ФорумРегистрацияВходЧаВоПоиск

Поделиться | 
 

 Трудная дорога к счастью

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 25 Сен 2013, 11:36

От автора.

Хочу обратить внимание читателей на одну особенность нижеследующего текста.
В нескольких последующих главах, рассказывая о происходящих событиях, Ольга сначала будет говорить о себе исключительно в женском роде. Затем, приняв решение, что поскольку она теперь находится в мужском теле, то ей следует начинать «думать как мужчина», стала говорить о себе то в мужском роде, то в женском. Когда вы будете читать размышления Ольги, находящейся в теле Габриэля и станете наталкиваться на такие фразы, как, например: «Я покачал головой, и продолжила читать» или что-либо похожее, то не думайте, что это я ошиблась, по невнимательности перепутала пол героя или, будучи на «автопилоте», совершенно бездумно набирая текст, написала подобную ахинею, а потом не вычитала как следует текст.
Просто первые несколько дней, пока Ольга будет привыкать к жизни в новом мире и в новом, мужском теле, она будет часто в своих мыслях сбиваться с одного пола на другой. Это – по-моему – вполне естественная ситуация. Ведь мы в своём подсознании именно так о себе и говорим, характеризуя себя по тому полу, к которому привыкли с детства, с момента, когда начали осознавать себя как личность. Эта перестройка сознания не может стать мгновенным событием – как лампочка: раз, включили и всё, она горит. Перепривыкание человека к новому полу – процесс постепенный и он занимает некоторое время. Но как только Ольга окончательно «обживётся» в теле Габриэля, перестанет воспринимать себя исключительно как женщину, подобные смены пола в её мыслях у неё пропадут.
Я всё это написала, чтобы особо обратить ваше внимание на этот аспект.
Я хочу, чтобы вы, читая, не думали, что это «перескакивание» в речи Ольги с одного пола на другой, и упоминание в разговорах себя то в женском, то в мужском роде, было написано мною по ошибке.
Это – вполне продуманный автором писательский ход.



Глава 14

Когда я проснулась, Солнце стояло уже достаточно высоко. Привстав и опершись на локоть, я бросила беглый взгляд вокруг, чтобы понять, где именно я нахожусь. Потому что вчера мне было явно не до того…
То, что предстало моим глазам, меня несколько удивило. Я находилась в центре какого-то лагеря. Причем, судя по разбросанным в разные стороны вещам и одежде, его обитатели покидали свой лагерь явно в большой спешке.
Встав на колени, я заметила лежащую рядом с собой одежду. Судя по фасонам и цветовой гамме, Илэр явно отыскал её в разных палатках, брошенной сбежавшими хозяевами. В принципе меня в данный момент это не особо беспокоило: лучше быть хоть как-то одетой, нежели абсолютной голой.
Как и тогда, когда я в первый раз очнулась, Илэра на полянке не было. Воспользовавшись его отсутствием, я поднялась и поспешила одеться. По сравнению с вчерашним днём моё тело шевелилось резвее, однако до полного выздоровления было ещё далеко. Тем не менее, даже избитое тело значительно лучше, чем тело парализованное. И я не уставала радоваться тому, что вновь могу двигаться.
Полностью одевшись, я приблизилась к костру. Рядом с ним стоял котелок с едой, наполненный ровно наполовину и чистая тарелка с ложкой. Увидев еду, я моментально почувствовала вопли голодного желудка, требующего немедленного насыщения.
К моменту, когда я утолила первый голод, на поляну вернулся Илэр, неся в руках несколько тушек каких-то птиц. Увидев меня, он улыбнулся и поздоровался. Слегка насторожившись, я осторожно ответила на его приветствие.
Хотя я и решила воспользоваться помощью Илэра, тем не менее, что-то внутри не давало полностью расслабиться в его присутствии. Вероятно, заметивший это маг не стал подходить ко мне, а расположился на другой стороне костра.
Бросив рядом с собой пойманных птиц, Илэр внимательно посмотрел на меня, а потом спросил:
- Ты уже закончил кушать?
Я робко кивнула.
- Хорошо, - продолжил магистр. – Теперь, я полагаю, самое время нам с тобой поговорить. Насколько я понял, вчера ты не сразу уснул, долго обдумывая мои слова. Мне бы хотелось знать: к каким выводам ты пришёл?
Я отдавала себе отчёт в том, что с момента моего появления в этом мире, всё в моей жизни изменилось самым решительным образом. И теперь меня – находящуюся в мужском теле – будут воспринимать только как мужчину. Следовательно, чтобы не выдать себя, я должна полностью перестроиться, говоря с другими как мужчина, и (что было сделать куда сложнее) начав думать так, как думают мужчины. И первым шагом на этом трудном пути будет говорить о себе в мужском роде. Потому тщательно следя за каждым сказанным мною словом, я сказала:
- Да, я много думал и пришёл к выводу, что вы, магистр, правы – мне, действительно, нужно учиться. Поэтому я согласен поехать с вами для обучения в магическую Академию.
Внимательно слушавший меня Илэр, после этих слов улыбнулся и сказал:
- Ты принял правильное решение, малыш. Тебе просто жизненно необходимо обучиться всему, что должен знать маг. Полагаю, что вряд ли ошибусь, если предположу, что уровень твоей подготовки не выше, чем у всех остальных юношей, получавших домашнее образование. Хотя, разумеется, мне нужно будет посмотреть, что именно ты умеешь делать: тогда я буду точно знать какие предметы тебе нужно поставить в план занятий, а какие ты уже знаешь.
- Я бы хотел, чтобы в число тех предметов, которые мне будут преподавать, обязательно включили тренировки по улучшению моего умения владеть оружием.
- Хорошо, - кивнув головой, вполне серьёзно ответил Илэр. – Не беспокойся: этот предмет будет у тебя обязательно.
Затем, внимательно глядя на меня, Илэр продолжил:
- Ну, раз ты будешь моим Учеником, давай, наконец, нормально познакомимся. Своё имя я тебе уже называл. А как твоё полное имя?
Я перевела дыхание и сказала:
- Меня зовут Габриэль Арван.
Услышав мои слова, Илэр удивлённо приподнял бровь, немного подумал, а потом спросил:
- Знаешь, малыш, я достаточно неплохо знаю основные дворянские семьи королевства, но имя рода Арван слышу впервые. Что это за род?
- Это – МОЙ род, - с упором на слове «мой» ответила я. - Отныне это моё имя и именно его я буду носить. Раз мой отец выгнал меня, отлучив от своего рода, то теперь и я отрекаюсь от их фамилии, заявляя, что никогда не произнесу её по отношении к себе. Отныне все будут звать меня именно Габриэль Арван. И под этим именем я стану лекарем, несущим помощь миру.
Илэр только покачал головой, но ничего не сказал. Несколько минут у костра царила тишина. Затем Илэр, вновь взглянув на меня, сказал:
- Ладно. Все наши будущие планы – это дела дня завтрашнего. Сегодня же мы с тобой останемся на этой полянке. И мне, и тебе требуется восстановить силы перед достаточно напряжённой дорогой. Раз ты уже покушал, то возвращайся в тенёк и постарайся ещё поспать. Или – если не сможешь уснуть, - то просто полежи.
Кивнув, я расслабилась и вновь уползла под дерево к своему, уже почти родному одеялу.


* * *
Весь день я провела в блаженном ничегонеделанье. Когда я попыталась предложить Илэру свою помощь в приготовлении обеда, он наотрез отказался, сказав, что у меня сейчас есть более важная задача: набираться сил и залечивать свои раны. Так что весь день я пролежала под деревом, приползая к костру только для того, чтобы сначала пообедать, а потом поужинать. Вечером Илэр вновь расположился на ночлег с другой стороны костра.
Но, как известно всему приходит свой конец. Завершился и мой отдых. Следующим утром Илэр, разбудил меня и со словами, что нам пора собираться в дорогу, вновь вернулся к костру.
Со вкусом потянувшись, я встала и начала собирать свои немудрёные вещи, «одолженные» в лагере разбойников. Возле одной палатки я взяла сумку, у другой несколько дополнительных комплектов одежды. В принципе исходя из своей щуплой комплекции многим мне разжиться не удалось.
Закончив сборы, я взглянула на Илэра. Присмотревшись, я поняла, что он тоже собирает свои вещи и укладывает их в перемётные сумки, закреплённые на седле уже осёдланной лошади. И в эту секунду меня, как кипятком, обожгла мысль, до того не приходившая в мою легкомысленную голову: а как мы будем добираться до Академии? Простая логика позволяла прийти к однозначному выводу, что если на поляне есть два человека и только одна лошадь, то, следовательно, именно на ней нам и придётся ехать.
Эта догадка сыграла роль ушата воды, опрокинутого на мою расслабленную голову. Во-первых, я никогда не сидела в седле, а потому ехать верхом попросту не умела. Что там «ехать», я даже в седло сама не заберусь. И в этом была проблема. Я не сомневалась, что Габриэль прекрасно ездил верхом, а потому – если я признаюсь, что не умею управлять лошадью, - то сразу же выдам свою тайну, буквально открытым текстом признавшись, что я – совершенно не тот Габриэль.
Значит, Илэру придётся взгромоздить меня в седло, как мешок муки. Эта вторая пришедшая в голову мысль, была ещё страшней. Если нам придётся ехать вместе, то, значит, я должна буду сесть, прижавшись к телу мужчины, и держаться за него на протяжении всех часов, сколько продлится наш путь. На это я просто не могла пойти. Мысль сесть впереди Илэра была ещё ужаснее. Попасть в объятия мужчины? Нет, это было слишком страшно. Если я поеду сзади, держась за талию Илэра, то, хотя бы частично буду контролировать ситуацию.
Ещё позавчера Илэр правильно заметил, сказав, что я его боюсь. Но проблема была в том, что, даже чётко осознавая, что Илэр меня не тронет, я продолжала просто панически его бояться. Скажу больше, похоже, я в принципе испытывала настоящий животный ужас перед прикосновениями любого мужчины. И это уже было серьёзной проблемой. Ведь теперь я, как мужчина, больше времени буду проводить именно в их кругу. И что будет, если я не смогу справиться со своей фобией?
- Что ты застыл? – вдруг вторгся в мои размышления голос Илэра.
- Думаю, - хмуро отозвалась я. – Как мы будем добираться до Академии?
- На лошади, - чуть удивлённо ответил Илэр, а потом, чуть прищурив глаза, буквально впился в меня своим пронзительным взглядом. Помолчав чуть-чуть, он сказал: - Да, об этом я и не подумал. Это будет для тебя проблемой, Габриэль?
- Да, - коротко ответила я, не желая вдаваться в подробности.
Илэр покачал головой и сказал:
- Пешком долго идти ты просто не сможешь. Вторую же лошадь я куплю только в ближайшем городе – когда мы до него доберёмся. А на это надо время… Знаешь, Габриэль, тебе придётся пересилить себя. Это нужно как для решения сиюминутной задачи доехать до города, так и для того, чтобы ты в будущем мог контролироваться себя.
- Я это понимаю, - по-прежнему хмуро ответила я. – Но вот как это сделать?
Илэр задумался, взглянул на лошадь, и спросил:
- Тебе где удобнее ехать: впереди ли сзади?
- Сзади, - буквально выкрикнула я.
- Тише, тише, - примиряющее отозвался Илэр. – Сзади – так сзади. Я нисколько не возражаю.
Вздохнув, я направилась к лошади.
Как только Илэр сел в седло, он подъехал как можно ближе ко мне, поставив коня наиболее удобным для меня образом. Вновь вздохнув, я поставила ногу на сапог Илэру и в ту же секунду буквально взлетела в седло, где моментально села как влитая. В эту секунду я отчётливо поняла, что память тела Габриэля и здесь выручила меня. Недостаток моих знаний мне с лихвой компенсировали его воспоминания, хранившиеся в подсознании.
Преодолевая страх, я со всей силы вцепилась в талию сидевшего передо мной Илэра. Убедившись, что я крепко держусь в седле, магистр дал шенкеля коню, и мы поскакали прочь.
Через некоторое время я окончательно убедилась, что память Габриэля спасает меня. Я моментально почувствовала ритм движения лошади, и подстроилась под него. Это было сделано настолько автоматически, что я заметила свои действия только тогда, когда специально обратила на них внимание.
Успокоившись относительно верховой езды, я сосредоточилась на том, чтобы погасить всплывающую панику от чрезмерно близкого соседства с мужским телом. Так что на ближайшие несколько часов у меня было чем заняться…


* * *
Через несколько часов мы приехали в какой-то город. Видя одежду магистра (а Илэр перед отъездом набросил на себя длинный тёмный плащ, безошибочно показывающий окружающим, что перед ними маг) стражники у городских ворот, с почтением поклонившись, пустили нас без очереди, взяв – по словам Илэра – весьма умеренную плату за проезд. Пока маг ехал по брусчатке городских улиц, я во все глаза смотрела на окружавшую меня картину. То, что я видела, наводило меня только на одну-единственную ассоциацию: средневековый город, оснащенный, однако благами современной культуры. Я имею в виду, что вокруг меня, сколько хватало глаз, царила чистота, нигде не было грязи и разхрыстанности, которые, как мы знаем из истории, всегда сопровождали наши города во времена Средневековья. Однако архитектура недвусмысленно даже не говорила, а кричала о воспетых в балладах «славных временах рыцарства». Готика, готика и ещё раз готика смотрела на меня с каждого дома.
Наконец, мы подъехали к какому-то аккуратному небольшому домику. Остановив коня, Илэр сказал мне спускаться, что я с радостью и сделала. Проворно спрыгнув вслед за мной на землю, магистр привязал к стоящей рядом коновязи нашу многострадальную лошадь, вынужденную столь долго везти на себе двойной груз, и поспешил к входу интересовавшего его дома. Резко постучав, он посмотрел на меня, и сказал:
- Ну, чего ты там застыл? Иди сюда. Тут тебе окажут всю необходимую помощь.
- Какую помощь? – удивилась я.
- Понимаешь, малыш, - чуть грустно улыбнувшись, сказал Илэр. – Я – некромант. Пусть я и очень хороший маг, но от этого я не перестал быть магистром чёрной магии. То есть моя стихия – Смерть, а не Жизнь. Я не умею качественно лечить. Я могу поднять хоть армию покойников, сделав из них послушных зомби, но вылечить кого-то для меня существенная проблема. Я смог вернуть тебе жизнь, обработать твои раны, но я не смогу излечить тебя так, как это сумеет сделать профессиональный врачеватель, владеющий магией Жизни. Вот к такому магу мы и приехали.
Пока Илэр произносил всё это, дверь открылась. Стоявший в дверях достаточно пожилой, однако всё ещё поджарый человек внимательно слушал всё то, о чём мне рассказывал Илэр. Когда он закончил, незнакомец моментально включился в разговор:
- Вот потому-то магия и разделяется на чёрную и белую. Потому что каждый должен делать СВОЁ дело, жизненно необходимое для всех. От совместного взаимопроникновения Жизни в Смерть, а Смерти – в Жизнь, и происходит всё сущее. Сила изначально не может быть доброй или злой. Такой её делают исключительно люди. – Затем, улыбнувшись, мужчина торопливо проговорил: - Но, чего ж это я держу-то вас на пороге? Проходите, скорее. Давно не виделись, Илэр. С чем пожаловал?
- Спасибо, мэтр Зенирал, и я тоже рад вас видеть, - чуть склонив голову в лёгком поклоне, сказал Илэр, и вошёл в дом. Я последовала за ним.
Сразу же, как только мы вошли, я почувствовала пропитывающий всё вокруг прекрасный запах разнотравья. Проследовав за хозяином в его кабинет, я с интересом стала рассматривать огромное количество самых разнообразных пучков трав, развешанных на специально вбитых в одну из стен колышках. Другую стену украшали огромные полки, заставленные самими разными баночками с мазями и порошками. У меня просто глаза разбегались, пока я рассматривала всё окружавшее меня.
- Нравится? – спросил меня незнакомый маг.
- Да, - совершенно ошарашено отозвалась я, продолжая рыскать глазами по полкам.
- Если я не ошибаюсь, - задумчиво пробормотал Зенирал, - через некоторое время ты сам вполне можешь стать хозяином точно такого же кабинета.
- Вы правы, мэтр Зенирал, - серьёзно ответил Илэр. – Поэтому мы сейчас и направляемся в Академию, где он будет учиться. Однако по пути с мальчиком произошла беда, из-за чего нам и нужна ваша помощь.
- Разумеется, - кивнул маг. – Чем я могу помочь?
- По дороге Габриэль столкнулся с разбойниками, и они достаточно серьёзно его покалечили, - ответил Илэр. – Я, разумеется, оказал ему первую помощь, однако тут требуется ваше искусство.
- Понятно, - моментально став серьёзным ответил маг. – Что ж, юноша, раздевайтесь и ложитесь на эту кушетку.
Услышав слово «раздевайтесь» я отпрянула в сторону, судорожно стискивая на себе одежду. По-прежнему, внимательно смотревший на меня маг, кивнул каким-то своим мыслям и пробормотал:
- Вот даже так? Понятно…
Немного помолчав, Зенирал сказал:
- Хорошо. Раз так, то пойдём другим, более сложным, путём. Успокойся парень: не надо раздеваться. Ложись на кушетку так, как есть, в одежде.
Повеселев, я проворно легла на кушетку, надеясь, что дальше всё будет не так страшно, и я смогу справиться с собой.
Подойдя ко мне, мэтр Зенирал сказал:
- Не бойся, я ничего плохого тебе не сделаю. Я просто положу руки тебе на голову и стану вливать в тебя Силу. Расслабься: ничего страшного с тобой не произойдёт.
Я постаралась, насколько это было возможно, расслабиться и подпустить мэтра Зенирала к себе. Никуда не торопясь, маг степенно подошёл ко мне и начал поглаживать мою голову. Затем он стал что-то нашёптывать, продолжая при этом гладить меня, переходя от волос к вискам и начиная массировать их.
Через миг я почувствовала, как меня охватывает какое-то тепло, ласковыми волнами растекаясь по всему организму. Все напряжённые мышцы расслабились, а тело охватила приятная нега, волнами протекающая от головы к ногам. Я просто физически ощутила, как в меня стало вливаться что-то приятное и близкое моей душе. Меня охватила эйфория: ещё никогда мне не было так хорошо…
Через несколько минут Зенирал опустил руки, встряхнул ими, как будто сбрасывая что-то с пальцев, и отошёл в другой конец комнаты.
- Можешь вставать, юноша, - сказал он мне, углубляясь в изучение содержимого своих полок.
Проворно поднявшись, я стала с интересом следить за тем, что делал маг. Покопавшись на своих полках, мэтр Зенирал достал два каких-то пузырька – синий и красный, а потом вновь вернулся ко мне.
- Значит так, Габриэль. – сказал он. – Я залечил все твои травмы. Однако тут нужно применить ещё и другое лечение. Ты должен будешь в течение недели смазывать все свои раны вот этой мазью, - с этими словами маг показал мне пузырёк синего цвета. Затем, когда я понимающе кивнула, он продолжил: - Мазь, находящаяся во флаконе красного цвета, предназначена для снятия воспаления внутренних органов. В течение того же срока ты должен будешь смазывать себя этой мазью изнутри. Понял?
Сообразив, о чём именно идёт речь, я густо покраснела. Увидев мой румянец, оба мага рассмеялись.
- Да не стесняйся ты так, - с усмешкой сказал мне Зенирал. – Перед врачом у пациентов не должно быть тайн. Иначе как я пойму, какой способ лечения для твоего случая наилучший?
Не дожидаясь ответа, маг похлопал меня по плечу и протянул оба пузырька. Всё ещё смущённая, я быстро схватила их, засунула в сумку и пробормотала слова благодарности.
Видимо понимая, что мне нужно время, чтобы справиться со смущением, Илэр решил вмешаться и перевести внимание мага на себя.
- Спасибо вам, мэтр Зенирал, - уважительным тоном сказал магистр. – Вы нас очень выручили.
- Да ладно, - отмахнулся маг. – А для чего ещё существуют лекари, как ни для того, чтобы лечить тех, кто попал в беду?
Илэр посмотрел на меня и спросил:
- Ну, ты готов ехать дальше?
- Да, - кивнула я.
Затем, переведя взгляд на мага, поклонилась и сказала:
- Спасибо вам, мэтр Зенирал.
Маг кивнул мне в ответ, а потом, пристально глядя мне в глаза, сказал:
- Учись хорошо, юноша. В тебе столько Силы, что она заливает всё в округе. Будет очень жалко, если она не найдёт себе достойного применения.
- Я постараюсь… - скромно ответила я.
Ещё раз кивнув, маг повёл нас с Илэром на выход.
Распрощавшись с врачевателем, Илэр проворно пошёл к лошади. Идя вслед за ним, я не переставала думать о том, что сейчас произошло.
Вспоминая насколько это было хорошо – когда меня касались руки мага, вливающие излечивающую Силу, - я впервые по-настоящему осознала, что значит быть врачевателем. Да, ранее я приняла решение, что стану самым-самым лучшим лекарем. Но это было, так сказать, абстрактное решение. Однако только теперь, когда я на своём личном опыте ощутила, какое облегчение может принести своему пациенту врач, пользующийся магией, я впервые поняла, что такое маг-врачеватель. И теперь к логически обдуманному решению прибавилось осознанное понимание того, что если я когда-нибудь смогу доставлять другим людям столько же добра, сколько сама ощутила в тот момент, пока в меня вливалась Сила, текущая от мэтра Зенирала, то это будет настоящей платой за мою новую жизнь.
Повернувшись ко мне, Илэр спросил:
- Ну, тебя долго ждать?
Оторвавшись от своих дум, я увидела, что магистр уже давно сидит верхом и терпеливо ждёт меня. Чуть смутившись, я поспешила вновь занять своё место в седле.
- Что ж, - сказал Илэр. – Первый пункт нашей программы мы выполнили: вылечили тебя. Теперь вторым пунктом нам надо купить тебе коня и доехать до стационарного телепорта.
- А зачем нам телепорт? – удивилась я.
- А как, по-твоему, мы будем добираться до Академии? – в свою очередь удивился Илэр. - Дорога туда неблизкая, и верхом мы бы добирались до неё очень долго. Потому нам и нужен телепорт.
- Да, действительно, - смутилась я.
Илэр хмыкнул, и послал коня в галоп.
Вернуться к началу Перейти вниз
maniaka
Абсолютная Маньячка
Абсолютная Маньячка
avatar

Сообщения : 2051
Дата регистрации : 2010-10-24

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 26 Сен 2013, 20:22

Arven, приветствую!
Чесн признаюсь, прочитала аннотацию и выпала в осадок ( как любит повторять мой отец.)
Цитата :
Так что смело принимайся за чтение. Ничего особо страшного здесь нет.
Только эти слова и успокоили.
Почитаю, как только смогу.
Вернее дочитаю выложенное)))
А пока... приветствие, пожелание удачи и т.д. Embarassed


Последний раз редактировалось: maniaka (Чт 26 Сен 2013, 20:42), всего редактировалось 1 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 26 Сен 2013, 20:31

Спасибо большое за пожелания!!!
Давай, читай...
А потом расскажешь о своих впечатлениях...
Вернуться к началу Перейти вниз
maniaka
Абсолютная Маньячка
Абсолютная Маньячка
avatar

Сообщения : 2051
Дата регистрации : 2010-10-24

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 26 Сен 2013, 20:43

Обязательно.
Осталось дождаться "Спокойной ночи, малыш))) Не зови маму)))"
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 01 Окт 2013, 13:25

Глава 15

Следующей нашей остановкой стал весьма обширный базар, на котором – судя по моему первому впечатлению – продавалось всё, что вообще можно продавать. Илэр достаточно быстро куда-то свернул, и, проехав окольными путями, мы очутились перед рядами, где торговали лошадьми. Спешившись, магистр велел мне оставаться около его коня, а сам направился выбирать лошадь для меня.
Сначала меня слегка пугало это столпотворение, однако я взяла себя в руки и попыталась успокоиться. Вскоре мои усилия принесли реальные плоды: я смогла расслабиться, изгнала из головы всякие вредные мысли о том, чтобы бежать как можно дальше от окружавших меня со всех сторон мужчин, и смогла, наконец, сосредоточиться на том, чем занимался магистр.
Наблюдая, как Илэр тщательно разглядывает предложенных ему лошадей, выбирает одну из них, осматривает со всех сторон, а затем, расплатившись, вновь направляется ко мне, у меня в голове вдруг молнией вспыхнула мысль: а ведь когда мы заехали к магу Зениралу, магистр Илэр не заплатил ему за моё излечение. Почему? Этот факт показался мне настолько важным, что едва Илэр приблизился ко мне, я выпалила:
- Магистр Илэр, а почему вы купили здесь эту лошадь, а магу Зениралу за моё лечение не заплатили?
Илэр, не ожидавший от меня подобного напора, на секунду удивлённо смешался, а потом, сообразив о чём я его спрашиваю, улыбнулся и ответил:
- Ну, мы с мэтром Зениралом уже не первый день знакомы и у нас есть чёткая договоренность относительно оплаты. Понимаешь, дорога – это всегда большая непредсказуемость. Когда ты выезжаешь из дома, то никогда нельзя заранее предсказать, что с тобой может приключиться и в какую историю ты можешь «вляпаться». Бывают ситуации, когда ты вынужден настолько потратиться, что денег не будет хватать даже для того, чтобы добраться до ближайшего места, где ты вновь сможешь их заработать или же у кого-нибудь одолжить. А поскольку, повторюсь, мы с ним уже много лет знакомы, то мы и договорились, что если мне (или кому-то, кого я к нему приведу) понадобится помощь врачевателя, то мэтр Зенирал оказывает её, не требуя моментальной оплаты. И только когда я добираюсь либо до дома, либо до Академии я тотчас же магическим вестником отправляю ему всю сумму, которую задолжал. Таким образом, получается, что я как бы пользуюсь его услугами в кредит. – Глядя на меня Илэр, усмехнулся и добавил: - Так что не волнуйся: без денег он не останется. Труд врачевателя будет полностью вознаграждён. Успокоился?
Я кивнула.
- Ну, а раз успокоился, - подвёл итог разговору Илэр, одновременно протягивая мне повод уздечки только что купленного коня, - то, давай, садись быстренько в седло и поехали. Время утекает очень быстро, а я хотел бы поскорей оказаться дома.
Вновь понадеявшись на память Габриэля, я подошла к появившемуся у меня теперь «средству передвижения». И, действительно, тело легко и непринуждённо выполнило привычные для него движения, и уже через мгновение я сидела в седле. Илэр, вскочивший в седло одновременно со мной, решительно направил коня вдоль рынка, сворачивая на очередную улицу.
Некоторое время мы молча ехали по городу, пока, наконец, не вернулись к уже знакомым мне городским воротам. Кивнув на прощание стражникам, и бросив мне «Прибавь скорости», Илэр пустил коня в галоп. Мне ничего не оставалось делать, как последовать за ним.
Следующие несколько часов протекали совершенно однообразно. Разговаривать при той скорости передвижения, какую установил магистр, было практически невозможно. Поэтому когда Илэр принял решение остановиться и немного отдохнуть, охватившее меня облегчение было неимоверным.
Наблюдая за тем, что делал Илэр, я расседлала коня и подготовила его к отдыху. Несмотря на отсутствие у меня какого бы то ни было опыта, нам удалось достаточно быстро и споро сделать всё, что требовалось. Отправив меня собрать хворост для костра, Илэр начал готовиться к ночёвке. Магистр оказался настолько хорошим организатором, что уже спустя относительно недолгий срок мы сидели у весело потрескивающего костра и кушали плотный ужин.
Когда с едой было закончено, Илэр потянулся и, повернувшись ко мне, сказал:
- Ну, а сейчас, давай малыш займёмся тобой.
Я насторожилась.
- В каком смысле? – встревожено выдавила я из себя.
- В том, что я – как твой Учитель – должен знать, что именно ты представляешь собой как маг.
Расслабившись, я решила ответить совершенно честно, а потому хмуро буркнула:
- Ничего я не представляю собой, как маг.
- Да?.. – слегка удивлённо приподнял бровь Илэр. – Ну что ж… Самокритичность – это первый шаг по пути роста собственного мастерства. Однако неожиданно… - покачал головой Илэр, а потом, чуть посуровевшим тоном спросил: - Почему ты столь однозначно оцениваешь себя? Ты плохо учился?
- Да потому что мои родные, видя, что мой магический потенциал не велик, вообще не стали приглашать для меня учителя, - не сдержавшись, яростно выпалила я то, что почерпнула из памяти Габриэля.
- Вот как? – совершенно другим тоном отозвался магистр. – Они решили на тебе сэкономить?
Я кивнула.
- Скверно, - вздохнул Илэр. – Но хотя бы базовыми знаниями ты владеешь?
Я неопределённо пожала плечами.
Понимающе хмыкнув, Илэр велел:
- Так, ладно, давай посмотрим наглядно, что ты умеешь делать. Это всяко лучше, чем все наши с тобой разговоры. – Вытащив из кучи хвороста одну ветвь, Илэр поднёс её ко мне и попросил: - Зажги на ней огонь.
Покопавшись в памяти Габриэля, я выполнила просьбу магистра. Илэр кивнул головой и продолжил:
- А теперь загаси его.
Я вновь сосредоточилась и через некоторое время огонь погас.
- Хорошо, - сказал магистр. Взяв в руки котелок, он попросил: - А теперь наполни его водой.
Я честно попыталась представить себе, каким образом это можно было бы сделать, однако, так ни к какому решению и не пришла. Растерянно покачав головой, я сказала:
- Я не знаю, как это сделать.
- Понятно, - отозвался Илэр. Затем, чуть нахмурившись, спросил: - А теперь подумай и скажи: ты сможешь создать объёмную иллюзию? Например, пусть здесь, у костра, появится, скажем, иллюзия зайца.
Я задумалась. И в этот раз память Габриэля ничем мне помочь не смогла, а потому я снова отрицательно покачала головой. Илэр, схватившись за голову, простонал:
- Убить твоих родителей мало. Ты же ничего не умеешь делать…
Я, пригорюнившись, молча смотрела на магистра. Наконец, Илэр глубоко вздохнул, и посмотрев мне прямо в глаза сказал:
- Ну, мы же не думали, что всё будет легко, правда?
Всё на что я была способна, это только кивнуть. Илэр, продолжая внимательно смотреть на меня, сказал:
- Хорошо, малыш. Мы пойдём по другому пути. Да, более долгому пути, но и гораздо – я бы даже сказал значительно – более перспективному. – Помолчав, магистр продолжил: - Скажу прямо: я сильно опасался, что мне придётся подстраиваться к тому, чему тебя обучил твой домашний Учитель. Самое сложное и, чего скрывать, худшее – это переучивать того, у кого уже есть стойкие рефлексы. Заново «ставить» постановку рук, чтобы все жесты стали отточенными, переучивать новым, прогрессивным формам заклинаний. С тобой же этих проблем у меня не возникнет. Похоже, в магическом плане ты вообще напоминаешь чистый лист. Значит, я буду учить тебя по своей методике, с самых азов, с того, чему учат детей ещё дома, до того как они приезжают учиться в магическую Академию. Не возражаешь?
Я проворно помотала головой.
- Договорились, - тепло улыбнувшись, продолжил Илэр. – Тогда давай поступим таким образом. Когда мы приедем в Академию, я проведу твоё тестирование на определение присущей тебе магии, а потом поселю у себя дома. В течение того времени, которое тебе потребуется для получения базовой подготовки, я буду учить тебя самостоятельно. А когда ты будешь готов, то поступишь в Академию, и дальше уже будешь учиться как все остальные студенты. Ну, разумеется, с добавлением к общей программе тех дополнительных предметов, которые я тебе – как твой Учитель и куратор – определю. Работать придётся очень интенсивно, так как времени до начала вступительных экзаменов в Академию осталось не так уж много, а выучить нужно будет очень многое. Согласен с моим предложением?
- Конечно, - радостно воскликнула я.
- Вот и замечательно, - кивнул Илэр. – А теперь давай спать. Завтра нам придётся чуть ли не весь день провести в седле, пока мы доберёмся до Эллара – города, где есть магический телепорт.
С этими словами, Илэр, подбросив ещё веток в костёр, начал укладываться спать. Я последовала его примеру: изрядно утомившееся за день тело, настоятельно требовало отдыха.


* * *
Утро следующего дня походило на утро дня предыдущего, с той только разницей, что теперь каждый поехал в путь на своём коне. Ехали мы, как и предупреждал накануне Илэр, довольно долго, пока, наконец, дорога не привела нас к весьма внушительному городу, окружённому не только массивными стенами, но и проходящим вдоль них глубоким рвом с водой, через который был переброшен поднимающийся мост.
С огромным интересом я изучала всё то, о чём мне ранее доводилось только читать в книгах, посвящённых Средневековью. Однако много времени на рассматривания у меня не было: как и в предыдущем городе, стражники у городских ворот очень быстро пропустили внутрь Илэра и меня. Посмотрев на магистра, я увидела, что он ехал о чём-то глубоко задумавшись, а потому я не решилась приставать к нему со своими вопросами, продолжив оглядываться по сторонам. Если не считать более крупные размеры города, своим строением он вполне напоминал тот город, где мне уже довелось побывать. Те же средневековые улочки, те же аккуратные каменные здания, та же чистота…
Некоторое время мы, молча, ехали по городу, пока, наконец, не подъехали к внушительному зданию с башнями, украшенному массивными статуями и окружённому высоким каменным забором. Оторвавшись от своих мыслей, Илэр, повернулся ко мне и сказал:
- Ну, вот мы и прибыли.
Я с удивлением взирала на открывшееся моим глазам. Как-то совершенно по-другому я представляла себе магический телепорт…
Спешившись, Илэр дождался подбежавшего к нему слугу, отогнул край плаща, показав вышитый там вензель, а потом приказным тоном сказал:
- Возьмёшь наших с юношей коней и отведёшь на конюшню. Ну, а там уже пусть ваш господин определится с их дальнейшей судьбой: захочет ли он оставить их себе или решит продать. Я заплатил за лошадей их обычную цену, без переплаты за срочность. Сейчас я возвращаюсь в Академию, так что деньги пусть перешлют туда.
Слуга понятливо кивнул, и Илэр обратил, наконец, внимание на меня:
- Чего ты всё ещё сидишь? – поинтересовался он. – Пойдём.
Спохватившись, я проворно спустилась с коня и передала повод слуге, после чего поспешила за направившимся внутрь дома магистром.
Подойдя к двери, Илэр уже виденным мною чуть раньше движением приподнял плащ, и показал что-то стоявшему в дверях стражнику. Тот, увидев показываемое, проворно кивнул, и отступил в сторону давая нам пройти.
Едва мы вошли в здание, как Илэр стремительным шагом направился куда-то, моментально разбираясь в хитросплетениях запутанных коридоров. Я торопливо почти бежала за ним, боясь отстать и потеряться в этих катакомбах. По ходу Илэр скупо отвечал на приветствия то и дело раздававшиеся со всех сторон. Наконец, мы дошли до какой-то двери, выкрашенной в светло-голубой цвет.
Взглянув на меня, Илэр сказал:
- Мне нужно тут кое с кем встретиться. Поэтому постой здесь пару минут. И – ради всех богов мира – никуда отсюда не уходи даже на мгновение. Понял?
Я кивнула. Удовлетворённый моим ответом Илэр распахнул дверь в вошёл в комнату.
Как только магистр скрылся с глаз, я облокотилась о стену и начала терпеливо ждать. Но моё ожидание продлилось не долго: буквально через несколько минут Илэр вышел вновь в коридор, на ходу запихивая во внутренний карман какой-то свёрток. Справившись с этим делом, магистр, сделав мне знак следовать за ним, вновь направился куда-то по этим бесконечным, нескончаемым коридорам.
Через какое-то время подобных блужданий мы подошли к другой двери, на сей раз выкрашенной в ярко жёлтый цвет. Решительно толкнув массивную дверь, Илэр вошёл в комнату.
Последовав за магистром внутрь, я увидела достаточно большую, светлую комнату, не обременённую излишками мебели. По сути, мебели там практически не было совсем. В самом центре комнаты на деревянном полу яркой краской был начерчен ровный круг, внутри которого стоял миниатюрный круглый столик на высокой ножке. В другом конце комнаты стоял письменный стол, заваленный бумагами, за которым сидел человек, выглядевший так, как в своём воображении я могла бы нарисовать секретаря. Секретарь, подняв голову и увидев нас, проворно вскочил и почтительно поклонился.
- Магистр Илэр? – уважительно, однако с долей некоторого удивления воскликнул он.
- Да, - кивнул Илэр. – Мне с этим юношей нужно вернуться в магическую Академию.
- Хорошо, - послушно кивнул секретарь. – Я только должен записать вас в журнал посещений.
С этими словами мужчина начал рыться в своих бумагах, после чего вытащил какую-то большую толстую тетрадь и стал там что-то записывать. Через некоторое время он поднял голову и спросил:
- Магистр Илэр, а каково имя сопровождающего вас юноши?
- Это мой Ученик, Габриэль Арван, – спокойно ответил Илэр.
Кивнув, секретарь вновь вернулся к своим записям. Всё записав, он отложил тетрадь в сторону, а потом прикоснулся к массивному розовому кристаллу, стоявшему на его столе. В ту же секунду центр комнаты засветился ласковым жёлтым цветом. Секретарь же, вновь поклонившись, почтительно сказал:
- Телепорт готов, магистр Илэр.
- Спасибо, - кивнул головой Илэр. Повернувшись ко мне, он вновь бросил уже привычное: - Пойдём.
Вслед за магистром я проследовала в центр комнаты. Остановившись у столика, Илэр взглянул на меня и спросил:
- Готов?
Честно говоря, я с огромным трудом сдерживалась, чтобы не сказать магистру насколько я НЕ ГОТОВА. Неведомое пугало… Однако, сжав зубы, я решительно кивнула.
Успокоившись на мой счёт, магистр положил руку на столик и негромко сказал:
- Магическая Академия, кабинет ректора.
Как только эти слова были произнесены, всё вокруг заволокло дымкой, похожей на очень густой туман, а то, что находилось за пределами круга, скрылось из виду. Через несколько секунд туман рассеялся, и я распахнула глаза от изумления. Комната с секретарём исчезла, как будто её и не было. Мы с магистром Илэром находились точно в таком же круге, однако сам круг был нарисован совершенно в другой комнате. Теперь это был кабинет, заставленный изящной и удобной мебелью: стол, кресла, шкафы, и даже мягкий диван, стоявший у одной из стен.
Пока я разглядывала кабинет, Илэр вышел из круга и направился к столу. Открыв верхний ящик, он начал там что-то усиленно искать. Поиски затянулись настолько, что я уже успела изучить всё, что меня окружало, и сосредоточилась, наконец, на фигуре самого магистра. Наконец, с удовлетворённым возгласом Илэр достал из ящика какую-то коробочку и бесцветную брошь с затейливым узором. Положив рядышком обе свои находки на стол, Илэр посмотрел на меня и, указывая на стоящее рядом со столом кресло, сказал:
- Подойди ко мне и садись тут.
Я быстро подошла и присела в кресло. Магистр продолжил.
- Сейчас мы с тобой займёмся весьма важным делом. Первое. Я сейчас дам тебе вот эту очень важную вещицу, - показывая мне брошь сказал Илэр. – Это знак твоей принадлежности к Академии. Благодаря ней у тебя появится возможность находиться в принадлежащих Академии помещениях. Ты сможешь работать в библиотеке, посещать учебные корпуса или тренировочные залы. И хотя ты ещё не студент, а только мой Ученик, но, тем не менее, эта брошь сможет подтвердить твой статус для всех окружающих: они будут чётко знать, что ты не пришлый, а «свой». Перед тем, как мы выйдем из кабинета, брошь должна быть активирована, согласно твоему магическому потенциалу. Вот этим мы сейчас и займёмся.
С этими словами Илэр бережно раскрыл коробочку, и я увидела лежащий в ней хрустальный шар размерами с теннисный мяч. Илэр провел рукой над шаром и тот засветился ровным белым цветом. Посмотрев на меня, Илэр сказал:
- Вот это – дорожный вариант прибора, определяющего потенциал и Силу мага. Стационарный прибор, на котором мы проверяем потенциал у всех новых, только что поступивший в Академию, студентов находится в другом корпусе. Поэтому – для удобства – мы воспользуемся вот этим, карманным устройством. Сейчас ты проколешь палец, и капнешь каплю своей крови на этот шар. Он засверкает, а потом окрасит брошь в определённые цвета. Эта цветовая гамма и будет показывать уровень твоей Силы и её направленность. Всё понятно? Готов к испытанию?
Чуть сглотнув, я кивнула сразу на оба вопроса.
Илэр вытащил из другого ящика небольшой перочинный нож и протянул его мне. Желая, чтобы всё закончилось как можно быстрее, я проворно резанула палец и поднесла руку к шару.
Как только капли моей крови упали на хрустальный шар, он засверкал разными цветами. Некоторое время эти всполохи беспорядочно мерцали и переливались, а потом шар вновь стал прозрачно-белым. Зато до того бесцветная брошь, окрасилась в разные цвета. Причём некоторые тона, выглядевшие как широкие разноцветные круги, занимали на брошке очень много места, а другие – наоборот, очень мало, представляя собой узкую и тонкую полоску.
Внимательно смотревший на брошь Илэр, увидев конечный результат, удивлённо присвистнул. Я с ожиданием посмотрела на него. Переведя восторженный взгляд с броши на меня, Илэр покачал головой и сказал:
- Я знал, что у тебя появились недюжинные способности, но ТАКОГО даже и не ожидал увидеть…
- А что случилось? – с нетерпением спросила я.
- Судьба одарила тебя, малыш, по полной программе, - всё ещё задумчиво рассматривая меня, проговорил Илэр. – Интересно, как ты будешь расплачиваться за эти подарки…
- А можно поконкретнее? – с ещё бóльшим нетерпением вновь спросила я.
- Можно и поконкретнее, - покладисто согласился Илэр. – Смотри. Сначала брошь была бесцветной, а теперь приобрела цвета. Каждый цвет, который ты здесь видишь, обозначает определённый вид магии, который тебе присущ. Видишь, по всему периметру брошь окрашена ровным белым цветом, занимающим огромную часть всей её площади. Белый цвет обозначает магию Жизни, а размер, который она тут занимает, указывает на количество этой Силы, находящейся в тебе. То есть, говоря другими словами, ты – маг Жизни с огромным потенциалом Силы. Далее. Следом за белым цветом на броши появился почти не уступающий ему по размерам круг малинового цвета. Малиновый – обозначение мага-универсала, способного пользоваться магией всех стихий: Воды, Воздуха, Земли и Огня. Потом идёт почти такой же по объёму круг золотистого цвета, показывающий, что ты владеешь высшим уровнем целительской магии. Это обозначает, что из тебя может получиться очень сильный врачеватель. С другой стороны, чёрного цвета у тебя на броши очень мало. Отсутствие чёрного цвета говорит, что в магии Смерти ты не достигнешь больших высот. Попросту говоря, хорошего некроманта из тебя не выйдет. Что ещё? На броши много зелёного цвета, значит, у тебя не будет никаких проблем в работе с травами и зельями. Потому я поставлю тебе в расписание многократно усиленный спецкурс по изучения трав и зельеварению. Есть тут и серо-стальной цвет, что свидетельствует о том, что ты вполне можешь достичь весьма значительных высот в военном деле. Ну, а смысл остальных цветов ты выяснишь позже, в процессе обучения. Хотя они тоже чрезвычайно важны, я не хочу сейчас загромождать твою голову лишней информацией. Её и так вышло слишком много для первого раза. Тем более что по большому счёту это и не очень-то для тебя актуально на данный момент. Всё равно всех остальных видов магии в тебе приблизительно столько же, сколько и некромантии. То есть весьма мало. В них тебе не достичь больших высот. Но, я полагаю, так и должно быть: тебе и так дано было слишком многое. Вполне логично было бы, чтобы во всех остальных отраслях ты не имел бы возможности достичь значительных успехов.
Сказав всё это, Илэр протянул брошь мне.
- Возьми её, - напутственным тоном проговорил магистр. – Приколи брошь куда-нибудь на или под одежду на левом плече и носи не снимая. Ни одно из твоих слов не расскажет о тебе магу больше, чем эта брошь. А теперь пойдём домой. Я устал, да и тебе пора обустраиваться на новом месте жительства.
С этими словами Илэр встал и пошёл к выходу из комнаты. Неторопливо поднявшись, я задумалась обо всём случившемся.
Значит, из меня может выйти весьма сильный маг, врачеватель и зельевар, имеющий к тому же склонность к военному делу. Что ж, это очень даже неплохо. Сильный маг-врачеватель всегда будет востребован: как в мирные времена, так и – особенно – во время войн. Эта информация меня сильно порадовала…
Окрылённая, я, вслед за магистром Илэром, потянулась к выходу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 08 Окт 2013, 12:35

От автора.

Я хочу сначала высказать одно соображение, вернее предупреждение.
Разумеется, я превосходно знаю канон и то, как, согласно нему, должны выглядеть тёмные эльфы (дроу) – чернокожие с белыми волосами. Однако этот образ мне категорически не нравится. И поскольку я – автор этого произведения, а, как известно, любой автор a priori царь и бог в своём творении, то МОИ дроу будут такими, какими МНЕ угодно их видеть. Может быть, это кому-то не понравится (то, что я нарушила каноны жанра), однако, уж простите меня, будет так, как мне хочется. Увы и ах!
Мои дроу – точно такие же светлокожие, как и светлые эльфы. И глаза и волосы у них тоже могут быть совершенно любого цвета. Хоть серо-буро-малиновые в крапинку…
Вот!


Глава 16

Дом Илэра оказался весьма симпатичным двухэтажным коттеджем, окружённым не менее красивым деревянным забором. Снаружи дом казался небольшим, однако, когда я вошла внутрь, то была приятно поражена его достаточно большими размерами.
Мы зашли в левое крыло дома, и магистр завёл меня в просторную, светлую комнату, обставленную аккуратной мебелью.
- Вот здесь будет твоя комната, - обведя всё вокруг внимательным взглядом, сказал Илэр. – Если тебе сейчас что-то не нравится из обстановки, то, значит, будешь терпеть до тех пор, пока накопленные собственные знания помогут тебе всё тут изменить. Кстати, это будет тебе ещё одним дополнительным стимулом как можно быстрее обучиться всему нужному. – Потом, посмотрев на меня, Илэр сказал: - Я сейчас распоряжусь, чтобы тебе принесли еду, и сегодня ты отдыхаешь. А уже с завтрашнего утра начнутся твои занятия. Причём, учить тебя буду не только я. Завтра же ты познакомишься с учителем боевых искусств, который научит тебя мастерски владеть мечом. Насколько я помню, ты именно этого хотел, да?
Обрадовавшись, я быстренько закивала в ответ. Илэр улыбнулся и продолжил:
- Ты должен будешь приготовиться к серьёзной работе, потому что мэтр Фиаха – настоящий Мастер меча. Он серьёзный воин и я попрошу, чтобы он обучал тебя без всяких поблажек. Поэтому отдыхай, пока ещё можешь…
С этими словами Илэр вышел из комнаты.
Через некоторое время мне, действительно, принесли в комнату ужин и оставили в покое до самого утра.


* * *
Новый день начался для меня невероятно рано. Едва Солнце успело встать, как магистр Илэр мягко, но решительно растолкал меня, велел привести себя в порядок и идти на улицу, где он меня и будет ждать.
Я поспешила выполнить его требование, и вскоре уже выбежала во двор, где увидела расстеленное на траве довольно большое покрывало. Магистр уже сидел на одном краю, оставив для меня свободным второй край.
Когда я подошла и села, Илэр, внимательно глядя на меня, негромко сказал:
- Сейчас мы с тобой должны будем принести друг другу клятву Учителя и Ученика. Я поклянусь хорошо учить тебя, а ты – не использовать полученные знания во вред людям, если только речь не идёт о твоей собственной безопасности или жизни. Понятно?
Я кивнула.
После этого магистр протянул руку и сказал:
- Положи свою руку мне на ладонь. – После того, как я выполнила требуемое, Илэр, внимательно глядя мне прямо в глаза, серьёзным тоном произнёс: - Я, беря тебя сейчас своим Учеником, клянусь, что буду учить тебя настолько хорошо, насколько это будет в моих силах. Я преподам тебе всё, чем владею, и что ты сможешь усвоить. Никогда я не воспользуюсь твоим доверием во вред тебе.
Сказав всё это, Илэр замолчал. Поняв, что наступила моя очередь, я, так же внимательно глядя в глаза своему Учителю, произнесла:
- Я клянусь, что никогда не буду использовать все полученные знания во вред другим людям, если только этого не будет требовать моя безопасность или сохранение жизни. – А затем, подумав, добавила: - Или если этого не потребуется для сохранения жизни или безопасности других людей, попавших под мою защиту.
Илэр медленно склонил голову, как бы принимая мои слова, а затем, отпустив мою руку, поудобнее устроился на покрывале и начал говорить:
- Вчера, исходя из того, что я узнал о твоих способностях, я продумал чему и как именно я буду тебя учить. Тебе потребуются общие знания по всем, так сказать, общим видам магии, и глубокие, специальные знания по магии Жизни, по целительской магии и всему, что с ними связано. Поэтому наши уроки я построю так: сначала дам тебе общие знания, то, чему тебя должны были ещё научить дома, а когда ты выйдешь на определённый уровень, добавлю специфические предметы. Если по ходу обучения у тебя будут появляться вопросы, то не молчи, а сразу же задавай их. Мне нужно знать, что ты понимаешь то, чему я тебя учу.
Наш день будет разбит на несколько частей. Сначала – с утра – ты будешь учиться у меня. Затем – после обеда и лёгкого отдыха – ты станешь ходить на занятия к мэтру Фиахе ллен Ширинде, который будет обучать тебя военному искусству. Я ещё вчера переговорил с ним и уже обо всём договорился. Так что после обеда я отведу тебя к нему. Во время этих уроков тебе придётся быть чрезвычайно внимательным: мэтр Фиаха – учитель весьма требовательный и жёсткий, как все дроу, но и справедливый. Он настолько хорош, что лучшего мастера для обучения тебе не найти.
После возвращения от мэтра Фиаха – небольшой отдых, а затем у тебя будет время для самостоятельных занятий или отдыха. Я отослал магический вестник в академическую библиотеку, и тебе дан доступ к работе с её фондами. Там ты сможешь брать все нужные для обучения книги.
Вечером тебе нужно будет повторить всё то, что мы с тобой выучили с утра. Чем больше ты будешь работать, тем бóльшему я смогу тебя научить. После выполнения всего запланированного на день наступит время для твоего отдыха, когда ты волен заниматься всем, чем тебе захочется. Устраивает ли тебя такой план?
- Да, устраивает, - твёрдо ответила я.
- Вопросы есть? – уточнил Илэр.
- Да, - кивнула я. – Вы говорили, что будете учить меня пользоваться магией Жизни и магией целительства. И я вот не совсем понимаю: а разве это не одно и то же?
- Нет, - покачал головой Илэр. – Сущность у них, действительно, одна, но приложение Силы различное. Если сказать попросту, то целитель – это, прежде всего, врач. Он лечит тело живых существ – человека ли, животного или птицы, не суть важно. Но вот маг, обладающий магией Жизни, способен совершать гораздо бóльшее. Он может генерировать жизнь в тела, не обладающие, если так выразиться, живой сущностью. Например, он может заставить траву вырасти, засохшее дерево вновь будет зеленеть своими листочками, а цветок распустит новые бутоны. Вот в этом и заключается разница. Теперь понятно?
- Да, понятно, - кивнула я.
- Вот и хорошо, - сказал Илэр. – Тогда, начнём…
В течение нескольких часов магистр Илэр рассказывал мне о магии, про её законы и правила применения, о том, как нужно пользоваться магическими Силами для достижения наибольшего эффекта, о медитации и умении подчинять свою магию собственной воле. К концу урока у меня уже в голове было столько всего, что я самым настоящим образом «поплыла», переставая воспринимать что-либо. Заметив это, магистр Илэр завершил урок.
Перед тем, как мы пошли обедать, Илэр провёл меня по всему дому и показал где и что находится. Обед был сытным и я, вдруг почувствовав насколько сильно проголодалась, с удовольствием поглощала его.
Чуть отдохнув, Илэр повёл меня туда, где мы были вчера – к зданию Академии. Правда, в отличие от прошлого раза, мы не стали подниматься на второй этаж, а свернули куда-то в боковое помещение. Пройдя по широкому коридору, мы вошли в огромную просторную комнату, чем-то напоминающую большой тренировочный зал. Осмотревшись, я увидела, что в этой комнате расположено много самых разных спортивных приспособлений, и я далеко не каждое из них могла узнать. Вдоль стен, на специальных подставках, лежали и стояли всевозможные виды самого разнообразного оружия. Тут были мечи, кинжалы, луки и арбалеты, копья и простые длинные палки. Это был настоящий пир для глаз гурмана, поклоняющегося оружию.
Спустя буквально пару минут в зал вошёл достаточно высокий, худощавый мужчина. Он был одет в светлую рубашку и лёгкие тёмные брюки, а его длинные чёрные волосы были собраны в туго заплетённую косу. Однако наибольшее моё внимание привлекли гарды двух мечей, видневшихся из-за его спины. Два тонких парных меча, находящиеся в специальных заплечных ножнах(5), к тому же подкреплённые прекрасной мускулатурой и поджарым телом придавали этому мужчине вид смертельно опасного хищника.
Войдя в зал, мужчина окинул его беглым изучающим взглядом, а потом спокойно и даже как-то неторопливо приблизился к нам. Своими движениями он напоминал мне большого кота: такой же лёгкий, бесшумный, однако молниеносный и смертельно неотвратимый.
Во время своей жизни на Земле я читала много книг, где главными или второстепенными персонажами были так называемые дроу – тёмные эльфы. Однако вся эта своеобразная литературная «подкованность» всё равно не смогла подготовить меня к встрече с одним из их представителей, так сказать, во плоти. Одно дело читать о том, что дроу – смертельно опасны, но совершенно другое увидеть эту опасность воочию.
Тем не менее, я вдруг с полным недоумением поняла, что совершенно не боюсь этого мужчину. Нет, поймите меня правильно, разумеется, я боялась его как воина, потому что нисколько не сомневалась в том, что ему будет достаточно времени лишь одного вздоха на то, чтобы отправить на тот свет – причём уже совершенно окончательно и бесповоротно – мою скромную персону. Однако я абсолютно не боялась его так, как женщина (тем более с таким, как у меня опытом) может бояться мужчину. И это удивило и поразило меня до глубины души.
Однако моментально молнией меня озарило понимание, разрешив всё недоумение. Зная, что у дроу матриархат и женщина для них священна и неприкосновенна, я, всё ещё считающая и осознающая себя женщиной, не чувствовала с его стороны для себя никакой угрозы. Эта мысль с одной стороны успокоила меня (ведь мне будет значительно легче заниматься с учителем, если я не буду его бояться), а с другой – заставила задуматься о том, что мне нужно кардинально менять себя и свои мысли. Одно дело принять решение о том, что мне отныне нужно научиться думать как мужчина, и, как оказалось, совершенно другое – на самом деле сделать это. Не подумать, а сделать…
Подойдя к нам, мужчина мельком поздоровался с Илэром, а потом, повернув голову, стал очень внимательно рассматривать меня. Смешавшись под его пристальным, изучающим взглядом, я взглянула на Илэра. Магистр был абсолютно спокоен. Дождавшись, пока незнакомец завершит свой осмотр, Илэр сказал:
- Это мой Ученик Габриэль Арван, о котором мы с тобой вчера говорили. – Затем, повернувшись ко мне, магистр добавил: - Габриэль познакомься с моим заместителем, выдающимся Мастером меча мэтром Фиахой ллен Ширинда. Он – тёмный эльф и в нашей Академии преподаёт боевую магию и боевое искусство. Способностей к боевой магии у тебя, конечно, весьма мало, однако самые общие представления о ней мэтр Фиаха тебе преподаст. А вот относительно владения оружием, то всё будет зависеть только от тебя, от тех усилий, которые ты будешь прилагать во время своего обучения. Потому что мэтр Фиаха – лучший Мастер меча, какой только может быть.
- Ну, достаточно, - вмешался в наш разговор Фиаха. – Мальчик и так уже всё прекрасно понял. – После этих слов дроу вновь перевёл на меня внимательный взгляд и поинтересовался: - Из того, что мне рассказал магистр Илэр, я так понимаю, что твои умения чрезвычайно малы, и нам предстоит работа чуть ли не с нуля. Это так?
- Да, - не вдаваясь в подробности ответила я.
- Что ж, - задумчиво отозвался Фиаха, - давай посмотрим, что ты из себя представляешь.
С этими словами дроу решительным шагом подошёл к стойке и взял там две палки. Подойдя ко мне, он бросил одну из них мне. Поймав её, я замерла, судорожно пытаясь продумать своё дальнейшее поведение. Фехтовать я не умею абсолютно. Следовательно, я должна буду – в очередной раз – воспользоваться памятью тела Габриэля, которого наверняка учили владеть оружием. Полностью расслабившись, я приготовилась защищаться.
Мэтр Фиаха приблизившись ко мне начал водить палкой из стороны в сторону, а затем резко нанёс удар. Мне удалось парировать его, но с огромнейшим трудом. Однако на этом все основания для моей радости закончились. Я не успевала не то, что парировать удары мэтра Фиахи. Порой я не успевала их даже увидеть. Тем не менее, пытаясь доказать самой себе, что я справлюсь, я снова и снова вставала с пола, куда регулярно сбивал меня учитель. Через весьма незначительное время всё моё тело уже болело. Казалось, что на нём не осталось ни одной точки, где бы ни отметилась эта деревянная палка…
Внезапно мэтр Фиаха отступил и довольно усмехнулся. Глядя на меня, в очередной раз с трудом поднимающуюся с пола, он с явным удовольствием констатировал:
- Ты практически ничего не умеешь. Да, дела развиваются даже интереснее, чем я надеялся.
- Только помни, что Габриэль недавно болел, и ему ещё понадобится некоторое время для восстановления, - вставил Илэр.
- Ты вчера уже всё это говорил, я помню, - продолжая задумчиво рассматривать меня, отрывисто бросил Фиаха. Затем, окончательно завершив осмотр, дроу отвернулся и начал столь же внимательно рассматривать стоящие неподалёку стеллажи с оружием. Через некоторое время мэтр Фиаха опять взглянул на меня и сказал: - Ладно. На сегодня боя с тебя достаточно. Однако кое-что ты всё-таки должен будешь сделать прямо сейчас. Пойдём, мальчик, выберем тебе оружие.
С этими словами Фиаха направился поближе к стеллажам, где крепились мечи и кинжалы. Я последовала за ним.
Подойдя к стеллажам, тёмный эльф сказал:
- Посмотри внимательно на всё это оружие. Подойди поближе, осмотри каждый меч, каждый кинжал. Не торопись, действуй медленно, и всякий раз прислушивайся к себе, к своим ощущениям. Если ты почувствуешь, что какое-то оружие вызывает в тебе волнение – откладывай его в сторону, и ступай за следующим. Когда ты завершись осмотр всего того, что тут есть, то подойдёшь к отобранному тобой оружию, и снова осмотришь его. Во второй раз ты будешь искать… - внезапно Фиаха замолчал, а потом закончил иначе, нежели собирался ранее: - Всему своё время. Сначала сделай первоначальный выбор, а потом – всё остальное.
С этими словами Фиаха отошёл в сторону, предоставляя мне возможность начать свои поиски.
Совершенно не представляя, что именно мне нужно найти, я стала ходить и внимательно осматривать выставленное и выложенное на этих стеллажах оружие. Мимо полок, где располагались двуручные мечи(6) я прошла быстро, справедливо полагая, что моим хрупким рукам и телу не поднять тяжеленный эспадон(7). Даже думать о том, что я смогла бы сражаться подобным оружием, было просто смешно. Потом я походила возле стеллажей с выставленными там полутораручными мечами(8), которые, однако, тоже отвергла из-за их размера и веса. Даже относительно небольшие из этих мечей, внешне слегка напоминавшие японскую катану(9), всё равно казались слишком тяжёлыми для меня. К тому же, блуждая рядом со стеллажами, где стояли эти мечи я не испытывала никаких из описанных мэтром Фиахой чувств и эмоций. Наконец, я подошла к стеллажам, где располагалось оружие, которое можно было держать одной рукой.
Ещё с детских времён, зачитываясь «мушкетёрскими» романами, я почему-то стала питать необъяснимую симпатию к описывавшемуся с этих книгах весьма распространённому в Италии и Франции способу сражения при помощи шпаги и кинжала. Техника фехтования двумя руками мне всегда казалась более выигрышной по сравнению с умением вести бой одной рукой. Потому я решила обратить бóльшее внимание именно на такое оружие, которое позволило бы мне сражаться двумя руками. Довольно скоро на глаза мне попался меч, который я смогла бы удержать в руках. Внешне он напоминал сильно облегчённый вариант меча, созданный для так называемых «парадных приёмов» уже в самом конце Средних веков(10).
Потянувшись к понравившемуся мечу, я вытащила его из закреплённого кольца, перенесла к стоявшей неподалёку длинной лавке. Положив на неё меч, я вновь вернулась к стеллажам. Теперь я стала искать кинжал, которым могла бы пользоваться во время боя. И буквально через несколько минут мне на глаза попался именно такой кинжал, который я часто видела во время просмотров исторических фильмов, повествующих про времена «плаща и шпаги». Проворно взяв в руки этот кинжал, я опять поспешила к той самой лавке, где уже лежал отобранный мною меч. Взяв его в руки, я подошла к по-прежнему стоявшим в середине зала учителям. Мэтр Фиаха, внимательно наблюдавший за всеми моими передвижениями по залу, увидев то, что я выбрала, слегка кивнул головой:
- Разумно, - негромко охарактеризовал он мой выбор. Затем, вновь окинув меня беглым взглядом, внимательно посмотрел мне в глаза и спросил: - Да, ты выбрал оружие рационально: себе по силам, именно то, с которым сможешь справиться. Но вот по душе ли оно тебе… Ты уверен в том, что именно этот стиль самый лучший для тебя?
- Если с лёгкостью владеешь обеими руками, то тогда у тебя в два раза больше возможностей защитить себя, – с уверенностью ответила я.
Мэтр Фиаха покачал головой и сказал:
- Меч и кинжал – интересный выбор. Но если ты хочешь научиться владеть в бою обеими руками, то тогда почему ты не остановил свой выбор на двух лёгких мечах?
Я пожала плечами и сказала:
- Потому что я не нашёл тут лёгких мечей. Даже тот, который я в конечном итоге выбрал – всё равно достаточно тяжёл.
Мэтр Фиаха помолчал, долго глядя мне в глаза, а потом, как будто на что-то решившись, сказал:
- Хорошо. Ты сумел заинтересовать меня. Поэтому я дам тебе шанс. Стой здесь и жди.
С этими словами Мастер меча быстрым шагом вышел из зала. Я вопросительно посмотрела на Илэра.
- Мэтр Фиаха, как я уже тебе говорил, очень сильный мастер, - правильно поняв мой взгляд, отозвался магистр. – А ведь именно этого ты хотел: чтобы я нашёл для тебя самого сильного учителя, способного преподать тебе науку боя. Не так ли?
- Да, вы правы Учитель, - согласилась я.
Пока мы ждали возвращения мэтра Фиахи, я решила вновь обойти всю комнату, рассматривая выложенное там оружие. Когда я начала обходить зал по второму разу, дверь скрипнула, и в зал вернулся мэтр Фиаха. Он держал в руках что-то, завёрнутое в плотную, жёсткую ткань.
Увидев, что Мастер вернулся, я поспешила вернуться к магистру Илэру. Приблизившись к нам, мэтр Фиаха очень серьёзным тоном сказал:
- Значит так. Я покажу тебе это оружие, однако передам в руки, только если ты будешь его достоин. Сейчас будь очень внимателен и тщательно прислушивайся к тем чувствам и ощущения, которые возникнут у тебя в момент, когда ты увидишь эти мечи.
С этими словами тёмный эльф аккуратно и даже с каким-то трепетом начал разворачивать принесённый свёрток. Когда ткань была полностью снята, я увидел в руках у мэтра Фиахи два тонких, узких меча серебристого цвета. Они были настолько тонки, что казались нереальными. Глядя на это оружие, я вдруг почувствовала, как в моей груди вдруг что-то затрепетало, и я всей душой потянулась к этим мечам. Мне захотелось немедленно протянуть руку, схватить их и прижать к себе.
Мастер Фиаха, не сводивший с меня глаз, моментально отпрянул в сторону, так и не позволив мне прикоснуться к вожделенным мечам. Растерянно захлопав глазами, я внезапно ощутила странное чувство какой-то глобальной потери. Мне стало чуть ли не физически больно от того, что я не могу прикоснуться к этому чудо-оружию.
Рассматривая меня с ещё бóльшим вниманием, мэтр Фиаха задумчиво покачал головой, а потом, обращаясь к магистру Илэру, сказал:
- Твой Ученик несколько раз обошёл всю эту комнату и ничего не нашёл. В конечном итоге он выбрал себе то оружие, которое посчитал наиболее рациональным. Он не смог принять в себя ни один из этих мечей, однако моментально «отозвался» на песню клинков дроу.
- Да, мальчик полон разных талантов, - не менее задумчиво отозвался магистр Илэр. – И, знаешь, это порой меня пугает: уж слишком многое Высшие силы дали Габриэлю. Сколько же они с него спросят?
- Ты прав, - очень серьёзно сказал Фиаха. Затем, повернувшись ко мне, он продолжил: - Я буду учить тебя. Если ты выдержишь всё, что я намерен тебе преподать, то сможешь заслужить право получить эти клинки. Если ты достигнешь определённого уровня мастерства, я сделаю из тебя не только бойца, одинаково владеющего обеими руками, как того хочешь ты. Я сделаю из тебя воина, почти равного по мастерству тёмным эльфам. Но учение будет очень сложным, жёстким, а порой и жестоким. Готов ли ты ко всем испытаниям?
- Да, готов, - твёрдо ответила я.
- Что ж… Ты сказал, я – услышал, - церемонно отозвался дроу. – Да будет так!
Затем тщательно завернув мечи обратно в ткань, мэтр Фиаха сказал:
- На сегодня всё. Завтра во второй половине дня в это же самое время я буду ждать тебя здесь. Дорогу ты уже знаешь. До встречи!
С этими словами мэтр Фиаха поклонился и стремительным шагом вышел из тренировочного зала.
Илэр, хлопнув меня по плечу, весело констатировал:
- Ну, поздравляю. Теперь мэтр Фиаха сдерёт с тебя не две, а двадцать две шкуры. Но если ты выдержишь его темп, то станешь лучшим. – Затем, уже другим тоном Илэр продолжил: - Мы практически завершили все дела, которые я запланировал для тебя на сегодня. Осталось только сходить в библиотеку – чтобы ты запомнил туда дорогу, а также взял кое-какие книги для самостоятельного изучения. Пошли.
Мысль о том, чтобы попасть в библиотеку вызвала у меня уйму самых радостных эмоций. Кроме того, что я всегда любила книги, библиотека в магической Академии могла дать мне очень многое. Кроме того, не ставя в известность магистра Илэра, я планировала взять в библиотеке не только книги по магии, а ещё и по боевым искусствам, а самое главное – книги, посвящённые географической и политической истории этого мира. Нужно было разобраться, наконец, что представлял собой тот мир, куда я попала…


Примечания:

5. За спиной в ножнах обычно носили мечи «походным порядком», на марше, когда не нужно было его моментально доставать или на отдыхе, а уже перед боем ножны с мечом просто перевешивались со спины на пояс. Так что, находясь в пределах Академии, Фиаха вполне мог носить мечи именно таким образом.
Я тут немножко поискала по Интернету: как выглядят заплечные ножны для двух мечей. Нашла пару картинок, хотя они, конечно, и не самого лучшего качества. Но общее представление о том, что это такое и как оно выглядит, эти фото дают. Я не знаю, есть ли в принципе необходимость для подобной информации – все вы вдоволь читали разных фэнтезийных романов, а потому наверняка знаете о холодном оружии всё, что можно. Однако, на всякий случай, для так сказать не очень сведущих я решила дать ссылочку – ведь есть очень много тех, кто совершенно далёк от военного дела.
– http://i047.radikal.ru/1310/12/e0b7f5168e43.jpg
– http://s020.radikal.ru/i722/1310/c0/2d0ac5476465.jpg
6. Средний вес двуручного меча колебался между 3 – 5 кг. Двуручные мечи употреблялись только небольшим числом очень опытных воинов, рост и сила которых должны были превышать средний уровень, и которые не имели другого назначения, кроме как быть «joueurs d'épée à deux mains» («играющим двуручным мечом»). Эти воины, находясь во главе отряда, ломали древки пик и прокладывали дорогу, опрокидывая передовые шеренги неприятельского войска; вслед за ними по расчищенной дороге шли другие пешие воины.
7. Эспадон (фр. espadon, от исп. espada - меч) — тип двуручного меча использовавшийся главным образом в Германии и (в особенности) Швейцарии в ХV – ХVII веках. Эспадон можно рассматривать, как «классический» тип двуручного меча. Эспадон является тяжёлым рубящим мечом, приспособленным исключительно для работы двумя руками. Клинок меча обоюдоострый, с округленным острием, длиной до 1,5 м при длине всего оружия около 1,8 м. Вес боевого оружия колеблется в пределах от 3 до 5 кг. Более тяжелые клинки как правило для боя совершенно не подходили, выполняя функцию мечей церемониальных или тренировочных. Например, церемониальный меч мог весить до 7 кг.
8. Полутораручный меч – длинный меч, предназначенный для фехтования как одной рукой (обычно с коня), так и двумя (обычно пешим и без щита), с рукоятью короче чем у настоящего двуручника. Он называется полутораручным в сравнении с одноручным и двуручным мечами. Клинок и рукоять полутораручных мечей часто были короче, чем у двуручных, но длиннее, чем у одноручных.
Полутораручный меч делался с удлиненной пятой клинка (незаточенной частью клинка у рукояти). Пята давала возможность при необходимости перехватить оружие двумя руками (за рукоять и пяту). Крестовина этого меча была удлинена и могла иметь дужки для защиты второй руки. Классическим примером полуторного меча является так называемый меч-бастард (англ. bastard-sword, дословно «незаконнорожденный», названный так за неопределенность хвата: то ли он меч одноручный, то ли двуручный…; соответственно смысл бастарда как раз в том, что он позволяет использовать как технику одноручника, так и технику двуручника). Этот тип меча был очень популярен во времена Средневековья, так как мог использоваться и в комбинации со щитом, и отдельно, как двуручный меч. Вес полутораручных мечей колебался между 1,5 и 2,5 кг.
9. Катана — длинный японский меч. По форме клинка, катана напоминает шашку, однако рукоять у неё прямая и длинная, что позволяет использовать двуручный хват. Навершие отсутствует. Небольшой изгиб клинка и острый конец позволяют наносить также и колющие удары. Отсутствие навершия крайне затрудняет фехтование одной рукой, несмотря на стандартную для клинкового ручного оружия массу (около 1 - 1,5 кг.).
10. В конце Средних веков появился так называемый меч «для придворных приёмов». Так как оружие было непременным атрибутом любого костюма дворянина, а именно в этот период дворяне стали постоянно присутствовать при королевском дворе, тот тяжёлый меч, с которым воины выходили на поле боя, теперь уже становился крайне неудобным. Потому и появилась облегчённая версия «придворного» меча, вес которого обычно колебался от 1 до 1,5 кг.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 15 Окт 2013, 09:14

От автора.

В этой главе будут присутствовать описания различных стран и правящих в них монархов с членами своих семей. Для того, чтобы облегчить читателям понимание родственных связей, и того кто из них кем и кому приходится, я создала специальный Справочник - "Перечень стран и их монархов" (см. ниже), в котором все эти связи даны упорядоченно и подробно. Полагаю, что этот справочник облегчит вам понимание текста самой главы.
В будущем, по мере появления в тексте новых персонажей, я буду пополнять Справочник новыми именами и странами...



Глава 17

Пока мы шли в библиотеку, я всё думала о только что состоявшейся встрече с тёмным эльфом. Вернее о том, что я совсем его не боялась. Хотя, казалось, мои чувства должны были бы успокоить меня, тем не менее, на самом деле они меня очень серьёзно встревожили. Мне предстояло жить в этом мире мужчиной, а я по-прежнему ощущала себя женщиной… С этим срочно нужно было что-то делать.
«Я должна переучивать себя и думать о себе как о мужчине», - я в очередной раз приняла решение. Вернее, принял. Да, вот так, именно так – принял. Нужно, даже мысленно, обращаться к себе исключительно в мужском роде. Иначе рано или поздно, я совершу ошибку.
Достаточно скоро мы подошли к высокому многоэтажному зданию, сделанному из какого-то белого камня, смутно напоминавшего мрамор. Глядя на эту громадину, я мысленно содрогнулся, вспоминая о том, что мрамор – камень весьма холодный. И если я буду проводить здесь много времени, пытаясь отыскать все необходимые мне для обучения книги, то рискую просто-напросто закоченеть в этих стенах. Однако стоило мне переступить порог здания, как я был приятно поражён – при внешней кажущейся холодности, внутри было тепло и приятно.
Магистр Илэр быстрым шагом направился к одной из дверей. Зайдя в новое помещение, я увидел привычный для себя антураж библиотеки со своими столами, полками и книгами. За стойкой сидел какой-то уже далеко не молодой мужчина, к которому моментально и обратился Учитель.
- Добрый день мэтр Санрит, - сказал Илэр. – Я хочу познакомить вас со своим учеником Габриэлем Арваном. Полагаю, что он здесь будет весьма частым гостем. – Затем, повернувшись ко мне, магистр сказал: - Габриэль, это – мэтр Санрит Миль, куратор академической библиотеки. Со всеми возникающими у тебя вопросами следует обращаться именно к нему. Понятно?
Я кивнул.
- Хорошо, - удовлетворённо заметил магистр Илэр. – Сейчас мы пойдём и подберём то, что нам с тобой понадобится на первом этапе твоего обучения.
С этими словами Илэр вместе с мэтром Санритом отошли к одной из полок и стали, оживлённо беседуя, вытаскивать с полок и складывать на стол разнообразные книги.
Некоторое время я смотрел за их действиями, а потом тоже отошёл в сторону и начал внимательно оглядывать книжные полки и корешки стоявших там книг. Вскоре мне повезло – я наткнулся на стеллажи, заполненные справочниками и атласами. И тут у меня просто глаза разбежались. Просматривая фолианты и брошюры с заманчивыми называниями вроде «Население и география Терикса», «Расоведение», «Памятка дипломатам о нравах и обычаях народов», «Расы и народы, населяющие Терикса», «Политическая и экономическая история Терикса», «Карты народов мира» я вскоре понял, что рискую просто «захлебнуться» во всём этом многообразии.
Дождавшись, когда магистр Илэр и мэтр Санрит освободятся, я подошёл к библиотекарю и, смущаясь, попросил отобрать для меня из всего этого огромного числа литературы самые лучшие книги, в которых повествуется о нравах и обычаях всех проживающих тут народов. Аргументировал я свою просьбу тем, что не хочу случайно, по незнанию, оскорбить кого-то из живущих или учащихся в Академии.
Мэтр Санрит, одобрительно кивнув головой, подошёл к полкам со справочниками и уверенной рукой вытащил несколько книг, моментально присовокуплённых к той уже достаточно значительной горе учебников, которые они успели для меня отобрать.
Сделав какой-то пасс рукой, магистр Илэр повернулся ко мне и сказал:
- Ну, а теперь пойдём домой.
В тот же момент лежащие на столе книги самостоятельно поднялись в воздух и поплыли за уходящим Учителем. Пока я отлавливал упавшую на пол челюсть, магистр Илэр уже успел подойти к самому выходу, и мне пришлось догонять его почти бегом.
Достаточно быстро мы добрались до дома Учителяа. Книги, повинуясь его магии, тихо летели за нами всю дорогу, а потом, направились в мою комнату, где спокойно улеглись на стол.
Магистр Илэр, подойдя к стопке книг, быстро отыскал ту, которая была ему нужна, и показал её мне:
- Вот по этой книге мы с тобой и начнём с завтрашнего дня заниматься, - сказал Илэр, - Поэтому положи её там, где сможешь брать в любой момент. Остальные же пока можешь просто расставить на полках. Через пять минут жду тебя на кухне, – и с этими словами он проворно вышел из комнаты.
Быстро рассортировав принесённые из библиотеки книги, я отложил в сторону все справочники и показанную Илэром книгу о магии, а остальные поставил на пустые книжные полки.
После ужина магистр отпустил меня, предупредив о том, что завтра вставать нужно будет достаточно рано, а потому не стоит сегодня засиживаться допоздна. Согласно кивнув, я проворно сбежал в свою комнату, к терпеливо дожидавшимся меня книгам.
Прежде всего, я решил изучить тот новый мир, в котором теперь мне предстояло жить. И начать следовало с того, что касалось описания природы, нравов и обычаев обитателей этого мира, географии, экономики и политики.
Начав читать, вскоре я уже достаточно неплохо разбирался в том, что представлял собой мир Терикса.
Этот мир состоял из нескольких материков, разделённых между собой глубокими морями и обширными океанами, тем самым напоминая мне до боли знакомую Землю. Однако, в отличие от земных континентов, мир Терикса отличался определённым порядком, практически не менявшимся веками.
Терикс, населённый самыми разными «обитателями», в ходе различных жизненных обстоятельств принял достаточно чёткое размежевание. Разумеется, представители разных народов путешествовали по всем странам и континентам, однако на «постоянное жительство» предпочитали поселяться строго в границах своих собственных земель. Так и получилось, что, например, вампиры и оборотни предпочитали жить каждый на «своём» континенте, эльфы занимали леса, гномы и драконы – горы, дроу – пещеры на других континентах. Люди же – как и на Земле во времена Средневековья разбитые на дворянство и простолюдинов – старались жить компактно, отдельно от всех остальных обитателей этого мира (за исключением тех, кто в силу тех или иных жизненных реалий терял свободу, становясь рабом).
Да, к одному из существенных недостатков этого мира я смело мог отнести существование в нём такого института общественных отношений, как рабство. Прежде всего, оно было распространено на континентах и в странах, где подавляющую часть населения составляли вампиры, чья жизнь напрямую зависела от людской крови. Проблему собственного питания вампиры решили наипростейшим путём: покупая рабов, они обеспечивали себя бесперебойным, постоянным источником пищи.
Рабство, вернее сам факт его существования, меня изрядно огорчило. Однако условия, при которых свободный человек мог очутиться в столь плачевном состоянии, были сравнительно честными (насколько вообще это слово применимо к такому понятию, как рабовладение). Рабами становились дети, родившиеся у родителей-рабов и военнопленные.
Ещё существовала такая форма относительного, частичного рабства, как самопродажа в рабство себя на несколько лет из-за неуплаты налогов. При этом статус таких «временных» рабов не приравнивался к полному подчинению рабов пожизненных. Скорее они напоминали слуг. Временных рабов нельзя было подвергать телесным наказаниям, перепродавать или использовать – без их на то согласия – в качестве постельных рабов. Если у женщины во время её пребывания в таком временном рабстве рождался ребёнок, он считался свободным. По истечении срока времени, на которое человек продавал себя в рабство, он вновь становился свободным, полностью возвращая свой первоначальный статус, что выгодно отличало их от двух других категорий рабов, которые оставались в этом статусе до последних дней своей жизни. Исключением могли стать те рабы, которых их хозяева своей волей отпускали на волю. В этом случае бывший раб становился свободным, и родившиеся у него впоследствии дети также считались свободными, официально получая статус простолюдинов.
Из-за существования подобных законов свободным людям не было нужды опасаться того, что работорговцы похитят их или схватят отправившихся погулять в ближайший лес детей. На всех рабах маги ставили магические метки. Пленные воины получали их сразу же после пленения, а новорожденные – тотчас после рождения. Эти метки позволяли моментально определить социальный статус человека и чётко показывали, какой именно маг её накладывал. Благодаря этим тонкостям свободный человек, которого схватили бы работорговцы и в нарушении закона попытались бы сделать рабом, мог смело требовать правосудия, объявив во всеуслышание об обмане. Наказанием за подобное преступление для работорговцев могла быть либо ссылка на рудники с полнейшей конфискацией имущества, либо передача его самого в качестве личного раба оскорблённому свободному, которого насильно пытались – в обход закона – сделать рабом.
Исходя из существования подобных законов, вампиры начали специализироваться на создании своеобразных «ферм», где занимались разведением людей (подобно тому, как сами люди разводят коров или свиней). На этих фермах рождались дети, с первого своего вздоха становившиеся рабами. Этих рабов члены вампирских Кланов покупали для собственного питания.
Разумеется, подобной деятельностью занимались не только вампиры. И сами люди (прежде всего работорговцы) занимались разведением рабов, которых затем продавали всем желающим.
Вторым источником пополнения рабов, как я уже говорил, были военнопленные. Ну, тут, полагаю, всё ясно и без каких бы то ни было пояснений. Пожалуй, следует упомянуть только об одном аспекте. Пленники, происходившие из зажиточных семей – при согласии на то пленивших их – могли заплатить за себя и своих товарищей выкуп и, таким образом, остаться в числе свободных людей. Если же денег у пленного не было или же его хозяин наотрез отказывался от выкупа, предпочитая получить себе в пользование не деньги, а раба, то в этом случае военнопленный становился рабом. Как и урождённые рабы, такой раб тоже мог стать свободным, получив от хозяина вольную. Но, с другой стороны, точно также он вполне мог состариться и умереть в рабстве. Дети раба-военнопленного с момента своего рождения сразу же тоже становились рабами.
Пожалуй, среди основных законов жизни нового для меня мира, только этот момент меня по-настоящему «напрягал». Рабство было ненавистно мне в любом его проявлении. А испытав всё то, что я пережила в подвале Анатолия, да вспоминая мучения бедного Габриэля, я с ужасом думал об участи рабов вообще, и так называемых постельных рабов в частности. Бесправное существо, всё здоровье, а порой и без преувеличения вся жизнь которого находятся в руках другого человека, подчас не обременённого моралью и прочими добродетелями… Бр-р-р… От осознания всего этого меня просто бросало в дрожь.
Тем не менее, в этом мире рабство было объективной реальностью, и мне следовало привыкать к этому. Как говорится, играть теми картами, которые мне сдала Судьба. Я хотел жить? Я получил желаемое. И если меня в этом моём новом мире что-то не устраивает, то это, как говорится, исключительно мои личные проблемы. Но что-то я отвлёкся…
То, что в этом мире было несколько не связанных между собой материков, весьма напоминало мне Землю, с её шестью континентами. Однако, в отличие от земного климата, здешний был гораздо мягче. Зимы были не такими морозными, а лето длилось дольше, позволяя в любой точке света собирать по два урожая в год. Это спасало население от крайней бедности, делая крестьян подчас весьма зажиточными.
Разумеется, я не обольщался и превосходно понимал, что всё то хорошее, о чём я прочитал в справочниках уравновешивалось, как это было всегда в моём мире, жадностью и интригами властьимущих. Если подавляющее большинство стран управляется королями или вождями, то перекосы и злоупотребления неминуемы. Тем более, если часть решений принимается из-за желаний задней пятки какого-нибудь идиота, к несчастью страны взошедшего на престол. Самодур в роли абсолютного монарха – это страшная сила…
Я покачал головой и продолжил читать справочник.
Относительная зажиточность населения этого мира способствовала тому, что на политической карте образовалось много разных стран, как независимых, так и связанных между собой так называемыми вассальными отношениями. Можно было смело расценивать эти страны и сложившиеся между ними политические взаимоотношения как такие, которые существовали на Земле во времена Средневековья. Что земли, населённые вампирами и оборотнями, что людские страны, заключали между собой союзы или воевали друг с другом точно так, как это всегда происходит, когда силы окружающие друг друга соседей приблизительно равны. Среди вампирских Кланов и стран оборотней были свои взаимоотношении, в которых непосвящённому человеку было сложно самому разобраться. Что уж говорить обо мне, если даже местные не всегда понимали те внутренние течения, которые определяли политику, проводимую правителями этих народов.
В странах, где большинство жителей составляли люди, всё происходящее весьма напоминало мне наши страны. А это значительно упрощало понимание тех политических процессов, что определяли их действия. Мелкие и средние княжества воевали между собой, желая заполучить в свою власть и собственность земли соседа. Более крупные княжества занимались тем же самым, но с гораздо бóльшим успехом. Ещё более крупные страны, носившие наименование королевств, тоже воевали, чтобы подчинить своей власти до того независимые княжества, превратив их в своих вассалов. Княжества объединялись в политические союзы против королевств, а королевства – друг против друга. И очень важными удачами дипломатии было заключение выгодного договора, закрепляющего кто с кем и против кого будет «дружить».
В принципе во всём этом не было для меня ничего нового.
Теперь, когда я уже в общих чертах представлял основные законы этого мира, мне предстояло ознакомиться с его политической обстановкой. Если уж я должен тут жить, то нужно точно представлять, что именно здесь происходит.
Политическая карта мира более-менее соответствовала его физическому строению. Страны, где большинство населения составляли не-люди, а другие расы, как я уже говорил, размещались компактно и проводили политику определённого невмешательства в дела других рас. Разумеется, никто не говорит о том, что там не было своих проблем или собственных свар и воен. Однако все эти конфликты представители иных рас старались решать собственными силами, не привлекая к ним людей. И если вспыхивали конфликты между эльфами и орками, вампирами и оборотнями, то эти народы разрешали их без привлечения людей – либо самостоятельно, либо при помощи своих союзников.
Особняком стояла магическая Академия, которая не подчинялась никому. Здесь все вопросы рассматривались и решались Советом магов, и их решения считались окончательными. Правда, правители мира людей могли вызвать к себе для помощи того или иного мага, однако никакой власти над всем Советом магов они не имели.
Остальная территория материка принадлежала разным странам – как большим, так и маленьким. Мелких и крупных княжеств тут было великое множество, однако наиболее крупным и знáчимым среди них было княжество Гайдиар – во многом определявшее политику, проводимую странами так называемого «второго эшелона». Если сравнивать вес и авторитет этого княжества с земными аналогиями, то первым на ум приходит сравнение с положением средневекового Бургундского герцогства, всерьёз угрожавшего интересам и политике даже самого французского короля
Главенствующее положение на континенте занимали четыре королевства – достаточно крупные Феркес, Арнор, Иласа и очень крупное Далахан, в некоторой степени определявшие всю расстановку сил в людском регионе.
Географически сложилось так, что эти четыре страны граничили друг с другом. Из этого вытекало то, что их взаимоотношения с собственными соседями были одной из главных составляющих всех политических интриг, которые – как мне хорошо было известно ещё из земного опыта – всегда определяют подводные камни жизни любого общества. К тому же, ситуацию осложнял тот факт, что все четыре королевства были самым тесным образом связаны между собой за счёт династических браков своих монархов и их детей.
К слову о династических браках.
Поскольку монархи – это не просто дворяне, а те, кто определял политику своих держав, то в отношении их браков допускались некоторые «вольности», к которым не было нужды прибегать дворянам, не принадлежавшим к так называемой «королевской крови». Согласно действовавших в монархических странах законов, король считался совершеннолетним в 14 лет. Именно с этого возраста он переставал в глазах окружающих выглядеть юношей и становился мужчиной. Точно такие же нормы касались и принцев с принцессами. Исходя из политических интересов именно этот возраст – дата королевского совершеннолетия, – становился временем, с которого принцы и принцессы получали официальное разрешение вступать в брак. Разумеется, далеко не всегда монархи использовали это право, и часто женились или выходили замуж гораздо позже – и после двадцати лет. Тем не менее, в определённых случаях, связанных с резкой необходимостью, они имели право на заключение браков сразу же после провозглашения совершеннолетия.
Из-за подобных законов не было ничего удивительного в том, что если дети аристократов женились или выходили замуж не ранее 18 лет (времени, когда они становились совершеннолетними), дети монархов могли становиться супругами, начиная с 14 лет. Именно этот факт и обуславливал относительно быструю, если можно так сказать, «смену поколений» среди монархов. Если в обычных семьях у 40-летних родителей были 20-летние дети, то в королевских семьях бывало вполне в порядке вещей, когда бабушке было 45 лет, дочери – около 30-ти, а внучке – 15 лет.
Именно это правило, принятое в монарших семьях объясняло тот факт, что во многих королевствах и княжествах правящие монархи и их дети могли быть приблизительными ровесниками, что во многом облегчало или наоборот усложняло для них выбор самой благоприятной партии.
Самым крупным из этих четырёх стран было королевство Далахан. Это было весьма богатое и сильное государство с большой армией. Практически все отрасли экономики этого государства развивались параллельно, однако наибольшего развития там приобрело военное дело, поскольку основным способом разрешения любых конфликтов, монарх Далахана считал победоносную войну. Так что можно смело сказать это королевство воевало постоянно…
Уже достаточно долгое время страной правил король Сантай II, имевший достаточно большую семью. Женатый на княжне Триге Гайдиарской, происходившей из соседнего с Далаханом княжества Гайдиар (одного из сильнейших княжеств материка), король стал отцом четырёх детей – наследного принца Хелдера, принца Прайя, принца Кайена и пока незамужней принцессы Роаны Далахасской.
Королевство Феркес было гораздо меньшим, чем Далахан и считалось скорей аграрной страной. Не так давно там умер старый король Эреман V, и нынешнему правителю – королю Улахху I – приходилось заниматься тем, что всегда делает новый руководитель: выдвижением на главенствующие позиции «своих» людей. Тем не менее, положение Феркеса не было слабыми или неустойчивым, так как его крепким союзником считалось королевство Иласа, с которым правители Феркеса были связаны через брачные узы своих детей.
Король Улахх I Феркесский был женат два раза. Его первая жена – княжна Глири из княжества Денферер, - умерла родами, давая жизнь его сыну и наследнику – наследному принцу Мелену. Второй женой короля стала Ирдес Далаханская, старшая сестра короля Сантая II, и от этого брака Улахх имел двух дочерей – принцессу Филету и принцессу Нариту.
Двое из трёх королевских отпрысков уже были связаны узами брака. Наследник престола, принц Мелен, был женат на принцессе Тьерри Иласской (племяннице королевы Меони Иласской), и уже произвёл на свет собственных детей – принца Увэйя и принцессу Сариту (правда, ещё не успевшую выйти из младенческого возраста). Принцесса Филета вышла замуж за наследника престола королевства Иласа – принца Лаэ. Вторая принцесса – Нарита – пока оставалась ещё незамужней.
Королевство Иласа по своим размерам было примерно равно как королевству Феркес, так и королевству Арнор. Оно процветало в основном за счёт широкой торговли, как со своими соседями, так и с многочисленными княжествами. Связанное тесными династическими узами с Феркесом и Арнором, это королевство играло роль некоего мостика, переброшенного между политическими взаимоотношениями Феркеса с Арнором, не связанным пока с Феркесом династическими браками.
Правил Иласой король Валиер I, женатый на княжне Оэруне Скаурийской – дочери князя Гриффильда из княжества Скаури. В этом браке родилось двое детей: принцесса Меони (нынешняя королева Арнора) и наследник престола принц Лаэ, женатый на принцессе Филете Феркесской. Этот брак принёс весьма ощутимые результаты – как в виде тесного союза Иласы с королевством Феркес, так и в виде появления на свет двоих детей: будущего короля Иласа принца Фарго и его сестры – принцессы Даэрты Иласской.
У короля Валиера I был младший брат – принц Теодорих. Именно его внучка, принцесса Тьерри Иласская, вышла замуж за наследника престола в королевстве Феркес – принца Мелена Феркесского.
Королевство Арнор как бы венчало собой некий триумвират стран, вынужденных «дружить» против Далахана. Оно, пожалуй, было самым гармоничным из трёх соседствующих друг с другом государств. Арнор не имел какой-то ярковыраженной направленности, параллельно развивая все отрасти своего хозяйства и жизни. В нём была как крепкая армия, так и развитая, удачная и богатая торговля. В стране, говоря языком моего старого мира, активно развивался как аграрный сектор, так и промышленность.
Правил Арнором король Бран I, женатый на Меони Иласской. В этом союзе родились три сына, до сих пор всё ещё не связанных ни с кем узами брака – наследный принц Гордон, принц Беор и принц Вальтер.
То, что принцы Арнора, при полном праве жениться, достигнув 14-ти лет, тем не менее, всё ещё были не женаты, показалось мне весьма любопытным фактом. С точки зрения будущих политических союзов и интересов, то, кого именно принцы выберут своими будущими жёнами, предоставляло огромные козыри в политических играх. Подбор удачного союзника – это весьма важное дело в той политической игре, которую испокон веков ведут между собой главные действующие силы на политической карте мира. И три неженатых принца, способные взять себе в жёны принцесс из разных королевств, могут сыграть громадную роль в дальнейших событиях.
Далахан, как бы являющийся самым грозным противником, силой, против которой сплачивались Феркес, Иласа и Арнор, в своих внешнеполитических действиях обязательно должен будет принимать во внимание неженатого наследника престола и двух таких же неженатых принцев. Феркес и Иласа, буквально переплетённые между собой браками детей своих монархов, тоже будут стараться «привязать» к себе этого союзника, женив принцев на «своих» принцессах.
Заинтересовавшись этим вопросом, я взял бумагу и стал составлять «список невест» для принцев Арнора. Складывалась весьма любопытная картина: каждая из этих трёх стран-соседей могла предложить арнорским «завидным женихам» своих незамужних принцесс. Кроме принцессы Сариты Феркесской, которую я отметал ввиду её малолетства, в Далахане была принцесса Роана, в Феркесе – принцесса Нарита, а в Иласе – принцесса Даэрта. Положение осложнялось тем фактом, что все три принцессы по возрасту были приблизительными ровесницами как друг другу, так и арнорским принцам (разница в пару лет в этом случае большой роли не играла).
Кроме того не следовало забывать и о большом числе молодых и привлекательных княгинь, подраставших в расположенных на этом же материке многочисленных княжествах, тоже игравших весьма немалую роль в политических раскладах.
Таким образом, будущая политическая игра, которая, как известно, всегда определяет судьбу всех этих стран, казалась мне весьма запутанной. Разумеется, король Бран I легко мог, не мудрствуя лукаво, просто взять и женить всех троих своих отпрысков на этих самых трёх принцессах из соседних королевств. Однако всё равно проблема оставалась, так как наследник престола обязан был жениться на принцессе из той страны, с которой в будущем Арнор собирался установить наиболее тесный союз. И здесь на чашу весов ложилось очень многое. Далахан – с одной стороны, и Феркес с Иласой – с другой. Военизированная страна, желающая получить как можно больше власти везде, где только сможет её захватить или же крепкий триумвират из его политических оппонентов. Нелёгкий выбор…
А уж про запутанность взаимоотношений этой четвёрки королевств с прилегающими княжествами я и говорить не хочу. Тут сам чёрт ногу сломит…
Разобравшись в политической обстановке нового мира, я задумался над тем, где мне поселиться жить после окончания Академии. Целитель (тем более имеющий склонность к военному делу) будет всегда востребован в Далахане, постоянно ведшем войны с сопредельными с ним княжествами. Поэтому безопаснее было бы жить в более спокойном королевстве Арнор, воевать с которым поостерегутся все три крупнейших соседних королевства – как раз из-за запутанной ситуации с тремя неженатыми принцами. Ведь в качестве будущего союзника Арнор был весьма привлекателен для них для всех. Иласа и Феркес – глубоко профильные королевства – меня не сильно привлекали, так как ни к торговле, ни к работе на земле у меня тяги не было, а военный целитель, как я понимаю, там был без особой надобности. Выполнять же работу банального врачевателя мне казалось не правильным. Если то, что Илэр говорил о значительности моего дара, правда, то мне следовало найти такое место, где мои таланты могли бы найти самое большое применение. Мне следовало поселиться жить там, где я смог бы принести как можно больше пользы людям. А где может быть такое место? Ответ на этот вопрос был простым – больше всего пользы врачеватель способен принести там, где есть наибольшее число страдающих и больных людей. Больше всего больных, как известно, сосредоточено в том месте, где постоянно идут сражения, там, где льётся кровь раненных. То есть рядом с полем боя, спасая раненных и умирающих – в стране, постоянно ведущей с кем-то войну.
Следовательно, наибольшей притягательностью для меня обладали две страны – Далахан и Арнор. Вся сложность состояла только в том, чтобы не ошибиться с выбором. Итак – Далахан или Арнор?
Далахан даст мне постоянную целительскую практику. С другой стороны, несчастный мальчик Габриэль, чьё тело я занял, был родом как раз из Арнора. Его старая семья занимала достаточно высокое положение, а потому слишком многие знали его несчастную судьбу, оклеветанного перед всем двором. И я страшился встретить тех, кто знал «старого» Габриэля. Оценивая себя без лишней скромности, я понимал, что сильного мага и целителя, каким я стану (а я им стану, непременно стану; в лепёшку разобьюсь, но выучу всё, что способны будут дать мне мои преподаватели), обязательно пригласят в королевский дворец. Хотел ли я новых встреч с предавшими моего предшественника людьми? Нет, не хотел. Не имея больше защиты, даваемой принадлежностью к дворянскому сословию, отныне я обречён на подчинённое положение. Простолюдину невозможно тягаться с дворянином. А значит, я не смогу ничего противопоставить издевательствам со стороны тех, кто ранее знал Габриэля. Причём дворяне, будучи в «своём праве» очень легко могут создать для представителя «презренной черни» самую плачевную ситуацию, чреватую потерей не только свободы, но, возможно, даже и жизни. В сословном государстве, где вся власть и закон сосредоточены в руках дворянства, быть простолюдином может быть чрезвычайно опасно…
Из всего этого вытекал только один вывод: для моего спокойствия и безопасности мне не желательно оказываться на родине настоящего Габриэля. Значит, единственным местом, где я смогу спокойно жить и работать, и приносить как можно больше пользы людям будет королевство Далахан.
Приняв это решение, я успокоился. Моё будущее – насколько это вообще было возможным в моей ситуации – наконец, более-менее определилось. Сейчас я должен буду учиться, как следует, чтобы овладеть зачатками умений и подготовиться к поступлению в Академию. Затем – поступить и закончить магическую Академию, научиться всему тому, что в будущем позволит мне лечить как можно бóльшее количество больных людей. Ну, а уж после завершения Академии я отправлюсь жить и работать в Далахан, подальше от родного погибшему юноше, так сказать, «старому» варианту Габриэля, королевства Арнор...
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 15 Окт 2013, 09:16

Справочник – Перечень стран и их монархов

(будет постоянно дополняться по мере появления в тексте новых персонажей)



Королевство Арнор:

Бран I – король
Меони Иласская – королева
Принц Гордон – первый сын, наследник престола
Принц Беор – второй сын
Принц Вальтер – третий сын, министр безопасности королевства


Королевство Феркес

Прошлое:
Король Эреман V – сын короля Эремана IV. На момент начала повествования умер. Был женат на княжне Бронвинн из княжества Сонмор.

Настоящее:
Король Улахх I – нынешний король страны. Был женат два раза.
Первым браком – на княжне Глири Денферерской, дочери князя Дигима из княжества Денферер. От этого брака родился его старший ребёнок, сын и наследник – принц Мелен.
Вторым браком был женат на принцессе Ирдес Далаханской, старшей сестре короля Далахана Сантая II. Две его дочери – принцессы Филета и Нарита – родились уже от второго брака короля.
Принц Мелен – наследник престола. Женат на принцессе Тьерри Иласской. Она племянница королевы Арнора Меони Иласской, внучка младшего брата короля Валиера I – принца Теодориха.
Принц Увэй – наследник, сын Мелена и Тьерри Иласской.
Принцесса Сарита Феркесская – дочь Мелена и Тьерри Иласской (ещё практически младенец).
Принцесса Филета Феркесская – замужем за принцем Лаэ, наследником престола в королевстве Иласа.
Принцесса Нарита Феркесская – пока не замужем.


Королевство Иласа

Король Валиер I – нынешний монарх страны.
Королева Оэруна Скаурийская – родом из княжества Скаури, дочь князя Гриффильда.
Принцесса Меони Иласская – королева Арнора, старшая дочь, однако не наследница престола. Замужем за нынешним королём Арнора Браном I.
Принц Лаэ – наследник престола. Женат на принцессе Филете из королевства Феркес.
Принц Фарго – сын Лаэ и Филеты, внук Валиера I, наследник трона.
Принцесса Даэрта Иласская – дочь Лаэ и Филеты, внучка Валиера I,
Принцесса Тьерри Иласская – замужем за Меленом, наследником трона королевства Феркес. Она – племянница королевы Арнора Меони Иласской, внучка младшего брата короля Валиера I – принца Теодориха.


Королевство Далахан

Принцесса Ирдес Далаханская – старшая дочь предыдущего, уже умершего короля Эдгара I, сестра нынешнего короля Сантая II, жена короля Улахха I, королева Феркеса.
Король Сантай II – нынешний правитель страны.
Королева Трига Гайдиарская – дочь князя Коринея из княжества Гайдиар (одного из сильнейших княжеств на континенте).
Принц Хелдер – старший сын, наследник
Принц Прай – второй сын.
Принц Кайен – третий сын
Принцесса Роана Далаханская – дочь
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Пт 25 Окт 2013, 18:48

Глава 18

Начиная со следующего утра, моя жизнь превратилась в одну сплошную учёбу. Собственно каждый последующий день был похож на предыдущий. Утро, день, вечер – каждая часть суток была расписана чуть ли не поминутно.
Утро принадлежало моему Учителю – магистру Илэру. Он обучал меня магии, всему тому, что должен знать любой, имеющий магические способности. Сначала магистр рассказывал мне теорию, а потом дело доходило уже до практики. Мне показывалось, что именно я должен был сделать, а потом Илэр разъяснял как этого добиться. Если у меня не возникало никаких вопросов, то дальше я пытался выполнить задание. Чрезвычайно много времени отводилось для медитации и тренировок, направленных на рост моих внутренних магических сил и ресурсов.
Первое время было очень трудно. Положение осложняла моя полнейшая безграмотность в магических «дисциплинах». Каждый день повторялась одна и та же картина: наткнувшись на очередной пласт совершенно незнакомого мне магического направления, Илэр тихо ругался под нос, понося моих родителей всеми возможными эпитетами, а потом начинал подробно рассказывать мне новый «материал».
Но время шло, я очень старался, и вскоре уже мог совершать лёгкие бытовые заклинания. Потом – больше и больше, достигая всё новых и новых высот.
Конечно, порой не обходилось и без накладок. Наиболее запомнившимся для меня стал случай, когда магистр Илэр поручил мне посадить на расположенной в центре двора клумбе цветы и, используя свою Силу, напитать их целительской магией, чтобы они лучше росли.
Говоря по правде, причиной, из-за чего случилось всё дальнейшее, стали мой определённый стереотип мышления и моё же земное происхождение. Взяв пакетик с цветочной рассадой, я взглянул на этикетку, чтобы прочитать, как эти цветы называются. К моему удивлению, этот сорт звался «Собачки бегающие».
Прочитав название, я хмыкнул: мне мгновенно вспомнился цветок, который я хорошо помнил ещё по своей «земной» жизни. Уж не знаю, как там его называли ботаники и как правильно звучит это наименование по латыни, однако я привыкла называть его «Львиный зев» - из-за того, что форма его цветка напоминала львиную пасть. Здесь была точно такая же история. Эти растения – формой своих цветков и лепестков – действительно слегка напоминали собачью мордочку.
В бытность своей жизни на Земле я много читал, а потому из романов знал о существовании растений, умеющих ходить. Мне сразу же вспомнились наиболее известные представители «гуляющих» растений: знаменитые онты – шагающие деревья из книги Джона Толкиена «Властелин Колец» и страшные триффиды – ходящие растения из романа Джона Уиндема «День триффидов»(11). Правда, те растения умели просто ходить, здесь же эти цветы – сразу «бегают».
Похихикав над моментально возникшей у меня в голове картинкой бегающих по дорожкам цветов, я начал высаживать рассаду на клумбу, напитывая их магией Жизни, направленной на то, чтобы растения обязательно прижились и не засохли. Параллельно с этим я подумал о том, что было бы совсем не плохо, если бы эти собачки не только бегали, но ещё бы и охраняли наш двор от злоумышленников. Однако вскоре все посторонние мысли вылетели у меня из головы: процесс напитывания растений магией Жизни был ещё для меня делом достаточно ответственным и требующим приложения многих усилий. Завершив магический ритуал, я убрал всё за собой, собрал все инструменты и ушёл мыть руки.
Однако на следующий день эта история получила весьма неожиданное продолжение. Утром я был разбужен страшными криками. В панике вскочив и подбежав к окну, я увидел, как все высаженные мною вчера цветы ловко бегают по двору, опираясь как на лапы на мощные листья, и лепестками своих бутонов хватают, как будто кусая, незадачливых слуг, которым не повезло попасться на глаза этим растениям.
Остолбенело, не веря собственным глазам, я смотрел на эту картину: в полном согласии со своим наименованием, цветы «Собачки бегающие», по-настоящему активно охраняли двор от «злоумышленников». Я стоял недвижимо до тех пор, пока не услышал оклик тоже выбежавшего на крики магистра Илэра. Подойдя ко мне, Учитель потребовал, чтобы я рассказал ему – в самых мельчайших деталях – что именно я вчера делал, и главное: о чём думал, высаживая цветы на клумбу.
В ходе выяснения я вспомнил и рассказал всё, что я делал и о чём думал, высаживая в землю эти цветочки. Выслушав меня, Илэр расхохотался и потом долго не мог успокоиться. Взяв, наконец, себя в руки, он поведал мне, что название этих цветов ни в коем случае не связано с якобы имеющейся у них способностью бегать. Ни одно растение (кроме тех, которые изменили магически) не умеет не то, что бегать, а даже ходить. Тем не менее, именно то, что я, напитывая цветы магией Жизни, думал о том, чтобы цветы бегали и охраняли двор, поспособствовало, что растения приобрели способность воплотить в жизнь мои мечтания.
Глядя на моё совершенно потрясённоё лицо, магистр Илэр вновь рассмеялся, и ушёл приводить всё в порядок. Уж не знаю, что он там делал с моими «творениями», но через некоторое время новосозданные цветы-охранники вновь стали смирными и вернулись обратно на клумбу. Хотя магистр впоследствии и успокоил меня, что в случае надобности он сможет вновь заставить мои цветы напасть на тех грабителей, которые к своему горю решатся забраться в наш дом. Я кивнул и заранее их пожалел…
Этот случай – сам по себе достаточно смешной – привёл, однако, к серьёзным последствиям. Впервые я реально задумался о том, насколько маг должен быть осторожен в своих желаниях и действиях. Хорошо, что сегодня я, бездумно используя Силу, просто-напросто оживил достаточно безобидные цветы. Гораздо хуже, если в будущем я – точно так же бездумно – оживлю какого-нибудь монстра, способного принести окружающим массу бед. Этот случай стал для меня хорошим уроком…
Вторая половина дня тоже проходила вполне предсказуемо: в тренировках по улучшению моих навыков в обращении с оружием. К слову, как впоследствии оказалось, всё в моих умениях по самообороне оказалось не настолько запущено, как я опасался. Успокоившись и начав регулярно тренироваться под руководством мастера Фиахи, я выяснил, что вполне терпимо владею мечом. Когда я разобрался в основных стойках и ударах, когда я понял, что именно должен делать, во мне «проснулась», наконец, память тела Габриэля. Ведь дворян с детства учат владеть оружием, а потому основные навыки умерший Габриэль имел. И когда я, абсолютно ничего не знавший, приобрёл первые познания, то смог воспользоваться заложенными в это тело рефлексами.
Мои занятия с мэтром Фиахой никогда не были лёгкими. Во время первого урока он приказал мне раздеться догола. Когда я, растерявшись, смог выдавить из себя полузадушенный вопрос «Зачем?», мастер, бросив на меня насмешливый взгляд, ответил:
- Не бойся. Вовсе не для того, чтобы заняться твоим аппетитным телом. – Затем, мгновенно став серьёзным, продолжил: - Мне нужно выяснить: какие именно мышцы у тебя достаточно развиты, а какие нужно специальными комплексами упражнений доводить до общего пристойного уровня.
Мгновенно смутившись и устыдившись своих подозрений, я быстро разделся до нижнего белья. Мастер внимательно осмотрел меня, прощупал некоторые мышцы, после чего разрешил вновь одеться. После такого изучения моих физических данных, мэтр Фиаха собственно и начал процесс обучения.
Сначала я думал, что эти занятия убьют меня. Через несколько часов, проведённых в обществе дроу, я напоминал почти бездыханное, избитое «нечто», слегка и очень отдалённо похожее на человека. Однако время шло, я втягивался в жёсткий режим тренировок. Моё тело тоже избавилось от всего не нужного, став крепким и мускулистым. Разумеется, я не стал похож на какого-то качка-культуриста, однако приобрёл вполне славную, развитую фигуру.
Мастер, постепенно меняя тренировки и их насыщенность, вводя новые и новые упражнения и разные виды оружия, медленно, но уверенно делал из меня совсем другого человека. Сначала мы занимались с деревянным шестом, потом пришёл черёд взять в руки и настоящее оружие. Меч, кинжал, копьё, лук со стрелами, арбалет и даже метательные дротики и звёзды – я учился управляться с любым типом оружия.
Третьим местом, которое вскоре стало для меня родным, почти как дом Учителя, была библиотека, где я бывал постоянно. Бóльшую часть нужной мне литературы я спокойно забирал домой, однако иногда мне требовались книги, которые не давали выносить за пределы читального зала. Тогда приходилось сидеть в библиотеке и копировать необходимые мне сведения.
Посещение библиотеки позволило мне поближе познакомиться с тем, как выглядят представители разных рас, населяющих этот мир. Студенты, уже учившиеся в Академии, были точно такими же постоянными посетителями библиотеки, как и я. Я с интересом рассматривал их, наблюдая и изучая. Тем не менее, сам я никогда не пытался ни с кем сблизиться и тщательно прерывал попытки сблизиться со мной.
С начала моего обучения под руководством магистра Илэра и мастера Фиаха в моей жизни начался совершенно новый период. Первые недели я уставал настолько, что сил хватало только на то, чтобы добраться до кровати и уже лёжа в ней прочитать в учебнике главу, посвящённую тому, чему меня сегодня учил магистр Илэр. Но время шло, я втягивался в учёбу, моё тело окрепло, и я начал чувствовать себя чуть более уверенно. Теперь мне было мало постигать этот мир только из книг. Я начал подумывать о том, что пора уже начинать более тесное общение с окружающими меня жителями. Ведь мне было нужно преодолеть свой страх и робость по отношению к ним, научиться чувствовать себя комфортно среди мужчин, причем, подчас довольно пьяных и тех, кого тянет на «подвиги». И первым местом, где я мог начать это «преодоление» был трактир, куда сходились все, населявшие этот уголок Терикса.
Тем не менее, я прекрасно отдавал себе отчёт в том, что выходить в «большой мир» для знакомства с населявшими его расами, можно только тогда, когда ты полностью уверен в собственных силах и не боишься попасть в беду. Прежде всего, я должен был быть чётко уверен, что в случае возникновения неприятностей смогу оказать достойный отпор тем, кто вознамерился бы попытаться силой принудить меня к тому, чем я не хотел заниматься. Следовательно, в трактир не имело смысла даже соваться до того, как я не научусь хотя бы основам самозащиты. Поэтому я долго откладывал поход туда, пока, наконец, не почувствовал, что работа мастера Фиахи дала свои долгожданные плоды.
Первое время, приходя в трактир, я просто наблюдал за посетителями, приучая себя находиться в одном месте с большим числом самых разных существ – как людей, так и не-людей.
Моё появление не могло не вызвать самого широкого интереса по отношению к моей персоне как со стороны посетителей трактира, так и работающих там служанок. Девушки-подавальщицы, принося заказанные мною блюда и напитки, старательно делали мне знаки, «стреляли» глазками, как бы невзначай прикасались ко мне, а некоторые – наиболее решительные – даже порой позволяли себе скользнуть по моей руке своей грудью. Однако все их авансы оставляли меня совершенно равнодушным. Будучи сама женского рода, я не испытывала к женщинам никакой тяги. Сама мысль о том, чтобы лечь в постель с женщиной была мне неприятна.
С огорчением мне пришлось признать, что в течение самого неопределённого времени я обречён на полное отсутствие того, что зовётся «сексуальной жизнью»: женщины меня не привлекали, а допустить к себе мужчину я была просто не в состоянии. Мой личный «опыт» помноженный на воспоминания Габриэля, отбивали всякую охоту сближаться с мужчинами. И хотя порой я восхищалась статностью телосложения или красотой черт того или иного встреченного в трактире мужчины, я не мог позволить никому из них прикоснуться к себе.
Тем не менее, повторюсь, я привлекал к себе внимание и многие подходили ко мне, желая свести более тесное знакомство. Однако я решительно отвергал все попытки посетителей или студентов познакомиться со мной «поближе». Пару раз мне даже пришлось воспользоваться уроками мастера Фиахи, пока, наконец, окружающие не запомнили, что трогать меня не рекомендуется, во избежание появления, так сказать, весьма больших проблем и серьёзного урона для собственного здоровья…


* * *
Неделя текла за неделей, месяц сменялся новым месяцем. Моя жизнь двигалась по всё тому же определённому графику. Казалось, что мои учителя никуда не торопились, размеренно продолжая моё обучение. Вот только объёмы и насыщенность того, чему меня учили, недвусмысленно показывали, что сроки на моё обучение были отнюдь не бездонными.
Наконец, настал день, когда магистр Илэр сказал:
- Ну, в общем можно смело сказать, что ты достиг того уровня, который требуется для поступления в Академию. На следующей неделе будет объявлено о начале подготовки к приёму вступительного экзамена и тебе нужно будет зарегистрироваться для участия в нём. Тем не менее, даже после поступления в Академию наши с тобой занятия не прекратятся. Тебе придётся параллельно совмещать несколько разных форм обучения – общие предметы, которые будут преподавать всем студентам и ряд спецкурсов, которые я, самолично, назначу персонально тебе.
- Плюс ещё мне нужно как-то находить где-то время для уроков с мэтром Фиахой, - хмуро добавил я.
Илэр кивнул и поинтересовался:
- Выдержишь такую нагрузку?
Я пожал плечами:
- А что делать? Надо – значит надо. Деваться-то мне всё равно некуда…
Магистр хмыкнул и, хлопнув меня по плечу, направился в дом.
Я проводил его взглядом и вздохнул. Моё обучение переходило на новый уровень, делая качественный виток в сторону бóльшей сложности и насыщенности. Теперь мне будет ещё тяжелее.
Но ведь и интереснее тоже…


Примечание:

11. «День триффидов» - фантастический роман-катастрофа английского писателя Джона Уиндема, в котором одними из главных персонажей являются умеющие ходить ядовитые растения – триффиды.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 07 Ноя 2013, 13:06

Глава 19

POV от Автора:


Было уже довольно поздно, когда, тяжело ступая, во дворец вошёл мужчина, закутанный в тёплый, но неприметный плащ. Показав дежурному офицеру какой-то зажатый в руке знак, незнакомец жестом приказал тому наклониться к себе и прошептал что-то в самое ухо. Офицер, кивнув, поманил припозднившегося гостя за собой. Быстро пройдя все многочисленные коридоры, офицер приблизился к кабинету короля и решительно постучал. Получив разрешение войти, он открыл дверь и отступил в сторону. Незнакомец быстро нырнул в дверной проём и дверь за ним плотно закрылась.
Офицер, прислонился к стене и стал ждать завершения разговора короля с неведомым гостем. Всякого, кто пытался приблизиться к кабинету, он нетерпеливым жестом отгонял прочь, заботясь о том, чтобы никто не смог услышать ни одного слова из той беседы, которая сейчас проходила за закрытой дверью…


* * *
Кёртис шёл по коридору, привычно раздумывая над списком дел, которые ему требовалось сегодня сделать. В последнее время этих дел стало гораздо больше, чем ранее. Занятый своими поисками принц, сбросил на плечи друга многое из тех обязанностей, которые до того исполнял самостоятельно. Тем не менее, хотя теперь ему и приходилось трудиться гораздо больше, чем раньше, Кёртис не высказывал ни малейшего недовольства. Зная на собственном опыте, что означает иметь возможность общаться со своей Парой, он отлично понимал сосредоточившегося на поисках Вальтера. Однако положение осложнялось тем, что, несмотря на всю помощь, которую ему оказывал Кёртис, собравший и передавший принцу всю возможную информацию, до сего дня все тщательные поиски так и не привели к желанному результату.
Из тягостных раздумий Кёртиса вывел звук быстрых шагов, раздавшихся у него за спиной. Повернувшись и машинально прижавшись спиной к стене, он стал ждать, внимательно прислушиваясь. Через несколько мгновений из-за угла вышел человек, увидев которого Кёртис моментально расслабился, почтительно поклонился и проговорил:
- Рад Вас приветствовать герцог.
- Здравствуй, Кёртис, - кивнул в ответ его собеседник. – Как хорошо, что я тебя встретил. Мне как раз нужно было с тобой переговорить.
Услыхав эти слова, Кёртис вновь моментально собрался. То, что тайный советник короля, герцог Тобиас де Шариро хотел с ним «переговорить», не несло в себе ничего хорошего.
- Где сейчас принц Вальтер? – продолжил тем временем де Шариро, делая вид, что не заметил моментально возникшей настороженности собеседника. – Король хочет с ним побеседовать.
- Принц сейчас спит, - с почтительностью в голосе ответил Кёртис. – Он вчера вернулся очень поздно, а потому сейчас отсыпается.
- Понятно, - кивнул советник. – Тогда, когда принц проснётся, скажи ему, чтобы он зашёл в кабинет короля. Тот хочет побеседовать со своим министром безопасности.
Вновь поклонившись, Кёртис ответил:
- Я всё передам принцу, когда он проснётся.
Советник кивнул и продолжил свой путь.
Проводив взглядом герцога, Кёртис мысленно выругался. Формулировка приглашения к королю была говорящей очень о многом. Король хотел увидеть не своего сына, а министра безопасности. И это чрезвычайно взволновало Кёртиса.
Досадливо скривившись, граф Гальвари направился к кабинету принца.


* * *
Солнце уже стояло достаточно высоко, когда Вальтер вышел из своей спальни. Вчера, вернувшись во дворец чуть ли не с первыми лучами рассвета, принц уснул, едва добравшись до постели. Поездка в соседний город и обратно вымотала его до невозможности. Положение осложнялось ещё и моральным упадком, который, как известно, гораздо тяжелей любой физической усталости. Очередная поездка вновь обернулась полной неудачей. Вальтер уже сбился со счёта в том, какое количество детей он осмотрел за все эти месяцы. И с каждым разом разочарование бывало всё острей и острей. Ни один мальчик или девочка, которых показывали Вальтеру, не был «тем самым» - тем единственным, кого Природа определила стать его Парой.
Тем не менее, принц с неослабевающим упорством продолжал ездить по тем домам, список которых ему принёс верный Кёртис – навещать семьи, в которых в тот знаменательный день родился ребёнок.
Направляясь к своему кабинету, Вальтер раздумывал над тем, что теперь, когда он уже осмотрел все семьи, живущие в столице и её окрестностях, ему придётся гораздо более тщательно обдумывать план дальнейших действий, чтобы совмещать выполнение своих прямых обязанностей с поездками в глубины страны, для проверки следующих детей.
Придя к кабинету, Вальтер увидел находившегося там Кёртиса. Друг, завидев его, мгновенно поднялся и, коротко церемонно поклонившись, сказал:
- Мой принц, герцог Тобиас де Шариро велел мне передать, что король приказал Вам прийти к нему. Он хочет поговорить со своим министром безопасности о каких-то весьма важных делах.
Вальтер, услыхав слова Кёртиса, чуть удивлённо вскинул бровь. Затем, подумав некоторое время, он уточнил:
- Герцог намеренно подчеркнул именно эти слова: король хочет поговорить со своим министром?
- Да, - кивнул Кёртис.
- Интересно, - задумчиво протянул Вальтер. – И что бы это могло значить?..
- Знаешь, - гораздо более доверительным тоном отозвался Кёртис, - мне не нравится всё это. Вероятно, король недоволен тобой.
Вальтер покачал головой и негромко ответил:
- Не думаю. За этими словами явно скрывается что-то другое. То, что я стал уделять меньше времени своим обязанностям, с лихвой компенсируется твоими огромнейшими усилиями. – Ласково улыбнувшись Кёртису, Вальтер продолжил: – Кстати, не думай, что я не ценю всего того, что ты для меня делаешь.
Кёртис хмыкнул и хлопнул принца по плечу.
- Ещё бы тебе не ценить! Но и ты тоже не думай, что я за просто так сейчас вкалываю. Не волнуйся: я ещё возьму своё. Когда я женюсь, то уеду в своё поместье на весь медовый месяц. И пока не вернусь, ты будешь самостоятельно справляться со всеми проблемами. Придётся тебе исполнять все твои обязанности плюс всё то, что сейчас делаю я.
- К слову, - вскинулся Вальтер, - а когда именно наступит этот знаменательный день – день твоей свадьбы?
Погрустнев, Кёртис печально вздохнул:
- Увы, ещё ой как не скоро. В отличие от тебя простые дворяне не могут жениться до достижения ими 18-ти лет. Так что я должен ждать момента, когда моя Пара станет совершеннолетней…
Вальтер усмехнулся и отозвался:
- Ну, моё положение ещё хуже. Моей Паре ещё и года не исполнилось. Так что моя свадьба – дело дней ещё более отдалённых, нежели твоя. – Вздохнув, принц продолжил: - Ладно, всё это сейчас дела будущего, а не настоящего.
- А в настоящем у тебя – весьма важный разговор с королём, - подхватил мысль друга Кёртис. – Так что иди-ка ты в кабинет нашего монарха, и выясняй чего именно он от тебя хочет.
- Ты прав, - кивнул Вальтер. – Именно так я и поступлю.
С этими словами принц повернулся и пошёл в кабинет отца.


* * *
Король Бран I сидел в кресле и смотрел на весело мелькающие в камине сполохи огня. Вчера у него состоялся довольно важный разговор, способный в дальнейшем привести к весьма серьёзным последствиям. Если всё то, что он задумал осуществится, то положение его королевства изменится, и изменится самым значительным образом. Единственное, что угнетало монарха, заключалось в том, что для достижения блага своего государства ему придётся пожертвовать кем-то из своих сыновей. Сердце отца страдало от того, что кто-то из его детей ради политического блага королевства может лишиться надежды на собственное счастье. Однако король – это не только отец.
«Кого предпочесть?» - мучительно задавал сам себе вопрос король Бран I. Кандидатуру Гордона он отбросил моментально, так как наследник королевства – слишком важная фигура в политических играх, чтобы размениваться ею в мелких интригах. В той комбинации, которую сейчас совершал монарх, он вполне мог обойтись другими своими детьми.
Оставались двое – Беор и Вальтер. Оба принца вполне подходили для задуманного. Но у Вальтера уже появилась его Пара – тот ребёнок, которого уже почти год разыскивает принц. Единственная сложность как раз и состояла в том, что Пара его сына был ещё почти младенцем. Пройдёт чуть ли не два десятка лет до того момента, когда он будет готов для постели. А за это время ситуация в мире изменится ещё сотни раз.
С другой стороны, у Беора сейчас нет не только Пары, но даже постоянной официальной любовницы. Все его увлечения носят настолько временный характер, что двор не успевает даже запомнить имя той, кто сегодня может назвать себя любовницей принца.
В этот момент в дверь кто-то постучал. Получив разрешение войти, посетитель открыл дверь. Король, увидев вошедшего Вальтера, внимательно посмотрел на своего сына.
- Отец, ты хотел со мной поговорить? – подойдя к столу, спросил Вальтер.
- Да, - вздохнул король. – Мне нужно видеть тебя, чтобы принять окончательное решение.
- Я слушаю тебя, - сев в кресло сказал Вальтер.
Бран вновь вздохнул и заговорил:
- Вот уже несколько месяцев я веду тайные переговоры, направленные на создание обширной Коалиции между разными свободными княжествами. Королевство Далахан, постоянно воюя, покоряет своей воле всё новые и новые мелкие княжества, делая их своими вассалами. Соответственно число свободных княжеств неуклонно падает. Не тебе рассказывать какую угрозу для нас представляет Далахан. Поэтому я решил сработать на опережение – создать мощную силу, способную заставить с собой считаться всех, даже чрезвычайно самоуверенного короля Сантая II. Обратившись за помощью к правителю Гайдиара, самого мощного из всех княжеств, я предложил ему свою поддержку в проведении переговоров с другими князьями ради создания союзной Коалиции, с которой моя страна подпишет договор о дружбе.
Желая как можно больше времени сохранять ведущиеся переговоры в тайне от всех окружающих, я – через своих тайных агентов – передал все мои предложения князю Элкмару I, с тем, чтобы он (уже по своим каналам) переговорил с правителями всех других княжеств. Я полагаю, что шпионы Далахана, докладывая Сантаю о проводимых князем Элкмаром переговорах с главами остальных свободных княжеств, не должны натолкнуть его на мысль о моём участии в этой акции. Князья и без моего наущения всё время ведут какие-то переговоры с правителем Гайдиара.
И вот сейчас эти переговоры пришли к своему завершению. Вчера вечером мне сообщили, что князь Элкмар достиг всеобщей договорённости между княжествами о заключении общей Коалиции, в которую войдут все находящиеся на нашем материке княжества, не имеющие вассальной связи с Далаханом. При этом Коалиция, официально объявив о том, что заключает договор о дружбе с нашей страной, также заявит, что согласна в будущем принимать в свой состав также и все остальные княжества, которые захотят в неё вступить, при условии, однако, если они разорвут вассальные отношения, заключённые с любыми другими державами. В этом случае Коалиция даёт своё слово в будущем защищать от внешних врагов все государства, которые станут её членами. Что скажешь?
- Эта Коалиция – весьма мощная удавка, наброшенная на шею захватнических планов Далахана, - задумчиво сказал Вальтер. – Тем не менее, всё это слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я так понимаю, что это ещё не всё?
- Ты умный мальчик, - вздохнул Бран. – Разумеется, это ещё не всё. Далеко не всё. Князь Элкмар Гайдиарский не был бы правителем одного из крупнейших княжеств, если бы не умел из всего извлекать выгоду для своей страны. Хотя тут я не стал бы ни в чём его обвинять: любой монарх делает всё, что в его силах ради блага своего государства. Так вот. За свою помощь в создании и дальнейшем руководстве мощной Коалиции, проведении переговоров и всех применённых для создания этого союза средств, князь потребовал себе весьма серьёзную награду. Она станет не только гарантом этого союза, но и возвысит положение самого Гайдиара как среди других княжеств, так и укрепит уважительное отношение к нему со стороны королевств. Этой самой «наградой» для князя Элкмара станет династический брак его дочери с одним из моих сыновей. Как ты думаешь, чьей женой станет маленькая княжна Кьяра Гайдиарская?
Вальтер побледнел и отшатнулся:
- Отец, ей же, по-моему, нет ещё и десяти лет. Какая жена?
Бран грустно улыбнулся и ответил:
- А разве я сказал о том, что брак будет осуществлён немедленно? Сейчас речь идёт о заключении официальной помолвки. А лет через шесть – восемь, когда княжна будет уже готова для постели, она приедет сюда и тогда уже будет заключён брак. Так что вопрос заключается в другом: кто из моих сыновей станет мужем для княжны.
Вальтер опустил голову и задумался. Затем, резко вскинув голову, он снова посмотрел в глаза отцу, и дрогнувшим голосом спросил:
- Гордон – наследник, значит, речь идёт обо мне или Беоре?
Король кивнул, внимательно глядя на сына.
- Так вот почему речь шла о «министре безопасности», - прошептал Вальтер. Затем резко вскочив, принц оперся ладонями о стол и быстро заговорил: - Отец, я не могу жениться на княжне. У меня же есть моя Пара.
- Ты не хочешь приносить в жертву себя, но подумай о своём брате, - резко отозвался король. – Твоя Пара – младенец, далёкий от совершеннолетия. Ещё минимум с десяток лет он или она будет не готов для постели. А ситуация в стране и мире такова, что десять лет могут изменить слишком многое. – Помолчав, король вздохнул и продолжил: - Вот уже около года ты тщетно ищешь этого ребёнка. Но все твои поиски безрезультатны. Не можешь же ты всю жизнь его искать.
К тому же я хотел бы обратить твоё внимание вот ещё на какой аспект. Ты не нашёл этого ребёнка в столице, а значит, можно сделать вывод, что он родился в не знатном семействе. Из этого следует весьма простое заключение: твоя Пара – простолюдин или в самом лучшем случае принадлежит к мелкому поместному дворянству. А в тех политических условиях, которые сложились сейчас ни одному моему ребёнку нельзя заключать брак с простолюдином. Надеюсь, что это-то ты понимаешь?
- Отец, - тихо сказал Вальтер. – Я понимаю, что в твоих словах много правды. Но и ты согласись, что у Беора – в отличие от меня – ещё нет своей Пары. Кроме того, у него вообще нет никакой конкретной привязанности. Ему будет легче, нежели мне поставить крест на своём будущем. К тому же ты всегда говорил, что для заключения политических браков у тебя есть Гордон и Беор, а я смогу жениться на том, кого мне подскажет моё сердце.
- У принца есть долг перед своей страной, - резко ответил король, - и о свободе выбора речь никогда не шла. Я никогда не обещал тебе этого. Если тебе выпало на роду родиться в королевской семье, значит, ты должен всегда быть готов к тому, что твоя жизнь или личное счастье будут принесены на алтарь интересов твоей державы.
Вальтер отпрянул и побледнел. Долгим взглядом он смотрел в глаза короля, а затем, помертвев, почти прошептал:
- Так что ты решил – кто будет мужем княжны Кьяры?
Король смерил сына не менее долгим взглядом и, после длительного раздумья, наконец, ответил:
- Беор.
Рвано выдохнув, Вальтер рухнул в кресло и, закрыв глаза, облегчённо выдохнул. Бран, продолжая внимательно смотреть на принца, некоторое время молчал, а потом, вздохнув, сказал:
- Благодари всех богов за то, что ты – мой третий сын и в отличие от старшего брата нашёл свою Пару. Если бы у меня не было варианта для выбора, то ты бы исполнил свой долг. Так что в данном случае считай, что тебе несказанно повезло. Однако задумайся обо всём том, что я тебе сказал. От того, что я сейчас выбрал в мужья для княжны не тебя, а твоего брата, всё то, что я говорил о твоей Паре, не перестало быть правдой. Годовалый ребёнок – это не тот Спутник жизни, которого я бы тебе пожелал.
- Имей я варианты для выбора, то тоже предпочёл бы чтобы моя Пара был бы взрослым человеком, - пробормотал Вальтер, по-прежнему не открывая глаз. – Но видимо Судьба определила мой жребий таким образом.
- Вальтер, Вальтер, - покачав головой, проговорил Бран. – Что же ты делаешь со своей жизнью? Даже если ты найдёшь этого ребёнка, то всё равно до его совершеннолетия не сможешь заключить с ним брак.
- Я знаю это, - сказал принц, открыв, наконец, глаза и выпрямившись. – Отец, я не столь легкомыслен, как ты, похоже, обо мне думаешь. Я превосходно знаю всё то, о чём ты мне только что сказал. Я сам уже много раз говорил себе то же самое. Но я не могу спорить с Провидением. И если моя Пара – ребёнок, то в этом случае от меня совершенно ничего не зависит: я буду вынужден ждать того момента, пока он не вырастет.
Бран покачал головой и сказал:
- Что ж… Ты уже не маленький, и сам всё прекрасно понимаешь. Значит, пока можешь – ищи его…
Вальтер резко встал из кресла и, подойдя к Брану, крепко обнял его.
- Спасибо тебе отец, - дрогнувшим голосом сказал принц.
Король, ответно обняв и прижав Вальтера к себе, проговорил:
- Пока я могу, я дам тебе право выбора, дам возможность самому решать, что и как тебе делать дальше. Но пойми меня, далеко не всегда жизнь предоставляет нам право на такой выбор.
- Я понимаю, - отозвался Вальтер.
- Ступай, - тихо произнёс король. – Надеюсь, что ты скоро найдёшь свою «пропажу» и он будет из хорошего рода. - Затем, отпустив сына, он повторил: - Ступай. Мне ещё много чего нужно сделать. В том числе я ещё с твоим братом должен буду переговорить…
Вальтер, отодвинувшись от отца, вновь посмотрел ему прямо в глаза и сказал:
- Я благодарю тебя.
Улыбнувшись, король взлохматил волосы на голове сына и любовно погладил его по щеке.
- Иди, мой дорогой.
Вальтер встав, поклонился королю, и вышел из комнаты, тихо прикрыв за собой дверь.



Дополнения к Справочнику – Перечень стран и их монархов


Княжество Гайдиар (напоминает наше средневековое Бургундское герцогство)

Князь Кориней (уже умер) – предыдущий князь, отец нынешнего князя Элкмара I
Княгиня Бренна – его жена, вдовствующая княжна
Княжна Мэллори – их старшая дочь, сестра нынешнего князя – Элкмара.
Князь Элкмар I – нынешний правитель княжества, сын князя Коринея
Княгиня Айлин – его жена
Княжич Тройстен – сын и наследник
Княжна Кьяра – дочь князя
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 12 Ноя 2013, 11:20

Глава 20

POV Габриэля:


Думаю, тот факт, что я почти год прожил на территории Академии, позволил мне оказаться в более выигрышном положении, нежели всем остальным абитуриентам. Я не путался в хитросплетениях коридоров, подавая заявку на включение меня в список поступающих; хотя бы внешне знал многих преподавателей, принимавших участие в том, что заумно называется «учебным процессом». Кроме того, в той, старой, жизни я уже успела получить высшее образование, а потому превосходно знала, что собой представляют как вступительные экзамены, так и сама студенческая жизнь.
Мне неимоверно повезло – магистр Илэр был превосходным Учителем, а потому я смог научиться очень многому. Это позволило мне сравнительно легко сдать вступительные экзамены. Продемонстрировав приёмной комиссии свои умения во владении магией Стихий и построении простейших иллюзий, я, после проверки уровня и направления присущего мне магического потенциала, был зачислен в состав первого курса Академии. Тем не менее, первый же день моего пребывания в статусе «студента Академии», принёс и первые же проблемы. Как говорится, хорошо долго не бывает…
Согласно правилам, принятых в Академии, всех зачисленных в на курс студентов – не взирая на их расовую принадлежность – распределяли в так называемые Десятки. Единственным послаблением, которое предоставлялось новоявленным студентам, было то, что в состав этой самой Десятки бралось по два представителя одной расы, которых в общежитии селили в одной комнате.
Тот факт, что отныне я должен был жить не в доме магистра Илэра, а в студенческом общежитии меня не очень-то порадовал. Однако выбора не было: все студенты обязаны были жить совместно. Кроме того, Учитель особо подчеркнул, что жизнь в общем коллективе позволит мне быстрее пройти окончательную адаптацию среди своих сверстников или же близких по возрасту студентов. Да я и сам понимал, что только жизнь в тесном коллективе, позволит мне до конца излечиться от своих страхов.
В Десятке, в которую я вошёл, были собраны представители самых разных рас. Из них только я и ещё один парень оказались людьми. Остальные же являли собой тех, о существовании кого раньше я знал исключительно из фэнтезийных книг да из справочников.
Итак, в «мою» Десятку входили: два человека – (я и Арчибальд, граф д’Эвре), два эльфа (светлый – Лейнориэль Криссаэгрим и тёмный – Рудрайг ллен Драуглуин), два оборотня (Маэн Бонит, чьим вторым обликом был волк, и Демсей Корридан, чьим «зверем» был снежный барс, или, как его ещё иначе называют, ирбис), два вампира (Элуа Тивак и Варат Фирали). Последний «дуэт» составляла супружеская пара: муж – дракон Раутар Арбогаст и его жена – виверна(12) Шэтри Арбогаст.
С течением времени я более-менее разобрался в характерах своих коллег. Попробую быстренько «пробежаться» по всем членам своей Десятки, дав кратенькую характеристику каждому из них (ясное дело, что на то, чтобы определиться в этих, присущих им чертах, у меня ушло весьма немало времени).
1. Светлый эльф Лейнориэль (или Лей) Криссаэгрим был стройным блондином с голубыми глазами и происходил из семьи среднего достатка. Не обладая сильными связями, Лей однако был непоколебимо уверен в том, что со временем займёт весьма высокий пост, так как закончив Академию будет «очень многое знать и ещё больше уметь». Когда я смотрел на него, то не мог не вспоминать знаменитого персонажа, придуманного гением великого Джона Толкиена, ибо глядя на Лея, я всегда вспоминал Леголаса. Отношение Лея к людям можно было бы назвать чуть покровительственным – как к союзникам, которых требуется защищать.
2. Тёмный эльф Рудрайг (или Ру) ллен Драуглуин был черноволос с зелёными глазами, высок и широкоплеч. Молчун, он говорил довольно мало и только по сути. Когда мы собирались вместе, то Ру всегда держался немного настороженно, относясь к нам как к боевым товарищам, однако сильно в душу к себе никого не пускал. Положение, наверное, осложнялось ещё и тем, что Ру в бóльшей степени находился в Академии не по своей воле. Он был женат, и его супруга приказала Ру поступить и закончить Академию – его Дому требовался сильный и умелый маг. То, что жена Ру постоянно находилась в Мензобарраззане(13), чуть успокаивало дроу, однако образ жизни, впитанный с младенческих пор, накладывал на него свой отпечаток: постоянная настороженность явно стала для Ру второй сущностью.
3. Дракон Раутар Арбогаст был высок, даже где-то длинен. Волосы у него были русыми с рыжиной, а глаза – зелёными. Раутар всегда был чрезвычайно серьёзен и где-то даже неестественно спокоен. В принципе я могу смело говорить о том, что дракон весьма редко выходил из себя. Однако, когда это всё-таки случалось, то в гневе Раутар был откровенно страшен. С членами Десятки дракон держался ровно и спокойно, но «душой кампании» никогда не был. Единственное, что полностью захватывало Раутара, что пронизывало всю его драконью сущность, была его беспредельная и безоговорочная любовь к жене Шэтри.
4. Виверна Шэтри Арбогаст, жена Раутара, была маленького роста, но стройна и ловка как серна. Глаза Шэтри были карего цвета, а волосы иссиня-чёрными. Она была столь же спокойна, как и её муж, однако с первого же дня пребывания в Академии на полном серьёзе сообщила всем – как студентам, так и преподавателям, - о том, что способна разорвать на клочки любого, кто попытается завести роман с её Спутником жизни. Понаблюдав за ней некоторое время, я понял, что такая жуткая ревность проистекала не из-за собственной неуверенности или недоверия к мужу, а потому, что Шэтри изначально была непоколебимо убеждена в том, что её муж – самый красивый в мире и даже не прилагая никаких усилий, одним своим внешним видом, способен с первого же взгляда влюблять в себя всех поголовно. Когда-то виверна с безапелляционной уверенностью заявила мне, что её мужа просто невозможно «не хотеть».
5. Оборотень-волк Маэн Бонит был блондином с карими глазами, стройным и сильным. Маэн был серьёзным, надёжным, спокойным и сильным. Когда он стоял у тебя за спиной, то уже можно было не беспокоиться об опасности ничего не опасаться. Он превосходно знал себе цену, однако при этом никогда не унижал других. В отличие от Лея, Маэн не мог относиться ко всем членам Десятки ровно и спокойно. Явно было заметно, что он несколько недолюбливал Демсея, ярко реагируя на кошачью сущность второго оборотня. Однако, принимая во внимание запрет, существовавший в Академии, на любые выяснения отношений, Маэн держался с ним одинаково ровно. Тем не менее, внутреннее противоречие ощущалось: Маэн был верен и предан своему собрату по оружию, члену Десятки, однако, я убеждён, что если бы они не были связаны общим коллективом, то с Демсеем волк вообще никогда не общался бы.
С самого начала обучения Маэн сказал нам, что после завершения Академии он собирается вернуться к себе в Стаю, и жить только там, среди своих, как можно подальше от людей.
6. Оборотень-ирбис Демсей Корридан был стройным и гибким, волосы имел русые, а глаза – серые. Вот уж кого смело можно было называть «душа любой компании», любитель женщин и гулянок, розыгрышей и веселья. Учился Демсей, как говорится, «без истерики» - только чтобы получить магическое образование, но не более того. Он никогда не перерабатывался, занимая позицию крепкого середняка.
В свою очередь, он тоже не любил Маэна, но в своём общении с волком пошёл по другому пути: Демсей старался как можно меньше времени проводить в одной с ним комнате. Да и с остальными членами Десятки кот не стремился встречаться лишний раз. Нет, все коллективные задания, которые поручались нашей Десятки за всё то время, что мы учились в Академии, он выполнял «от и до» (никогда нельзя было ни к чему придраться), однако ирбис не стремился сближаться с нами, предпочитая всё свободное от занятий время проводить исключительно среди так называемых «своих» - оборотней-кошек разного вида. Демсей, по сути, представлял собой полную иллюстрацию пословицы про кошку, «гуляющую сама по себе».
Однако назвать его «не верным» было бы ошибочно: просто его приоритеты касались только «своих» – расы оборотней-кошек. Насколько я понял, наблюдая за этим котом, Демсей достаточно легко впадал в ярость, однако, не менее легко умел и контролировать себя, моментально обуздывая все свои порывы. Я ни минуты не сомневаюсь в том, что если бы в Академии разрешались бы дуэли и вызови кто-нибудь нашего кота на поединок – Демсей бы убил своего противника легко и точно так же непринуждённо, а потом вновь умчался бы на очередную вечеринку.
7. Вампир Элуа Тивак происходил родом из аристократической верхушки вампирского Клана. Вот уж кого я не выносил напрочь. Достаточно красивый, рослый, темноволосый с чёрными глазами, он, тем не менее, был чрезвычайно жесток и коварен. Я не сомневаюсь в том, что в случае необходимости ради достижения своих целей (в чём бы они ни состояли), Элуа пойдёт «по головам». Чрезвычайно надменный, он с неописуемым презрением относился ко всем другим расам. Особенную ненависть вампир питал к людям, так как не мог им простить того, что без их крови, которой он питается, не сможет вообще выжить. Общение с членами нашей Десятки он поддерживал постольку, поскольку был обязан совместно выполнять задания, поставленные перед нами преподавателями. В принципе, пока он «работает в команде», то будет верен и в случае смертельной угрозы спасёт жизнь или здоровье любому члену своей Десятки. Однако когда Элуа закончит Академию и вновь вернётся на земли вампиров, то моментально забудет даже то, как мы все выглядели. И я совершенно не уверен, что после завершения Академии, для меня будет безопасным когда-нибудь столкнуться с ним на одной дороге…
Как и все остальные вампиры, приезжающие поступать в Академию, Элуа приехал сюда вместе со своим рабом Сальвианом, кровь которого использовал для своего питания. И вот тут я впервые и увидел ту бездну, которая разделяет раба и рабовладельца, о чём ранее только читал в книгах по истории Древнего мира.
Сальвиан был рабом по рождению. Он родился на специальной ферме, а затем отец Элуа купил его – ещё подростком – для своего сына. Судя то тому поведению, которое я наблюдал, Сальвиан полностью привык именно к такому отношению: он – вещь, полная собственность Элуа, с которой тот может творить всё, что его душе будет угодно. Это выражалось даже в том, что Сальвиан старался вообще лишний раз не показываться никому на глаза. Я не удивился бы, если бы узнал, что при своём хозяине он исполнял также и обязанности постельного раба. Однако, поскольку этого никто из нас никогда не видел, то точно утверждать, что это было именно так, я не могу.
8. Вампир Варат Фирали был полной противоположностью своему сородичу Элуа. Хотя он и относился к точно той же самой расе вампиров, как Элуа, но к представителям других рас (особенно к людям) Варат относился с редким уважением. Я не сомневаюсь, что Варат способен быть верным и преданным тому, кому посчастливится стать для вампира другом. По крайней мере, к членам Десятки Варат всегда относился ровно, преданно и с глубоким уважением. Высокий, со снежно-белыми волосами и небесно-голубыми глаза, он не принадлежал к знатному роду и никогда не сомневался, что среди своих сородичей ему «не светит» занять высокое положение.
Но было ещё одно обстоятельство, которое делало Варата своеобразным изгоем в мире вампиров, но что добавляло ему привлекательности в моих глазах. Варат от всего сердца влюбился в человека – в Эброина, своего бывшего раба, точно так же нежно и преданно любившего вампира. А в то, что эта любовь была взаимной, сомневаться не приходилось. Ведь она моментально бросалась в глаза любому, кто видел их вместе.
Точно так же, как и Сальвиан, Эброин был рабом по рождению. Начало его жизненного пути полностью соответствовало тому, каким образом этот самый путь развивался и у раба Элуа. Эброин тоже родился на специальной ферме, и точно также был куплен отцом Варата для своего сына. Единственным отличием было то, что он был куплен ещё очень маленьким ребёнком. Дети выросли вместе и полюбили друг друга. Пока Варат был несовершеннолетним, юридически Эброин оставался рабом. Однако, как только вампир, став совершеннолетним, получил все права взрослого, он сначала получил от отца документы собственности на раба, а затем дал Эброину вольную, оформив всё совершенно официально и зарегистрировав все необходимые документы во всех нужных инстанциях. Только после этого они вдвоём уехали с вампирских земель, для того, чтобы Варат поступил учиться в Академию.
К слову, из-за любви Варата к бывшему рабу, вампира откровенно презирал как Элуа, так и многие другие представители этой расы, обучавшиеся в Академии. Однако, с моей точки зрения, именно эта любовь и делала Варата более человечным, если это слово можно употребить по отношению к вампиру.
Много раз, в разговорах с нами, Варат подчёркивал, что после завершения Академии он, вместе с любимым, собирается поселиться на землях людей. И, глядя на его отношения с Эброином, я легко могу понять причины, сподвигшие Варата на этот поступок. Потому что никто из вампиров никогда не оценит всю глубину его чувств – силу любви вампира к обычному человеку. И хотя юридически Варат уже давно дал Эброину вольную, я, тем не менее, серьёзно опасаюсь, что поселись Варат на вампирских землях, те вполне могли бы как-то навредить бывшему рабу. К тому же, согласитесь, что если бы Варат погиб, весьма велика была бы опасность повторного захвата вампирами Эброина в рабство. А вот на землях людей он всегда будет в безопасности. Ну, настолько, насколько вообще кто-либо может быть в безопасности в нашем опасном мире…
9. Представитель «моей расы» – человек Арчибальд (или Арчи), граф д’Эвре – был родом из королевства Арнор, и был вторым ребёнком в семье, не принадлежавшей к аристократии. Вначале меня встревожило, что он происходил из того же, что и Габриэль, Арнора, однако вскоре я успокоился. Исходя из наших с ним разговоров, я довольно скоро понял, что при дворе его семья почти никогда не бывала. Стройный, маленький, даже где-то тщедушный, тихий мечтатель, склонный к меланхолии, с русыми волосами и зелёными глазами, он напоминал нескладного подростка, вызывавшего только одно желание – окружить его всей возможной заботой. Глядя на него, я вскоре понял, что чем-то он мне напоминает того, «старого», Габриэля, погибшего, столкнувшись с реальным миром.
Арчи постоянно рассказывал мне о своей семье, однако наибольшее внимание в этих рассказах уделялось его любимцу – старшему брату Дамиану. О брате Арчи вообще мог говорить часами, из чего я сделал вывод, что парень буквально боготворил его. Слушая всё эти бесчисленные рассказы, я также понял, что Дамиан – весьма деятельная натура, которому всё время не хватало покоя. Не довольствуясь ролью наследника знатного семейства, он в один прекрасный день сбежал из дома и отправился странствовать. Тем не менее, даже покинув семейный очаг, он продолжал регулярно писать письма – как домой, семье, так и отдельно Арчи. Каждое из этих писем Арчи читал запоем, а потом делился новостями со всеми, кто соглашался его слушать. Со временем – в качестве наёмника – Дамиан поступил на военную службу. После этого его письма стали ещё более красочными и интересными.
Через некоторое время я познакомился со старшим братом Арчи не только по рассказам, но и лично: всё то время, пока мы учились в Академии, Дамиан как минимум один – два раза в год обязательно приезжал навестить своего, как он говорил, «младшего братца, нуждавшегося в руководстве».
Ну, и последним членом Десятки, естественно, оказался я.
Сразу же после распределения поступивших студентов по Десяткам, нас распределили также и по комнатам в общежитии. Каждые два представителя определённой расы получили по двуспальной комнате: Лея поселили вместе с Ру, Маэна – с Демсеем, отдельную комнату заняла супружеская пара Раутара с Шэтри, вампир Элуа поселился с Сальвианом, а Варат – с Эброином. Ну, и последнюю комнату заняли два человека – я и Арчи.
Именно с этими весьма своеобразными существами я должен буду провести весь срок, назначенный на обучение в магической Академии…


Примечание:

12. Виверна, виверн (от англ. Wyvern – уайверн; этимология восходит к лат. Vipera – гадюка) — вымышленное существо, разновидность дракона, в отличие от классического геральдического дракона имеющее только одну, заднюю пару конечностей, а вместо передней – перепончатые крылья. В современном «Драконоведении» таких драконов как виверн систематизируют как «западноевропейские драконы», которые существенно отличаются от азиатских и американских драконов.
Для виверна характерна длинная змеиная шея и очень длинный, подвижный хвост, оканчивающийся жалом. Этим жалом виверн пользуется достаточно ловко – он может резать или колоть свою жертву, а при соответствующих условиях даже пронзить её навылет. Кроме того, жало ядовито.
Правда, единого мнения относительно того каким именно был хвост у виверна нет, ибо существует много самых разных вариантов. Одни описывают его как «сердцеобразный» (в виде наконечника стрелы или копья), в других источниках говорится о шипастом хвосте. Хвост морского виверна порой изображался в виде рыбьего хвоста.
Согласно средневековым бестиариям, виверны обитали в странах Скандинавии, Греции и Эфиопии. Они считались крайне агрессивными. Некоторые легенды даже напрямую связывали появление вивернов с эпидемиями чумы.
Тем не менее, во времена Средневековья на гербах достаточно многих дворянских родов и даже стран (прежде всего в Англии) изображались виверны. Англичане считают, что виверн всегда был эмблемой правителей Уэссекса (согласно теории Стефана Фрайара (Stephen Friar), драконов в Уэссекс принесли римские когорты, на сигнах которых они и были изображены; сами римляне эту идею позаимствовали, видимо, у сарматов). До сих пор в Великобритании слово «виверн» у многих ассоциируется с областями Уэссекса. Вообще виверн часто используется как герб-эмблема-талисман во многих местах на западе и юго-западе Англии. К слову, на эмблеме английского короля Гарольда также был изображён виверн Симплициссимус со стреловидным окончанием хвоста.
По поводу геральдики можно дополнить вышесказанное ещё тем, что виверна рассматривали как знак силы (опекунства) для тех, кто выбрал это изображение как свой символ. Гербовые цвета – зелёный и красный. Красным изображается живот и внутренняя поверхность крыльев.
Виверн, олицетворяющий свирепость, был изображён на гербе польского рода Лацких, гербе семейства Дрейк, гербе Враждов из Кунвальда.
Кроме того, виверн часто встречается в алхимической иконографии, в которой олицетворяет «первичную, сырую, непереработанную материю либо металл». И это считалось очень символичным, ибо в этом случае алхимик представал «рыцарем», который должен был победить этого «дракона», то есть буквально превратить металл в золото.
В религиозной иконографии тоже можно увидеть вивернов. Прежде всего, на миниатюрах или картинах, изображающих борьбу святых Михаила или Георгия с драконом (например, на средневековой картине Паоло Уччелло «Битва Святого Георгия с драконом»).
Новую жизнь виверны обрели в мирах фэнтези – литературных (начиная с Роджера Желязны, Анджея Сапковского, Джорджа Мартина) и компьютерных фэнтезийных играх.
Для того чтобы вы представляли себе как выглядят виверны, я даю ссылки на парочку картинок с их изображением:


Данные сведения были собраны мной из многих источников (от Википедии до разных Бестиариев) и систематизированы. Может быть, я слишком дотошно подошла к описанию этого существа, включив сюда всё, что я нашла, но я подумала, что, возможно, эти сведения покажутся читателям интересными…
13. В мире фэнтези есть ряд совершенно чётких вещей, закрепившихся с течением времени. Одним из таких фактов есть официальные названия городов, принятые в фэнтези, когда речь заходит про дроу. Мы ведь, например, точно знаем, что глава светлых эльфов живёт в Ривенделле. Абсолютно точно так же дело обстоит и у тёмных эльфов: столица их державы носит название Мензоберранзан.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 19 Ноя 2013, 20:58

Глава 21

Годы, проведённые мною в Академии, я склонен охарактеризовать одним-единственным словом – интересные. Очень насыщенные, неимоверно сложные из-за обилия знаний, которые я должен был умудриться за этот период «втиснуть» в свою голову, порой жутко утомительные из-за серьёзных физических нагрузок. Однако при всём при том, повторюсь, чрезвычайно интересные.
С началом обучения я попал в ситуацию, которую лучше всего охарактеризовал мой Учитель магистр Илэр – «от тех, кому Судьбой многое дадено – многое и потребуется». Мои дни были насыщены занятиями настолько, что на младших курсах к вечеру я был способен только на одно: с величайшим трудом добираться до своей кровати и «отрубаться». И только где-то к середине третьего курса я окончательно втянулся в свою насыщенную учёбу, выстроенную по «особой программе».
Судите сами. Утром у меня (как и у всех остальных студентов) были лекции и посещение библиотеки, днём – дополнительные занятия с магистром Илэром или учителями, которые преподавали мне назначенные им спецкурсы, затем – поход в тренировочный зал и изматывающие занятия с мастером Фиахой. Вечером, когда я доползал, наконец, до своей комнаты в общежитии, я должен был ещё подготовить домашние задания. Так что нагрузка, ложившаяся на мою бедолашную голову, была необычайно велика. Воскресенье – единственный день, полностью отданный отдыху – пролетал настолько быстро, что казался совершенно незаметным.
Возможно, если бы у меня не было бы такого дикого, запредельного желания как можно бóльшему научиться, я бы не выдержал этой нагрузки и, в конце концов, просто рухнул бы. Однако, повторюсь, я слишком многому хотел научиться, а потому с течением времени втянулся в этот круговорот. Ведь тело человеческое во многом зависит от психологического состояния. Я хотел учиться, и посвятил этому желанию все силы своего организма.
Преподаватели, наверняка предупреждённые магистром Илэром, никогда не отказывались удовлетворять мою безумную тягу к знаниям. Меня учили настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Мои учителя, видя, что я как сухая губка впитываю в себя знания в огромных количествах, торопились «наполнить» меня всё новыми и новыми «блоками» как обычных, так и глубоко специальных познаний. Например, светлый эльф Хадолидрим – мой преподаватель по травоведению и зельеварению – видя столь похвальный энтузиазм со стороны студента, научил меня тонкостям и секретам изготовления лекарств и целительского дела. Он учил меня настолько хорошо, что уже к четвёртому курсу я мог самостоятельно изготавливать довольно сложные лекарства, отвары и мази. Мои познания и способности достигли такого уровня, что я, будучи ещё студентом, смог продавать лекарства, изготовленные как по рецептам учителей, так и по своим собственным. Местные травники и аптекари с радостью стали заказывать у меня самые разнообразные лекарства и, скажу без ложной скромности, изготовленные мною зелья, помогли мне получить среди больных и специалистов достаточно хорошую славу и значительный авторитет. Вскоре я стал практикующим лекарем, которого больные торопились вызвать при первых симптомах заболеваний.
Магистр Илэр, зная законы Академии, помог мне получить патенты на все изобретённые мною зелья и лекарства, что кроме авторитета во врачебных и магических кругах принесло мне весьма внушительный финансовый доход. Вскоре мои средства достигли таких размеров, что я смог открыть специальный счёт в гномьем банке. К концу срока своего обучения в Академии мне удалось накопить весьма немалый капитал, что в моём положении было более чем отрадно, так как освобождало от забот о дне насущном. Простолюдин и так весьма уязвим для аристократии. А если он к тому же ещё и беден…
Теперь же я намного спокойнее смотрел на те времена, когда я завершу обучение в Академии: ведь мне не было нужды, чтобы не умереть от голода, хвататься за первое же предложение работы. Напротив! Я мог спокойно и тщательно выбрать наиболее выгодное и приемлемое.
Кроме всего прочего, Хадолидрим преподал мне ещё одно искусство, которое, по его словам, когда-нибудь вполне могло спасти мне жизнь.
- Ты стал чрезвычайно хорошим травником и мастером в изготовлении разнообразных лекарств, - как-то совершенно серьёзно сказал он мне, - Наступит день, когда тебя вполне могут пригласить лечить весьма знатных дворян, а может быть и даже придворных аристократов. И в этом заключена серьёзная опасность: порой хороший лекарь становится мишенью для менее удачливых конкурентов. Поэтому я не исключаю возможности того, что когда-нибудь тебя могут попробовать просто-напросто отравить. Как говорится, был конкурент – и нет конкурента. Исходя из этого рассуждения, я считаю необходимым обучить тебя всему, что может помочь как лечить тех, кого отравили, так и распознавать любые яды, которыми попытаются отравить тебя самого.
Эти слова дали новое направление нашим урокам. Учитель Хадолидрим, согласовав этот вопрос с магистром Илэром, научил меня разбираться во всех известных ему ядах и готовить необходимые в каждом конкретном случае противоядия. Ко времени завершения Академии я нежданно-негаданно оказался чрезвычайно опытным в деле борьбы с отравлениями лекарем.
Другой преподаватель – светлый эльф Домелинди Тарельян – ещё больше углубил уровень моего образования, преподав основы врачебного искусства, научив использовать в лекарском деле Силу и Стихии моей магии. Те умения, которые он мне дал, позволили излечивать даже весьма тяжёлые заболевания, используя комбинацию из лекарств и своей магической Силы. Я научился, «прощупывая» магией ауру больного, быстро и правильно выяснять, какое нужно применять лечение в каждом конкретном случае. Именно эти умения помогли мне излечить своего самого первого пациента – домашнего кота нимфы Двиры (нашего преподавателя по мастерству наложения иллюзий), пострадавшего в схватке за главенство на территории. Этого несчастного кота порвали настолько сильно, что всё его тельце напоминало одну сплошную исцарапанную и изгрызенную кровоточащую рану. Мне пришлось приложить немало усилий, затратив чуть ли не половину собственного резерва Силы, прежде чем все его повреждения зарубцевались, а наложенные мною мази впитались в израненное тело животного.
Эти умения были помножены на глубинные знания биологии, анатомии и физиологии всех живых и не живых существ, привитые мне весьма въедливым и дотошным гномом Даранхраром. Эти познания были жизненно необходимы, так как позволяли, осмотрев нанесённые телу больного повреждения, как быстро поставить диагноз, выяснив, что именно я должен буду лечить, так и потом не менее быстро и качественно проводить само лечение, порой прибегая к настоящему хирургическому вмешательству.
К теоретическим знаниям я вскоре добавил практические, активно помогая врачам в местной больнице. Сначала я был что называется «на подхвате» у местных хирургов, а потом и сам стал проводить операции.
Помню, какой ужас меня охватил перед самой первой проведённой мною операцией. Меня пригласили к ребёнку, заигравшемуся и свалившемуся с крыши своего дома. Больше половины его костей были поломаны, а некоторые даже раздроблены, бóльшая часть внутренних органов тоже была повреждена… Мне никогда не забыть того безмерного ужаса, охватившего меня, когда я смотрел на это изломанное дитя. Только мысль о том, что ребёнок умрёт, если я немедленно не примусь за дело, заставила меня приступить к работе и начать излечение. Даже спустя много лет, я не могу с абсолютной точностью восстановить в памяти, что именно делал тогда мой охваченный паникой мозг. Тем не менее, приобретённые навыки, когда я ассистировал другим хирургам во время проведения ими плановых операций, позволили мне выбраться из удушливых объятий паники и излечить пострадавшего ребёнка.
Ещё один пласт знаний дал мне гном Дарин – преподаватель по оружию, его видам и изготовлению. Кроме того, что он научил меня разбираться во всех видах существовавшего в этом мире оружия, он также открыл мне секреты того, какие повреждения наносит каждое из них. Это помогло мне, глядя на ту или иную рану, научиться безошибочно определять каким оружием она была нанесена и при помощи чего именно эти самые повреждения можно излечить.
Думая о своей будущей специализации, я стал гораздо больше внимания уделять излечению именно тех ран, которые были нанесены разными типами и видами оружия. И в этом деле мне немало помогали наши, так называемые, коллективные занятия.
«Коллективными занятиями» называлось выполнение заданий, поручаемых каждой из Десяток. Причём все находившиеся в этот период в Академии на обучении Десятки не только получали каждая своё, персональное и глубоко специфическое задание, но и делились на несколько враждебных друг другу групп. Таким образом, мы не только должны были научиться действовать совместно и коллективными усилиями стараться выполнить поставленное перед нами задание. Мы ещё должны были научиться выполнять наше задание, одновременно отбиваясь от, так сказать, «условного противника».
Особую сложность добавляли ещё два аспекта. Первый – то, что «противники» всегда представляли собой не какие-то два сражающихся друг против друга лагеря. Нет, число противников всякий раз бывало гораздо бóльшим, нежели абстрактные «хорошие» против «плохих». К тому же сложностей добавлял тот факт, что некоторые Десятки могли принадлежать к тем группам, которые для выполнения задания заключали между собой военные союзы. Второй аспект – тот факт, что каждой Десятке нужно было уметь мгновенно выяснять, какая именно Десятка встретилась им на их пути: то ли представляющая лагерь их противников, то ли союзников.
Правила проведения этих «занятий» всегда были чрезвычайно приближены к боевым. По сути, перед нами ставился только один запрет – мы не имели права убивать своих противников. Но уж ранения наносились самые разнообразные – как при помощи магии, так и используя самое обычное оружие. И одним из заданий, ложившимся на находящегося в Десятке целителя, было быстрое и качественное излечение своих соратников.
Да, легко предположить, что я в своей Десятке занял место именно целителя. Боевая магия и способности к некромантии были у меня на зачаточном уровне. Поэтому я был неспособен поднять взвод зомби и направить его на нашего условного «противника». И атакующие заклинания у меня выходили не самого сильного уровня. Единственное, где я мог дать фору многим, было владение холодным оружием. В прямом поединке один на один я всегда побеждал своего оппонента. Однако поистине подлинные таланты проявлялись у меня в деле исцеления моих «собратьев по оружию».
Именно из-за того, что я с течением времени стал настолько сильным целителем, у меня сложились более-менее сносные отношения со всеми членами моей Десятки. Нет, задушевными друзьями мы не стали (я всё ещё не мог никого подпустить слишком близко к себе), но определённый статус и уважение я приобрёл.
Хотя отношения между нами в моей Десятке были весьма своеобразными, я, тем не менее, научился доверять своим «боевым товарищам». Находясь в обществе членов Десятки я перестал волноваться за свою сохранность. Причём это относилось не только ко времени, когда мы совместно сражались и выполняли поставленные преподавателями задания, но и в обыденной жизни. Так, например, я нисколько не сомневался в собственной безопасности, если за моей спиной будет стоять Маэн, ибо его честь и верность всегда давали основу для подобного доверия.
Вместе с тем я не строил иллюзий и превосходно отдавал себе отчёт в том, что в реальной жизни (в отличие от времени выполнения нами боевых заданий) никогда не стану доверять Элуа и никогда не повернусь к нему спиной. Более того, я решил, что если когда-нибудь, уже после завершения Академии, мне доведётся столкнуться с этим вампиром, то я буду отслеживать любой его жест, чтобы успеть во время выхватить оружие и защитить собственную жизнь. Уж больно мне не нравились взгляды, бросаемые на меня украдкой Элуа, когда он думал, что я его не вижу…
Но бывали и моменты, настраивавшие на более оптимистичный лад. После того, как мне удалось вылечить Шэтри, получившую в бою очень серьёзное ранение, я оказался чуть ли не под персональной защитой, буквально «изливаемой» на меня Раутаром. Более того, подобная же опека стала проистекать и со стороны самой виверны. Постоянно я находил в своей комнате в общежитии что-нибудь, что должно было поднять моё настроение. Это мог быть изящный цветок или какая-то сладость. Сначала я удивился и настороженно ожидал продолжения, побаиваясь последствий, однако вскоре понял, что именно таким образом эта супружеская пара выказывала мне свою благодарность.
Но, разумеется, наиболее доверительные отношения сложились у меня с Арчи. Этому способствовал целый ряд вещей. Прежде всего, мы жили в одной комнате, и поневоле общались между собой в бóльшей степени, нежели со всеми остальными. Кроме того, Арчи был человеком и происходил родом из мест, знакомых мне, благодаря старым воспоминаниям, сохранившимся в моём сознании.
Тем не менее, далеко не всё было столь гладко, как это могло бы показаться, исходя из моего рассказа. Бывали дни, когда ситуация складывалась столь опасным образом, что меня спасали только навыки, полученные у мастера Фиахи…


* * *
Параллельно с обучением на лекциях и спецкурсах, я продолжал тренироваться у мастера Фиахи. Эти тренировки были не менее изматывающими, нежели основные занятия. Как дроу и обещал, он не щадил моё бренное тело, отдаваясь тренировкам со всей силой и страстью Мастера меча. С глубочайшей благодарностью я вспоминаю эти уроки, позволившие мне научиться владеть любым оружием, какое только существовало в природе.
Однако важнейшее событие во время наших занятий произошло, когда я был на четвёртом курсе. Мы тогда завершили обычный комплекс упражнений и слегка размялись с лёгкими мечами. После того, как мышцы прогрелись, мастер Фиаха сказал:
- Сегодня я с гордостью могу сказать, что ты, наконец, достиг того уровня, когда я осмелюсь передать тебе жемчужину своей коллекции – два парных меча, выкованных тёмноэльфийскими мастерами. Однажды ты уже видел их, но тогда ещё был не готов владеть ними. Сегодня же я смело могу предоставить тебе это право.
С этими словами Фиаха подошёл к столу, на котором лежал уже знакомый мне свёрток. Размотав его, он вытащил из ножен те два тонких и лёгких меча, пленившие меня ранее. С огромным почтением тёмный эльф передал их мне.
- Ты – мой лучший ученик, - с удовольствием проговорил Фиаха, - а потому достоин получить столь ценный подарок. Владей этими мечами. Не посрами их, и они никогда не предадут тебя. Но сначала напои их своей кровью, чтобы они знали своего единственного Хозяина.
- Что я должен сделать? – удивился я.
- Порежь себя этими мечами, - пояснил мне Фиаха. – Только будь чрезвычайно осторожен: мечи очень острые. Чтобы ты сам себе руку не отсёк.
С некоторым трепетом я исполнил приказ дроу – осторожно порезал себе руку сначала одним мечом, а потом вторым, - а потом с некоторым удивлением смотрел за разворачивающейся передо мной картиной. По лезвию мечей пробежали серебряные искры и исчезли в венчающей рукоятку гарде.
- Вот теперь, - удовлетворённо констатировал Фиаха, - никто, кроме тебя, не сможет коснуться этого оружия. До конца твоих дней у этих мечей не будет иного Хозяина. – Затем, хитро улыбнувшись, дроу продолжил, - Ну, а теперь, как ты сам догадываешься, я должен буду сделать всё для того, чтобы и сам Хозяин стал достоин этих мечей. Отныне во время всех наших тренировок ты будешь фехтовать исключительно этими мечами. До тех пор, пока они не станут настоящим продолжением твоих рук.
И, правда: с того дня во время наших занятий с Мастером, я сражался только этим оружием. Вскоре все мои усилия принесли желанные плоды: я стал если не Мастером меча, то весьма серьёзным фехтовальщиком. И эти мои умения со временем принесли свои плоды…


* * *
С годами я, с всё возрастающим удивлением, наблюдал за своим поведением. С течением времени мой страх перед мужчинами практически исчез, и я достаточно спокойно находился в коллективе, где большинство составляли именно они. Но при этом у меня напрочь отсутствовало желание сделать это общение более близким и доверительным. Про более интимное – и говорить не приходится. Я мог общаться с мужчинами, но я не мог позволить никому из них стать мне кем-то более близким, нежели простой приятель.
Сначала я дичился из-за того, что опасался невольно выдать свою тайну – своё иномирское происхождение. Когда я уже достаточно освоился и перестал этого опасаться, оказалось, что другие студенты моё поведение восприняли совсем по другому, приписав мой страх разоблачения совершенно другому чувству – гордыне и презрению к окружающим, вызванные к жизни, по их мнению, моим явным превосходством над всеми остальными в уровне собственного потенциала и владения магическими силами. И мне ещё ой как не скоро удалось переломить этот стереотип по отношению к собственной персоне.
На последующих курсах к этому испытанию добавился ещё ряд других.
Когда на второй год моего обучения в Академии произошёл новый набор студентов, в Академию поступили молодые дворяне, происходившие из достаточно знатных семейств Арнора. И это стало моим проклятием. Они, превосходно помнившие скандал, связанный с именем Габриэля Варды, увидев меня, моментально вспомнили все его составляющие. Так сказать причину и следствие. И вот тут-то мне пришлось очень не сладко. Репутация неразборчивого в связях молодого человека, из-за чего не только сам Вальтер, третий принц Арнора, с презрением отказался от брака с, так сказать, особой чрезвычайно «лёгкого поведения», но и собственный отец был вынужден отречься от распутного сына, опозорившего род, весьма серьёзно осложнила мою жизнь.
На словесные презрительные «подколки» я мог, со всем собранным достоинством, отвечать, что они ошиблись, и я не принадлежу к роду Варда, ибо происхожу из другого, более достойного, рода. После этого моментально следовало замечание, что род Варда – более чем знатен и достоин всяческого уважения. На эти слова я мог отвечать только одно: что я говорю не о знатности рода, а про его моральное достоинство, чего у рода Варда нет и в помине.
Однако далеко не все ограничивались только словесными «уколами». Достаточно многие поспешили, так сказать, на практике проверить уровень «распутства молодого Варды». Остроты в этот «коктейль» добавляли разговоры о моей «неприступности» - за всё время, что я уже проучился в Академии у меня так и не появились ни любовница, ни любовник. И достаточно многим хотелось получить сомнительную славу моего «первого любовника». Как потом мне удалось узнать, в кругу некоторых студентов, не обременённых чувствами чести и порядочности, даже стали делать ставки на то, кто сможет соблазнить меня. Как вы сами понимаете, подобная «охота» не могла вызывать у меня большого восторга.
И вот тут-то я и смог сказать огромнейшее «спасибо» мастеру Фиахе, научившему меня владеть любым оружием. Потому что порой только при помощи дуэли я мог заставить того или иного очередного «претендента» на моё тело оставить меня в покое. Очень многие понимали только язык силы, и после очередного словесного отказа, пытались воздействовать на меня именно при помощи силы. В подобных случаях я не церемонился, вызывая обидчика на поединок. Уровень моего мастерства с течением времени стал настолько высок, что вскоре все оставили меня в покое.
Разумеется, я не хочу сказать, что все поголовно студенты Академии были плохими. Нет, это было бы откровенной неправдой. Были и очень хорошие и достойные личности, принадлежавшие к самым разнообразным расам. Я достаточно часто наблюдал за ними и потому уверен в их порядочности. Проблема была вовсе не в них, а во мне. Как говорит народная мудрость «обжегшись на молоке, дуешь и на простую воду». Вот точно так дело обстояло и со мной. Мне было проще жить одному, нежели выяснять: с чистой ли душой подходит ко мне тот или иной студент.
Было ли это моё поведение правильным? Не знаю. Не уверен. Совсем не уверен. Но так было однозначно ПРОЩЕ. А нагруженный сверх всякой меры обучением я не желал тратить своё и так малое количество свободного времени на какие-то общие походы или попойки. Возможно, кто-то сравнит это моё поведение с поведением страуса, засунувшего голову в песок. И будет полностью прав: ведь я пошёл по пути наименьшего сопротивления.
Из-за всех этих перипетий, я заработал в Академии статус одиночки, с которым более-менее приятельские отношения могли поддерживать только члены моей Десятки. Остальные студенты как моего, так и всех остальных курсов были вынуждены либо относиться к моей персоне с эдакой прохладцей, либо вообще переставали меня замечать. В большинстве студенты обращались ко мне только в том случае, если им требовалась моя помощь для подготовки того или иного предмета. Как оказалось, студенты, что в моём старом мире, что в этом были одинаковые – наряду с теми, кто тщательно учился, были и такие, кто постоянно просил дать им списать домашнее задание. Получив же искомое, меня опять больше не трогали.
Сказать честно, подобное положение вещей меня более чем устраивало. Женщины по-прежнему не возбуждали меня, а допустить к себе мужчину… Как я ни привык к мужскому обществу, тем не менее, меня вгоняла в полную панику сама мысль о том, чтобы завести себе любовника. Моё сознание, помнившее все ужасы многочисленных побоев и изнасилований, помноженное на память тела умершего Габриэля, изведавшего все возможные пытки и насилия, противилось самой мысли о том, чтобы допустить к себе кого-то настолько близко. Это было не просто страшно, а очень страшно. А потому мужчины привлекали меня с чисто эстетической точки зрения. Однако если кто-то пытался сблизиться со мной, обнять или ещё каким-то образом выразить свою симпатию и желание перейти на более интимный уровень общения, меня моментально охватывала паника, требовавшая тут же оттолкнуть прочь потенциального претендента на статус моего любовника.


* * *
Ещё одной областью, на изучение которой я тратил часть своего свободного времени, было постоянное изучение всего того, что происходило в окружающем меня мире. Да, сейчас я жил в Академии, но настанет день, когда я должен буду вернуться в реальный мир. Было бы верхом легкомыслия не озаботиться знаниями о том, что именно сейчас в нём творится. Знание политических раскладов весьма поспособствует правильному принятию мною того или иного решения в своей дальнейшей жизни. Учитывая мои, так сказать, «шкурные интересы» мне было чрезвычайно важно знать всё то, чем сегодня «дышали» основные игроки на политической карте мира.
К полному моему удовлетворению, с момента моего появления в этом мире общий политический климат изменился весьма незначительно. По сути, единственным серьёзным новшеством стало создание среди княжеств материка так называемой общей Коалиции. Насколько я мог судить из доходивших до меня известий, идея создания подобной Коалиции принадлежала княжеству Гайдиар. И оно же провело процесс переговоров и окончательного юридического оформления Коалиции, объединившей в себе представителей всех свободных княжеств. Именно против этой Коалиции теперь и воевали войска Далахана и силы княжеств, принесших этому королевству вассальную клятву.
Так что облюбованный мною Далахан по-прежнему продолжал воевать. Правда, теперь он воевал не против разрозненных княжеств, а против мощной силы – единой Коалиции княжеств…


* * *
Согласно правил существовавших в Академии, все студенты, завершившие обучение, первые три года должны были либо работать там, куда направляло их руководство Академии, либо (если они хотели получить полную свободу) передавать половину заработка на финансовые нужды своей alma mater. Исключением из этого правила могла быть только одна-единственная категория студентов – те, кто смогли закончить магическую Академию с красным дипломом. Эти студенты получали право сразу же после выпускного вечера отправляться работать в любое выбранное ими место. Точно так же они полностью сохраняли в своей собственности все заработанные гонорары, жертвуя Академии ту или иную сумму исключительно в случае возникновения у них подобного желания.
Так как мне удалось закончить Академию с красным дипломом, я получил вожделенное право самостоятельно решать свою дальнейшую судьбу. Сразу же после торжественного получения диплома, магистр Илэр пригласил меня к себе домой. Как он сказал «отпраздновать это событие и поговорить».
Удобно расположившись в уютных креслах, магистр Илэр, помолчав некоторое время, сказал:
- Вот ты и завершил Академию, добившись всего того, что ещё не так давно выглядело недостижимой высотой. Более того, ты получил диплом самого высокого статуса, который подчёркивает насколько бóльшим объёмом знаний, по сравнению с другими студентами твоего курса, ты владеешь.
Высшими силами тебе было дано столько, что я приложил все возможные усилия для того, чтобы воплотить все твои способности в жизнь. Я распорядился учить тебя всему по самой полной программе – от зельеварения до некромантии, и от военного дела до хирургии. Я сделал всё для того, чтобы создать мага-универсала не только по заложенным в него способностям, но и по умениям. Я научил тебя всему, что мог передать, и нынче с гордостью признаю – ты стал одним из лучших моих Учеников. Если ты продолжишь своё самообразование, если будешь и дальше учиться с такой страстью и желанием, то с течением времени сможешь стать одним из сильнейших магов мира.
С самого первого дня, когда мы с тобой встретились, я наблюдал за тем, насколько решительно ты карабкался на вершину познания. И я вот нынче ты её покорил. Я полагаю, что теперь ты должен будешь сосредоточить свои усилия на достижении какой-то новой цели. И вот о чём я подумал. Уровень, показанный тобой, вполне отвечает необходимым требованиям, предъявляемым соискателям, намеревающимся занять пост преподавателя Академии. Может быть, ты согласился бы остаться в Академии на преподавательской работе? Ты вполне достоин этого высокого звания. Что скажешь?
Выслушав предложение Илэра, я надолго задумался. С одной стороны стояло владевшее мною желание лечить людей. Особенно я хотел облегчать жизнь тем, кто получал свои ранения на поле боя. С другой стороны – заняться обучением студентов. Ведь преподавательская работа позволила бы мне с не меньшим пылом служить делу формирования нового поколения лекарей. Оба эти направления были более чем достойными. Я заколебался, задумавшись над тем, что предпочесть.
Внезапно в моей памяти всплыла история земных музыкантов – Вольфганга Амадея Моцарта и Антонио Сальери. Однако не та чрезвычайно распространённая лживая байка про то, что Сальери якобы отравил Моцарта, на века незаслуженно очернившая имя великого композитора. Нет, я вспомнил совсем о другой истории. О том, что гениальный Моцарт, поцелованный при рождении Фортуной, провёл свою жизнь, занимаясь написанием музыки и гулянками с друзьями, мало обращая внимания на то, что не было ему интересно, никогда не задумываясь о будущем. Тогда как Сальери, будучи выдающимся музыкальным учителем, кроме написания собственной музыки, огромнейшее внимание уделял набору учеников и обучению талантливой молодёжи, из которых, по его мнению, могли вырасти замечательные композиторы. Причём, если Сальери видел, что его ученик очень талантлив, но беден, он мог давать тому уроки абсолютно бесплатно. И будущее показало, насколько он был прав. Имена учеников Сальери просто потрясают воображение – Людвиг ван Бетховен, Франц Шуберт, Ференц Лист, Карл Черни, Жак Мейербер, Ян Гуммель, ставший учителем композитора Феликса Мендельсона, Йозеф Вайгль, Игнац Мозель и многие, многие другие. Более того, именно ему отдала для обучения музыке своего сына жена Моцарта Констанца. Так что юный Франц Ксавьер Вольфганг Моцарт первые шаги в мире музыки сделал под руководством именно Антонио Сальери…
Но способен ли я сам стать ТАКИМ учителем? Я очень сильно сомневался в этом…
Итак, что же предпочесть? Практик или теоретик???
После долгого раздумья я, медленно подбирая слова, ответил:
- Магистр, Ваше предложение для меня – огромнейшая честь. Оно обозначает очень высокую степень доверия, проявленного Вами по отношению к уровню моих познаний. Это добавляет мне уверенности в моих силах. И я не могу не сказать, что для меня чрезвычайно лестно такое отношение со стороны ректора Академии. Оно показывает, что я смог добиться многого.
Однако мне кажется, что чтобы стать хорошим преподавателем мало иметь обширные знания по тому или иному предмету. Тут нужна ещё такая составляющая как большой жизненный опыт. И вот этого фактора у меня практически нет совсем. Я думаю, что ещё не готов к тому, чтобы учить уму-разуму других людей. Сейчас мне нужно начать работать по своему прямому предназначению – лечить людей. Относительно же преподавания, то давайте вернёмся к этому разговору позже. Я не отказываюсь от Вашего предложения. Я просто хочу сам ещё научиться многому другому, прежде чем начну учить студентов. Но я искренне надеюсь, что двери Академии останутся для меня открытыми, не взирая на то, что сегодня я не могу воспользоваться Вашим предложением.
- Останутся, останутся, не волнуйся! - рассмеялся магистр Илэр. – Я слишком прагматичен, чтобы из-за нынешнего твоего отрицательного ответа отказываться от самой идеи рано или поздно заполучить в свои руки настолько сильного мага. Иди в большой мир, учись, набирайся опыта и набивай себе шишки. И если настанет день, когда ты поймёшь, что уже готов передавать другим весь накопленный тобой опыт, смело приходи ко мне. Место преподавателя Академии всегда будет тебя ждать.
- Спасибо, - тепло ответил я. Затем, слегка волнуясь, продолжил: - Спасибо Вам магистр за всё то, что Вы для меня сделали – от переданных знаний до самого факта спасения моей жизни. Я никогда не забуду всего того добра, которое Вы мне оказали. Я глубоко благодарен Вам и никогда не забуду этого.
Илэр, чуть улыбнувшись самыми кончиками губ, ответил:
- Да не за что, малыш… Хотя, ты уже давно не малыш. Ты стал взрослым, сильным и красивым мужчиной. И я хотел бы, чтобы ты состоялся не только как маг и лекарь. Я от всего сердца желаю тебе встретить свою любовь, свою вторую половинку. Ты создан для счастья, и я хотел бы, чтобы оно, наконец, нашло тебя.
Я, опустив голову, смущённо пробормотал слова благодарности.
- Куда ты теперь отправишься? – с откровенным интересом спросил магистр.
- В Далахан, - уверенно ответил я. – Там всегда найдётся работа для лекаря, специализирующегося на военных ранениях.
- В Далахан… - задумчиво протянул Илэр. – Да, это верное решение: для твоих целей нет места лучше, чем постоянно воюющая страна. Хотя уверен ли ты в том, что тебе нужно подобное испытание? Смерть – это всегда смерть, и изо дня в день видеть её, а также боль и страдания других людей немыслимо тяжело. Такие переживания иссушают душу мага. Нужно ли тебе это?
- Нужно, уверенно ответил я. – Я чувствую, что именно это – моё призвание. По крайней мере, на данный момент я хочу приложить все свои силы и умения именно на этом поприще.
- Ладно, - кивнул магистр Илэр. – Это твоё решение, и тебе жить с его последствиями. Но не буду тебя больше задерживать. Иди, Габриэль, празднуй и готовься ступить в новую жизнь. Крылья мы тебе дали, но вот только ты сам сможешь научиться летать на них. Набирайся опыта, расправляй крылья и летай, пока можешь, пока не придёшь к выводу, что уже готов для передачи своих знаний молодёжи. Я всегда буду рад увидеть тебя.
Растроганный, я встал и почтительно поклонился человеку, давшему мне, по сути, вторую жизнь. Покидая его дом, я в очередной раз повторял сам себе, что сделаю всё, что только будет от меня зависеть для того, чтобы мой Учитель мог гордиться мной…
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 20 Ноя 2013, 02:48

Арвен, пока просто гуляю по тексту глазами (просто хочется уже завершенное прочесть), так что не пишу комментариев, но ты не думай, что никто не читаетLaughing 
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 20 Ноя 2013, 10:16

Ну, до "завершения" ещё ой как далеко будет. Так как сейчас в самом лучшем случае написано только половина из всего того, что я надумала написать.
Но очень радует, что то, что я пишу - читают. А то я уже думала об этом. Отзывов нет - а вдруг это вышло не интересным...
Вернуться к началу Перейти вниз
Messalina
Адвокат Дьявола
Адвокат Дьявола
avatar

Сообщения : 7370
Дата регистрации : 2010-10-20
Откуда : из Преисподней

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 20 Ноя 2013, 10:54

Мне нравится, что повествование не "пустое", есть структура мира, в котором происходят события, описано общественное устройство, а не просто герои бегают туда-сюда с мечами. Но именно по этой причине, текст лучше усваивается, когда прочитан "залпом" или хотя бы по относительно крупным частям, и чтение это не имеет большого временного разрыва. Не знаю, как другие, а я быстро теряю нить повествования, поэтому если слежу за каким-то романом/рассказом в режиме подписки, периодически обновляю впечатления, пробегая глазами с самого начала.
Вернуться к началу Перейти вниз
http://freecreate.forumbook.ru
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 20 Ноя 2013, 11:08

Я согласна с тобой. Я тоже предпочитаю дождаться завершения работы, а только потом уже читать готовое, полностью законченное произведение.
Кстати, как раз обдумывание "устройства мира" заняло у меня достаточно много времени, когда я разрабатывала план романа. Гораздо больше, нежели сама романтическая линия, с которой-то мне в принципе всё было более менее ясно почти сразу. А вот политическая линия... Я долго продумывала какие там будут страны, кто там будет править, составляла генеалогические таблицы монархов, продумывала политические интриги - кто, зачем и как будет "злоумышлять", что именно будет делать и к каким целям будет идти. Причину заговоров и кто, как говорится, "главный гад".
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 03 Дек 2013, 15:51

Глава 22

POV от Автора:

Тёмная фигура, бесшумно ступая, скользила по коридору. Подойдя к заветной двери, посетитель, постучав условленным стуком, открыл её и вошёл внутрь. Как всегда в комнате царила полная темнота, скрывая личность того к кому он пришёл. И хотя поздний гость имел достаточно оснований подозревать с кем именно он встречался, все его догадки не могли бы иметь реальной силы: дав магическую клятву о том, что он никогда не видел лица того, с кем вёл беседу, он обезопасил бы как себя, так и своего собеседника от всех возможных неприятностей.
Не желая затягивать встречу, ночной гость негромко сказал:
- Мне удалось сделать всё то, о чём мы договаривались.
- Это приятная весть, - раздался из темноты шёпот его неизвестного собеседника. Намеренно изменённый голос не позволял посетителю доподлинно узнать того, с кем ему приходилось вести беседу. - Что ты им пообещал?
- Для каждого я приготовил «его» блюдо, - хмыкнул вестник. – Кого-то я прельстил деньгами, кого-то властью и возможностью получить её в будущем как можно больше. Некоторые согласились из-за своей спеси, и полученного согласия дать им возможность породниться с королевскими семьями. Ну, а иных мне удалось заставить откровенным шантажом – то ли пригрозив раскрыть монархам их «грешки молодости», то ли воспользовавшись их любовью к родственникам. Главное, я смог крепко захватить каждого из наших новых «друзей». Они будут служить добросовестно, если не за совесть, то за страх.
- Это хорошо, - довольно отозвался его незримый собеседник. – По возможности, давай каждому всё то, что ты обещал. Они должны быть «сытыми и довольными». Одновременно продолжай искать новых «друзей». И чем больше их будет – тем лучше. Наступит день, когда они откроют для нас все заветные двери.
- Хорошо, - ответил ночной гость, - я всё сделаю.
С этими словами он так же бесшумно выскользнул из комнаты, скрываясь в ночи…


* * *
POV Габриэля:

На следующий день после выпускного, я начал планомерно готовиться к отъезду. Как говорит народная мудрость: «любой экспромт хорош, только если его как следует подготовить». Вот и я начал делать всё «как следует».
Первым делом я снял со своего счёта весьма значительную сумму денег, часть из которых тут же использовал для покупки продуктов и определённых вещей, способных максимально облегчить мне как дорогу, так и время, пока я не устроюсь на новом месте.
Далее я навёл справки о том, с кем именно в данный момент воюет Далахан и на чьей территории ведутся боевые действия. Это позволило мне найти ту точку на карте, куда я должен был направляться.
В своё время мне удалось купить весьма подробные карты этого мира, и я тщательно продумал маршрут, по которому буду добираться до места своего «назначения». Я считал, что прежде чем отправляться в дорогу, следует составить как можно более подробный план, чтобы проложить свой путь по городам, в которых есть станции телепорта. Имея знак мага, окончившего Академию, я мог воспользоваться любым телепортом, находившимся на землях этого мира. А это сильно сократило бы для меня время, проведённое в дороге.
Положение существенно мог осложнить только тот факт, что я, являясь подданным Арнора, тем не менее, собирался работать на территории другого государства. Поэтому, чтобы легче вписаться в жизнь Далахана, я решил подстраховаться со всех сторон.
Следующим пунктом моего плана было озаботиться о том, чтобы взять с собой, так называемые, рекомендательные письма, которые могли бы представить меня работодателям с самой лучшей стороны, что – в свою очередь – помогло бы мне впоследствии найти хорошую работу. Поэтому я обратился к магистру Илэру, чтобы он подготовил для меня такие письма-характеристики.
Кроме рекомендательных писем я также попросил магистра сделать для меня документ, удостоверяющий мою личность и подданство. Ведь после завершения Академии моя жизнь только начиналась, и проблема документов была одной из самых животрепещущих.
Перед самым отъездом из Академии я зашёл в ректорат, чтобы оставить там отпечаток своей ауры. Это давало мне возможность впоследствии как спокойно обмениваться магическими вестниками со своими преподавателями, так и им – в свою очередь – легко отыскать меня, в случае если когда-нибудь у них возникнет такая необходимость.
Тщательно подготовившись, я, наконец, попрощался со своими учителями и отправился в путь. Используя телепорт Академии, я переместился в первый город, прописанный в моём плане. Прямо там, у телепорта, я взял в их конюшне в аренду лошадь и отправился дальше.
В принципе в моём путешествии не было ничего интересного. Верхом я преодолевал путь от одного места назначения на своей карте до другого, сдавал в конюшню телепорта лошадь и переправлялся в следующее место, где вновь брал другую лошадь и следовал далее. Иногда, когда представлялась такая возможность, я – для бóльшей безопасности – прибивался к торговым караванам, и следовал вместе с ними до следующего города. Рутинное, спокойное путешествие. Однако меня вполне устраивало то, что моя дорога была спокойной. Представляя себе свою дальнейшую, весьма бурную жизнь, мне хотелось сейчас немножко поскучать…
Но, видимо кто-то наверху решил, что спокойствия в моей жизни достаточно. Потому что в один крайне неприятный день на караван, вместе с которым я ехал, напали разбойники.
Дело было под вечер, когда утомлённые долгим дневным переходом, мы разбили лагерь на ночь. Однако внезапно из леса выскочила ватага разбойников, с криками потрясая своим оружием. И тут уже мне напрямую пришлось применить на практике все умения, заложенные в меня как магами, так и мастером Фиахой. Выхватив свои мечи, я бросился на нападавших, и рядом с воинами, охранявшими караван, вступил в сражение.
В горячке боя я не очень-то обращал внимание на то, кого отправил «за грань» этого мира. Однако когда нападение было, наконец, отбито и разбойники бросились спасаться бегством, мне удалось перевести дух и впервые, по-настоящему разглядеть то, что мы совершили. То тут, то там на земле лежали тела убитых, в числе которых находились и те, кто был убит моей рукой. И хотя умом я превосходно понимал, что поступил абсолютно правильно, однако пережить первое убийство себеподобного – дело весьма не лёгкое. Не в силах выдержать то, что предстало перед моими глазами, я метнулся в ближайшие кусты, где меня весьма неэстетично вырвало.
Когда я всё-таки смог взять себя в руки и выползти из кустов обратно, то увидел крепкого мужчину, который внимательно смотрел на меня. Увидев, что я тоже смотрю ему в глаза, он протянул мне флягу и сказал:
- На, выпей. Тебе это сейчас не повредит.
Взяв протянутую мне флягу, я сделал большой глоток. Как я и подозревал, там было достаточно крепкое вино. Сделав ещё пару глотков, я вернул флягу с напитком обратно, его владельцу.
- Первый бой – он всегда самый тяжёлый, - негромко проговорил незнакомый мне воин (а то, что это был именно воин, я понял по его осанке и манере постоянно осматриваться по сторонам в поисках возможной опасности). – Ты сражался хорошо. Видно, что учитель у тебя был замечательный, однако опыта реальных сражение до сего дня у тебя не было. Сейчас ты переживаешь, и это естественно. Но ты не должен винить себя и думать о том, что именно ты стал убийцей этих людей. У тебя не было выбора. Я превосходно понимаю, что сейчас мои слова не очень-то могут тебя утешить, но посмотри на вот эту малышку, - с этими словами он указал мне на девочку лет десяти, прижавшуюся сейчас к своей матери и горько плакавшую.
- Посмотри на неё, - повторил воин, - и подумай, что если бы ты сегодня не убил всех тех, кто напал на нас, эта девочка либо умерла, либо познала бы на своей шкуре все «радости» плена или насилия. И когда тебе станет особо не по себе, взгляни вновь на это дитя, и подумай о том, что я тебе сказал…
С этим и словами воин ушёл, а я остался сидеть на земле и смотреть на потихоньку успокаивавшуюся под ласками матери девочку. Через несколько минут я вновь осмотрел место побоища и понял, что сегодня я всё сделал правильно. Да, я, целитель, отнял довольно много жизней, но это была осознанная необходимость, подобная тому, как врач, ампутируя заражённую гангреной конечность, спасает весь организм больного.
Когда я, наконец, полностью успокоился, то вспомнил о своих прямых обязанностях и, подхватив сумку с травами и лекарствами, отправился оказывать помощь всем раненным.
Обрабатывая и перевязывая раны, я вдруг испытал странное ощущение. Рывком вскинув голову я увидел как утешавший меня воин, стоя неподалёку, внимательно следил за всеми моими действиями. Слегка удивившись, я ответил ему не менее пристальным взглядом. Тогда воин как-то хитро ухмыльнулся и уже в открытую подошёл ко мне, и начал следить за тем, что я делаю.
Молча понаблюдав некоторое время за моими действиями, он, однако, через какое-то время всё-таки не выдержал и сказал:
- Я смотрю, ты на все руки мастер – и убиваешь, и лечишь. И кто же ты у нас есть, такой талантливый?
Насторожившись, я, не прекращая смывать кровь с раненной руки одного из охранников каравана, нарочито легкомысленно ответил:
- А какое тебе дело до того, кто я такой? Путник, направляющийся по своим делам.
- Слишком уж ты разносторонне развитый для простого «путника».
Я пожал плечами и таким же легкомысленным тоном небрежно бросил:
- Мне кажется, что ты излишне любопытен, и лезешь туда, куда тебя не просят. Ну, а я не собираюсь удовлетворять твоё пустое любопытство.
- Да? – нарочито удивлённым тоном протянул воин. – А если оно не пустое?
Я фыркнул и промолчал.
Тогда мой собеседник, демонстративно вытаскивая меч из ножен, поинтересовался:
- Может быть, вот эта игрушка развяжет тебе язык и сделает более вежливым и разговорчивым?
Окинув его недовольным взглядом, я раздражённо проговорил:
- Иди куда шёл, и оставь меня в покое. У меня достаточно пациентов, которым нужно оказать срочную помощь.
В ту же секунду я почувствовал, как к моей шее притронулся холодный металл. Опустив голову, я взглянул на меч и удивился: воин, ранее показавшийся мне весьма умелым, сейчас держал оружие так, как его не держит даже зелёный новичок. Рассмотрев его позу, я ни секунды не сомневался в том, что легко и в любой момент смогу отбить подобное нападение. И это вызвало моё недоумение: зачем нужно было угрожать мне оружием, если ты не собираешься по-настоящему применять его? Первое, чему меня научил мэтр Фиаха, - это, что никогда нельзя вытаскивать оружие, если ты не собираешься по-настоящему сражаться.
Теперь я, подняв голову, стал внимательно изучать своего собеседника. Воин смотрел на меня, улыбаясь, терпеливо ожидая, что же я предприму. При этом мне показалось, что он прилагает все силы для того, чтобы не начать смеяться. Его тело выглядело расслабленным, однако я не позволил себе обмануться. То, каким именно образом были напряжены некоторые из его мышц, подсказало мне, что в случае необходимости, воин моментально сможет оказать серьёзнейший отпор. Сообразив, что это какая-то весьма своеобразная проверка, я рассердился. Грубо отведя в сторону его руку, я набросился на теперь уже откровенно веселившегося воина:
- Тебе что делать нечего? Так я могу найти. Ты видишь скольким людям нужно оказать помощь? Так что отложи свой меч в сторону и давай помоги мне перевязать рану этому человеку.
Моментально став серьёзным, воин одним ловким движением отправил меч в ножны, невольно подтвердив тем самым моё первоначальное мнение о нём как о весьма серьёзном противнике, склонился над раненным, и спросил:
- Что мне нужно сделать?
- Возьми вот там, - я указал на свою сумку, - баночку ярко зелёного цвета и передай её мне.
Пока воин копался в моей сумке я, сосредоточившись на своих ощущениях, начал впускать в тело раненного струйки своей магической Силы, исцеляя ранение. Когда рана зарубцевалась я, не глядя, протянул руку к воину и сказал:
- Нашёл? Давай сюда.
Мгновенно почувствовав на своей руке тяжесть баночки с мазью, я проворно раскрутил её и начал обильно смазывать ранение. Завершив все процедуры, я забинтовал руку и отступил от охранника.
- Спасибо, лекарь, - бледными губами прошептал охранник, поднимаясь на ноги.
Я кивнул и шагнул к следующему пациенту. Вслед за мной побрёл и воин.
Всё то время, пока я лечил пострадавших, незнакомец не сводил с меня глаз. Я, не понимая причины такого интереса, начал серьёзно нервничать. Однако когда я закончил лечить последнего из тех, кто нуждался в моей помощи, и повернулся к своему спутнику, он, смело выдержав мой взгляд, чуть поклонился и сказал:
- Спасибо мэтр лекарь за помощь моим людям. Без вашей помощи многие из них не пережили бы сегодняшней ночи. И я своими глазами вижу чего вам стóило отдать на их излечение столько своей магической Силы. И ведь вы сделали всё это, не рассчитывая на оплату собственных усилий. Я умею ценить душевное благородство, а потому предлагаю вам свою помощь и поддержку. – Бросив на меня ещё один цепкий взгляд, воин снова поклонился и представился – Меня зовут Марио.
- Моё имя Габриэль, - в тон ему отозвался я, – и ко мне можно обращаться на «ты».
- Откуда ты родом? – тотчас же поинтересовался Марио.
- Из Арнора – коротко ответил я.
- Из Арнора? – удивлённо переспросил Марио. Затем, покачав головой, хмыкнул: - Далеко же ты забрался от родной земли.
Я, молча, пожал плечами. Протянув руку, я забрал у Марио обратно свою сумку и начал приводить в порядок её содержимое: пока воин искал нужные мне мази, он умудрился основательно всё там перевернуть.
- А я – из Денферера, - тем временем проговорил Марио, продолжая разговор.
Я задумался, вспоминая многократно изучаемые мною политические карты мира, а потом в моей голове всплыли хорошо заученные сведения. Денферер был маленьким княжеством, славившимся, однако, чрезвычайным богатством и зажиточностью своих жителей. Его источником были земли, расположенные на юге страны, где находились залежи золотоносной руды. Именно разработка шахт, добывавших золото, и приносила этой стране весьма значительные доходы.
- А что ты делаешь тут, настолько далеко от родного порога? – переспросил я, по сути, повторяя один из его предыдущих вопросов.
Марио смутился и, запинаясь, неохотно выдавил:
- Да я тут с друзьями встретился, мы повспоминали дела прошлого. Так я чуток и поиздержался. Вот и пришлось наняться к торговцу Триггу начальником охраны его каравана, чтобы это, значит, денежек поднакопить. Ну, чтоб хватило домой вернуться.
Я невольно улыбнулся. Приблизительно представляя себе каким образом Марио «поиздержался», я не стал продолжать далее этот разговор.
- Ну, а что это мы всё стоим да стоим, - спохватился вдруг Марио. – Пойдём к костру – там покушаем и поговорим. А то очень есть-то хочется…
Я согласно кивнул (есть, действительно, хотелось) и направился вслед за своим новым знакомым к приятно гревшему костру.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 12 Дек 2013, 12:24

Глава 23

Находясь в караване сравнительно недолго (всего каких-то два дня) я ещё толком не успел познакомиться со всеми его «обитателями». А потому подходил к костру с некоторой долей настороженности. Однако воины, сгрудившиеся у огня, восприняли наш с Марио приход громкими одобрительными возгласами. Проворно отодвинувшись в разные стороны, расчищая место, где можно было бы усесться, они, перебивая друг друга, засыпали нас вопросами и разными комментариями. Я, обводя взглядом собравшихся, не вмешивался в их разговор с Марио, предпочитая пока что просто посидеть и послушать. Однако вскоре всё переменилось. Марио, подняв вверх руку, добился тишины, а потом веско сказал:
- Тихо, ребята, тихо. Вы совсем смутите нашего сегодняшнего героя. – Затем, бросив быстрый взгляд на меня, он вновь повернулся к воинам и продолжил: - Этого парня зовут Габриэль, и он родом из Арнора. Насколько я успел понять он – далеко не последний как в ремесле воина, так и в деле лечения ран. Остальное, думаю, он сможет сам нам всем рассказать.
Вновь повернувшись ко мне и хлопнув по плечу, Марио, указав рукой на всех, собравшихся у костра, сказал:
- Это – мои воины, нанятые охранять караван. Сегодня, своими действиями, ты, вероятно, спас многим из них их драгоценные жизни.
После этих слов Марио начал представлять мне всех, собравшихся у костра. Я же – в свою очередь – старался запомнить, как кого из них зовут. Получалось это у меня с переменным успехом. Представив своих спутников, Марио задал вопрос, который как я подозревал, интересовал всех присутствовавших здесь:
- Ну, а теперь, когда мы все познакомились, скажи мне: куда ты сейчас направляешься?
- Я только что закончил магическую Академию, и теперь еду работать лекарем в Далахан, - спокойно ответил я.
- М-да, - хмыкнул ближайший из сидевших ко мне воинов. – Не повезло тебе с распределением…
- Согласен, - моментально став серьёзным кивнул Марио. – Далахан – не то место, куда нужно отправлять молодого, новоиспечённого мага и лекаря.
- Но почему? – изумился я. - Далахан постоянно с кем-нибудь воюет. У меня будет обширная практика, и я смогу достаточно быстро научиться очень многому. А, значит, смогу спасти много человеческих жизней.
Все воины дружно расхохотались. Отсмеявшись, один из них, звавшийся Карл, покачал головой, и заметив мой недоумённый взгляд, сказал, обращаясь к своему командиру:
- Смотри, Марио, парень уже придумал для себя доводы, способные не дать ему окончательно впасть в уныние из-за результата собственного распределения.
Марио пожал плечами и отозвался:
- Ну, должен же он себя чем-то успокаивать на протяжении следующих трёх лет…
Его слова заглушил вновь раздавшийся многоголосый хохот воинов.
- Почему вы все так говорите? – вновь переспросил я. – Чем вам не нравится, что я еду работать в Далахан?
Прекратив подсмеиваться, Карл, моментально став серьёзным, веско заговорил:
- Если ты серьёзно не понимаешь то, что сейчас происходит в мире (а это в принципе вполне возможно, учитывая, что ты пять лет находился в полнейшей изоляции в стенах Академии), то я тебе всё разъясню. Ты – хороший парень, а потому мне бы не хотелось бы увидеть, как Далахан испортит тебя. – Перехватив мой изумлённый взгляд, Карл хмыкнул и продолжил: - Мало найдётся людей, хорошо относящихся к Далахану. И связано это, прежде всего, с тем, что с момента своего восшествия на престол король Сантай II проводит чёткую и недвусмысленную политику, направленную на полное покорение и подчинение своей власти как можно бóльшего числа свободных княжеств. Наблюдая за деятельностью короля, я ни секунды не сомневаюсь в том, что впоследствии все завоёванные Далаханом страны, даже если сейчас они и сохраняют статус его вассалов, должны будут влиться в состав королевства. Я больше, чем уверен: король Сантай II строит будущую империю, и эта политика проводится с настойчивостью, достойной лучшего применения – постепенно, но неотвратимо и планомерно. И теперь уже никто из жителей всех свободных княжеств не может быть спокоен относительно своей дальнейшей участи.
Несколько лет назад положение слегка изменилось: самое сильное княжество Гайдиар организовало так называемую Коалицию, направленную против захватнических планов Далахана, куда вошли многие свободные княжества. Теперь эта Коалиция защищает их, не позволяя Далахану постоянно захватывать всё новые и новые земли.
Казалось бы: вот оно решение проблемы. Однако всё совсем не так просто, как можно было бы подумать. Существование этой Коалиции лишь слегка сдерживает честолюбивые устремления Сантая II. На самом деле, я уверен в том, что сама по себе Коалиция не стала бы веской причиной, заставившей Сантая реально изменить свои далекоидущие планы. Скажу больше. То, что в течение последних лет на территории нашего мира не запылала огромнейшая, кровопролитнейшая война, затянувшая в свои объятия все страны – как княжества, так и королевства – связано с одним весьма серьёзным фактором. Как это ни покажется тебе странным, но более-менее стабильное положение на нашем материке удерживается исключительно из-за твоей родины. Арнор – вот единственная причина, почему Далахан ещё не обрушился всей своей мощью на оставшиеся свободными княжества.
- Почему вдруг моей родине выпала такая честь? – переспросил я.
- Из-за того, что в твоём королевстве у монаршей семьи родились три принца. И все они в данный момент не только не женаты, но даже ещё и официально не помолвлены. А потому никто в мире не знает, кого именно они выберут себе в жёны.
И в этой ситуации спрятаны свои подводные камни. Я ни минуты не сомневаюсь в том, что король Арнора не может не задумываться о завтрашнем дне. Он опытен и превосходно оценивает сложившуюся обстановку. Исходя из этого, весьма реальной становится ситуация, когда королём Арнора уже давным-давно были заключены тайные помолвки его сыновей и чьих-то чужих принцесс.
И этот факт, как ты, наверное, догадываешься, весьма осложняет для далаханского короля политические маневры. Вот «поцапаешься» ты, например, с Феркесом, а там есть две незамужние принцессы. И где гарантия, что одна из них уже тайно не сговорена за какого-то из арнорских принцев? Потому королю Сантаю нужно очень внимательно проводить свою внешнюю политику, не нападая на страны, которые могут как-то спровоцировать Арнор на ответные действия…
Положение существенно осложняет ещё и тот факт, что ваш третий принц Вальтер, берёт в свою постель не только женщин, но и мужчин. А это существенно расширяет число стран, желающих породниться с твоей страной – тех, в которых правящие монархи не имеет дочерей, а только нескольких сыновей. В том же Далахане, например, есть не только принцесса, но ещё и два младших принца, каждый из которых вполне мог бы заключить династический брак.
Кроме того, есть ещё одна достаточно тревожная для Далахана весть. Уже сравнительно долгое время ходят упорные слухи о том, что правители Феркеса и Иласы, пытаются склонить короля Арнора на заключение Тройственного оборонительного дружеского союза, направленного на экономическую и военную помощь друг другу.
Насколько я понимаю, подобный Тройственный союз – если он будет когда-нибудь заключён – станет серьёзным заслоном на пути захватнических планов Далахана. Более того, если этот союз возникнет, положение Далахана станет более критичным. Воевать на два фронта – против и Коалиции, и Тройственного союза – не выгодно никакому правителю. Каким бы мощным не было бы его государство, в конечном итоге он всё равно проиграет.
Я не сомневаюсь, что подобные слухи не могли появиться без реальной причины. Значит, как минимум, какие-то переговоры на этот счёт уже велись монархами этих трёх королевств. Даже скажу больше: я не исключаю возможности того, что этот Тройственный союз уже давно был – в строжайшей тайне – подписан и подкреплён договором о династическом браке (согласись, это вполне реальная ситуация, так как в каждом из этих двух королевств есть незамужние принцессы).
Вот потому Далахан сейчас в определённом смысле слова затаился. Боясь тронуть какое-либо королевство, он решается нападать только на княжества, и то только на те, за которыми не стоит мощная защита в лице Коалиции. Вторым источником расширения власти Далахана служат регулярно торг со своими вассалами. Подневольные княжества при помощи военной силы заставляют подписывать всё более и более кабальные договора о мире и сотрудничестве.
Однако это своё затишье во внешней политике, король Далахана с лихвой компенсирует во внутренней. Сантай II строит откровенно военизированное общество, вся жизнь которого построена на восхвалении войны. Местным жителям внушают, что нет в мире ничего более достойного, чем захватническая война. Именно она – путь к всеобщему благосостоянию и процветанию жителей Далахана, так как чем бóльшее число земель сможет захватить это королевство, тем бóльшим числом разнообразных благ оно наделит своих подданных. В стране постоянно насаждаются мысли о неизбежности мировой войны, которая принесёт Далахану власть над всеми, живущими в этом мире. Детей с самого раннего детства учат, что нет на земле лучше доли, чем судьба наёмника, подчистую вырезающего деревни, населённые врагами. Впитывая подобные мысли чуть ли не с молоком матери, новое поколение жителей Далахана перестаёт ценить всю прелесть Жизни. А это, согласись, весьма тревожные известия.
Так что нынешнюю ситуацию вполне можно назвать определённым штилем. Но такое положение скоро закончится. Ещё лет пять, максимум десять, король Арнора сможет балансировать на этой грани. Но после этого ему всё равно придётся принять какое-то решение – королевству нужен наследник. А, значит, он должен будет либо выбрать, наконец, невест для своих сыновей, либо (если уже состоялись тайные помолвки) официально озвучить их и сыграть свадьбы.
И когда это произойдёт, руки у правителя Далахана окажутся развязанными. Боюсь, что никто не сможет предугадать, его поступки и что после этого произойдёт. Так что нам, жителям других стран, остаётся точно так же затаиться в ожидании того, когда наш мир вновь ощутимо встряхнётся. И когда это произойдёт, приличным людям желательно находиться как можно дальше от вербовщиков Далахана…
Выслушав этот монолог, я изрядно удивился, и моментально задал вопрос, уже довольно долгое время терзавший мой мозг:
- Откуда у тебя столь глубокие познания в политике и жизни коронованных особ?
- Ну, не всегда же я был простым наёмником, - смущённо пробормотал Карл.
- Та-а-а-к, - протянул я. – А вот с этого места, пожалуйста, поподробнее. Кем ты был раньше, и что привело тебя к столь глубинным познаниям?
Карл зло сверкнул глазами, и, поднимаясь, ответил:
- Ты спас сегодня много жизней, а, значит, я тоже должен оказать тебе какую-то услугу. Но это вовсе не означает, что за это я обязан распахивать перед тобой свою душу. Потому скажу без лишних подробностей: я знаю «слишком многое» потому, что мне довелось родиться, как говорится, «на другой стороне одеяла»(14). Всё! Больше эту тему я обсуждать не намерен. – Повернувшись к Марио, он сказал: - Я пойду, проверю посты и охрану.
С этими словами Карл решительным шагом отошёл от костра.
Вокруг костра установилась неловкая тишина. Я, взглянув на разом посмурневшего Марио, расстроено пробормотал:
- Я не хотел его обидеть. Я не думал…
- Да, парень, я понимаю, - моментально встряхнулся Марио. – Просто по незнанию ты оттоптал любимый мозоль Карла: поднял тему, о которой ему неприятно говорить. Он – мой напарник, и уже много лет мы ходим с ним вместе, а потому я знаю, о чём идёт речь. Так как Карл уже сам раскрыл свою тайну, то я расскажу чуть больше про его нелёгкую участь. – Вздохнув, Марио отпил из фляги и продолжил: - Я не стану вдаваться в подробности, скажу лишь только то, что мать Карла была фавориткой монарха одной из стран, ну и он – в свою очередь – королевский бастард. Насколько я понял, король проявил полное пренебрежение судьбой своего отпрыска. В отличие от неписанных дворянских законов, этот монарх вообще никогда не интересовался дальнейшей участью своих бастардов, «забывая» о них сразу же после их рождения. Поэтому рождение этого ребёнка не принесло фаворитке ожидаемых благ. В своей самоуверенности она считала, что уж её-то ребёнка король непременно признает и даст ему официальный статус королевского бастарда(15). Разумеется, этого не произошло.
Пока был жив супруг его матери, Карл рос и воспитывался в этой семье. Однако, после его смерти, унаследовавший всё старший сводный брат Карла постарался как можно быстрее избавиться от попавшего в их гнездо кукушонка. Он купил брату воинский патент, и отправил в армию, на вольные, так сказать, хлеба, с братским напутствием – никогда больше не показываться ему на глаза. Так что с тех пор Карл и ведёт жизнь простого воина.
Однако, полученное образование и годы, проведённые при дворе, помогают ему очень чётко разбираться в хитросплетениях мировой политики. Он всегда точно знает, что происходит, и может высчитать, как дальше будут развиваться события. Исходя из его, как Карл говорит, «анализа ситуации» он может рассчитать, на чьей стороне следует сражаться и чутко ориентируется, когда приходит время уносить ноги, и устраиваться для жизни в другой стране. Так что ты, парень, можешь доверять его оценке складывающейся ситуации. Следующие годы в Далахане спокойно не будет…
Я задумчиво кивнул и промолчал. После слов Карла разговор сам собой прекратился, и все стали устраиваться на ночёвку. Расстелив плед, я укутался и начал обдумывать всё то, что услышал этим вечером.


Примечание:

14. Эта фраза, употреблявшаяся в разговорах ещё со времён Средневековья, обозначала незаконное рождение того, о ком именно вёлся разговор. Когда говорили, что ребёнок родился «на другой стороне одеяла», имелось в виду, что он – незаконнорожденный, бастард.
15. Согласно неписанных (однако за редчайшими исключениями исполнявшимися гораздо более чётко, нежели так называемые, «писанные», официальные) законов дворянства, существовали чёткие каноны, касающиеся отношения к так называемым бастардам.
Стоит начать с того, что монархическое общество является строго иерархичным, и состоит из сословий, связи между которыми чаще всего бывают чрезвычайно затруднены. Для официального перехода из одного сословия в другое требовались особые заслуги и оправдания. Для примера, иллюстрирующего мои слова, я возьму Францию, где эти особенности нашли своё наиполнейшее отображение. Там всё общество делилось на основные три сословия: первое – дворяне, второе – священнослужители и третье – все остальные категории жителей (разночинцы, горожане, крестьяне, etc.). Однако среди социальных категорий существовала ещё одна группа, статус представителей которой зависел от очень многих других, внешних, причин. Это так называемые бастарды – незаконнорождённые дети.
Незаконнорожденные отпрыски знати, рожденные от матерей, числящихся представителями третьего сословия и не признанные своими отцами (хотя на деле ни для кого не было тайной их происхождение), пользовались в лене определёнными привилегиями и занимали несколько особое положение. Тем не менее, если отец официально не признавал своего ребёнка, то тот воспитывался матерью в статусе её сословия, и считался простолюдином.
Бастарды — незаконнорожденные дети знатного отца и простолюдинки, официально признанные как таковые, считались дворянами, воспитывались в соответствии с этим, и просто должны были иметь на гербах своих родителей особый геральдический символ, так называемую чёрную полосу (знак незаконнорожденности). В своём правовом статусе бастарды имели определённые ограничения — даже будучи первенцами, эти дети не могли наследовать владения отца, если у того потом рождались дети в законном браке (т.е. на земли своего отца они имели права только в том случае, если у того не было ЗАКОННЫХ детей).
Особое место занимали дети, рождённые от так называемой «королевской крови», то есть незаконные дети короля или его родственников, знатных сеньоров-аристократов. Такие дети получали не только статус знатного сеньора, но и имя своего отца, а при удачном стечении обстоятельств могли наследовать и его владения. Яркий тому пример — жизнь Вильгельма I Завоевателя, ставшего впоследствии королём Англии. В Португалии в XIV в. новую династию Авизов также основал бастард, ставший королём Иоанном I, а другой незаконнорожденный — Энрико де Транстамаре, побочный сын Альфонса XI Кастильского, стал там же королем под именем Энрико II.
В Средневековье и даже позже было лучше оказаться бастардом знатного семейства, чем законнорожденным отпрыском представителя третьего сословия, так как знать всегда заботилась о своих бастардах. Короли, которые отказывались признавать их и заботиться о них вызывали в дворянской среде резкое осуждение. Так, например, дворянство всегда глухо ворчало в адрес Людовика Х Сварливого, который отрёкся от своей незаконной дочери Эделины Младшей, не признал её официально и насильно заточил в монастыре Сен-Марсель, вместо того, чтобы признать её статус королевского бастарда, обеспечить приданным и достойно выдать замуж, как того требовал обычай. Точно такое же отношении, но уже много позже, будет и по отношению к королю Генриху IV Наваррскому, который тоже практически никогда не заботился о своих незаконнорожденных детях. По сути, Генрих IV признал королевскими бастардами детей только одной своей «обожаемой» Габриэль д’Эстре, единственной среди огромнейшего числа «пассий» любвеобильного монарха, которая получила статус официальной фаворитки. Остальные же его бастарды так и канули в безвестности. Известный французский историк Роббер Амбелен так писал по этому поводу: «Не было числа его незаконным детям, и (за редким исключением) он никогда не заботился о них. …Поступая так, он нарушал традиции дворянства и королевских домов, согласно которым было не принято отказываться от своих побочных детей».
Вспомнив деяния Генриха IV, я и наделила этой же чертой – отказ от собственных бастардов – придуманного мною короля, отца Карла…
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 09 Янв 2014, 17:50

Глава 24

Последующие дни стали для меня своеобразным откровением. Так вышло, что впервые я оказался в ситуации, когда мне не было нужды задумываться о мотивах, руководящих поступками окружавших меня людей. Сейчас, находясь среди воинов, общаясь с людьми, родившимися в разных странах, я стал по-иному оценивать всё то, что происходило со мной раньше.
Долгое пребывание в относительно закрытой Академии, как я теперь понимаю, сыграло со мной недобрую шутку. Разумеется, я сам был во многом виноват, однако далеко не всё тогда зависело всецело от моей доброй воли. Пока я проходил психологическую «притирку» своей внутренней «женской» сущности к новой «мужской» реальности, адаптацию к жизни в новом для меня мире у тех, кто находился рядом со мной, успело сформироваться чёткое мнение о моей особе. Окружавшие меня студенты ошибочно уверились в том, что мне присущ глупый гонор и презрение ко всем вокруг, принимая естественную для меня тогда скованность и боязнь сближения с окружающими за надменность. И это общее мнение обо мне впоследствии только закрепилось, ибо я, обозлённый разошедшимися по Академии слухами о моей сексуальной «всеядности» и доступности, а также из-за заключённых пари о том, кто именно станет моим любовником, не счёл нужным ничего менять. Я, помня всё то, что случилось со «старым» Габриэлем, боясь очередного предательства, замкнулся в себе, не допуская никого в душу. Даже походы в таверну не давали мне возможности полностью расслабиться, так как и там я неизменно ожидал какого-то подвоха.
Здесь же сложилась совершенно иная ситуация. Кинувшись, не раздумывая, в бой с разбойниками, а затем, оказав помощь всем раненным, я мгновенно стал «своим» для окружавших меня воинов, вступив в своеобразное незримое «воинское братство». Сейчас, когда обе стороны – и я, и мои спутники – были готовы к диалогу, я впервые получил возможность общаться НА РАВНЫХ со всеми, кто меня окружал. Никто из тех, кто ехал в этом караване, не имел относительно меня никаких предубеждений, рассматривая мою особу, прежде всего, как целителя, которым я и являлся. Целителя и немножко воина. Я же – в свою очередь – тоже оценивал окружающих меня, исходя из знаний и критерий жителя этого мира.
Особую ценность принесло ещё и то, что оказанная мною помощь, моментально возвела меня в ранг чуть ли не всеобщего спасителя. И я впервые упивался заслуженным уважением окружающих. Именно в этот момент я впервые осознал насколько трепетно относились в этом мире к магам-целителям. Я и раньше знал, что к врачевателям тут относились с уважением. Однако знать и ощущать на деле – это разные вещи. Мужчины постоянно пытались помочь мне, советуя как лучше всего обустроить свой походный быт, женщины подсовывали на привалах самые лакомые кусочки, девушки откровенно «строили глазки», а дети пытались втянуть меня в свои игры. Я оказался в атмосфере всеобщего обожания, и это было очень приятно. Разумеется, я немного смущался, но не мог не чувствовать счастья от своей нужности окружавшим меня людям, видевшим во мне лекаря, способного спасти их жизни. Причём не только лекаря, но и воина.
Это путешествие позволило мне впервые «окунуться» в реальную, а не «книжную» жизнь. Я постигал тонкости общения как в мужском, так и в женском обществе, обучаясь тому, как надо правильно реагировать на советы, розыгрыши, те или иные «подколки» и даже научился вежливо, не прибегая к поединкам, отказываться от предложений разделить с кем-то на ночь ложе.
Разумеется, я не строил лишних иллюзий и не воспылал мгновенно любовью ко всему окружающему меня миру. То, что в этом, конкретно взятом, караване собрались честные и достойные люди, нисколько не отменяло того факта, что во всём остальном окружающем меня мире всё равно было достаточно много плохих людей. Однако этот своеобразный «глоток чистого воздуха» впоследствии немало помог мне, научив справляться со многими жизненными трудностями.
Двигаясь вместе с остальными вдоль по дороге, я наблюдал за тем, как вели себя окружавшие меня воины и очень много думал.
Сказать честно, меня немало смутили откровения Карла относительно реальной жизни Далахана. Ещё из своей прежней жизни я превосходно знал о том, какие опасности скрываются в жизни тоталитарных государств. И попасть в очередную «империю Зла» мне совершенно не хотелось. Меня несколько пугало всё то, о чём я услышал.
Однако со свойственной мне тогда юношеской самоуверенностью и идеалистичностью, я посчитал, что история показывает нам достаточно примеров, когда даже один человек способен «перевернуть мир». Мне казалось, что если я буду строго следовать своему предназначению, то тоже смогу если не изменить этот мир (столь высокомерных рассуждений у меня не было), то хотя бы чуть-чуть подтолкнуть его в лучшую сторону. Примеры Махатмы Ганди и матери Терезы(16) вдохновляли меня ступить на этот путь и пройти по нему столько, сколько у меня получится…
Разумеется, я понимал, что один человек не может изменить весь мир. Однако бывали времена, когда тому или иному человеку удавалось стать вдохновителем для последующих сторонников. Почему бы и мне, используя мой целительский Дар и возможности лекаря, не приложить все свои силы для пробуждения у простых людей Далахана тяги к Добру и созиданию?
Как наивен я был в тот момент…

* * *
Особенности существующей системы распределения магов, завершивших Академию, как я видел, были известны всем. А потому все воины каравана, узнав, что я по окончании Академии еду в Далахан, восприняли это исключительно как результат неудачно выпавшего мне распределения. По какой-то неведомой мне причине и я сам не стал опровергать это сложившееся у них убеждение. В результате этого, каждый из воинов время от времени заводил со мной разговор на тему о том, каким образом мне более-менее безболезненно пережить последующие три года, чтобы потом иметь возможность покинуть, наконец, Далахан и вернуться живым и здоровым к себе на родину. Я, ничего не опровергая, внимательно выслушивал все эти советы, тщательно запоминая их на будущее.
Марио и Карл взяли надо мной своеобразное «шефство», рассказывая о повседневной жизни военного лагеря, правах и обязанностях наёмников, писанных и неписанных законах «военного братства», в общем всего того, что смело можно было называть своеобразными «подводными камнями», малоизвестными для зелёного новичка. С огромной благодарностью впитывая в себя эти знания, я постигал такие вещи, о которых никогда не прочитал бы ни в одной книге. Советы этих двух наёмников впоследствии принесли мне много пользы, так как помогли избежать ошибок, свойственных новичкам.
На привалах время от времени мы затевали шуточные поединки, в которых вскоре стали принимать участие почти все воины, охранявшие караван. Желание «размяться», чтобы постоянно находиться в боевой форме испытывали все воины, на чьих плечах лежала ответственность охраны людей и товара. Эти поединки приносили мне массу удовольствия. Моментально оценив высокий уровень моей физической подготовки и умения обращаться с оружием, мои партнёры по поединкам вскоре перестали сдерживаться и давали мне настоящий мастер-класс почти реального сражения, показывая как новые для меня элементы, так и ловушки и подлые приёмы, которые подчас применяют против врагов во время настоящего боя. Обучаясь тому, как можно избежать этих приёмов, я часто вспоминал слова принца Корвина – персонажа из знаменитой серии романов «Хроники Амбера» Роджера Желязны: «Война – это тебе не Олимпийские игры. Тут разрешено всё, что поможет тебе убить противника и сохранить свою собственную жизнь». И я учился всем трюкам наёмников, которые когда-нибудь вполне могли спасти и мою жизнь.
Однако любой путь рано или поздно заканчивается, и в один прекрасный момент караван прибыл в конечную точку своего пути. Мой же путь следовал дальше. Тепло попрощавшись со всеми окружавшими меня все эти дни и напоследок пройдя через объятия всех заботившихся обо мне женщин, я подошёл к Марио, стоявшему вместе с Карлом в сторонке и терпеливо дожидавшемуся окончания, как он сказал, «сцены прощания». Крепко пожав мне руку, он сказал:
- Я рад был с тобой познакомиться, Габриэль. Надеюсь, что когда-нибудь мы ещё свидимся.
- Я тоже буду надеяться на это, - ответил я, крепко пожимая его руку.
- Удачи тебе, парень, - весело подмигнув, проговорил Карл, также пожимая мне на прощание руку. – Надеюсь, что через три года ты сможешь унести из Далахана свою шкурку в не очень сильно потрёпанном состоянии.
- Я тоже буду на это надеяться, - рассмеялся я.
Торопливо кивнув наёмникам, я быстро вскочил в седло, и в последний раз приветственно взмахнув рукой, пустил коня вскачь. Как говорили в моём прежнем мире: «Долгие проводы – лишние слёзы».

* * *
Дальнейший мой путь был малоинтересен. Я всё так же добирался верхом до крупных городов, имевших стационарные телепорты, и оттуда перемещался в следующий город, а потом вновь отправлялся в путь. Больше мне не довелось встретить торговый караван и прибиться к нему, а потому всё своё дальнейшее путешествие я провёл в одиночестве.
Мой плащ с нашивкой, говорящей о том, что я маг-целитель, закончивший магическую Академию, помогал мне избегать различных бытовых трудностей. Стоило мне только зайти в ту или иную лавку или таверну, как хозяин моментально бросался ко мне, спеша выполнить все мои просьбы. Поэтому, не имея никаких проблем с покупками и едой, я продвигался дальше достаточно быстро.
Первые проблемы у меня появились только тогда, когда я достиг границы с Далаханом. Воины, выполнявшие обязанности своеобразных пограничников, подали мне знак остановиться и спешиться. Спрыгнув с коня я, не дожидаясь дальнейших требований, быстро вытащил из своей сумки все документы, подготовленные для меня магистром Илэром, и передал их тому воину, который казался мне самым старшим по званию.
Офицер длительное время самым внимательным образом изучал мои бумаги, а потом столь же долго разглядывал и меня самого. И только когда молчание стало уже по-настоящему неловким, он сокрушённо покачал головой и сказал:
- Все ваши бумаги в полном порядке. Как это ни прискорбно, но вы можете следовать дальше.
- Так если все мои документы «в полном порядке», то почему же вам «прискорбно»? – удивился я.
- Прискорбно от того, что я не имею права не пустить вас в мою страну, - сквозь зубы пробормотал офицер. – Вы ведь, наверняка, арнорский шпион, присланный сюда чтобы что-то вынюхивать во славу своей страны…
- Я целитель, а не шпион, - удивлённо сказал я.
- Одно другому не помеха, - отрубил офицер, а затем, решительно взмахнув рукой, сказал: - Ладно, хватить болтать. Какова цель вашего визита в нашу страну?
- После завершения обучения в Академии я буду работать у вас магом-целителем. Я стану излечивать всех, кто получил на войне какие бы то ни было ранения, - вежливо ответил я. - К слову, я бы хотел узнать: где именно в данный момент находится главный маг-целитель вашей армии?
- Вот, ещё приехать не успел, а уже выведывает место расположения наших войск, - злобно прошипел один из воинов.
- Я буду лечить ваших соотечественников, спасать их драгоценные жизни, - гневно воскликнул я. – Неужели вы этого не понимаете?
Воин раздражённо пожал плечами и отвернулся. Офицер, продолжая сверлить меня своим тяжёлым взглядом, вновь тяжело вздохнул, и расстроено-раздражённым тоном бросил:
- Достаточно разговоров. Езжайте и следуйте по вашему распределению. Главный в королевстве военный маг-целитель – мэтр Дилмар Латур – сейчас находится не в действующей армии, а в городе Итарси. Найдёте его там.
Сокрушённо покачав головой, он подал знак, и солдаты расступились в сторону, освобождая для меня проезд. Не желая больше спорить, я дал шенкеля коню и сразу же пустил его в галоп, намереваясь как можно скорее миновать контрольный пограничный пункт.
Эта встреча заставила меня вспомнить все предупреждения, высказанные тогда Карлом и серьёзно задуматься о том, что же будет дальше...

* * *
Итарси находился не очень далеко от границы, а потому я смог добраться туда довольно быстро. Наученный уже общением с воинами на границе теперь я уделял гораздо больше внимания тому, что окружало меня – уровню зажиточности сёл и городов и проживавших там людей.
И вскоре я осознал то, что меня весьма удивило – отношение ко мне со стороны окружающих было весьма своеобразным. С одной стороны, моя мантия мага-целителя, как и в других местах, открывала для меня все двери. Но вот с другой стороны, она отнюдь не заставляла всех встречавшихся на моём пути стремиться помогать мне так, как это делали жители других стран, к чему я уже успел привыкнуть за всё время моего прежнего путешествия. Меня могли с почтением встретить в трактире, однако при этом тотчас же заверить, что этот год был весьма неурожайным, а потому цены на все продукты подскочили до небес. После чего я сам должен был выбирать: то ли ехать дальше, то ли соглашаться платить их порой запредельные цены. Разумеется, подобное положение вещей меня отнюдь не радовало. За время, пока я передвигался по Далахану, я потратил почти столько же, сколько заплатил за время всего остального пути…
Но, как говорится, «сказка сказывается, а дело – делается». И в один прекрасный момент я достиг, наконец, окончания своего пути – заветного города Итарси.
Сразу же по приезде, я направился на самый лучший постоялый двор, где снял комнату и заказал обильный обед и ванну. Пока слуги готовили всё заказанное, я разговорил хозяина, пытаясь узнать, где смогу найти мага-целителя мэтра Дилмара Латура. Услыхав мой вопрос, хозяин моментально ответил, что мэтр Латур может быть либо у себя дома, либо в военном госпитале. Выяснив оба адреса, я направился в свою комнату, чтобы привести себя в порядок с дороги. Быстро приняв ванну и покушав, я уже менее чем через два часа проследовал по названному мне адресу.
Рассудив, что в течение дня проще отыскать врачевателя в госпитале, нежели дома, я сразу же отправился именно туда.
Госпиталь встретил меня привычной суетой. Казалось, я вновь окунулся в привычную мне, ещё со времён Академии, среду. Именно эта похожесть и раскрепостила меня, заставив забыть волнение и некоторый мандраж, ещё совсем недавно сковывавшие мою душу. Схватив за руку первого же пробегавшего мимо меня работника госпиталя, я спросил того, где именно я смогу найти мэтра Латура. Получив полностью исчерпывающий ответ, я отпустил свою «жертву», и неторопливо двинулся по направлению к кабинету, где я сейчас мог найти мэтра.
По пути я внимательно рассматривал госпиталь. Насколько мне удалось разглядеть, заведённые здесь порядки не отличались от того, к чему я привык со времени своей практики в академической больнице. Это обстоятельство ещё больше успокоило меня, настроив на благожелательный лад.
Подойдя к нужной мне двери, я решительно постучал. Спустя несколько секунд последовал громкий, даже какой-то пронзительный крик, разрешающий мне зайти внутрь. Распахнув дверь, я быстро вошёл в кабинет.
Посреди комнаты, в окружении толпы молодёжи, стояла покрытая белой тканью каталка, на которой располагался кто-то, с ног до головы покрытый тёмно-красными кровяными потёками. Одного беглого взгляда было достаточно для того, чтобы понять, что на каталке лежал труп. Стоявшие вокруг молодые люди внимательно слушали то, что рассказывал им находившийся рядом с трупом пожилой маг. Свои объяснения он мгновенно подкреплял, указывая тонкой палочкой на ту или иную часть окровавленного «пособия».
Я внимательно осмотрелся, стараясь запомнить как можно больше различной информации, которая впоследствии вполне могла бы мне пригодиться. Насколько я мог судить из того, что видел, стоявшие рядом с мертвецом люди наверняка были молодыми целителями, обучавшимися у мэтра с тем, чтобы впоследствии тоже занять своё место в больницах и лазаретах. А, значит, я должен был запомнить тех, с кем мне скорей всего предстояло в дальнейшем работать.
Переведя взгляд с учеников на их учителя, я понял, что не только я занимался изучением окружающих меня будущих целителей, но и мэтр Латур (а я не сомневался, что стоявший у трупа мужчина был именно им) только что столь же пристально изучал меня.
Встретившись глазами с магом, я вежливо поклонился ему и спросил:
- Вы – мэтр Латур?
Лекарь кивнул, а затем неторопливо, растягивая слова, поинтересовался:
- Я-то уже много десятилетий мэтр Латур, а вот ты, что за создание? Может быть, нас посетило ещё одно будущее новое учебное пособие?
- О, нет уж, - улыбнулся я. – Как говорил один человек: «Не дождётесь!». Я только что завершил магическую Академию, и приехал сюда, в вашу страну, чтобы работать в действующей армии в качестве военного мага-целителя. – И уже наученный опытом общения с пограничниками, проворно добавил: - Все мои документы находятся в полном порядке.
Мэтр Латур презрительно фыркнул:
- А что мне сейчас с твоих бумажек? Ты что, ими собираешься излечивать раны от мечей или арбалетных болтов? Или ты планируешь тыкать ими в лицо командующему, вместо того, чтобы лечить раненных?
- Я полагаю, что у меня достанет других методов и средств для лечения всех, нуждающихся в помощи лекаря, - чуть обиженно парировал я.
- Так, да? – уже другим тоном отозвался маг. – Ну, что ж… Посмотрим, посмотрим. – Затем, указав рукой на лежащее на каталке тело, он продолжил: - Вот, подойди сюда и скажи нам всем: какие ранения получил этот человек, чем его лечили и от чего он умер.
Подойдя к мертвецу, я стал внимательно осматривать его. Спустя некоторое время я как можно подробнее ответил на все поставленные мэтром Латуром вопросы. Завершив свой ответ, я с радостью увидел, что мои слова понравились магу. Более того, как мне показалось, в его глазах мелькнул неподдельный интерес.
- Да, ты всё правильно рассказал, - внимательно разглядывая меня, отозвался мэтр Латур. – Постой тут, пока я не завершу урок, а потом мне нужно будет поговорить с тобой, - но уже в другой обстановке и более подробно.
Последовавшие за этим полчаса я терпеливо дожидался завершения урока. Внимательно прислушиваясь к объяснениям мэтра Латура, я понял, что он – весьма опытный и много чего знающий врачеватель.
После того, как мэтр Латур освободился, мы проследовали в его кабинет, где маг самым внимательным образом ознакомился с моими документами. Причём он не только прочитал все рекомендательные письма, но и тщательно исследовал внесённые в мой диплом оценки по каждой сданной за всё время моего обучения в Академии дисциплине. Перевернув последнюю страницу, мэтр Латур посмотрел на меня и спросил:
- Среди поданных тобой бумаг нет приказа о твоём распределении, а оценки в твоём дипломе показывают, что его – приказа этого – и быть не могло. Стало быть, ты сам, по собственной доброй воле, решил работать в моей стране. Отсюда непонятность образовывается. Спрашивается: какого демона тебя принесло в Далахан? Почему тебе вдруг захотелось приехать именно сюда?
- Я – не шпион и не собираюсь здесь ничего «вынюхивать», - проворно открестился я от возможного самого главного обвинения. – Я приехал в Далахан потому, что именно эта страна постоянно ведёт боевые действия. А из этого следует, что именно здесь я, как военный маг-целитель, смогу обрести наилучшую практику и принести наибольшее количество пользы людям.
Мэтр Латур долго пристально смотрел мне в глаза, а потом тяжело вздохнул и пробормотал:
- Очередной молоденький идеалист приехал поражать мир своими талантами и пытаться спасти всех, кто живёт на этом континенте. – Затем, вновь покачав головой, он продолжил: - Да, твои знания и умения, несомненно, помогут в действующей армии. Когда ты сможешь отправиться туда?
- Я приехал в Итарси только сегодня, и прежде чем вновь отправляться в путь, мне нужно закупить запас еды.
- Тебе нет нужды что-либо покупать, - отмахнулся от моих слов маг. – Я собираюсь отправить тебя туда телепортом, так что на месте ты будешь уже сегодня. – Затем поразмыслив некоторое время, мэтр Латур продолжил: - Я считаю, что это следует сделать немедленно. Сегодня у меня тут больше нет лекций, а завтра я вообще свободен. А потому я вполне смогу проследить за твоим размещением на новом месте работы. Так что возвращайся туда, где ты остановился, забирай свои вещи, и вновь приходи сюда. Часа тебе хватит?
- Хватит, - слегка удивлённый такой быстротой развития событий ответил я.
Мэтр Латур кивнул и продолжил:
- Значит, через час я жду тебя здесь – уже полностью собранным.
Сходить на постоялый двор за своими вещами, и вернуться обратно было делом не долгим, а потому менее чем через час я вновь стоял перед мэтром Латуром.
Когда я вошёл, маг как раз что-то писал. Сделав мне знак присесть, мэтр Латур продолжил своё занятие. Дописав, он встал и передал мне несколько листов гербовой бумаги с печатями.
- Вот, - сказал маг, - это твои новые документы, которые, вместе с твоими бумагами, помогут тебе жить спокойно. Отныне ты – маг-врачеватель королевской армии Далахана, зачисленный в воинский реестр и поставленный на довольствие. Как иностранец, ты будешь находиться в прямом подчинении не у короля или верховного главнокомандующего Далахана, а только у главного военного лекаря нашей страны. Но вот ему ты должен будешь подчиняться беспрекословно, выполняя совершенно все его приказы и работая по стольку часов, сколько он будет тебе приказывать. Работать без нытья и лени.
Удивлённо приподняв бровь, я поинтересовался:
- А кто именно является «главным военным врачом королевства Далахан»?
- Я, - чрезвычайно довольно протянул мэтр Латур, ехидно ухмыльнулся и предвкушающее потёр руки.
- Мог бы догадаться, - пробормотал я.
Маг расхохотался:
- Добро пожаловать в страну твоих самых страшных фантазий.
Я сокрушённо покачал головой и рассмеялся. Чувствую, что общение с мэтром Латуром будет для меня весьма интересным.
Тем временем маг, мгновенно став серьёзным, сказал:
- Ладно, пошутили и хватит. Пора отправляться туда, где ты отныне будешь работать.
С этими словами мэтр Латур направился к выходу из комнаты. Я последовал вслед за ним. Зайдя в комнату, где располагался магический телепорт, маг прошёл в начерченный на полу круг. Я тотчас же последовал за ним. Когда маг убедился, что я готов, он включил режим перемещения, и через мгновение мы оказались в другой комнате. Как потом выяснилось, это был передвижной телепорт, использовавшийся в условиях перемещавшейся с места на место армии. Он состоял из небольшого деревянного домика, стационарно закреплённого на повозке, перевозимой парой лошадей. На деревянном полу этого домика и был начерчен круг для перемещения.
Как только мы оказались в этой комнате, мэтр Латур направился к выходу. Я вновь последовал за ним.
Выйдя из передвижного телепорта, я с интересом обнаружил, что нахожусь прямо посреди разбитого военного лагеря. Правда, времени на то, чтобы как следует всё разглядеть, у меня не было: мэтр Латур решительно ухватил меня за руку и проворно потащил в военный лазарет – знакомиться с врачами и полевыми командирами.
- Пора приступать к работе, - наставительно сказал маг, продолжая волочить меня по направлению к нескольким крупным палаткам. – Отныне именно так будут протекать все твои дни: работа, работа и ещё раз работа.
И я, ничуть не протестуя, направился вслед за мэтром Латуром – приступать к моей новой жизни.


Примечание:

16. В принципе, думаю, что эти имена слишком хорошо известны всем читателям, однако – на всякий случай – всё-таки дам небольшое пояснение.
Махатма Ганди – Мохандас Карамчанд «Махатма» Ганди (2 октября 1869 – 30 января 1948 гг.) – один из руководителей и идеологов движения за независимость Индии от власти Великобритании. Его философия ненасилия (сатьяграха) оказала влияние на движения сторонников мирных перемен. Его имя окружено в Индии таким же почитанием, с каким произносятся имена святых. Духовный лидер нации, Махатма Ганди всю свою жизнь боролся против раздирающих его страну религиозных распрей, против насилия, но на склоне лет сам стал его жертвой.
В 19 лет Мохандас Ганди отправился в Лондон, где получил юридическое образование, а после возвращения обратно в Индию он активно включился в движение за достижение независимости страны от британского колониального владычества. В борьбе за независимость Индии М.Ганди использовал методы ненасильственного сопротивления: в частности, по его инициативе индийцы прибегали к бойкоту британских товаров и учреждений, а также демонстративно нарушали ряд законов.
В 1915 г. знаменитый индийский писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе Рабиндранат Тагор впервые применил по отношению к Мохандасу Ганди титул «Махатма» (т.е. «великая душа»), правда, сам Ганди этого титула не принял, считая себя недостойным его.
Широко известна также его непримиримая борьба с кастовым неравенством. Ганди стремился не только добиться прекращения дискриминации неприкасаемых с помощью светских законов, но и доказать, что институт неприкасаемости находится в противоречии с индусским принципом единобытия, и таким образом подготовить индийское общество к тому, что неприкасаемые такие же его равноправные члены, как и остальные индийцы.
Махатма Ганди пользовался огромным влиянием как среди индусов, так и среди мусульман Индии и старался примирить эти враждующие группировки. Он крайне отрицательно отнёсся к разделению бывшей колонии Британская Индия в 1947 г. на светскую республику Индия с преобладанием индуистского населения и мусульманский Пакистан. После раздела вспыхнула жестокая борьба между индуистами и мусульманами. 1947 год для Ганди закончился горьким разочарованием. Он продолжал доказывать бессмысленность насилия, но, казалось, никто его не слышал. В январе 1948 года в отчаянной попытке остановить межнациональные распри Махатма Ганди прибегнул к голодовке. Он объяснил свое решение так: «Смерть станет для меня чудесным избавлением. Уж лучше умереть, чем быть беспомощным свидетелем самоуничтожения Индии». И его послушались…
Однако Ганди добился лишь частичного примирения индусов и мусульман. Экстремисты же были в принципе против всякого сотрудничества с мусульманами. Политическая организация «Хинду Махасабха» решила продолжать борьбу. Однако в Дели ей противостоял авторитет Махатмы Ганди. И тогда экстремисты решили устранить неугодного философа, который пользовался такой популярностью у индийского народа. Был организован заговор, возглавляемый лидером «Хинду Махасабхи» Винайяком Саваркаром, который и подослал к Ганди наёмного убийцу. 30 января 1948 г. Махатма Ганди был застрелен.

Мать Тереза – мать Тереза Калькуттская (настоящее имя Агнесс Гонджа Бояджиу, 26 августа 1910 г. – 5 сентября 1997 г.) – католическая монахиня, основательница женской монашеской конгрегации «Сёстры Миссионерки Любви», занимающейся служением бедным и больным. Причислена католической церковью к лику блаженных. Лауреат Нобелевской премии мира (1979 г.).
В восемнадцать лет она уехала в Ирландию и там вступила в монашеский орден «Ирландские сестры Лорето». В 1931 г. Приняла постриг и взяла имя Тереза в честь канонизированной в 1927 г. монахини-кармелитки Терезы из Лизье, известной своей добротой и милосердием.
Вскоре орден направил её в Кулькутту, где около 20 лет она преподавала в женской школе святой Марии. 10 сентября 1946 г. она получила разрешение от руководства ордена помогать бедным и обездоленным Калькутты, а в 1948 г. основала там общину: монашескую конгрегацию «Сёстры Миссионерки Любви», деятельность которой была направлена на создание школ, приютов, больниц для бедных и тяжелобольных людей, независимо от их национальности и вероисповедания.
С 1965 г. деятельность монашеской конгрегации, основанной Матерью Терезой, переступила границы Индии, в настоящее время она имеет 400 отделений в 111 странах мира и 700 домов милосердия в 120 странах. Её миссии, как правило, действуют в районах стихийных бедствий и экономически неблагополучных регионах.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 26 Фев 2014, 16:38

Глава 25

Прошло три года.


Я проснулся от того, что кто-то сильно тряс меня за плечо, одновременно нетерпеливо вскрикивая:
- Мэтр Габриэль, вставайте. Вставайте, мэтр Габриэль.
Привыкший за время походной жизни спать очень чутко и просыпаться моментально, я сразу же открыл глаза. Поняв, что я проснулся, разбудивший меня воин проворно выскользнул из палатки.
Быстро приведя себя в порядок, я тоже вышел на улицу. Проморгавшись от ослепившего меня солнечного света, я огляделся по сторонам, и тотчас же увидел гонца, разбудившего меня.
- Что случилось? – спросил я у нетерпеливо переминавшегося с ноги на ногу посланника.
- Наш разъезд, отправившийся в разведку, наткнулся на засаду и был вынужден принять бой. В итоге многие воины погибли, ну, а те, кто выжил, почти все получили ранения. Только что раненные прибыли в лагерь, и мэтр Найси просит вас поспешить в операционную. Ему будет нужна каждая свободная пара рук…
- Понятно, - кивнул я. – Передай мэтру Найси, что я только возьму свои инструменты и тотчас же приду.
Гонец кивнул и бросился выполнять. Я тоже поспешил – обратно в свою палатку. Быстро собрав всё, что мне могло понадобиться, я помчался в операционную.
За годы, проведённые мною в действующей армии, я уже привык к подобному насильственному пробуждению. Я был хорошим врачевателем, а потому был постоянно загружен. Хотя с самого первого дня моего пребывания здесь, всё в моей жизни было связано с проблемами.
Когда мэтр Латур привёл меня, зелёного новичка, в палатку, где размещался полевой госпиталь и представил главному хирургу, мэтру Найси, я понимал, что трудностей не избежать. Однако очень многие навалившиеся на меня проблемы были весьма далеки от дел, напрямую связанных с медициной.
Поскольку я был подданным другой страны, то вначале отношение ко мне было довольно сдержанным, если не сказать – прохладным. В первое время казалось, что все окружающие рассматривали меня исключительно чуть ли не в качестве лазутчика, пытающегося пробраться к «источникам информации», шпионом, способным вызнать все секреты их страны, а потом переправить полученное властям Арнора. Много раз, возвращаясь после трудного для в госпитале к себе, я замечал, что за мной следят. А про то, что мою палатку и личные вещи постоянно обыскивали, я вообще молчу. Причём порой настырные представители службы безопасности Далахана даже не утруждали себя попытками скрывать от меня следы своих поисков.
Чем больше времени я проводил, общаясь с выздоравливавшими пациентами, тем чаще мэтр Латур показывал мне написанные на мою особу доносы. В них «доброжелатели» предупреждали его о том, что я, разговаривая с доставленными с поля боя раненными, тайно собираю разведывательную информацию. Причём, насколько мэтр Латур понимал, точно такие же доносы переправлялись не только ему, но и главе ведомства охраны безопасности страны.
Только через несколько недель я понял, насколько мудрым оказался мэтр Латур, когда сразу же после моего приезда в Итарси, столь проворно увёз меня оттуда. Именно этот нюанс стал моим спасением. Именно этот поступок поспособствовав тому, что меня не арестовали в первые же дни моего пребывания в действующей армии. Через какое-то время, во время одного из разговоров местный глава ведомства охраны государственной безопасности – герцог Этайн Конн, постоянно следивший за мной, с сожалением заметил, что я слишком мало времени провёл в Итарси, а потому просто физически не успел переговорить с жившими там арнорскими шпионами. А потому, к его глубочайшему сожалению, у меня нельзя «вызнать» имена находящегося в Далахане арнорского подполья…
Думаю, нет нужды рассказывать про охватившие меня после этих слов чувства. Сама мысль о том, что только из-за благоприятного стечения обстоятельств я спасся от ареста и пыток, была далеко не радостной. Герцог Конн, абсолютно уверенный в том, что он имеет полное право арестовать любого «опасного для его страны» человека, даже не позаботившись о том, есть ли против него реальные обвинения или же нет, стал для меня серьёзным испытанием. На протяжении всего времени моего пребывания в армии, он неотступно следил за мной, желая, по его собственным словам, «не допустить возникновения на его земле шпионского подполья».
Сложности с герцогом Конном оказались не единственной проблемой, с которой мне пришлось столкнуться, живя в военном лагере. Порой мне приходилось «вляпываться» и в откровенные провокации. С определённой регулярностью со мной происходила одна и та же история. Представьте, после тяжелейшего дня, проведённого в операционной, весь выжатый и физически, и морально, я возвращался, наконец, в свою палатку. И вот там меня ожидала не мягкая постель, а очередной посетитель, который кидался ко мне в объятия и, прижимаясь ко мне всем телом и целуя, жарко шептал, что за ночь любви он готов рассказать мне все военные тайны, какие я только захочу узнать. Думаю, понятно насколько мне бывало «весело» слышать всё это. Тем более что я превосходно отдавал себе отчёт в том, что неутомимый герцог Конн наверняка стоит сейчас за парусиновой стенкой палатки и нетерпеливо ожидает моего ответа. Так что приходилось самым решительным образом вырываться из рук очередного «претендента» и выдворять его из моей палатки. Вскоре такое «развлечение» стало для меня чуть ли не обязательной программой каждого вечера.
Тем не менее, я превосходно видел, что, в отличие от времени, когда я учился в Академии, по-настоящему мало кто хотел завязать со мной прочные отношения. Максимум, чего я мог ожидать – тайная связь на одну ночь без каких бы то ни было дальнейших обязательств и отношений. И подобное ничуть меня не удивляло. Поскольку моя скромная персона привлекла повышенное внимание со стороны герцога Конна, далеко не последнего лица в стране, никто из окружавших меня не хотел также оказаться в поле зрения его бдительного ока. А что, как ни связь со мной, могло бы привести к повышенному вниманию к ним со стороны герцога?
С течением времени я всё чаще и чаще вспоминал слова магистра Илэра о том, что война – это тяжелейшее испытание. И не просто вспоминал, но и полностью согласился с этим высказыванием Учителя. Причём не абстрактно, а целиком отдавая себе отчёт в каждом слове. Война, действительно, страшное испытание. И я вдоволь хлебнул всего этого. Сложно ли мне было? Неимоверно. Иногда даже я сомневался в том, а хватит ли мне сил выдержать все испытания. Но я сам этого хотел, а потому держался…
Лечить больных в больнице и оказывать им помощь прямо рядом с полем боя – это совершенно разные вещи. Стерильная обстановка в операционной и пациенты, перед операцией напоенные сонным зельем, – это одно. А неимоверно быстро спасать жизни только что доставленных прямо с передовой раненных – это совершенно другое. Кровь, грязь, антисанитария, отсутствие нужных лекарств, крики боли и страдания. Порой, не имея нужных мне лекарств, я тратил собственные ресурсы организма, чтобы погрузить в сон метавшихся от жутких болей раненных пациентов.
Но не менее физических трудностей, меня подстерегала боль от моральных травм.
Война – это не только победы и поражения, героизм или трусость. В ней всегда много мерзости и грязи. В книгах, повествующих про военные сражения, редко пишут про эту другую сторону военных будней. Иногда где-нибудь на самом краю повествования может «прошмыгнуть» информация о том, что после взятия город на три дня отдавался на разграбление победителям. Однако мало кто реально представляет себе, что это такое – разграбленный победителями город. Тысячи убитых, столько же изнасилованных женщин, разорённые дома, дети, которым походя, шутки ради, вспарывали животы и бросали умирать на землю, рядом с разграбленными домами. Нередки бывали ситуации, когда их матерей насиловали там же – рядом с ещё тёплыми трупами их детей.
А сколько раз бывало, когда избитых и изнасилованных, многократно пущенных «по кругу» женщин «победители» затем притаскивали в военный лагерь, где насильно делали полковыми шлюхами. Редко какая женщина могла отказаться от подобной роли. И связано это бывало чаще всего с тем, что путь домой им был уже заказан: никто бы не выпустил из места расположения войск потенциальную «шпионку». Тех, кто пытался бежать, ловили и убивали на месте. А потому, не имея возможности спастись, отныне они, вместе с маркитантками(17), следовали вслед за войсками туда, куда перемещалась армия.
Дворяне, более изысканные, нежели простые воины делали тоже самое, однако часто скрывали не менее гнусную сущность своих деяний за красивыми словами. Я говорю о так называемых «личных пленных». Этим термином в армии называли «добычу» аристократов и офицеров, к которым те питали личный, подчас меркантильный, интерес.
По закону «личные пленные» не считались рабами, однако на практике никак иначе я их назвать не могу. Если офицер соглашался принять выкуп и отпустить своего личного пленного на свободу, то выкуп за них шёл исключительно в карман захватившего этого самого пленника. Но когда офицеру была нужна персональная шлюха, то все разговоры о выкупе были бесцельны, и именно эту роль отныне играли несчастные «личные пленники».
«Личным пленником» мог стать как мужчина, так и женщина – в зависимости от пристрастий пленивших их офицеров.
Всё это не добавляло мне спокойствия, когда я изо дня в день сталкивался с этой, достаточно неприглядной, стороной реальной жизни воюющих армий.
Я не спорю, в повседневной жизни любой армии есть место и героизму, и подвигу, и мужеству с самопожертвованием, и искренней любви и нежности. Есть тут и, действительно, великие по красоте души люди. Однако человеческий мозг устроен таким удивительным образом, что все положительные эмоции достаточно быстро из него «выветриваются», а вот отрицательные – остаются с тобой надолго и постоянно «мучают» страшными воспоминаниями. Всё хорошее – быстро проходит, легко забывается, но вот плохое. Оно хранится в душе очень долго…
Когда подходил к завершению третий год моего пребывания в армии случился ещё один эпизод, ещё сильнее подорвавший моё, и без того изрядно потрёпанное душевное спокойствие.
В числе маркитанток, постоянно кочующих за армией, в один далеко не прекрасный момент появилась новенькая, которую все военные звали Дайре. Насколько я понял, будучи неловкой из-за своей беременности, однажды она упала с достаточно большой высоты. Из-за полученных при падении травм она потеряла как того ребёнка, которого носила, так и саму возможность иметь детей. Родственники мужа поспешили избавиться от «бесполезной обузы» - после стремительного развода её, называя вещи своими именами, просто выгнали из дома. Правда, желая в глазах окружающих соседей выглядеть высокоморальными людьми, Дайре отдали какую-то сумму денег, которая по закону полагалась ей после развода.
После всего случившегося у несчастной девушки оставалось только два пути – стать проституткой или маркитанткой (хотя порой это и было одно и то же). Становиться проституткой молодая девушка не захотела, избрав для дальнейшего существования второй путь. На полученные от бывшей родни деньги Дайре накупила разных товаров, а затем прибилась к нашему полку и принялась за торговлю. Денег у неё было не много, а потому достаточно часто бедняжка была вынуждена жить чуть ли не впроголодь.
Узнав про беду Дайре, я не смог пройти мимо, а потому сначала досыта накормил голодную девушку, а потом время от времени стал подбрасывать ей что-то съестное. Если бы я мог предвидеть, к каким последствиям это приведёт. Хотя, даже знай я всё то, что последовало, вряд ли я смог бы пройти мимо голодного человека…
Мои дружелюбие, ласка и желание помочь девушке породили в её душе чувство благодарности. Совершенно не желая того, я стал выглядеть в глазах Дайре героем, и бедная девушка решила, что она влюбилась в меня. Через некоторое время Дайре стала всё чаще и чаще останавливаться у моей палатки, предлагая помочь со стиркой или ремонтом одежды, приготовить какой-то ужин. Она начала мне первому предлагать привозимые ею в лагерь товары. Мои слова благодарности вновь упали на благодатную почву, ещё больше укрепив девушку в её заблуждении. Наконец, желая от слов перейти к делу, однажды ночью Дайре явилась в мою палатку и предложила мне себя.
Замотанный работой в госпитале, я долго не обращал внимания на участившиеся визиты Дайре, не предавал им значения и, честно говоря, откровенно «прошляпил» всё то, что происходило с этой девушкой. А потому её ночной визит вызвал у меня только оторопь и резкое осуждение.
К тому же, как и раньше, меня совершенно не возбуждали женщины. А потому я вежливо, но настойчиво отправил Дайре обратно. Тем не менее, прогнав свою ночную гостью из палатки, я был вынужден сесть и крепко задуматься над сложившейся ситуацией.
Разумеется, я прекрасно отдавал себе отчёт в том, что эта любовь была слепой, вызванной к жизни скорей признательностью, нежели страстью. И не была она связана ни с моей «прекрасной» внешностью, ни с моим «изумительным» характером. Не личность мою она полюбила, а только поступки доброго человека. Я не строил иллюзий, и отдавал себе отчёт, что точно так же Дайре могла бы полюбить любого из тех, кто находился в этом полку и проявил бы по отношению к ней доброту и ласку.
Но то, что я был против нашей связи, вовсе не означало, что Дайре согласилась со мной. О, нет! Возжелав меня, она начала полномасштабный штурм «не сдавшейся» в первый же момент «крепости». Методы по моему соблазнению, применяемые Дайре, ничем не отличались от исконных, проверенных веками методов, применяемых другими женщинами.
Сначала это было забавно, и я получал истинное удовольствие от наших игр в кошки-мышки, в очередной раз выворачиваясь из её мягких лапок. К тому же наше противостояние помогало мне отыскать душевное равновесие. Постоянно находясь рядом с раненными и умирающими я духовно истощался. Окружавшее меня горе требовало найти в жизни что-то хорошее, что могло бы развеять мою зарождавшуюся хандру. И таким хорошим стали наши с Дайре перепалки.
Однако всё закончилось в один момент – и самым трагическим образом. Повозка, в которой в числе других находилась и Дайре, сломалась. Поломка оказалась довольно серьёзной, и эта часть обоза была вынуждена остановиться на ремонт. Такие ситуации случаются часто, а потому никто не обратил на этот факт никакого внимания.
Обычно завершив ремонт, та или иная повозка догоняла ушедшие войска и, пристроившись на своё место, продолжала движение. Но в этот раз всё произошло по-другому: на отставших внезапно напал отряд нашего противника.
Пока мы заметили, что что-то не так, пока туда были направлены наши воины, практически всё было кончено. Я, узнав, что произошло, тотчас же поспешил туда, однако с горечью увидел, что моя помощь врачевателя тут уже никому не понадобится: почти все были либо уже убиты, либо умирали. Среди тех, кто умирал, была и Дайре…
Поспешив к ней, я приподнял отяжелевшее тело девушки, и осмотрел её. Увы, было уже слишком поздно. Почувствовав мои прикосновения, Дайре открыла глаза и, узнав меня, попросила исполнить последнее желание умирающей: поцеловать её так, как я бы поцеловал любимую женщину. Я не мог отказать, и сделал то, о чём она меня просила, хотя никаких чувств, кроме жалости у меня не было. Мой поцелуй отдавал горечью, однако умершая Дайре вряд ли успела почувствовать её…
И подобных эпизодов в армии бывало великое множество. Каждый день я навсегда прощался с сотнями и знакомых, и незнакомых мне людей. В самые плохие дни я терял тех, кого успел узнать и оценить. Даже в тех сложных условиях с течением времени появлялись люди, кто, так или иначе, был дорог мне. Но война не выбирает и хорошие погибают наравне с остальными.
Шло время, и настал момент, когда я понял, что годы жизни в Далахане слишком сильно изменили меня. Мой опыт и авторитет как целителя непрерывно росли. Пусть не очень быстро, зато качественно и неуклонно. Я сам ощущал насколько сильно улучшились мои навыки, подвергшиеся оттачиванию из-за огромного количества опыта, полученного в «боевых условиях». Практикующий лекарь всегда лучший специалист, нежели тот, кто получил пусть и огромные, но чисто теоретические знания. Потому, годы, проведённые в военном лагере, дали мне – как военному магу-целителю – слишком многое. Без ложной скромности, я мог смело сказать, что стал одним из сильнейших врачевателей в этом мире.
Однако, продолжая кочевать вместе с войском, я чувствовал, что насколько сильно хорош я стал как врач, настолько же сильно я изменился и внутренне. И вот здесь изменения были как раз далеко не в лучшую сторону. Насколько же мало во мне осталось от того восторженного юноши-новичка, мечтавшего спасти весь мир. И вскоре я уже начал опасаться, что захлестнувший меня цинизм не самым лучшим образом повлияет на мою душу и всё то светлое, что в ней ещё оставалось. С испугом я понял, что мозг, постоянно находящийся под гнётом переживаний и смертей, начал защищаться, вызвав к жизни новое, страшное чувство – чувство равнодушия. Пока я крепко держал себя в руках, однако я всё чётче осознавал, что должен срочно что-то менять в своей жизни. И менять глобально…

* * *
Провозившись в операционной почти весь день, я, ближе к вечеру, в буквальном смысле слова выполз из палатки госпиталя. Взяв у стоявшего неподалёку слуги заблаговременно приготовленный ковш с водой, я жадно припал к нему, поглощая живительную влагу. И только напившись, наконец, обратил внимание на то, что рядом с палаткой находился незнакомый мне воин, чья безупречно аккуратная одежда и привязанный неподалёку сильный и резвый конь выдавали в нём явно не простого штабного гонца, а гонца, развозившего особые поручения. Убедившись в том, что я обратил на него внимание, гонец встал и подошёл ко мне.
- Вы – Габриэль Арван, маг-врачеватель, работающий при госпитале королевской армии Далахана.
- Да, это я, - внутренне подобравшись, ответил я. – А в чём дело?
- Из столицы прибыла депеша, напрямую касающаяся вас. Его Величество, король Далахана Сантай II, наслышанный о вашем мастерстве и великой целительской силе, желает лично познакомиться с вами и наградить за проявленные умения. Потому, в своей великой милости, он наделяет вас правом на личную аудиенцию с его августейшей персоной, - торжественно проговорил гонец. Протянув мне какой-то конверт, он продолжил: - Вот официальное приглашение, которое даёт вам право на длительное пребывание при королевском дворе. – Затем, хмыкнув, гонец совершенно другим тоном добавил: - Как знать, может быть, вас даже наградят и пожалуют постоянное место при дворе. А если вы проявите таланты в излечении его подданных, то король, – всё возможно – может даже назначить вас королевским лекарем Далахана…
Сказав всё это, гонец поклонился, проворно отвязал лошадь, вскочил в седло и ускакал прочь. Я же, в полном недоумении, застыл на месте, продолжая сжимать в руке конверт.
Приглашение, – а если называть вещи своими именами, то по сути приказ – приехать ко двору короля Далахана для того, чтобы он мог «наградить» меня за хорошую работу, я воспринял с некоторым удивлением. Честно говоря, с одной стороны я понимал, что моя работа вполне могла привлечь внимание монарха или его тайного советника, сообщившего повелителю обо мне. Но, с другой стороны, я не совсем понимал, чего конкретно мне нужно было ожидать от высочайшего внимания короля. Не то чтобы меня встревожило это внимание. Просто хотелось заранее понять, чего именно мне следует ожидать.
Единственное, что я должен был для себя определить, это соглашаться ли мне на новую работу или же придумать какую-то вежливую форму отказа. Жизнь при дворе весьма отличалась бы от привычного для меня, походного, образа жизни. Однако, с другой стороны, жизнь вдали от действующей армии – это было именно то, чего я теперь хотел. До того момента, пока передо мной не открылась другая дорога, я сам не отдавал себе отчёта в том, насколько душевно истощён. Как я теперь понимал, уже достаточно давно мне хотелось перебраться куда-то в другое место. Куда-то, где не было бы столько горя и отчаяния. И королевский дворец – был именно таким местом: где я смогу и лечить больных и одновременно отойти душой от всего того кошмара, который испытал за эти три года.
Понимая, что скорей всего я уезжаю отсюда навсегда, я поспешил вернуться вновь в палатку госпиталя. Там, быстро рассказав о приглашении короля, я тепло попрощался со всеми, с кем бок-о-бок работал все эти трудные три года. Обнимая окруживших меня лекарей и пожимая им на прощание руки, я видел, что многие были серьёзно расстроены тем, что я уезжаю. Во всех напутственных словах, которыми меня провожали, моё чуткое ухо ясно слышало нотку печали, а иногда и горечи.
Теперь оставалась последняя формальность. Стремительно направившись к палатке, где размещался штаб командующего войсками Далахана, я попросил разрешения переговорить с ним. Испросив аудиенцию, я предъявил командиру присланное мне письмо, и попросил позволить мне покинуть расположение армии, причём особо подчеркнул, что мне понадобится – во избежание различных недоразумений – его письменное разрешение. Я превосходно отдавал себе отчёт в том, что никто не осмелится противиться воле короля. И, действительно, не позднее, чем через час я получил подписанный командующим пропуск, позволяющий мне отправиться в столицу.
Быстро собрав вещи, я поспешил к походному армейскому телепорту, который и должен был доставить меня к королевскому дворцу. Однако как я ни торопился, слухи о том, что я уезжаю, распространились по лагерю с огромной скоростью. А потому у телепорта меня уже поджидал мой «злой гений» – глава ведомства охраны государственной безопасности, герцог Этайн Конн.
- Я слышал, вы покидаете нас, - негромким голосом проговорил герцог.
- Да, я должен уехать. Король хочет меня видеть, - коротко отозвался я.
- Правильно, - кивнул герцог. – Желания короля – закон для его подданных. - Затем, сделав вид, что внезапно что-то вспомнил, герцог картинно хлопнул себя по лбу и добавил: - О, хотя вы же не подданный нашего светлейшего монарха.
- Я ни на миг не забываю об этом, - самым кротким тоном ответил я. – А потому, после оказанной мне столь великой чести, я не могу заставлять вашего короля ждать. Потому, как бы ни было приятно мне ваше общество, прошу простить меня за то, что я вынужден поспешить откланяться.
- Да, да, я понимаю, что король ждёт вас, - мурлыкающим тоном отозвался герцог. – А потому не смею более задерживать вас.
С этими словами герцог Этайн Конн поклонился мне и улыбнулся.
Интересно, кто бы объяснил, почему мне так не понравилась эта его улыбочка...


Примечание:

17. Маркитанты (от итал. Mercatante – торговец) — мелкие торговцы, сопровождавшие войска в походах в европейских армиях (особенно французской). Со времени появления регулярных массовых вооружённых сил и до организации системы регулярного снабжения армий (в ХVIII веке) играли ключевую роль в бытовом обеспечении военнослужащих. Существовали до начала ХХ века. Деятельность маркитантов регламентировалась Воинскими уставами. Также под видом маркитанток в европейских войсках работали проститутки.
В литературе маркитантки выведены в одноимённой песне Беранже и пьесе Бертольда Брехта «Мамаша Кураж и её дети», по который был снят просто восхитительный фильм с Людмилой Касаткиной и Арменом Джихарханяном в главных ролях. Эпизодически они появляются и во многих других произведениях о войнах ХVII – ХIХ веков (например, в «Пармской обители» Стендаля).
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 26 Фев 2014, 16:39

Глава 26

POV от Автора:

Гораздо ранее вышеизложенных событий
Княжество Гайдиар


В комнате, защищённой магией от прослушивания, проходил тайный совет. За тёмным дубовым столом сидел князь Элкмар I, внимательно вслушиваясь в доклад своего советника. Новости, принесённые им, были крайне серьёзными.
- Нашему агенту, - говорил он, - удалось скопировать и переслать сюда письмо военного министра Далахана, адресованное их главнокомандующему. В нём содержится много полезной информации, однако сейчас я не стану на ней останавливаться. Важно другое. В этом письме практически открытым текстом говорится о том, что Далахан планирует в самое ближайшее время осуществить нападение на княжество Мабон. Если нападение произойдёт, то это сулит немалые проблемы как нашему княжеству, так и всей Коалиции, в состав которой – как один из членов – входит Мабон. Ну и поскольку мы должны будем вмешаться в данный конфликт и защитить это княжество, как и любого другого члена Коалиции, то можно смело говорить о том, что всё это выльется в широкомасштабную войну с Далаханом.
- Война, тем более широкомасштабная, с таким сильным противником может обернуться для нас глобальным поражением. Это приведёт к гибели княжества как независимой страны, - внешне спокойно констатировал князь. - Мы не можем этого допустить.
Некоторое время князь молчал, собираясь с мыслями. Наконец, он поднял голову, обвёл своих советников долгим взглядом и произнёс:
- Думаю, пришла пора открывать наши карты. Настало время, когда медлить больше уже нельзя. И хотя моё решение не порадует всех задействованных в этом вопросе лиц, тем не менее, отступать больше мы не можем. Времена для манёвров, уклонений и выжиданий закончились. Если у короля Далахана разведка поставлена не хуже, чем у меня, то последующие мои действия остановят его и удержат от начала вторжения.
Встав, князь негромко сказал:
- Все свободны. Я должен предпринять кое-какие шаги, Надеюсь, что те меры, которые будут мною приняты, позволят нам сохранить мир и нашу независимость.
Когда все присутствовавшие на тайном совещании, вышли из комнаты, князь Элкмар тяжело вздохнул и направился к комнате дочери. По пути князь думал, что письмо, которое он сегодня отошлёт с проверенным гонцом королю Арнора, совершенно того не порадует. Столько лет хранимая тайна вскоре станет известной самому грозному их противнику. Но тянуть больше было нельзя: войну с Далаханом ему не выиграть.
Но перед этим князю предстоял достаточно нелёгкий, но весьма важный разговор. Для княжны пришло время узнать о своём будущем муже…


Через какое-то время
Королевство Далахан


В полутёмной комнате негромко беседовали два человека. В кресле, стоявшем около разожжённого камина, сидел крепкий, приземистый мужчина средних лет, явно находящийся в сильном раздражении. Время от времени он отбрасывал постоянно наползающую на глаза прядь светлых волос. По манерам и повадкам было видно, что этот человек привык к всеобщему повиновению.
Рядом с ним стоял уже далеко не молодой, но всё ещё достаточно крепкий человек с острым взглядом пронзительных серых глаз. Одетый в неяркую одежду, пошитую, однако, из очень дорогих тканей, он являл собой идеальный образчик незаменимого помощника для своего господина.
Король Далахана, – а это был именно он – не любил неожиданностей, ломавших его планы, однако иногда всё происходило совсем не так, как ему хотелось бы. Вот и сейчас информация, принесённая его тайным советником, заставляла крепко задуматься.
- Это точные сведения? – спросил король Сантай II.
- Ну, я сказал бы, что эта информация точна настолько, насколько вообще можно делать выводы в данной ситуации, – отозвался его собеседник, тайный советник герцог Грино Инбер. - Однако когда для княжны заказывают полную смену гардероба – это весьма о многом говорящая деталь. А, кроме того, если самые лучшие швеи княжества ускоренно шьют (и в больших количествах) не просто бальные платья, а платья для торжественных официальных приёмов, то, полагаю, мы можем сделать несколько предположений. И главным из них будет то, что в самое ближайшее время княжна станет проводить много времени на официальных мероприятиях. Кроме того, отмечены большие заказы, сделанные дворцовым кастеляном и направленные в лавки, торгующими обувью, поясами, перчатками, шляпками и прочими чисто женскими товарами и аксессуарами. Это, мне кажется, достаточный повод для того, чтобы задуматься. Княжне Кьяре Гайдиарской семнадцать лет, и это как раз тот возраст, когда уже можно заключать брачные союзы. Поэтому я и смею сделать вывод о том, что княжна была просватана и в самом ближайшем времени выйдет замуж.
Помолчав некоторое время, советник продолжил:
- В общем-то, в любом случае – рано или поздно – княжна должна была за кого-то выйти замуж.
- При нынешнем уровне политических взаимоотношений, Гайдиар решит породниться только с тем, кто сильней его. Из крупных стран, важнейших игроков на политической арене, неженатые принцы есть только у меня, в Иласе и Арноре, - задумчиво пробормотал король. – Иласский принц ещё лежит в колыбели, а потому мне не интересен. Моих принцев князь Элкмар I не счёл достойными своей дочери, отговорившись её «чересчур юным возрастом». Так что остаются только дети Брана.
- Да, скорей всего, - кивнул герцог Инбер. – Весь вопрос только в том, какого именно из своих трёх сыновей просватал король Арнора.
Король раздражённо передёрнул плечами:
- Если арнорский принц женится на дочери князя Гайдиарского, то это усилит политический вес и авторитет не только самого княжества. Это придаст гораздо бóльшей силы всей Коалиции, которую создал и, по сути, возглавляет Гайдиар. И если они породнятся с Арнором, то последствия могут быть самыми разнообразными – вплоть до печальных.
- Я осмелился бы ещё добавить, - почтительно проговорил тайный советник, - что в свете этой информации разговоры о существовании Тройственного союза между Арнором, Иласой и Феркесом могут быть не просто разговорами, а иметь под собой достаточно серьёзные основания. И хотя официально о создании подобного союза не объявлялось, не официально возможно всякое. И если Арнор попытается привлечь к сотрудничеству с Тройственным союзом Коалицию княжеств…
- Мы не можем допустить подобного развития ситуации, - твёрдо заявил Сантай II. – Усиление роли Арнора в делах, связанных с Коалицией княжеств, не пойдёт на пользу нашим интересам. – Сжав руку в кулак, король, глядя на огонь, отрывисто сказал: - Мы слишком долго выжидали. Пора и нашей стране включиться в розыгрыш призов...
Подняв голову и внимательно посмотрев в глаза своему советнику, монарх продолжил:
- Первое, что мы должны сделать, - это выяснить, кто из детей Брана женится на княжне. И второе – позаботиться о соблюдении наших интересов. Ты понимаешь, о чём я говорю?
- Да, мой король,- наклонив голову, произнёс советник, и на его губах мелькнула тонкая улыбка. – Я помню, о чём мы говорили.
- Мобилизуй всех своих шпионов. Я должен узнать всё о том, что сейчас происходит в этих странах.
- Разумеется, - кивнул герцог Инбер. Затем, подумав, сказал: - Ваше Величество, уже довольно длительное время из расположения королевской армии мне приходят достаточно интересные сведения от главы службы безопасности, герцога Конна. Среди всех тех новостей, которые я знаю благодаря его работе, есть информация, которая в свете нынешней ситуации может стать важной.
- Я слушаю, - насторожился король.
- Три года назад в нашу армию приехал работать маг-врачеватель, только что закончивший магическую Академию. В этом бы не было бы ничего странного, если бы не несколько фактов, заставляющих задуматься. Первое – маг завершил Академию с отличием и получил право на свободное распределение. И вот, имея море разливанное самых разных вариантов, юноша целенаправленно выбрал местом своей работы нашу страну.
Второе – этот врачеватель чрезвычайно сильный маг, однако не принадлежит к числу аристократических семейств своей страны. Его фамилия не упомянута в общей книге гербов дворянских родов. Говоря попросту, он простолюдин. И это ещё более удивительно: откуда – при таком-то происхождении – наличие настолько сильного магического целительского дара. Обычно наиболее сильный дар проявляется в тех детях, за спиной у которых десятки поколений сильных магов. И чаще всего это либо дети аристократов, либо дети известных магов, завершивших магическую Академию. Этот же парень не относится ни к первой категории, ни ко второй.
И, третье – подданство этого мага-врачевателя более чем интересно. Он происходит родом из Арнора.
При этих словах Сантай II откинулся на спинку кресла и прищурился.
- Вот эти все нюансы, - невозмутимо продолжил тайный советник, - и заставляют меня задаться вопросом: а что собственно делает в нашей стране подданный Арнора? – Затем, тяжело вздохнув, с видимым неудовольствием герцог заметил: - К нашему сожалению, за все годы, пока этот маг-врачеватель работает в армейском госпитале, он ни разу не связался ни с кем из своих сородичей, ни разу не проявил желания выяснить что-либо, касающееся безопасности нашей страны, не пытался выяснить те или иные наши секреты..
- Это точная информация? – поинтересовался король.
- Абсолютная, - снова вздохнул герцог Инбер. – Герцог Конн не спускал с него глаз на протяжении всех этих трёх лет.
- Но что-то же здесь делает подданный Арнора, - задумчиво протянул правитель Далахана. – Зачем-то этот маг приехал работать именно в нашу страну, в нашу армию.
- Все армейские лекари хвалят этого мага, - продолжил советник. – Они готовы носить его на руках, характеризуя как непревзойдённого врачевателя, спасшего – исключительно силой своего мастерства – не один десяток жизней.
Король долго молчал, а затем сказал:
- Я должен увидеть этого лекаря. Пошлите ему вызов ко мне на личную аудиенцию. Полагаю, мне давно следовало бы поболтать с этим парнем.
Ещё немного поразмышляв, Сантай II отрывисто бросил:
- Идите, и вызовите его сюда немедленно. Я хочу, чтобы уже завтра он был здесь – в моём дворце. Пора нам с ним о многом поговорить…
Тайный советник почтительно поклонился и направился на выход.
- И вот ещё что, - остановил его король. – Приостановите пока – до выяснения всех обстоятельств – планы по переброске войск к границам княжества Мабон. В свете всей этой информации нам сейчас никак нельзя начинать с ним войну. Ступайте.
Герцог кивнул и вышел из кабинета.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 26 Фев 2014, 16:40

Глава 27

POV от Габриэля:


После перемещения армейским телепортом в одну из комнат королевского дворца, меня моментально окружили находившиеся там стражники. Намётанным взглядом выделив их командира, я протянул тому полученный мною приказ об аудиенции у короля. Прочитав письмо, командир кивнул, и выделил мне одного из своих воинов, который должен был отвести мою особу к секретарю короля. Именно секретарь, как пояснил мне командир, должен будет заняться «моим вопросом», и организовать всё остальное. Потому, выйдя из комнаты стационарного телепорта, я, вслед за своим провожатым, отправился по бесконечному переплетению дворцовых коридоров.
Шли мы достаточно долго, сворачивая из одного поворота в другой, продвигаясь всё дальше и дальше по, казалось, нескончаемым коридорам. Встречавшиеся на пути придворные окидывали нас заинтересованными взглядами и шли дальше по каким-то своим делам. Однако так продолжалось только до того момента, пока нам не повстречался рослый парень, который увидев нас остановился, а затем намеренно встал прямо передо мной, загораживая и перекрывая дальнейший путь. Ведший меня стражник мгновенно отступил в сторону, к самой стене, и, прижавшись к портьере, замер недвижимой статуей.
Вынужденный остановиться, я взглянул на преградившего мне путь незнакомца и увидел, что тот осматривает меня не просто внимательным, а каким-то оценивающим, даже, я бы сказал, раздевающим взглядом. В свою очередь я тоже оглядел его – самым подробнейшим образом. Одетый в богатую одежду, расшитую золотыми нитками и усыпанную драгоценными камнями, этот придворный был красив, однако не той мужественной мужской красотой, которая притягивала б взгляд, а скорее был достаточно смазлив. Его пышные, тщательно ухоженные белокурые волосы, были завиты и искусными локонами рассыпались по плечам. Однако больше всего мне не понравился взгляд того, кто стоял сейчас передо мной. Самовлюблённость, нахальство и полная избалованность просто сочились из него. Кем бы ни был встреченный мною блондин, он был изрядным эгоистом и наглецом.
В этот момент блондин, томно потянувшись, протянул руку и, схватив меня за подбородок, капризно-протяжным тоном поинтересовался:
- И кто это у нас тут такой хорошенький?
Резко отбросив в сторону руку нахала, я процедил:
- А вот это уже не ваше дело.
Удивлённо приподняв бровь, незнакомец спросил:
- Ты такой смелый? Забавно… - Затем, расслабленно и манерно поведя плечами, добавил: – И на мордашку приятный, и держишься любопытно. Набиваешь себе цену? Пожалуй, ты интересный, и я соглашусь принять тебя в своей постели.
Мгновенно разозлившись, я, смерив парня насмешливым взглядом, ответил:
- Ну, уж нет. Ты мне не интересен, и я не собираюсь сводить с тобой столь близкое знакомство.
После этих слов мой собеседник откровенно изумился. Через какое-то время – придя в себя, - он, чуть отступив, обжёг меня гневным взглядом и возмущённо переспросил:
- Что ты сказал? Да как ты смеешь?
Мне стало любопытно: а чего он так разозлился-то? Тем временем блондин приблизился ко мне вплотную и, цедя каждое слово, очень зло даже не проговорил, а просто прошипел:
- Я хочу тебя, а значит, сегодня же ночью ты будешь лежать в моей постели. Приведи себя в должный вид. Запомни: я не выношу духи и маслá с запахом цитрусовых. Поэтому не пользуйся этими ароматами. И не смей надевать на себя ничего синего цвета – я его не люблю.
Вот тут уже я почувствовал, как меня охватывает не просто злость, а самое настоящее бешенство. Не желая больше сдерживаться, я решил ответить в его же манере и тоже зашипел так, что любая кобра обзавидовалась бы:
- А не охамел ли ты в конец, мальчик, - не менее зло ответил я. – С какого это перепугу ты решил, что я снизойду до твоей персоны? Он, видите ли хочет видеть меня в своей постели. А меня ты спросил? Так вот – я как раз этого вовсе не желаю. Поэтому, иди-ка ты лесом…
Оттолкнув от себя нахала, я сделал несколько шагов, пытаясь пройти дальше. Взглянув на сопровождающего меня воина, я поразился тому, насколько испуганным тот выглядел. Казалось, что стражник, стремившийся буквально вжаться в стену, стал даже не белого, а какого-то светло-зелёного цвета.
В эту минуту догнавший меня блондин резко схватил мою руку, и рывком вновь развернул к себе лицом.
- Я тебя не отпускал, - возмущённо закричал он, крепко сжимая рукав моего камзола.
В очередной раз стряхнув с себя его руку, я подумал о том, что, скорей всего, дело добром не кончится. А, следовательно, есть смысл готовиться к поединку.
И тут я услышал звук шагов: кто-то неторопливо приближался к нам. По уже укрепившейся во мне за годы работы в армии привычке, я проворно отскочил к стене, чтобы прижаться к ней спиной, защитив, таким образом, её от предательского нападения сзади. Это моё движение изрядно удивило незнакомца, который моментально вновь приблизился ко мне.
В этот момент из-за угла вышел русоволосый мужчина, который увидев столь живописную сцену, приостановился и, внимательно осмотрев нас, повернулся к моему обидчику. Тихо, но очень внушительно он спросил:
- Ну, и что ты устраиваешь на этот раз?
- Я ничего «не устраиваю», - хмуро отозвался блондин.
- Да? – наиграно-удивлённо протянул второй мужчина. – Так мне только кажется, что ты провоцируешь очередную потасовку? Оставь парня в покое. Мне кажется, что он не очень-то расположен к общению с тобой.
- Знаешь, ты, святоша, - разгневанно протянул блондинистый нахал. – Занимайся своими делами, и не лезь в мои.
Русоволосый парень прищурился и, покачав головой, повернувшись к моему спутнику, сказал:
- Следуйте дальше. Отведите этого молодого человека туда, куда вы его вели.
Воин, судорожно сглотнув, отлепился от портьеры и торопливо направился прочь. Я тоже осторожно отошёл от стены, и, не спуская глаз с этих двух парней, обошёл их и двинулся дальше по коридору.
- Мы ещё встретимся и доведём нашу беседу до конца, - зловещим тоном предупредил меня блондин, провожая долгим гневным взглядом.
Я кивнул и отправился прочь.
Идя вслед за стремительно шагающим воином, я подумал о том, что вполне возможно нарвался на проблему, которая в будущем доставит мне много хлопот. Однако затем, мысленно пожав плечами, я выбросил из головы все лишние мысли. Нечего раньше времени беспокоиться о том, что я уже не могу изменить.
Ускоренными темпами воин довёл меня до небольшого кабинета и, представив секретарю короля, проворно шмыгнул прочь, торопясь покинуть моё общество. Проводив его взглядом, я посмотрел на своего нового собеседника – довольно возрастного, грузного мужчину, - и спокойно протянул ему полученное письмо с приглашением к королю.
Внимательно прочитав послание, секретарь взглянул на меня и, подумав, сказал:
- Я доложу о вашем прибытии королю, и он назначит для вас время для аудиенции. А пока вам следует приготовиться к ней, приведя себя в порядок. Когда придёт время, я пришлю за вами слугу, который и проводит вас к королю.
После этих слов секретарь позвонил в колокольчик, и тотчас появившемуся слуге приказал проводить меня в «выделенные для моей персоны апартаменты».
Новые блуждания по коридорам вскоре завершились, и я вошёл, наконец, в предназначенную мне комнату. Должен сказать, что она потрясала своей роскошью. Стены, обшитые небесно-голубым шёлком, массивная деревянная мебель, украшенная золотом. Всё вокруг просто кричало о богатстве. Даже если бы я не знал, то моментально догадался бы о том, что нахожусь в доме весьма зажиточного аристократа.
Осмотревшись, я решил не тянуть время и быстренько подготовиться к встрече с королём. Кто знает, когда меня к нему позовут. А, значит, нужно было привести себя в порядок и поменять дорожную одежду на что-то более соответствующее окружавшей меня роскоши.
Быстро проведя ревизию своей одежды, я понял, что особо выбирать не из чего, так как всё равно мои вещи не станут вровень с одеждой придворных. Плюнув и решив не морочить себе голову теми проблемами, которые я в любом случае не смогу решить, я просто одел то, что мне показалось наиболее подходящим.
Подготовившись к встрече с королём, я присел в кресло и приготовился ждать. По возникшей у меня в армии привычке спать тогда, когда есть такая возможность, я достаточно скоро задремал.

* * *
Я проснулся от того, что кто-то усиленно тряс меня за плечо. Вскинувшись, я увидел уже знакомого мне слугу, который с поклоном сказал, чтобы я поспешил, так как король уже ждёт меня. Проворно вскочив и одёрнув одежду, я последовал вслед за слугой.
После очередного блуждания по коридорам, мы пришли к какой-то двери. Слуга, попросил меня чуть подождать, и, открыв дверь, скользнул внутрь. Через пару минул он вновь вышел и пригласил меня войти.
Переступив порог, я оказался в комнате, в которой без труда можно было опознать кабинет. По крайней мере, я не мог себе представить, где ещё мог бы стоять письменный стол с разнообразными бумагами, несколько стульев, полки с книгами и пара полностью закрытых шкафов. Присмотревшись, я также увидел, что в кабинете находилось трое мужчин. Один из них сидел за столом, а двое стояли рядом с ним. Кстати, как раз этот нюанс – то, что один из мужчин сидел, а остальные стояли, - подсказал мне, что именно он, сидящий, и является королём Далахана.
Быстро рассмотрев тех, кто стоял рядом с монархом, я сообразил, что само их присутствие здесь – весьма важный момент. Простая логика подсказывала, что если правитель Далахана призвал их сюда, то, эти два человека весьма важны для последующего моего разговора с королём. Ведь один из них наверняка был не просто каким-то придворным, а либо советником, либо особистом. А вот личность второго «напрягла» меня ещё больше, заставив внутренне собраться и приготовиться к самым разным неожиданностям, ибо второй явно был магом (сложно предположить что-то иное, глядя на человека, к одежде, которого была прикреплена магическая брошь). Затем я сосредоточил всё своё внимание на пригласившем меня на аудиенцию монархе.
Король был человеком не молодым, однако, ещё весьма крепким. Он сидел в, казалось, весьма полностью расслабленной позе, однако его то ли светло-голубые, то ли светло-серые глаза смотрели цепким и циничным взглядом. Разглядывая меня, повелитель, по-моему, прикидывал, что он станет делать дальше, и как именно будет впоследствии использовать мою особу для достижения наибольшей собственной выгоды. Я, поёжившись, понял, что разговор мне предстоит не из лёгких, а потому следует быть чрезвычайно осторожным.
Поклонившись, я представился и поблагодарил короля за предоставленную аудиенцию. Монарх поморщился и, посетовав на полное отсутствие у меня знаний придворного этикета (оказывается, я не должен был начинать разговор, не получив на то разрешения короля), стал задавать мне самые разнообразные вопросы, перепрыгивая с одной темы беседы на другую.
Сначала разговор касался тех моих обязанностей, которые я исполнял в армии, однако вскоре монарх начал интересоваться моим происхождением, страной, откуда я был родом, почему решил работать не на своей родине, а в его стране.
Понимая, что в искусстве интриги – по сравнению с королём – я просто ребёнок, я насколько мог правдиво рассказывал о своей жизни, разумеется, пропуская наиболее тайные её аспекты.
- Я рад, что вы поторопились прибыть во дворец, - снисходительно-добродушным тоном проговорил король, что совершенно не вязалось с тем пронзительно-изучающим взглядом, которым он продолжал сверлить меня. - От разных людей мне довелось услышать про вас чрезвычайно много самых положительных отзывов. Все мне говорят про высокий уровень вашего мастерства, в один голос утверждая, что вы – искусный лекарь. Вы, молодой человек, столь усердно трудились на благо моей страны, что я не мог не оценить этого. А потому, полагаю, нам давно следовало встретиться. Расскажите ж нам о себе.
Я сглотнул моментально возникшую во рту слюну, и заговорил.
- Да говорить-то особо не о чем, Ваше Величество. Я родился в Арноре, а потом переехал учиться в магическую Академию. Благодаря высокому уровню мастерства моих учителей, я смог стать достаточно сильным магом и врачевателем. А потому, закончив учёбу, принял решение переехать работать сюда. Причиной, почему я решил ехать именно сюда, стало то, что вашей стране, как никому другому, нужно много квалифицированных специалистов, которые могли бы лечить воинов, пострадавших во время военных действий. Я понимал, что здесь, как нигде в другом месте, смогу наиболее полным образом применить все свои знания и умения, что тут понадобится полное приложение моих Сил. А раз именно в Далахане я буду приносить наибольше пользы, то я и принял решение приехать сюда, в Вашу страну. Вот, пожалуй, и всё.
Внимательно слушавший меня король, покачал головой и спросил:
- Какого вы рода и как давно покинули свою страну?
Насторожившись ещё больше, я ответил кратко и по самому существу:
- Я уехал из Арнора более восьми лет назад. А в моём происхождении вообще нет ничего интересного – я не принадлежу к дворянскому сословию.
- Вы покинули свою страну настолько давно? И больше так ни разу там и не появлялись, ни с кем не встречались и не переписывались? – продолжил свой, по сути, допрос правитель Далахана.
- Нет, за все эти годы я так ни разу там не был, - моментально помотал я головой. – Сначала я учился в Академии, а потом, сразу же после завершения Академии, перебрался в Далахан, и не покидал его все те три года, что тут живу.
- А каким образом вы, который по вашим же собственным словам не принадлежит к числу знати, смогли добраться до Академии, поступить в неё и закончить с отличием. На всё нужны деньги. Или вы происходите из пусть не знатной, но зажиточной семьи?
Я вновь качнул головой и, тщательно подбирая слова, сказал:
- Нет, я не богат. Просто так случилось, что однажды на дороге на меня напали разбойники и смертельно ранили. Но на моё счастье, когда я умирал, на меня наткнулся проезжавший мимо ректор магической Академии и, пожалев, излечил. Однако когда магистр лечил меня, он, затратил огромное количество собственной Силы, вливая её без всякого счёта в моё тело. Именно этот факт и привёл к тому, что я стал обладать высоким магическим потенциалом и изумительными способностями врачевателя. Увидев это, магистр взял меня под свою опеку, помог добраться до самой Академии, а впоследствии и сделал своим учеником. Только потому я стал хорошим врачевателем. Так что в тех комплиментах, которые вам, государь, говорили по моему адресу не очень-то много моих собственных заслуг.
- Вот так, - задумчиво молвил король. – Мне приятно видеть такую скромность. К сожалению, мало кто из моих подданных обладает подобной добродетелью. Полагаю, что им будет полезно пообщаться с таким правильно воспитанным молодым человеком, как вы. Потому, я приглашаю вас некоторое время пожить при моём дворе. Мне нужно будет ещё кое о чём поговорить с вами, однако в данный момент я не обладаю необходимым для этого запасом времени. – Взмахнув рукой, король промолвил: - Сейчас ступайте в ваши апартаменты, а вечером я буду рад видеть вас на ужине. Надеюсь, вам там понравится…
Поклонившись и пробормотав слова благодарности, я поспешил покинуть кабинет.
Выйдя в коридор, я моментально встретился глазами с запомнившимся мне слугой, который помог мне вернуться обратно в свою комнату. Пообещав в назначенный час зайти за мной и проводить к ужину, услужливый слуга моментально испарился. Я же, устало рухнув в облюбованное ранее кресло, задумался над состоявшимся разговором.

* * *
POV от Автора:

Едва арнорский маг-врачеватель вышел за пределы малой гостиной, король повернулся к стоявшему рядом советнику, и сказал:
- Обеспечь нашего гостя всем, что может ему понадобиться.
Поклонившись, герцог Инбер моментально вышел из комнаты. Отдав несколько приказов, он, неслышно ступая, вновь возвратился обратно.
- Ну, и что ты скажешь обо всём том, что только что услышал? – перевёл взгляд король Сантай II на своего придворного мага.
- Ваше Величество, - поклонившись, проговорил магистр Раксти Дромар, - всё время, пока Вы беседовали с этим молодым человеком, я внимательно приглядывался как к нему самому, так и к его ауре. Я тщательно просканировал её и могу сказать, что всё то, о чём рассказывал нам этот маг в реальности вполне возможно. Да, такой случай происходит один раз на миллионы возможностей. Нужно дичайшее стечение обстоятельств – организм человека, наделённого магией, должен умирать; в этот момент требуется, чтобы маг, излечивший его, обладал очень высоким уровнем собственной целительской магии и, спасая умирающего, бессчётно вливал бы в своего пациента столько Силы, сколько тому требовалось бы для излечения. Ну, и желательно, чтобы в этот момент на всю эту ситуацию благосклонно взглянул Демиург, по какой-то причине обративший свою милость на спасённого.
- Значит, - хмуро констатировал король Сантай II, - всё, рассказанное этим мальчишкой, может быть правдой, и он совершенно бесполезен для моих планов?
- Увы, государь, - развёл руками маг. – Среди учеников магической Академии всегда было много глупых идеалистов, желающих спасти и осчастливить весь мир.
- Может быть, мальчишка и не всё нам рассказал, - вступил в разговор герцог Инбер, - но он совершенный профан в интригах и абсолютно не умеет лгать. Я бы тоже согласился назвать его юным идеалистом, совершенно не знающим реалии политической жизни. У него нет крепких покровителей и надёжного тыла. То, что он ученик ректора магической Академии ничего нам не даст, и нисколько не приведёт к достижению наших целей.
Король поморщился.
- Да, ты прав. – Огорчённо покачав головой, монарх продолжил: - Как скверно, что этот арнорский маг оказался настолько бесполезен. Ладно, пусть пока просто покрутится здесь, на глазах. Через пару недель я решу, что с ним делать дальше.
- Ваше Величество, - нерешительно произнёс магистр Дромар. – Этот Габриэль Арван – весьма сильный маг, и его вполне можно было бы использовать на службе Вашему Величеству.
- Возможно, - неопределённо пожал плечами король. – Но ведь по нему и так видно, что он – юный мечтатель, ратующий о всемирном Добре. А, значит, я не смогу поручить ему ни одного важного дела, связного с секретностью и безопасностью моего государства. Представляешь, какую он мне устроит истерику, поручи я ему отравить кого-то из неугодных мне людей? Он же наотрез откажется. И, наверняка, потом последует масса проблем и последствий. Так зачем мне здесь эта «головная боль»?
Король, облокотившись на спинку трона, задумчиво протянул:
- А, может быть прямо сейчас, не дожидаясь, так сказать, беды, заблаговременно просто и без затей избавиться от него и дело с концом?
- Маг-врачеватель Габриэль Арван – подданный другой страны, с которой у нас нет войны и с которой нам не с руки сориться, - подал голос молчавший до того тайный советник, герцог Инбер. – Его смерть способна вызвать множество весьма неудобных для нас вопросов. Особенно при данном развитии политической ситуации.
- Да, это так, - вздохнул Сантай. – Но помечтать-то об этом можно. – Затем, взглянув на советника, король продолжил: - Да не переживай ты так. Я вовсе не собираюсь завтра же тащить его на плаху. Но и задерживать этого парня при своём дворе я также не стану. Пусть некоторое время он поживёт здесь, а через пару недель врачеватель вполне может вновь вернуться в расположение наших войск, и больше уже оттуда никогда ко двору не возвращаться.
Постучав пальцами по крышке стола, король проговорил:
- Ну, да ладно. Всё это дела будущего. Главное же заключается в том, что этот парень не оправдал моих надежд. Ничего не знает, ни в чём не участвует, о том, что сейчас происходит как в его стране, так и во всём мире ничего не знает. – Хмыкнув, Сантай II, презрительно процедил: - Совершеннейшая пустышка.
Некоторое время правитель что-то обдумывал, а затем, обращаясь к герцогу Инберу, сказал:
- Раз уж здесь ничего не вышло, будем действовать по другому направлению. Отправляй письмо.
Тайный советник короля Далахана поклонился и ответил:
- Всё будет сделано, мой повелитель.
Повинуясь взмаху руки короля, советник и маг торопливо поклонившись, покинули королевские покои, оставив монарха раздумывать о своих дальнейших действиях.
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 26 Фев 2014, 20:08

Арвен, привет!
Как ты? Как у вас там дела? Я так за Украину переживаю!
У тебя еще есть сила роман писать и продолжать выкладывать.
Держитесь! На Прозе девочки отказываются от конкурса, дойдя до финала.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 26 Фев 2014, 20:20

Привет!
Практически бОльшую часть февраля я просидела дома, изредка выскакивая в магазин за продуктами. На работу сейчас не хожу абсолютно. Самое печальное, что здание, в котором находится мой Институт, расположено как раз на этой самой печальнознаменитой улице Грушевского (думаю из новостей ты прекрасно знаешь, чем именно она ТАК знаменита).
Когда там началось противостояние, я просто позвонила нашей лаборантке и предупредила её, что буду теперь работать дома, а если вдруг кому-то понадоблюсь, пусть сюда мне и звонят.
Так что пока что, слава богу, у меня всё нормально.
А заниматься написанием романа - это единственное, что помогает отвлечся, расслабиться...
А чего вдруг отказываются от конкурса на Прозе???
Вернуться к началу Перейти вниз
witch_59
Верховная Ведьма
Верховная Ведьма
avatar

Сообщения : 22836
Дата регистрации : 2010-10-21
Откуда : из Лукоморья

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 27 Фев 2014, 12:47

Привет! Только что нашла сообщение! Извещения не приходят.
Слава небесам, что у тебя все в порядке. Только в стране порядка нет. Печально.
А на Прозе отказалась сказочница из Украины, видимо, ей не до сказок.
Как начались у вас события, так у меня на душе не спокойно. За друзей переживаю. Как там и что? Большая часть русские, хоть и говорят на украинском языке. Все равно боязно. Да и живет один товарищ в Прикарпатье, а там Львов не далеко. Короче, держу за вас кулаки.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Чт 27 Фев 2014, 13:47

Согласна, очень печально...
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Ср 12 Мар 2014, 12:31

Глава 28

POV от Габриэля
:

Вернувшись в свою комнату, я облегчённо рухнул прямо в кресло и задумался. Как мне показалось, разговор завершился вполне благополучно. Конечно, меня немного «напрягало» поведение короля, однако тут я вполне мог ошибаться. Его слова были полны дружеского участия и доброжелательности. А то, что меня настораживал его излишне циничный, пронизывающий взгляд, так кто я такой, чтобы судить об этом? Много ли я видел в своей жизни королей?
И тут мои мысли приняли совершенно другое направление. Насколько я понимал, в своей прежней жизни Габриэль жил при дворе. Значит, его знания способны сейчас ощутимо помочь мне, научить разбираться во всех сложных «подводных» камнях двора и его «обитателей».
Сосредоточившись, я попытался вспомнить всё о правилах поведения при дворе и этикете, вытащив всё, что осталось в моём сознании от времён придворной жизни «старого» Габриэля. После некоторых усилий и времени, я смог вспомнить всё, что знал погибший юноша. Конечно, это не было идеальным решением проблем, однако теперь я, наверное, смогу более-менее разбираться в поступках придворных и хитросплетениях тех интриг, которые станут разворачиваться перед моими глазами.
Однако, простая осторожность, не мешкая, стала нашёптывать, что поскольку здесь все считают меня простолюдином, следует всячески укреплять подобное заблуждение, накрепко скрывая возникшие в моей голове знания. И я принял решение: тщательно скрывать от всех то, что когда-то это тело носило иную фамилию и принадлежало к самым «сливкам» аристократии. Ведь, согласитесь, всегда можно обернуть себе на пользу ситуацию, когда твои потенциальные противники, а, может быть, даже и будущие враги презирают тебя, считая глупее, нежели ты есть на самом деле. Недооценивая меня, они тем самым предоставят мне шанс (в случае самого печального развития событий) найти какое-то совершенно неожиданное для всех решение проблемы. Успокоив себя подобным образом, я уже в более весёлом расположении духа, начал готовиться к вечернему ужину.
Одев наиболее нарядную одежду из всего, что хранилось в моём заплечном мешке, я подошёл к зеркалу и внимательно оглядел себя. Конечно, по сравнению с расфранчёнными придворными я смотрелся весьма уныло. Однако – в свете своей «легенды» – моя одежда и не должна была выглядеть по-другому. Откуда б у полкового врачевателя, всё своё время проводившего в боях и походах появилось бы много денег на изысканную и роскошную одежду? Так что с этой стороны всё было в полном порядке.
Пока я задумчиво разглядывал себя, в дверь постучали. Получив разрешение, в комнату вошёл уже знакомый мне слуга и вежливо пригласил следовать за ним.
Когда мы зашли в огромный зал, слуга сказал, что как только я приму решение отправиться обратно в свои апартаменты, он сразу же отведёт меня обратно. А пока он удаляется, чтобы не мешать мне спокойно развлекаться.
Хмыкнув, я кивком отпустил его, попутно подумав, что и сам бы с превеликим удовольствием прямо сейчас слинял бы обратно в свои «апартаменты», потому что ничего хорошего от предстоящего вечера я не ожидал. Однако мои ожидания и в половину не были столь плохи, какой оказалась действительность…
Наверное, где-то в течение получаса я бездумно стоял на месте, оглядывая снующих неподалёку придворных. С одной стороны, я постоянно чувствовал направленные на меня оценивающие взгляды, однако, с другой стороны, ко мне никто не подходил, правильно оценивая по одежде, что я являюсь птицей крайне невысокого полёта.
Время от времени стоявший у двери церемониймейстер ударял тяжёлым посохом об пол и объявлял имя и титул очередного прибывшего на приём придворного. Я внимательно рассматривал новоприбывших, а также наблюдал за многочисленными слугами, стайкой носившихся по залу с небольшими подносами, заставленными сладостями и бокалами с напитками.
Внезапно моё внимание привлёк возглас распорядителя:
- Его Высочество, наследный принц Хелдер Далаханский!
Взглянув на молодого человека, чинно вошедшего в зал, я удивлённо приподнял бровь. Мне было достаточно одного мгновения, чтобы узнать того, с кем я уже имел удовольствие столкнуться сегодня днём. Потому что это был именно он – мой спаситель, тот, кто избавил меня от нападок нахального придворного.
Во все глаза я разглядывал наследного принца, спокойно и уверенно продвигающегося по залу. Теперь я понял, почему тот наглец был вынужден замолчать и позволить мне следовать своей дорогой – мало кто осмелился бы противоречить принцу.
Тем временем, наследный принц спокойно подошёл к стоявшей отдельно от всех группке придворных, по ходу взяв у метнувшегося к нему слуги бокал с каким-то вином. Группа встретила принца радостными возгласами, и вскоре там завязалась весьма активная беседа. По всему было видно, что эта группа молодых людей приняла приход принца с большой радостью.
В эту секунду мне пришлось отвлечься от разглядывания принца, так как распорядитель вновь назвал титул того, кто мгновенно привлёк моё внимание. Вернее – той. Потому что церемониймейстер назвал женское имя, произнеся его не только с почтительностью, но и явственно слышимым уважением.
- Её Высочество, принцесса Роана Далаханская!
В этот момент в сопровождении девушек, явно выполнявших обязанности фрейлин, в зал вошла молодая статная девушка. На ней было надето достаточно простое, однако весьма изысканное тёмно-зелёное платье, которое выгодно подчёркивало её стройную фигуру и русо-рыжие волосы, собранные в свободную причёску. Она была красива, однако больше всего меня привлекли её зелёные глаза, в которых светился ум и доброта. Те качества, которые не часто можно увидеть среди наделённых властью. Я не могу сказать, подобно поэтам, что при виде её моё сердце «забилось в предвкушении», однако на неё, действительно, было приятно смотреть. Красота – не столько внешняя, сколько внутренняя – не могла не притягивать к ней моего внимания.
Принцесса вместе со своими фрейлинами прошла по залу, время от времени отвечая на поклоны придворных и находя для каждого какие-то слова. Затем, кивнув брату и перебросившись с ним несколькими словами, проследовала дальше – в самый конец зала. Укрывшись в небольшом, искусственно созданном при помощи повешенных бархатных портьер, закутке, принцесса расположилась вместе со своей свитой в удобном кресле, где и продолжила явно начатый ещё за пределами зала разговор.
Понаблюдав за принцессой некоторое время, я вскоре вновь вернулся к разглядыванию и изучению постоянно прибавлявшихся в зале придворных. Вскоре ещё один вопль привлёк моё внимание:
- Принц Прай Далаханский, - прокричал уже знакомый мне церемониймейстер.
И вслед за объявлением в зал стремительно не вошёл, а скорее ворвался русоволосый высокий, даже скорее длинный, парень с каким-то очень мрачным выражением лица. Казалось, что его раздражало абсолютно всё, что окружало. Принц – а то, что это был принц легко можно было понять как по дорогой одежде, так и по выразительному, полному спеси взгляду, которым он «одаривал» окружающих, - быстрым шагом пересёк весь зал. Присев на стоявший около окна пуфик, принц Прай Далаханский раздражённо скривился и мановением руки отослал прочь моментально приблизившегося к нему лакея с напитками, а затем тяжёлым взглядом уставился куда-то в окно. По всей его позе было отчётливо видно, что принц обдумывал сейчас что-то, что явно не добавляло ему светлых мыслей. Короче говоря, принц был в явном раздражении.
Мысленно пожав плечами, я вновь отвернулся и стал снова наблюдать за наследным принцем, полностью погрузившимся в беседу со своими приятелями. Насколько мне не понравился заносчивый принц Прай, настолько же приятным выглядел его старший брат. Наблюдая за ними и сравнивая, я подумал, что королю Далахана повезло с наследником.
Однако вялое течение моих мыслей снова было прервано приходом нового гостя. По залу опять прогрохотал призыв распорядителя:
- Принц Кайен Далаханский со свитой!
С интересом повернув голову, я взглянул на новоприбывших и вздрогнул. В окружении кричаще разряженных в пышные одежды придворных в зал не вошёл, а вплыл тот самый наглец, от которого меня так удачно спас наследный принц. Однако теперь, глядя на любующегося собой принца Кайена с надменной уверенностью в собственном превосходстве осматривающего всех окружающих, я понял, что в самом ближайшем будущем меня ждут крупные неприятности. Услужливая память моментально напомнила мне гневные глаза принца Кайена и его прощальные слова, сказанные весьма зловещим тоном: «Мы ещё встретимся и доведём нашу беседу до конца».
Сейчас принц Кайен вместе со своими спутниками, неторопливо двигался в сторону трона. Дойдя до него, он остановился неподалёку от группки, где стоял наследный принц. Бросив раздражённый взгляд на брата, Кайен повернулся к нему спиной, и демонстративно не глядя в его сторону, продолжил общаться со своими приятелями. Через несколько минут некоторые придворные стали робко приближаться к принцу Кайену и, получив милостивый кивок, проворно присоединялись к «его» группке.
Задумавшись о дальнейшем, я уже не столь внимательно прислушивался к тому, что происходило вокруг меня. Краем сознания я слышал, что объявлялись новые титулы и в зал прибывали новые люди, однако не слишком задумывался об этом. Теперь все мои мысли стали крутиться вокруг одной-единственной мысли: как уберечься от дальнейшего «общения» с принцем. К несчастью, ни одна идея так и не захотела прийти в мою голову и помочь справиться с растерянностью.
Наконец, из хоровода грустных мыслей меня вырвал очередной вопль. Вытянувшись в струнку, церемониймейстер звонким голосом прокричал:
- Его Величество, король Далахана Сантай II с супругой!
Все придворные мгновенно склонились в изысканных поклонах – кто более, кто менее низких. Помешкав пару секунд, я тоже склонился, явственно скопировав это движение. Краем уха я услышал негромкий смешок, как будто бы кого-то позабавила моя поза, в которой полностью отсутствовала привычная всем придворным грация.
Тем временем, монаршая чета неспешно продвигалась по залу, приближаясь к стоявшим на возвышении бархатным креслам, украшенным золотом и драгоценными камнями. Дождавшись момента, когда властители проходили мимо, придворные степенно выпрямлялись.
Сев на трон, король обвёл всех придворных внимательным взглядом и сказал:
- Мы(18) рады сегодня вечером видеть всех вас. Надеемся, что все наши подданные благополучны и счастливы. Сегодня, прежде чем все отправятся ужинать, нам бы хотелось представить двору нашего персонального гостя. Три года назад, завершив магическую Академию, один из самых лучших врачевателей королевства Арнор прибыл в нашу страну, чтобы помочь народу Далахана. За время работы этот маг проявил себя выдающимся лекарем и оказал помощь столь большому числу наших подданных, что мы не могли не пригласить его к нашему двору. Мы хотели бы, чтобы все вы, наши подданные, приняли этого гостя с тем же уважением и почётом, с каким принимаем его мы. – Затем возвысив голос, Сантай II громко продолжил: - Маг Габриэль Арван, подойдите к нам.
В тот момент, когда монарх начал свою речь я похолодел. Мои скромные чаяния спрятаться от принца Кайена среди многочисленных придворных, теперь пали прахом. Как только король представит меня всем, я тут же попадусь на глаза сластолюбивого принца. А о том, что последует после этого я и думать боялся.
Нет, поймите меня правильно, я нисколько не изменил свою точку зрения относительно этого нахала и его притязаний. Но точно также я всегда стараюсь реально смотреть на вещи. Конечно, он не может мне приказать – как-никак я к моему счастью не его подданный. И силой он меня взять тоже не сможет: даже визуально видно, что физически я гораздо сильней этого изнеженного мальчика, не привыкшего к тяжкой походной жизни. Да, конечно, как любой дворянин он умеет обращаться с оружием, но вряд ли его учителя были настолько хороши, насколько силён был обучавший меня мэтр Фиаха. Но, с другой стороны, я, хоть и происхожу из Арнора, и принят королём, тем не менее, всего лишь безродный простолюдин, временный гость при этом блистательном дворе. Кто или что защитит меня от поползновений принца крови, сына правителя Далахана? Да, однажды наследный принц вступился за меня, однако было бы глупо считать, что он всегда придёт мне на помощь. Полагаю, что у принца Хелдера и без меня есть чем заниматься.
Тяжело вздохнув, я стал пробираться между придворными и вскоре приблизился к трону, где сидел король. Превозмогая похолодевшее от волнения тело, я скованно поклонился, вновь услыхав за спиной сдержанные язвительные смешки. Король Сантай II, внимательно посмотрел на меня, а затем продолжил, глядя на окружавших нас придворных:
- Рекомендуем вам всем нашего почётного гостя – мага-врачевателя из Арнора мэтра Габриэля Арвана. Пока он живёт при нашем дворе, принимайте его с той приязнью и почётом, с каким принимали бы любого нашего гостя. – Потом, повернувшись ко мне, король сказал: - Надеюсь, что вам Габриэль, у нас понравится.
- Я в этом даже не сомневаюсь, - глухо пробормотал я, вновь склонившись в поклоне.
Выпрямившись, я посмотрел по сторонам и снова замер. Даже не замер, а попросту застыл на месте. Принц Хелдер смотрел на меня внимательно, но как-то безучастно. Конечно же, он не мог не узнать меня и не вспомнить про дневной инцидент, однако ничем не проявил этого узнавания. Я не знаю чего было больше в этом «неузнавании» – реального равнодушия или нежелания смущать меня, напоминая о неприятной сцене. Принц Прай просто скользнул по мне равнодушным взглядом, и отвернулся. Принцесса Роана чуть улыбнулась и приветливо кивнула. Королева тоже милостиво кивнула. Но вот принц Кайен впился в меня взглядом, полным торжества и предвкушения, а затем, глядя мне прямо в глаза, многозначительно облизнулся. С упавшим сердцем я понял, что мои проблемы только начинаются…
В это мгновение король сказал:
- Теперь, когда вы познакомились с нашим гостем, прошу всех на ужин.
С этими словами монарх встал, и, подхватив под руку жену, направился в соседний зал, дверь в который заботливо открыли стоявшие рядом слуги. Вслед за королём туда же потянулись его дети и остальные придворные. В этот момент ко мне подошёл королевский маг, которого я видел сегодня днём в кабинете короля, и чуть тронув за руку, сказал:
- Чего вы застыли? Поторопитесь, молодой человек. Король не любит ждать.
После этого маг поспешил вслед за королевской свитой. Тяжко вздохнув, туда же отправился и я, гадая, чего ещё мне ожидать от этого длинного дня.
Войдя в соседний зал, я увидел ряды столов, буквально «ломившихся» от наставленных блюд, рассчитанных на любой, даже самый взыскательный и изощрённый вкус. Тут были любые яства, какие только могли бы прийти в голову избалованному придворному. К слову, именно эти самые придворные сейчас ускоренными темпами занимали места за столами и, расправляя салфетки, готовились к трапезе.
Тихонечко присев за один из столов, я начал внимательно следить за тем, что делали мои соседи, после чего стал тщательно копировать все их действия. Заправив салфетку, я – опять-таки после внимательного наблюдения – взял в руки нужный столовый прибор, и время от времени бросая вокруг внимательные взгляды, начал кушать.
В очередной раз глядя на то, что делают сидевшие рядом со мной, я увидел, что и они, в свою очередь, всё чаще и чаще бросают на меня оценивающие, скептическо-презрительные взгляды. Ближе к завершению ужина зоркие и наблюдательные глаза придворных выражали откровенную насмешку. Порой я слышал, как они, указывая на меня соседям, предлагали последить за тем, что делает эта «деревенщина». Я мысленно хмыкал и поздравлял себя с тем, что мне удалось задуманное, и я утаил от лишних глаз всё то, что хотел спрятать.
Когда ужин завершился, королевская чета вместе с детьми вновь вернулась в соседний зал. Вслед за ними перешли в зал и остальные придворные. Я, проследовав за ними, вновь прислонился к стене и продолжил наблюдать за придворными. Лакеи занесли несколько игральных столов и вскоре почти вся королевская семья села играть в карты. Исключение составила лишь принцесса Роана, которая вновь заняла свой, давно облюбованный уголок, где и занялась вышиванием и разговорами с фрейлинами.
Несколько раз ко мне подходили окружающие, высказывали скороговоркой пару банальностей, бросая при этом внимательные взгляды на короля. Таким образом, они как бы подчёркивали свою лояльность монарху, высказавшемуся сегодня про меня в весьма благожелательном тоне и порекомендовавшим своим придворным «подружиться» со мной. Понимая, что так эти придворные хотят «прогнуться» перед своим монархом, продемонстрировав ему свою «верность», я, принимая правила игры, скованно благодарил их и неловко кланялся. Однако достаточно быстро ручеёк подобных особ окончательно иссяк.
В очередной раз осматривая окружающих, я неожиданно увидел мужчину, который неторопливо брёл по залу, время от времени бросая по сторонам ленивые, явно скучающие взгляды. Присмотревшись к нему, я моментально напрягся. Меня насторожило то, как он двигался. Такой плавный, кошачий и грациозный шаг я видел только у одного-единственного существа – моего учителя в Академии, мэтра Фиахи. Осмотрев незнакомца, я моментально понял, что он не дроу, а человек. Однако его походка сразу же выдавала весьма тесную связь данного человека с народом тёмных эльфов.
Пристально следя за якобы хаотическим перемещением незнакомца по залу, я, подозвав к себе пробегавшего мимо слугу, взял у него бокал с каким-то вином. Медленно цедя напиток, я вскоре окончательно убедился в том, что движения незнакомого мне мужчины подчинены чёткому плану. И конечной точкой его перемещения был именно я.
Через некоторое время моя догадка нашла полное подтверждение. Незнакомец подошёл ко мне и, изысканно поклонившись, сказал:
- Позвольте отрекомендоваться – виконт Дамиан де Вальдар. Я очень рад, уважаемый мэтр Габриэль Арван, что благодаря счастливой для меня оказии вы оказались сегодня при нашем дворе. Вы даже не представляете себе, насколько сильна моя радость от того, что вы приняли радушное предложение моего монарха и решили вместо королевского двора в Арноре посетить наш двор и пожить тут какое-то время.
Похолодев, я, постаравшись как можно более неуклюже поклониться, ответил:
- Спасибо большое за столь любезные слова, виконт. Однако вы ошибаетесь. Только благодаря милости вашего монарха, я имею возможность сегодня находиться в столь изысканном обществе. И поверьте, вряд ли я смог бы подняться столь высоко в какой-то другой стране, где бы ни было бы столь великодушного монарха, как ваш.
- О… Даже так? Вы что всерьёз хотите меня уверить в том, что для вас оказаться при королевском дворе – это высочайшая милость короля, и у вас нет никаких прав тут находиться? – тонко улыбнулся Дамиан. – Знаете, всегда и везде даже самого великого шпиона подчас губили мелочи. А вы же даже плохоньким шпионом не являетесь. Да, за столом во время ужина вы вели себя совершенно правильно – в стиле выбранной вами линии поведения. Но вот не так давно бокал с вином у слуги вы взяли абсолютно не правильно. Следя за мной, вы бездумно, совершенно определённым жестом, подозвали к себе лакея. Да, я понимаю – все ваши мысли были направлены на мою далеко не скромную персону, и, разумеется, мне весьма лестно, что я вызвал в вас такой интерес. Но это ещё больше укрепляет меня в моих рассуждениях: вы не умеете одновременно думать, отслеживать противника и действовать, не выбиваясь из легенды. Но запомните на будущее: простолюдин просто не может знать этот жест и его значение. Только тот, кто вырос при дворе, знает о подобной мелочи. И когда вы отвлеклись настолько, что перестали следить за собой, ваше не просто дворянское, а даже аристократическое происхождение «вылезло» моментально.
Глядя на моё потрясённое лицо, и лукаво улыбнувшись, Дамиан продолжил:
- Ну и есть ещё в вас кое-какие другие «мелочи», которые, правда, смог увидеть только я – как раз те, которые, в свою очередь, позволили и вам обратить на меня особое внимание. По вашим движениям чётко можно увидеть, что нас с вами учили одни и те же учителя. Не правда ли?
После этого Дамиан вдруг заговорил на языке, который я смог более-менее понимать после ряда лет, проведённых рядом с мэтром Фиахой. Произнеся несколько цветастых фраз, принятых у дроу во время церемонии знакомства, Дамиан вновь перешёл на людскую речь и совершенно другим, уже серьёзным тоном сказал:
- Вам не следует бояться меня. Я – не враг тому, чьим Учителем был дроу. Более того, я прошу у вас оказать мне великую честь: скрестить завтра утром со мной свой меч, чтобы я смог, после ряда скучных лет, вновь насладиться мастерством Великого Мастера Меча. И могу с гордостью заверить вас, что и для вас эта тренировка не станет лёгкой прогулкой. Долго живя среди этого благословенного народа, я многому научился и, в конечном итоге, смог добиться права на получение эльфийского имени. Дроу назвали меня Алаундриль, и я смело могу вам заявить, что получил я это имя отнюдь не за красивые глаза.
Я не очень хорошо знал язык дроу, однако чтобы перевести это имя хватило и моих, достаточно отрывочных, познаний. Если я ничего не путал, то имя «Алаундриль» в переводе с тёмноэльфийского обозначало «воин-молния». То есть воин, быстрота владения оружием у которого сравнима скорости молнии. А сам факт того, что дроу нарекли человека эльфийским именем, тоже говорил очень о многом.
Внимательно глядя прямо в глаза своего собеседника, я понял две вещи. Первая – то, что Дамиан говорит чистую правду, не допустив ни одного лживого звука. Вторая – я вдруг почувствовал не просто желание, а самую настоящую жажду скрестить оружие с тем, кто владеет тёмноэльфийской техникой боя. Оказывается, невзирая на три года, проведённые на войне, я успел соскучиться по мастерству дроу, преподанному мне моим Учителем.
- А если мы не станем оттягивать нашу встречу на утро, - медленно спросил я, точно так же глядя прямо в глаза Дамиана. – Как вы посмотрите на встречное предложение: встретиться прямо сегодня вечером? Через сколько времени нам можно будет покинуть приём?
- Вероятнее всего, где-то через час, - ответил Дамиан, в глазах которого тотчас же возникло шаловливое выражение. – Когда монархи уйдут, мы тоже сможем сбежать с этого мероприятия. – Осмотрев меня очень внимательным, оценивающим взглядом, моментально выдававшим в виконте серьёзного воина, Дамиан спросил:
- Какое оружие вы предпочитаете?
- Я больше всего люблю технику боя, принятую у дроу – с двумя лёгкими мечами.
Сверкнув мгновенно загоревшимися глазами, Дамиан радостно выдохнул:
- Даже так? Я неимоверно счастлив. – Радостно улыбнувшись, он продолжил: - Тогда через час после того, как уйдёт король, я буду ждать вас в саду – возле Цветочной беседки. Туда вас проведёт любой слуга, которого вы об этом попросите.
Вежливо поклонившись мне, виконт де Вальдар отправился дальше бродить по залу.
Эта встреча взбодрила меня, заставив кровь быстрей струиться по жилам, вызывая непередаваемое предвкушение ожидающего меня хорошего боя. Теперь я уже не мог дождаться момента, когда смогу, наконец, покинуть зал и «схлестнуться» в поединке с этим загадочным человеком.
Через некоторое время королевская семья завершила игру и король встал. Торжественно и величаво попрощавшись с придворными, Сантай II вместе с супругой направился к выходу. Вслед за ним потянулись его дети и бóльшая часть придворных, которые, насколько я понял, имели право присутствовать при отходе монарха ко сну(19). Вслед за остальными дворянами я низко поклонился, мысленно желая, чтобы король двигался побыстрее.
Как только король Далахана покинул зал я, отыскав взглядом нужного мне слугу, тотчас же подозвал его. Как только слуга приблизился ко мне, я сразу же задал волновавший меня вопрос:
- Ты знаешь, где находится Цветочная беседка?
Слуга удивился, однако почти сразу же кивнул.
- Славненько, славненько, - практически промурлыкал я. – Тогда сейчас ты поможешь мне добраться до моей комнаты, чуть-чуть подождёшь, а затем отведёшь к Цветочной беседке. После этого будешь свободен.
Слуга почтительно кивнул и направился к выходу из зала. Я поспешно последовал за ним, предвкушая потрясающий поединок.


Примечание:

18. При королевском дворе – во время официальных мероприятий – было принято, что король всегда говорил о себе исключительно в третьем роде. То есть не «я», а «мы». Таким образом, вполне естественно, что в процессе разговора монарх произносил не привычные нам «я решил», а «мы решили»; не «дорогие мои подданные», а «дорогие наши подданные»; не «при моём дворе», а «при нашем дворе». И так далее. Некоторые монархи точно придерживались этого правила этикета, а некоторые позволяли себе порой отступать от подобной практики.
19. Согласно строгих правил дворцового королевского церемониала право присутствовать при отходе монарха ко сну, имели только аристократы «самых чистых кровей», то есть самого высокого происхождения и те придворные, которым в качестве особой чести дарил эту привилегию сам король. Получение этой «привилегии» считалось проявлением высочайшей монаршей милости и ценилось при дворе неимоверно.
Вернуться к началу Перейти вниз
Arven

avatar

Сообщения : 289
Дата регистрации : 2012-08-29
Откуда : Украина, г. Киев

СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   Вт 28 Окт 2014, 16:38

Глава 29

Пока мы шли к моей комнате, я прилагал все усилия для того, чтобы как можно точнее запомнить ведущую к ней дорогу. Нужно же, наконец, научиться – хотя бы немного – ориентироваться среди всего этого хитросплетения коридоров. Потраченные труды, к счастью, принесли свои плоды. Зайдя в свои апартаменты, я с радостью понял, что теперь уже наверняка смогу в этих запутанных коридорах самостоятельно отыскивать нужную мне дверь.
Оставив слугу за порогом, я стремительно направился к своим вещам. Моментально стащив с себя изрядно надоевшую «парадную» одежду, я отыскал костюм, который позволит мне с лёгкостью сражаться и уходить от любого нападения. Насколько я понимал сущность своего будущего спарринг-партнёра, бой мне предстоял хотя и тренировочный, но весьма нешуточный.
Переодевшись, я достал свою гордость – оружие, ставшее за время, проведённое в армии (как и предрекал в своё время мэтр Фиаха) моим вторым «я». Хорошо запомнив уроки своего Учителя, я всегда старался именно так и воспринимать эти мечи, выкованные тёмноэльфийским мастером – как своеобразное продолжение себя самого, своей сущности.
Положив оружие на стол, я слегка размялся, напоминая мышцам о том, как нужно работать. Завершив разминку, я взял в руки мечи, и провёл комплекс обязательных упражнений, дабы подготовить себя к поединку. Только полностью прочувствовав все важные точки своего тела, я, вложив вновь мечи в ножны, направился к выходу.
Поручив терпеливо ожидавшему меня слуге отвести меня к вожделенной беседке, я неторопливо отправился вслед за ним, мысленно готовясь к предстоящему бою. Однако, даже вспоминая наиболее удобные для будущего поединка комбинации ударов и защитных приёмов, я, тем не менее, не забывал прослеживать тот путь, которым мы шли, чтобы впоследствии иметь возможность спокойно отпустить слугу и без проблем вернуться обратно в свою комнату.
Выйдя на ярко освещённую множеством светильников террасу перед Цветочной беседкой я приостановился и осмотрелся. Увидев уже поджидавшего меня виконта де Вальдара, я, отпустив слугу, направился в его сторону. В свою очередь и Дамиан тоже сделал несколько шагов по направлению ко мне. При этом я обратил внимание на то, насколько внимательно он осматривал меня и мою одежду.
По его ищущему, даже я бы сказал рыскающему по моему телу взгляду я понял, что ещё до начала боя мой новый знакомый пытался отыскать ножны с оружием, чтобы посмотреть на мои мечи.
Я – в свою очередь – тоже подверг виконта тщательному исследованию. Ведь я прекрасно помнил одно из основных правил моего Учителя: «Всегда обращай внимание на оружие своего противника. Именно оно способно тебе – ещё до боя – рассказать очень многое, как о твоём сопернике, так и о том поединке, который последует».
А потому, приближаясь к виконту, я внимательно осматривал своего будущего спарринг-партнёра, неторопливо подходившего ко мне. Увиденное меня очень заинтриговало и заставило собраться. Казалось, что теперь передо мной стоял совсем другой человек, нежели тот, кого я видел в дворцовом зале. Вернее не совсем так. Тот незнакомец, который казалось лениво кружил по замку, напоминал собой домашнего кота – изящного, ловкого, но и опасного исключительно для птиц и мышей. Теперь же передо мной стоял отнюдь не домашний любимец, а ловкий и стремительный зверь, напоминавший дикого тигра или пантеру. Сейчас виконт выглядел не просто опасным, а откровенно опасным. Смертельно опасным. Если бы тот бой, который мы планировали провести, был бы настоящим, а не тренировочным, то я был бы вынужден реально готовиться к смерти. Потому что однозначно понимал, что в сражении с ТАКИМ соперником, выживет только кто-то один из нас.
Пришедший раньше меня виконт де Вальдар уже успел подготовиться к бою. Он отстегнул и положил на стоявшую неподалёку скамейку тёмный плащ, на который сбросил и перевязь с ножнами. Так же как и я, виконт переоделся, надев удобную и весьма далёкую от придворного этикета одежду, максимально облегчавшую любые движения. Тёмная лента скрепляла волосы в хвост, закреплённый для удобства на спине. В руках он умело держал уже обнажённые мечи.
Приблизившись к виконту, я, не отводя глаз от моего соперника, чуть склонил голову в вежливом приветствии. Мгновенно сделав тоже самое, Дамиан внимательно осмотрел меня, а потом вежливо спросил:
- Могу ли я – ещё до боя – взглянуть на ваше оружие?
Кивнув, я снял с плеч ножны и аккуратно вытащил из них свои мечи.
Увидев моё оружие, виконт резко втянул в себя воздух, и замер, казалось, пожирая мечи взором. Затем, переложив свои мечи в одну руку, он приблизился ко мне вплотную и, протянув руку к моим мечам (тем не менее, не касаясь их), торжественно и с большим почтением обратился к ним. Причём, заговорил виконт на языке дроу.
Благодаря многолетним тренировкам с Мастером Фиахой я более-менее знал этот язык, а потому смог понять то, что говорил мой соперник. Услышанное весьма меня удивило, ибо Дамиан трепетно и одновременно чрезвычайно вежливо обратился не ко мне, а к моему оружию. Виконт объяснял моим мечам, что сейчас он хочет просто померяться силами с их хозяином, что это будет тренировка, а не реальный бой на смерть между врагами. А поэтому он просил оружие отнестись к нему как к соратнику, а не врагу, и, защищая своего хозяина, не убивать его, Дамиана. Со своей стороны он – тот, кого дроу нарекли именем Алаундриль, даёт слово чести не преступать в бою черту дружбы.
Эти слова изрядно поразили меня, вызвав смешанные чувства. С одной стороны, сказанное ярко свидетельствовало о том, что мой партнёр очень чётко знал границы правил и законов, принятых среди тёмноэльфийского народа. С другой стороны, как раз именно эта образованность заставляла серьёзно задуматься, – а откуда виконт столь досконально и дотошно знает внутреннюю жизнь дроу?
Желая с самого начала выяснить все непонятные мне моменты, я решил сразу же проставить все точки над «i». Поэтому, дождавшись, когда виконт де Вальдар закончит своё обращение к моему оружию, я поинтересовался:
- Как я вижу, вы чётко знаете не только правила и уклад жизни дроу, но и тонкости, допустимые у них в общении только в пределах внутреннего круга. Так сказать, между «своими». Осмелюсь полюбопытствовать – откуда они вам столь хорошо знакомы?
Виконт, чуть приподняв бровь, с любопытством поинтересовался:
- Судя по вашим словам, я могу сделать однозначный вывод – вы понимаете язык тёмных эльфов. Так?
Я кивнул. Тогда Дамиан улыбнулся и ответил:
- Да, вы правы. Мне, действительно, известны мельчайшие тонкости общения дроу друг с другом. И объясняется этот факт очень легко: мой возлюбленный – тёмный эльф. А потому я много лет жил среди этого народа. Затем дела семьи вынудили меня вернуться в общество людей. Тем не менее, благодаря своему Спутнику жизни, я замечательно ориентируюсь в сложных ритуалах жизненного уклада дроу. Удовлетворил ли вас мой ответ?
Я кивнул, принимая это объяснение.
Внимательно глядя мне в глаза Дамиан, вновь улыбнувшись, спросил:
- Ну, вы готовы начать?
Полностью сосредоточившись на будущем поединке, я вторично кивнул.
Сбросив свои ножны на ту же скамейку, где уже лежали вещи виконта, я чуть сгруппировал тело и, приняв боевую стойку, приготовился к сражению.
Подняв мечи гардой вверх над головой, Дамиан торжественно выдохнул:
- К бою!
Я, отсалютовав в ответ, повторил:
- К бою!
Помня уроки Мастера Фиаху, я не торопился вступать в поединок, предоставляя право нападать первым своему противнику. Однако Дамиан придерживался точно тех же привычек. Спустя несколько секунд, осознав, что ни один из нас не торопится вступать в бой, виконт выпрямился и рассмеялся.
- Как я вижу, мы воспитывались у одних и тех же Учителей, - отсмеявшись, заметил Дамиан. – Пожалуй, нам стоит бросить жребий, кто будет начинать первым.
С этими словами виконт де Вальдару внимательно огляделся по сторонам, а затем сделал несколько шагов к растущим неподалёку кустам. Отломав две веточки, он тщательно очистил их от коры. Вторично разломав одну из них Дамиан, сперва тщательно перетасовав новоявленный жребий в ладонях, а затем протянул руку, сжимавшую две палочки, ко мне.
- Тяните, - всё ещё продолжая веселиться, пробормотал виконт, - иначе мы так и не дойдём до стадии боя.
Хмыкнув, я подошёл к Дамиану и, не глядя, потянул ближайшую к себе веточку.
- О, как несправедливо, - разочарованно простонал виконт, глядя на оставшийся в его ладони маленький кусочек ветки. – Я же хотел посмотреть, как вы нападаете, а теперь нападать придётся мне…
- Я думаю, что этот бой будет нашим первым сражением, но надеюсь отнюдь не последним, - заинтересованно отозвался я. – Так что и у вас тоже ещё будет шанс отыграться.
Дамиан лукаво прищурился и сказал:
- Ловлю вас на слове. Давайте договоримся, что всё то время, которое вы проведёте при нашем дворе, мы каждый день будем встречаться для тренировочных поединков.
- Идёт, - радостно отозвался я. – Тренировка ещё никогда и никому не мешала.
- А что может быть лучше тренировки с соперником, прошедшим точно такую же как и ты школу боя? - подхватил мой радостный порыв виконт.
Я согласно кивнул.
- Ну, что ж, - вздохнул Дамиан. – Раз я проиграл жребий, то я и начинаю.
Затем, подняв меч и вновь поприветствовав меня, Дамиан стал кружить вокруг, примеряясь к первой атаке. Напрягшись, я со всем возможным вниманием следил за плавными, кошачьими движениями своего противника, чтобы при начале атаки виконта успеть в нужный момент или «поймать» его оружие (20) или же уйти, использовав вольт (21).
Не сводя с меня испытывающего взгляда, Дамиан начал, наконец, поединок. Ринувшись одним мягким, тягучим движением вперёд, он провёл сложную атаку, состоявшую из первоначального ложного замаха, и последовавшего вслед за этим второго движения, направленного на перехват выстроенной мною защиты. Оба эти последовательных действия происходили на такой высокой скорости, что если бы в своё время Мастер Фиаха не «выдрессировал» меня на распознавание и отражение атак второго намерения (22), я обязательно попался бы на этот приём. Отразив этот удар я – в свою очередь – тоже перешёл в наступление. Однако и моя атака захлебнулась, перехваченная рукой умелого мастера.
В различных исторических фильмах, которые я вдоволь насмотрелся во времена своего пребывания на Земле, поединки героев всегда показываются с самых выгодных ракурсов и длятся они порой с десяток минут. Однако в реальной жизни всё происходит с точностью до наоборот: настоящий бой равных противников редко длится больше нескольких минут. И связано это как раз именно с тем, что этот бой – не постановочный поединок, а объективная страшная реальность, направленная на настоящую победу с последующей смертью твоего оппонента.
Поэтому не было ничего удивительного в том, что уже через несколько минут сражения виконт, отразив очередной мой удар, перехватил мои мечи и провёл завязывание (23). Получив небольшую передышку, Дамиан наклонился вплотную ко мне и проговорил:
- Мы равны по силам, а значит, нам будет затруднительно определить победителя. А так как это тренировка, а не реальный бой никто не пойдёт на нанесение смертельного укола. В этом случае бой рискует затянуться на необозримый срок.
- Вполне возможно, - переводя дух отозвался я. – И что же мы будем делать в этой ситуации?
Опустив мечи и отступив чуть назад, виконт поклонился мне и торжественно произнёс:
- Я благодарен вам мэтр Габриэль за доставленное мне удовольствие. Для меня было огромной частью скрестить с вами оружие. Предлагаю продолжить наше развлечение завтра.
- Нисколько не возражаю, - столь же церемонно ответил я.
Расплывшись в довольной улыбке, виконт продолжил:
- Так как мы уже познакомили друг с другом наши клинки, предлагаю и нам с вами познакомиться поближе. И первым шагом на этой длинной дороге знакомства я предлагаю перейти на менее формальную форму общения. Называйте меня по имени и на «ты». Согласны?
- Согласен, - отозвался я.
Удовлетворённо хмыкнув, виконт подошёл ко мне, протянул руку и сказал:
- Я – Дамиан, и искренне надеюсь стать твоим другом.
Кивнув, я пожал протянутую мне руку, одновременно сказав:
- Я – Габриэль. Надеюсь на то же самое…
Весело хлопнув меня по плечу, Дамиан начал торопливо говорить:
- Значит так. Сегодня уже время позднее, а потому сейчас иди спать. А вот завтра утром я пришлю тебе своего слугу. Он отведёт тебя ко мне домой и покажет где мы сможем тренироваться в дальнейшем. Как ты сам, наверняка, понимаешь нет никакой нужды лишний раз «светиться» на территории дворца: здесь много, слишком много весьма любопытных глаз. А, кроме того, я хочу тебя ещё кое с кем познакомить. Не волнуйся – тебе понравится!
- Хорошо, - пожал плечами я. – Я согласен.
В это время часы на центральной башне стали отбивать время. Прислушавшись, Дамиан сокрушённо покачал головой и расстроено сказал:
- Проклятье, как же поздно. – Раздосадовано скривившись, он продолжил: - Как это ни прискорбно, но мне нужно уже уходить. И даже не просто уходить, а убегать. Я назначил на сегодня одну важную встречу. Я же не знал, что нынче познакомлюсь с тобой…
Расстроено посмотрев вновь на часы, Дамиан о чём то задумался, а потом вдруг встревожено переспросил:
- Но наш договор остаётся в силе? Ты согласен прийти завтра ко мне домой?
- Да, согласен, - успокоил я его. – Согласен.
- Тогда: до завтра? - озорно поинтересовался Дамиан.
- Да завтра, - согласился я.
Ещё раз хлопнув меня по плечу, Дамиан проворно подбежал к скамейке, схватил перевязь с ножнами и поспешил надеть её. Спрятав мечи в ножны, он столь же поспешно набросил на плечи плащ. Сделав всё это, Дамиан повернулся ко мне, махнул приветственно рукой и устремился прочь, успев бросить на прощание:
- Так значит – я тебя завтра жду!
Проводив взглядом исчезнувшего на одной из многочисленных тропинок сада Дамиана, я неторопливо отправился в свою комнату.



POV от Автора:

Ещё направляясь к королевской спальне, принц Кайен успел подозвать к себе одного из слуг и передать срочный приказ: немедленно найти Андрэ и направить его в апартаменты принца. Поэтому, когда после церемонии отхода короля ко сну, принц зашёл в свои покои, там уже находился тот, кто сейчас был столь нужен Кайену.
Мельком взглянув на распростёртого на полу раба, принц начал отрывисто отдавать приказания:
- Слушай меня очень внимательно, - сказал Кайен.- Сегодня ко двору был представлен приехавший из расположения наших войск врачеватель из Арнора по имени Габриэль Арван. Насколько я понимаю, некоторое время он будет жить при дворе, потому что отец несколько раз подчёркнуто выразил этому лекарю своё одобрение. Значит, можно сделать вывод о том, что этот мальчишка чем-то очень важен. Вот только я не знаю пока – он важен для короля или для королевства. Иначе отец никогда не вёл бы себя подобным образом с жалким простолюдином. Как ты понимаешь, я непременно должен выяснить, в чём именно тут заключено дело.
Некоторое время принц Кайен о чём-то напряжённо думал, а потом, нетерпеливо встряхнув головой, продолжил:
- Значит, пока что я не стану трогать этого лекаря. Мне меньше всего в данный момент нужны проблемы с отцом. Но, как ты понимаешь, я должен всё узнать про этого арнорского выскочку. А потому, ты станешь его тенью и постоянно будешь следить за ним. Я должен знать о нём всё: чем он занимается, с кем общается, кого назовёт своим приятелем, а кого – возьмёт в свою постель. И когда я всё это буду знать, то я, выяснив его слабое место, именно туда и ударю.
- Вы хотите убить его, мой принц? – задал вопрос, внимательно слушавший господина Андрэ.
- О, нет, - предвкушающее улыбнулся принц. – Это слишком грубо. Всё будет совершенно по-другому и гораздо интереснее. Наш дорогой гость вскоре пополнит ряды моих любовников. И сделает это, как ты понимаешь, сам, исключительно по своей доброй воле.
Некоторое время Кайен рассматривал свой идеальный маникюр, а потом продолжил:
- Одно дело, если бы я начал самостоятельно что-то предпринимать. Тут отец, лелеющий какие-то собственные планы, вполне мог бы этого мне и не спустить. Но совершенно другое дело, если этот лекаришка сам, по собственному желанию, ляжет в мою постель. Тут я не в чём не виноват, и отцу придётся «проглотить» это. – Похабно улыбнувшись, Кайен продолжил: - К тому же такой вариант меня даже больше устраивает. Таких гордецов приятно ломать. А то, что он, не имея никакого желания, тем не менее, будет вынужден отдаться мне, весьма больно отразится на его самомнении.
Резким ударом сбросив на пол стоявшую неподалёку вазу, принц прошипел:
- Эта тварь заплатит мне за своё поведение!
- Мой принц, - вновь подал голос Андрэ, - а как вы хотите добиться подобного развития событий?
- Ты что, не слушал, что я тебе только что говорил? – разгневанно повернулся к рабу принц. Сделав несколько быстрых шагов, он с такой силой ударил Андрэ, что тот повалился на пол. Дождавшись, когда раб вновь приподнялся, принц ударил его ногой. – Повтори, что я тебе велел сделать?
- Наблюдать за всеми перемещениями лекаря по замку, следить за его знакомствами и сообщать об этом вам, - глядя в пол, деревянным голосом проговорил Андрэ.
- Ну, так что тут непонятного? – чуть успокоившись, продолжил принц. – Мне будет достаточно только выяснить, с кем подружится этот Арван, и тогда я буду знать, что мне делать дальше. Ясно?
- Да, мой принц, - покорно ответил Андрэ.
- Ну, раз тебе всё ясно, то ступай, - милостиво ответил принц Кайен. – Надеюсь, ты меня не разочаруешь.
- Да, мой принц, - покорно прошептал Андрэ, и, поднявшись, выскользнул из комнаты.


Примечания:

Так как при написании текста этой главы я использовала профессиональные термины, взятые из мира фехтования, то постараюсь разъяснить их значение для тех, кто не очень знаком с этим видом искусства (ибо отличное фехтование – это, с моей точки зрения, действительно настоящее искусство). Итак,
20. «Взять» или «поймать» оружие – этот термин обозначает коснуться своим оружием оружия противника во время подготовки последним своей атаки (обычно это происходит в момент совершения им обманного движения своим оружием) с целью получения права на ответную атаку.
21. Вольт – уклонение телом от укола (или удара) оружия противника, с одновременным нанесением своего удара.
22. Атака второго намерения (франц. attaque avec deusieme intention) – сложная атака, состоящая из ложной атаки как вызова противника на определённые активные противодействия, последующего отражения этих противодействий и завершающей схватку истинной попытки поразить противника.
Атака ложная – укороченная, иногда замедленная атака, не имеющая непосредственной цели поразить противника, а лишь подготовить успешность последующих действий, применившего эту атаку.
23. Перехватить (или «захватить») оружие – войти в соединение (положение, при котором оружие двух фехтующих соприкасается) с оружием противника и отвести его нажимом своего оружия за пределы поражаемого пространства.
Завязывание (франц. liement) – захват с переведением оружия противника из верхнего положения в нижнее и, наоборот, из верхнего положения снова в верхнее и из нижнего положения снова в нижнее – круговым движением.
Вернуться к началу Перейти вниз
Спонсируемый контент




СообщениеТема: Re: Трудная дорога к счастью   

Вернуться к началу Перейти вниз
 
Трудная дорога к счастью
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Свободное творчество :: ПИШЕМ :: Проза-
Перейти: