила Гвиар. – Так и договоримся. До встречи.
- До встречи – отозвалась Кердвин, и повесила трубку.
Гвиар постояла несколько секунд у телефона, а затем, положив трубку, медленно повернулась. Как она и ожидала, она увидела стоявшего в коридоре Диада. Он стоял, прислонившись, к косяку двери и внимательно смотрел на жену.
- Ты всё слышал? – спокойно поинтересовалась Гвиар.
- Нет – медленно покачал головой Диад. – Я вышел сюда когда шла уже вторая половина вашего разговора. Да и то, я слышал только то, что ты отвечала. Что случилось?
- Пойдём в комнату. Нам надо серьёзно поговорить – ответила Гвиар.
Диад отошёл от двери, пропуская супругу в комнату. Сев в кресло, Гвиар самым подробным образом рассказала Диаду всё то, что она узнала от Кердвин. После завершения её рассказа в комнате установилась долгая тишина. Наконец, Диад глубоко вздохнул и начал говорить:
- Я прекрасно понимаю, что ты уже давно приняла окончательное решение относительно своих дальнейших действий, и у меня нет никаких шансов переубедить тебя. Что бы я ни сказал, ты всё равно отправишься сегодня вечером в гости к Кердвин, и совместно с Марком-Константином будешь участвовать в военном совете. Но, всё-таки я попробую высказать тебе то, что я думаю по этому поводу. Война – это прекрасно. Нет ничего достойнее, чем битва за свои идеалы и убеждения. Но месть – это глупо. Это только бессмысленное растрачивание усилий, которые вполне можно было бы приложить к достижению более рациональной цели. То, что происходит сейчас – это попытка втянуть нас с тобой в войну, затеянную другими людьми за чужие интересы, с поставленной во главу угла идеей всесокрушающей мести. Почему мы должны драться за чужие интересы? Ни ты, ни я не только не знакомы с этим Дунканом, но и не знаем никого из круга его врагов. Понятия «друзья» и «враги» в каждом конкретном случае могут нести в себе диаметрально противоположную наполненность. Например, Кердвин – друг тебе, мне, Марку-Константину и этому, неизвестному нам Дункану. Но ведь может вполне сложиться такая ситуация, что этим неведомым сейчас врагом Дункана, который хочет убить как его, так и его друзей, может оказаться кто-то из тех, кого мы с тобой считаем своим другом. И ввязываться в сражение со своим другом ради совершенно неведомого нам человека по меньшей мере неправильно. Поэтому я полагаю, что национальная принадлежность – это ещё не достаточный довод в пользу слепого ввязывания в битву.
- Странно слышать эти слова особенно от тебя. Не ты ли всегда уверяешь меня, что римлянин выше всего остального мира?
- Чистый римлянин действительно всегда имел преимущество перед любым варваром. Но я понимаю, что ты имеешь в виду, точно так же как и ты превосходно понимаешь о чём именно я говорю. Ввязываться в войну только потому, что Дункан – шотландец, неразумно. Я далеко не всех римлян считаю достойными того, чтобы ради них рисковать своей головой. Есть буквально несколько человек, ради которых я обнажил бы свой меч без всяких разговоров.
- А Кердвин относится к их числу? – проворно перебила его Гвиар. – Ты не должен забывать, что прежде всего хотели убить именно её. И убить только за то, что она является другом Дункана. А попытку убийства моей лучшей подруги я, согласись, не могу оставить безнаказанной. Попробуй отнестись к этому не как к защите интересов только одного Дункана, но и как оказание помощи в деле сохранения жизни самой Кердвин.
- И под таким соусом ты заставишь меня согласиться с любым планом ваших последующих авантюр – хмыкнул Диад. – Осталось сюда приплести ещё сказочку о том, что я, кроме этого, должен ещё охранять тебя, чтобы ты не натворила каких-либо глупостей, и эффект будет достигнут. Как барашка ведут на бойню, так же покорно ты поведёшь меня для участия в этом новом крестовом походе во славу любезных твоему сердцу единородцев.
Гвиар рассмеялась и проворно встав с кресла подошла к сидящему на диване мужу. Обняв его она проговорила:
- Ну, вот видишь, ты и сам всё прекрасно понимаешь. Значит ты пойдёшь вместе со мной на встречу с Кердвин и Марком-Константином?
Диад прижался головой к плечу стоящей рядом с ним жены и тихо ответил:
- Я всегда буду рядом с тобой. Моя жизнь принадлежит тебе, и я никогда тебя не оставлю. Я всегда буду защищать тебя, и если понадобится, то отдам ради тебя жизнь. Разве тебе это неизвестно?
- Известно – тихо отозвалась Гвиар. Приподняв голову мужа, она пристально посмотрела в глаза Диаду. – И я всегда знала об этом.
Несколько секунд супруги молча смотрели друг другу в глаза, а затем Гвиар наклонив голову поцеловала Диада. Потом, опустившись рядом с ним на диван, она негромко проговорила:
- Я обещаю тебе, что мы просто будем помогать нашим друзьям, но не станем подвергать себя глупому, излишнему риску и необдуманно жертвовать своими жизнями.
Прижав к себе жену Диад произнёс:
- Будем молиться Юпитеру за то, чтобы всё произошло именно так, как ты говоришь.
Гвиар рассмеялась:
- Я предпочитаю обращаться с подобной просьбой к богам моего народа. Поэтому давай попросим о помощи великих Дон, Мэта и Ллеу Ллоу Гиффеса, а также блистательного Гвидиона.
- Давай, давай – хитро улыбаясь проговорил Диад. – Ты ещё Ллудда не забудь(6). Так оно будет надёжнее. А если серьёзно, то обратимся совместно к нашим богам. Ты со своей стороны, а я со своей. Кто-нибудь из всех них наверняка да поможет нам.
После этих слов супруги-Бессмертные рассмеялись, и разговор был завершён.


ПРИМЕЧАНИЕ:

6. Согласно мифологии древних валлийских кельтов (к которым относилось племя бриттов) прародителями всех богов были супруги: бог Нудд (или Ллудд, как его ещё иногда называют), тогда как он сам именовал себя сыном Бели (Бели - британский аналог гэльского Биле, великого отца Диса или Плутона, который изгнал первых гэлов из Гадеса (Аида) и отдал им во владение Ирландию) и богиня Дон. Отсюда в сказаниях встречаются довольно любопытные генеалогические сведения. Так, например, в мифах боги бриттов предстают разделёнными на три семейства — «дети Дон», «дети Нудда» и «дети Ллира». Однако на самом деле таких семей не три, а две, ибо Нудд был не кем иным как супругом богини Дон, а значит они имели общих детей.
Дон представляла собой валллийский аналог ирландской богини Дану. (В мифологии ирландских кельтов Дану — богиня-мать, праматерь всех богов Туатха Де Данаан). По легенде, Дон была дочерью Матонви (таинственный персонаж, считавшийся всемогущим повелителем подземного царства, родственником знаменитого Бели, а может быть — и другой ипостасью этого бога, представленной другим именем-титулом, ибо само имя Мэт, означающее «монеты, деньги, сокровища», заставляет вспомнить Плутона, греческого владыку Аида, в ипостаси бога-владетеля и дарителя драгоценных металлов), сестрой Мэта и женой Нудд. В числе её детей были сыновья Ллудд, Ллефелис, Гвидион, Амаэтон и Гофаннон. Кроме этих персонажей, у Нудд и Дон было еще два сына – Нинниау и Пейбоу, о которых мало что известно, за исключением того, что братья поссорились, между ними вспыхнула вражда, разгорелась настоящая война, в которой погибли войска обеих сторон, а спорщиков, как зачинателей всякого зла, Верховный бог за их грехи превратил в бессмысленных быков.
Далее мы остановимся на их первенце Ллудде, положившем со временем начало своей собственной династии, который считался у кельтов Верховным богом (как Зевс у греков или же Юпитер у римлян) и осуществлял особую опеку над землями Британии, что считалось вполне в порядке вещей в кельтской мифологии. (Так, например, его брат Ллефелис «отвечал» за Галлию). Именно поэтому подшучивавший над своей женой Диад особо отметил Ллудда, тем самым мягко намекнув относительно симпатий Гвиар ко всем потомкам древних кельтов, населявших в разные временные промежутки территорию Британского острова…
Гвидион, получивший от своего дяди и учителя Мэта волшебные дары, был дpуидом богов, повелителем чародейства и фантазии и, более того, учителем и наставником во всех добрых и полезных делах, другом и покровителем рода человеческого, вечным неутомимым борцом против злых сил подземного мира, не желающих выпускать из рук те благие сокровища, обладателями которых они считались.
Кроме сыновей, у Дон были ещё и две дочери: Пенардун (последняя из детей Дон, о которой мало что известно, за исключением того, что она была первой супругой морского бога Ллира. Кстати, именно от этого брака ведёт начало третий род в генеалогии кельтских валлийских мифов – «дети Ллира» – о которых мы уже упоминали выше) и Аранрод (которая, как это нередко имеет место в мифологиях разных народов мира, приходилась Гвидиону не только сестрой, но и женой. Так, Зевс взял себе в жены Геру, и поистине трудно представить, кто еще мог стать супругой столь высокого бога). От брака Гвидиона с Аранрод родились двое сыновей-близнецов — Дилан и Ллеу Ллоу Гиффес, которые считаются своего рода олицетворением парных сил, сил света и тьмы. Море у кельтов неизменно ассоциировалось с тьмой, мраком, смертью, и, как только теневой близнец появился на свет и обрёл имя, он тотчас нырнул вниз головой в свою родную стихию — море. Именно по этой причине он и получил имя Дилан, что означает Сын Волны. В конце концов он был убит ударом копья своим собственным дядей, Гофанноном, и, по словам знаменитого барда Талесина, его гибель оплакивали волны Британии, Ирландии, Шотландии и острова Мэн. Второй сын Гвидиона и Аранрод Ллеу Ллоу Гиффес вырос и стал богом Солнца, бог-воин, который в известной мере может быть отождествлён с ирландским Лугом.
Мэт фаб Матонви, как указывает само его имя, был сыном Матонви и братом Дон, обладал огромной магической силой и мог свободно менять облик смертных людей. Мог также ассоциироваться с плодовитостью и плодородием. Обо всём этом в сказаниях есть недвусмысленный пример. Так, Мэт фаб Матонви и Гвидион фаб Дон создали для Ллеу Ллоу Гиффеса из дуба, ракитника и цветов жену - красавицу Блодуэдд (её имя переводится как «цветочный лик»). Она, как уже говорилось, предназначалась в жены Ллеу Ллоу Гиффесу, для того, чтобы избежать заклятия, наложенного на него его собственной матерью, Аранрод, и состоявшего в том, что он не должен жениться ни на одной из смертных женщин до тех пор, пока Аранрод сама не найдёт ему достойную супругу, чего она никогда не сделала бы. Блодуэдд оказалась неверна Ллеу, изменив ему с Гронви Педбиром (один из богов тьмы), и они вместе задумали убить Ллеу, но того можно было предать смерти только при стечении довольно странных обстоятельств. Тогда Блодуэдд выпытала у Ллеу, в чём они заключаются, и узнала, в частности, в какой позе он должен находиться в момент убийства, Гронви попытался было убить Ллеу копьём, но смог только ранить его и сам тотчас пал от руки Ллеу. Блодуэдд же была превращена Гвидионом в сову и сделалась изгнанницей.
Подробнее о кельтских богах смотрите в книгах: «Кельтская мифология (энциклопедия)». - Эксмо; Москва; 2002; Широкова Н.С. Мифы кельтских народов. - Москва; 2005.
Кстати. Попутно я упомяну здесь ещё об одном из мифов. Он касается знаменитой валлийской колдуньи. Существует рассказ барда из Уэльса Талиесина об истории о погоне колдуньи Керидвенн за карликом Гвионом Баком, похитившем у неё несколько капель волшебного зелья. Сначала карлик превратился в зайца и пустился бежать. Колдунья же стала борзой и гнала его до самой реки. Карлик превратился в рыбу, а колдунья — в выдру и нашла его под водой. Гвион Бак птицей взлетел в небо, но Керидвенн, приняв образ ястреба, не оставляла его в покое и там. Когда колдунья почти настигла карлика, тот вдруг увидел скирду сжатой пшеницы на гумне. Гвион спустился вниз и превратился в зерно. А колдунья стала чёрной курицей. Она принялась разгребать пшеницу лапками, узнала карлика и проглотила его. Проведя девять месяцев во чреве Керидвенн, карлик вновь появился на свет. Муж колдуньи заставил её посадить новорожденного в кожаный мешок и бросить в море. Вот интересно: а не является ли данная колдунья прообразом для имени, данного сценаристами телесериала небезызвестной нам Кердвин?
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:33

Глава № 30. Андреа Хенсен.

Анализируя всё то, что происходило в данный момент, Джо решил гораздо более пристально покопаться в "Хронике" Дункана. Он намеревался в очередной раз тщательно изучить все её документы, с тем, чтобы отыскать, наконец, того Бессмертного, который мог стоять за всеми навалившимися на его Подопечного неприятностями.
После того как Джо «вошёл» в архивную папку центрального компьютера, то очень скоро выяснил, что в течение всего последнего времени общий запрос и поиск по файлам Дункана Маклауда осуществляла Наблюдатель Андреа Хенсен, последним объектом наблюдения которой (после смерти её предыдущего Подопечного Саймона Килеана) стал совершенно не знакомый Джо молодой Бессмертный Говард Лэсситер - форвард английского футбольного клуба «Арсенал».
С первого взгляда Джо обратил внимание на то, что всю информацию о Дункане, его противниках и соратниках Андреа получала совершенно законно, целиком легально и официально, подав по инстанциям соответствующий официальный запрос. Аргументацией поиска был факт наличия давних счётов между Дунканом и Килеаном, которые были описаны ещё предыдущим Наблюдателем Саймона — лейтенантом Чарльзом Бизли.
«Странно - изумлённо подумал Джо. - Неужели всё так просто? Неужели это она стоит за всем этим кошмаром? Или же у меня приступ паранойи, и я вижу что-то странное в совершенно обычной работе Наблюдателя?».
В конце-концов Джо решил позвонить Андреа в Лондон, и договориться с ней о встрече, чтобы при личной беседе прояснить для себя все неясные моменты.
Не откладывая дело в долгий ящик, Джо нашёл номер телефона Андреа и позвонил ей. К его глубокому облегчению Андреа достаточно быстро сняла трубку.
- Слушаю.
- Здравствуйте Андреа. Это Джо Доусен.
- Здравствуйте Джо - немного помедлив ответила Андреа.
- Мне нужно срочно поговорить с Вами. Где Вы сейчас находитесь и когда мы могли бы встретиться.
- Я в данный момент нахожусь в Лондоне. Значит, Вы опять хотите поговорить со мной? Наверное, интересующая Вас проблема вновь касается дел Дункана Маклауда. Я не ошиблась? По крайней мере, в тот единственный раз когда мы с Вами встречались дело как раз и заключалось в Маклауде.
- Да, - ответил Джо. - Это так.
- А где Вы сейчас находитесь?
- Я в Париже.
- Хорошо. Как раз послезавтра состоится очередной матч Лиги чемпионов, в котором «Арсенал» будет играть во французском городе Лионе. Завтра я приеду туда по делам Наблюдателей, и на месте уже смогу найти время для нашей встречи. Подходит Вам такой вариант? Или же я должна по пути заехать к Вам, в Париж?
- Не стоит - быстро отозвался Джо. - Я подъеду в Лион.
- Я поняла - отозвалась Андреа. - Когда приедете на место, то перезвоните мне, и там мы договоримся о конкретном месте встречи.
С этими словами Андреа положила трубку.
Разговор оставил у Джо достаточно странное впечатление. Казалось, что Андреа, не взирая на различие в их должностях и рангах, ничуть не была удивлена тем, что он, Джо, ей позвонил, и даже, как будто, давно ждала этого разговора и соответствующим образом подготовилась к нему. Следовательно, можно было предположить, что она имеет представление о том, что сейчас происходит?
Не зная что и подумать, Джо стал готовиться к предстоящей поездке.

* * *
Андреа повесила трубку и задумалась. Завтрашняя встреча с Джо Доусоном вызывала в её душе самые разные чувства. С одной стороны, это было удивление и некоторое негодование. Она никак не ожидала, что Доусен заинтересуется ею на столь раннем этапе и эта встреча состоится ещё до того, как она успеет осуществить свою главную, основную, цель, к исполнению которой Андреа столь тщательно готовилась. С другой стороны — это была радость предвкушения. Вот, наконец, и настал тот момент, которого она потаённо ждала все эти месяцы. Наступил день, когда она, наконец, сможет на равных встретиться с Доусеном и «бросить» ему в лицо все те слова, которые уже раз сто перебирала в голове.
Возмездие. Хорошее это чувство или дурное? И что вообще есть возмездие? Сколько людей — столько и мнений. Но и тут всё всегда упирается в личность конкретного человека. Если мстишь ты — то всё кажется правильным, справедливым. А если мстят тебе — это хорошо или плохо? Если пришло время ТЕБЕ платить за свой выбор, согласишься ли ты, что это тоже хорошо и справедливо? И примешь ли ты как должное возмездие от пострадавшего за те свои поступки, которые позднее вызовут «волну» последующих неприятностей для окружающих тебя?
Вопросы, вопросы... Завтра она получит на них исчерпывающие ответы.
Андреа усмехнулась, и вернулась к своим привычным делам.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:36

Глава № 31. Встреча Андреа с Джо

Приехав в Лион и разместившись в гостинице, Джо решил не оттягивать неприятный разговор. Он немедленно связался с Наблюдательницей, и договорился с Андреа о встрече. Местом, где они должны были встретиться и поговорить, стал маленький, симпатичный кафетерий, в котором подавали крепкий кофе и свежие булочки.
Как всегда, Джо пришёл к месту встречи заранее, чтобы успеть осмотреться на месте. К счастью, всё было тихо и спокойно. Разместившись с максимальным комфортом, Джо сделав заказ, и стал готовиться к серьёзному разговору.
Ровно в назначенный час хлопнула входная дверь, и в кафе вошла Наблюдательница Андреа Хенсен. Она неторопливо огляделась по сторонам и, увидев Джо, столь же неторопливо направилась к нему. Заняв предложенный ей стул, Андреа внимательно посмотрела в глаза Доусену. Некоторое, достаточно продолжительное время, два Наблюдателя молча смотрели в глаза друг другу. Наконец, Андреа глубоко вздохнула и сказала:
- Я достаточно долго готовилась к нашей встрече, а вот теперь не знаю как начать разговор.
Джо хмыкнул и ответил:
- Ну, начните с того, что расскажите о том как на протяжении достаточно длительного времени Вы целенаправленно собираете информацию о Бессмертном Дункане Маклауде.
- Я, как Наблюдатель, имею на это право – вскинула голову Андреа. – Дункан убил моего Подопечного, а потому, согласно Устава Ордена, я имею право ознакомиться с его биографией, дабы окончательно завершить Хронику Саймона Килеана и сдать её в Архив.
- Ну, я не говорю, что это не так. Однако Ваши поиски слишком затянулись, и Вы ищете материалы, связанные со годами и столетиями, когда Дункан ещё даже не был знаком с Вашим Подопечным. Согласитесь, такое усердие рождает удивление и естественное недоверие. Я всё время спрашиваю себя: какими именно мотивами Вы руководствуетесь, когда столь пристально изучаете Хроники моего Подопечного? – Джо внимательно посмотрел на молчавшую Андреа и язвительно добавил: – Может быть, Вы вдруг внезапно влюбились в него, и ищите реальные зацепки для знакомства?
Андреа возмущённо вскинула голову, и голосом, наполненным металлом, проговорила:
- Я, в отличие от Вас, не заслужила подобных обвинений. Этот упрёк Вам следует адресовать самому себе. Это ведь Вы с самого начала ваших с ним взаимоотношений вмешивались во все его проблемы и всячески помогали Дункану. Это недопустимо, и Вы ведь всегда знали об этом.
- Не я один так поступал. Вспомните, например, что делала Рита Лак. Её помощь Майклу Крисчену была гораздо более значительной, и меняла всё на чашах весов. Я же всего лишь уравнивал их шансы. А что теперь делаете Вы? Я никогда не поверю в то, что Вы стали интересоваться Хрониками Дункана Маклауда в качестве книг, которые читают на ночь. Зачем Вы заказывали в архивах все материалы, которые каким бы то ни было образом связанны с историей этого Бессмертного?
- Я собирала всю информацию по Дункану, которую можно было найти, и скоро у меня будет полный банк данных на него.
- И его друзей и, в свою очередь, их друзей, я полагаю?
- Нет, зачем? - искренне удивилась Андреа. - Зачем мне данные, которые не касаются напрямую самого Дункана?
- Ну, самый лучший способ сделать больно Дункану — это убить его друзей - заметил Джо, внимательно следя за выражением её глаз.
- Я не собираюсь убивать друзей Дункана или же, как Вы выразились, «делать ему больно». Я хочу совсем другого.
- Чего?
- Возмездия. Вы воспользовались информацией, которую получили от меня, и это привело к гибели моего Подопечного. Теперь я сделаю то же самое по отношению к Вашему Подопечному. Когда на горизонте у Дункана появится какой-то значительный враг, такой каким, например, был Грейсон — достаточно древний и сильный, замечательный боец которому нужно будет всего лишь слегка помочь. Вот я и окажу ему эту помощь. Я предоставлю ему всю возможную информацию о Дункане, которую мне удастся отыскать. В тот раз Орден в Вашем лице спас Маклауда, но теперь, в моём случае, в моём лице, — именно знания Ордена убьют его. Как только я буду готова, как только я отыщу достаточно серьёзного и сильного врага Маклауда среди лучших Бессмертных бойцов, я и осуществлю своё возмездие. Когда всё будет готово я извещу об этом Вас.
- Вы знаете что сейчас происходит с Дунканом и его друзьями? - задумчиво спросил Джо. - Глядя в Ваши глаза, я полагаю, что нет. Я расскажу Вам кое-что из событий последнего времени.
С этими словами Джо подробно рассказал Андреа о том, что именно уже случилось с Дунканом Маклаудом и его друзьями, и каким образом события развиваются в данный момент.
Внимательно выслушав всё, что рассказал Джо, Андреа глубоко задумалась. Затем, покачав головой, негромко сказала:
- Это даже больше, чем я рассчитывала.
- Что Вы имеете в виду? - «вскинулся» Джо.
Андреа вздохнула и ответила:
- Я понимаю почему Вы решили, что это может быть связано со мной. Но я никогда бы не сделала ничего подобного. Когда Вы нарушили клятву Наблюдателя и спасли Дункана, я решила, что отныне во всём, что касается Дункана Маклауда я имею полную моральную свободу нарушить по отношению к нему свою клятву о невмешательстве. Но это касалось только одного единственного Бессмертного — Дункана Маклауда. Я никогда не сделала бы ничего, что каким бы то ни было образом могло бы причинить хоть малейший вред любому иному Бессмертному. Не говоря уже о смертных… Я хотела, чтобы Вы ощутили свою ответственность за гибель Маклауда, чтобы сработал своеобразный «эффект бабочки»(7). Я считала это возмездием Вам. Но, повторюсь, я никогда бы не тронула никого другого. И я хочу, чтобы Вы знали, что кто бы ни стоял за всеми нынешними проблемами Маклауда — это не я. К тому же к моим собственным нравственным запретам добавляется целиком реальная угроза со стороны Трибунала Наблюдателей. Если бы я задумала и попыталась осуществить что-либо подобное, то «не снесла бы головы». А на то, чтобы портить отношения с Орденом и подпадать под угрозу разбора твоего личного дела Трибуналом ради даже самого сладкого возмездия не пойдёт, согласитесь, ни один здравомыслящий Наблюдатель.
Джо внимательно посмотрел на Андреа, вздохнул и печально ответил:
- Я верю Вам. Однако, в этом случае я вновь вернулся к тому с чего начинал: с полного отсутствия каких-то зацепок и понимания кто же стоит за всем этим кошмаром.
Андреа пожала плечами и проговорила:
- Единственное, чем я могу Вам помочь, это предоставить возможность ознакомиться со всеми теми материалами о Маклауде, которые я уже успела собрать. Разумеется, Вы гораздо лучше меня ориентируетесь в его Хронике, но, возможно, что-то интересное там и обнаружите. То, на что ранее не обратили внимания.
Джо пристально посмотрел на Андреа и ответил:
- Я буду Вам очень признателен за это.
Андреа кивнула и спросила:
- Где Вы остановились?
- В гостинице ***, номер № 23.
- Хорошо. Через час или два я пришлю Вам туда диск со всеми данными.
С этими словами Андреа встала, взяла со стола свою сумочку и пошла на выход.
Проводив её взглядом, Джо тяжело вздохнул. Встреча, на которую он возлагал столько надежд, в конечном итоге никуда его не привела, ибо не Андреа Хенсен стояла за всеми сегодняшними неприятностями его Подопечного. Хотя она и была абсолютно подходящей кандидатурой на роль основного злодея, не она была режиссёром этого спектакля. Значит, все поиски надо было вновь начинать с самого начала.
Вновь тяжело вздохнув, Джо допил свой кофе, и направился вновь в гостиницу, ждать когда туда прибудет обещанный Андреа диск с подборкой данных по Дункану Маклауду.


ПРИМЕЧАНИЕ:

7. «Эффект бабочки» — этот термин берёт своё начало из одного из рассказов Рея Бредбери. Смысл заключается в том, что каждое событие, которое происходит, напрямую связано и обусловлено каким-то строго определённым событием из прошлого, и прошлое формирует будущее и управляет им. В рассказе у Бредбери речь идёт о том, что одна фирма, используя машину времени, практиковала туристические экскурсии в прошлое. Перед каждой отправкой очередной группы туристов, среди них проводился инструктаж, в ходе которого им категорически запрещалось забирать что-либо из прошлого и приносить его в настоящее. До поры до времени это условие свято соблюдалось, но однажды одна из групп нарушила данный запрет. Один из туристов нечаянно принёс на подошве своих туфель из прошлого в настоящее раздавленную бабочку. И это полностью поменяло развитие событий в настоящем. Оно изменилось, и данная группа туристов вернулась уже в совершенно другой мир, нежели тот из которого они уходили в свою экскурсию. Отсюда и берёт своё происхождение данный термин — «эффект бабочки».
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Месть   Вт 25 Сен 2012, 11:37

Глава № 32. Дебора Эдкинс.

Ретроспектива:

Несколько ранее описывавшихся выше событий


Идя по улице, Дебора думала о довольно интересном молодом человеке, с которым познакомилась вчера вечером. Возможно, размышляла она, это знакомство может стать весьма любопытным. Конечно, ещё слишком рано строить какие-то далекоидущие планы, но парень показался её достаточно многообещающим. Он был вежлив, не напорист и не пытался в первый же день знакомства затащить её в постель. А по нынешним временам это уже было немалым достижением…
Однако, едва Дебора повернула за угол весь её благодушный настрой исчез в мгновение ока. Девушка вся внутренне подобралась и ускорила шаг, с трудом сдерживая своё желание броситься бежать и как можно скорее достигнуть искомого здания. Большая толпа, сгрудившаяся возле хорошо знакомого ей дома, безошибочно говорила про то, что в доме её подопечной что-то случилось. Сам же дом был со всех сторон оцеплен хорошо ей известной широкой жёлтой полицейской лентой.
Подойдя, наконец, к толпе зевак Дебора стала жадно прислушиваться ко всем разговорам, пытаясь разобраться в том, что же именно здесь произошло. Вскоре девушка узнала, что в одной из квартир этого дома были найдены несколько трупов. Судя по числу убитых, и потокам крови, заляпавшей стены, здесь разгорелся нешуточный бой, во время которого некто, оставшийся для полиции неизвестным, каким-то холодным оружием перебил всех нападавших на него и скрылся в неизвестном направлении.
Подобные сведенья вызвали у Деборы определённую растерянность. Вверенная под её наблюдение Бессмертная Кердвин никогда не была спокойной подопечной, но даже она всегда придерживалась чётких правил. Она никогда не убивала без причины, и никогда не позволяла себе, как втягивать в «разборки» между Бессмертными простых людей, так и позволить этим самым людям увидеть что-либо не предназначенное для их смертного взора. Нынче же оба эти неизменных правила были нарушены.
Постояв и послушав ещё некоторое время, Дебора стала обшаривать округу, пытаясь найти, куда же могла спрятаться Кердвин. Безрезультатно обойдя все те места, которые любила посещать её подопечная, Дебора окончательно поняла, что произошло что-то совершенно выбивающееся из общего правила.
На протяжении нескольких дней Дебора тщетно пыталась разыскать Кердвин. Однако Бессмертная бесследно исчезла, не оставив после себя ни малейшей зацепки. Окончательно убедившись в том, что её подопечная пропала, Дебора в конце концов направила отчёт обо всём, что стряслось в штаб регионального отделения Ордена Наблюдателей. В этом отчёте во всех подробностях сообщалось о свалившихся на Кердвин неприятностях и о том, что её Наблюдатель – Дебора Эдкинс – в данный момент не имеет никакого представления о том, где находится её подопечная.
Отчёт отправился по всем инстанциям, однако так как в то время Кердвин жила не в Западной Европе, а в Восточной, то все сведения об её исчезновении пошли к другому Куратору, который ещё не знал про то, что происходит в Париже, не представлял какие неприятности ныне свалились на тех, кто мог похвалиться тем, что он был другом Бессмертного по имени Дункан Маклауд...
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Месть   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Месть
Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Фанфикшн :: Горец-
Перейти: